Акцессорный способ обеспечения исполнения обязательства

44 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

) УНИВЕРСИТЕТА

)иО.Е. Кугафина (МПОА)

Олег Сергеевич ГРИНЬ,

ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

В статье рассмотрены подходы к законодательному оформлению норм об обеспечении исполнения обязательств, а также основные теоретические концепции обеспечения исполнения обязательств. Автор приходит к выводу о необходимости систематизации правил о способах обеспечения исполнения обязательств de lege ferenda на основе выделения их общих признаков и уточнения состава элементов данной системы.

Ключевые слова: обеспечение исполнения обязательств, способы обеспечения исполнения обязательств, обязательство, договор, ак-цессорность, стадийность правоотношения.

DOI: 10.17803/2311-5998.2016.26.10.044-051

GRIN O. S.,

Associate Professor of the Civil Law Chair Department of Kutafin Moscow State Law University (MSAL).

osgrin@msal.ru 125993, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya str, 9

THE MAIN APPROACHES TO UNDERSTANDING OF SECURED TRANSACTIONS

Keywords: secured transactions, obligation, contract, accessory staging of relationship.

Как известно, одним из первых в отечественной науке гражданского права описал сущность и значение конструкции обеспечения исполнения обязательств известный цивилист Д. И. Мейер. Он обоснованно отметил, что «обязательственные права, по сравнению с вещными правами, не отличаются © О. С. Гринь, 2016 прочностью, поскольку договор устанавливает право лица на чужое действие,

в

■Ш©ТЖ Гринш а. с. у.—

УНИВЕРСИТЕТА Основные подходы к пониманию способов обеспечения ^^^J

имени O.E. Кутафина(МГЮА) исполнения обязательств

а совершение такого действия зависит от воли обязанного лица». Поэтому » юридический быт создает искусственные приемы для доставления обязательственному праву той твердости, которой недостает ему по его существу

(здесь и далее в цитатах курсив наш. — О.Г.)»1. Это суждение сохраняет актуальность и по сей день.

В современном гражданском обороте способы обеспечения исполнения обязательств используются часто — это обусловлено объективными потребностями по минимизации экономических рисков при вступлении в договорные отношения с различными контрагентами2.

Нормы об обеспечении исполнения обязательств закреплены в главе 23 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс), а в отношении отдельных способов обеспечения исполнения обязательств — также и в других федеральных законах.

Выделение главы в ГК РФ, в которой системно излагаются нормы об отдельных способах обеспечения исполнения обязательств, в целом является традиционным для российского законодательства подходом. При этом набор конструкций, объединяемых законодателем в данную категорию, был различным.

Так, в Своде законов Российской империи (книга четвертая «Об обязательствах по договорам» тома X) содержался раздел «Об обеспечении договоров и обязательств вообще». Статья 1554 устанавливала, что «договоры и обязательства по обоюдному согласию могут быть укрепляемы и обеспечиваемы: 1) поручительством; 2) условием неустойки; 3) залогом имуществ недвижимых; 4) закладом имуществ движимых».

В ГК РФСФСР 1922 г. такой главы не содержалось. Нормы о способах обеспечения исполнения обязательств содержались в различных частях этого Кодекса. Залогу имущества был посвящен подраздел III раздела I «Вещное право» (ст. 85—105), поручительству — подраздел VIII раздела III «Обязательственное право» (ст. 236—250) наряду с отдельными видами обязательств. Неустойке и задатку были посвящены отдельные статьи в подразделе II «Обязательства, возникающие из договоров» раздела III «Обязательственное право»: неустойке — статьи 141—142, задатку — статья 143.

Вместе с тем уже в ГК РСФСР 1964 г. была включена глава » Обеспечение исполнения обязательств» (глава 17, раздел 3 «Обязательственное право»). В качестве способов обеспечения здесь назвались неустойка, залог, поручительство, задаток и гарантия (ст. 186).

В ГК РФ 1994 г. глава 23 была включена в подраздел 1 «Общие положения об обязательствах» раздела III «Общая часть обязательственного права» и изна- Ш

чально содержала нормы о неустойке, залоге, удержании имущества должника, А

поручительстве, банковской гарантии и задатке. О

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

б

В частности, в контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд использование способов обеспечения исполнения обязательств, по общему правилу, является обязательным. См.: статьи 44, 96 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 14. Ст. 1652.

п

* к

§ к

НАУКИ Ъ

В зарубежных правопорядках встречаются различные подходы к систематизации правил о способах обеспечения исполнения обязательств.

В гражданских кодексах многих европейских стран (например, Швейцарии, Италии, Нидерландов) отсутствует раздел, в котором бы системно излагались правила об отдельных конструкциях, объединяемых отечественным законодателем под наименованием «способы обеспечения исполнения обязательств». Такие нормы здесь располагаются в различных главах. Так, залог обычно рассматривается в рамках вещного права (§ 1113—1191 ГГУ; ст. 793—915 Швейцарского ГК; ст. 227—275 книги 3 ГК Нидерландов), а поручительство — среди отдельных видов обязательств (§ 765—778 ГГУ; ст. 492—512 Швейцарского обязательственного закона (книга 5 ГК); ст. 1936—1957 ГК Италии; ст. 850—870 книги 7 ГК Нидерландов). При этом все же можно обнаружить некоторые общие упоминания о способах обеспечения. Так, например, в книге первой ГГУ («Общая часть») содержится раздел 7 «Предоставление обеспечения» § 232 ГГУ.

По-особому категория способов обеспечения отражается в современном французском праве. Это связано с тем, что в 2006 г. во Французский гражданский кодекс была включена новая книга четвертая «Об обеспечениях». Данный опыт заслуживает пристального внимания, поскольку здесь нормы об обеспечениях выделены в отдельную часть ФГК наряду с такими классическими разделами этой старейшей из всех кодификаций гражданского права, как книги «О лицах», «Об имуществе и различных видах вещных прав», «О различных способах приобретения имущества».

В странах англо-американской системы права также выделяются некоторые общие нормы об обеспечениях. Так, в Единообразном торговом кодексе США, принятом и действующем с изменениями в качестве законов соответствующих штатов, включен раздел 9 «Обеспечение сделок (Secured transactions)». Здесь используется категория «обеспечительного интереса», под которым понимается право на имущество, служащее обеспечением.

В действующей редакции ГК РФ в результате масштабных изменений, вступивших в силу с 1 июня 2015 г.3, перечень способов обеспечения исполнения обязательств был изменен и дополнен.

Согласно пункту 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Легального определения понятия обеспечения исполнения обязательств и способов обеспечения исполнения обязательств в законе не закреплено4. Вмес-

Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 10. Ст. 1412.

Как обоснованно отметил Б. М. Гонгало, термин «обеспечение исполнения обязательств» является условным, поскольку ряд мер, названных законом в качестве таковых, не имеют отношения к исполнению основного обязательства, а предназначены для защиты имущественного интереса кредитора в случае неисправности должника (в настоящее время речь идет о поручительстве и независимой гарантии). Поэтому более корректно использовать термин «обеспечение обязательств», как поступали дореволюционные юристы. См.: Гонгало Б. М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М. : Статут, 2004. С. 9-10. В настоящей работе используем данные термины как равнозначные.

в

‘Ш^ТИИЖ Гринш а. с. у.—

УНИВЕРСИТЕТА Основные подходы к пониманию способов обеспечения 7

имени O.E. Кутафина(МГЮА) исполнения обязательств

те с тем этот вопрос имеет не только теоретическое, но важное практическое значение, поскольку приведенный в пункте 1 ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, а законодатель предоставил субъектам гражданского права возможность создавать другие способы на основании договора.

В науке гражданского права распространена сформулированная О. С. Иоффе концепция, в соответствии с которой применительно к охране обязательств выделяются две группы мер принудительного характера:

1) общие меры, подлежащие применению «во всех случаях, кроме тех, для которых это исключено законом, договором или самим характером установленных отношений» (например, возмещение убытков, присуждение к исполнению обязанности в натуре);

2) дополнительные обеспечительные меры, которые носят специальный характер и применяются «не ко всем, а лишь к тем обязательствам, для которых они особо установлены законом или соглашением сторон».

В соответствии с этой концепцией понятие «обеспечение обязательств» раскрывается в рамках указанной второй группы мер принудительного характера, и «способами обеспечения обязательств» именуются отдельные специальные обеспечительные меры5.

В современной научной литературе выработаны следующие основные подходы к пониманию способов обеспечения исполнения обязательств (основные теоретические концепции).

1. Первый подход можно назвать функциональным. Он основан на том, что при определении способов обеспечения исполнения обязательств решающая роль отводится функциями, которые выполняет соответствующая правовая конструкция6.

В отношении способов обеспечения исполнения обязательств выделяются две основные функции:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) стимулирование должника к надлежащему исполнению обязательства (стимулирующая функция);

2) защита имущественного интереса кредитора в случае нарушения обязательства должником (защитная функция).

Каждая из этих функций свидетельствует об исключительно имущественном характере рассматриваемых мер. Среди способов обеспечения исполнения обязательств, поименованных в главе 23 ГК РФ, стимулирующую функцию выполняют неустойка и задаток, защитную — поручительство и независимая гарантия, обе эти функции — залог, удержание и обеспечительный платеж. Ш

С точки зрения данного подхода, способы обеспечения исполнения обя- А

зательств могут быть определены как установленные законом или догово- □

ром специальные (дополнительные) меры имущественного характера, которые либо стимулируют должника к надлежащему исполнению обязательства, либо гарантируют защиту имущественного интереса кредитора

См.: Иоффе О. С. Обязательственное право. М. : Юридическая литература, 1975. С. 154—156.

п

* к

Н К,

НАУКИ

в случае нарушения обязательства должником, либо выполняют обе эти функции.

2. Второй подход можно условно назвать концепцией «внешнего источника исполнения». Представители этого подхода, рассуждая не с точки зрения действующего закона (de lege lata), а с позиций желаемого законодательного регулирования (de lege ferenda), приходят к выводу, что к способам обеспечения исполнения обязательств следует относить только те правовые конструкции, которые выполняют защитную функцию за счет создания внешнего по отношению к обеспечиваемому обязательству источника удовлетворения интересов кредитора.

Так, Н. Ю. Рассказова определяет обеспечительное обязательство как гражданско-правовую меру имущественного характера, создающую для кредитора в основном обязательстве дополнительный, внешний по отношению к этому обязательству источник его исполнения7.

При таком понимании из системы способов обеспечения исполнения обязательств подлежат исключению те меры, которые выполняют исключительно стимулирующую функцию — неустойка и задаток.

3. Способы обеспечения исполнения обязательств могут определяться через понятие особого субъективного права, которым кредитор может воспользоваться при нарушении должником основного обязательства (концепция субъективного права).

Данный подход встречается в зарубежной литературе. Так, например, Х. Ве-бер характеризует способы обеспечения исполнения обязательств как «такие договорные конструкции, когда обеспечение требований кредитора (займодав-ца) к должнику возникает в виде некоторого права (Sicherungsrecht), которое кредитор сможет реализовать в случае, если его требование не будет исполнено» и определяет обеспечение как право, возникающее из обязательственного или вещного договора, которое кредитор может реализовать в случае, если обеспеченное таким правом требование к должнику или третьему лицу оказывается неисполненным или исполненным не в полном объеме8.

В отечественной литературе также встречаются подобные трактовки9. Этот верный по сути подход основным недостатком имеет то, что с его позиций не представляется возможным отграничить понятие обеспечения исполнения обязательств от мер ответственности.

8 ВеберХ. Обеспечение обязательств (Kreditsicherungsrecht) / пер. с нем. Ю. М. Алексеева, О. М. Иванова. М., 2009. С. 7-8.

9 А. В. Латынцев понимает под обеспечением исполнения договорных обязательств «направленный на защиту интересов кредитора (обеспеченной стороны) от нарушений должником обеспеченных обязательств специальный правовой механизм, суть которого состоит в наделении обеспеченной стороны либо уполномоченных ее лиц помимо основных прав по обеспеченному обязательству дополнительными правами, которыми она либо ее уполномоченный могут воспользоваться в случае нарушения должником обеспеченного обязательства либо в иных случаях, указанных в законе либо договоре». См.: Латынцев А. В. Система способов обеспечения исполнения договорных обязательств : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 7.

в

ЕСТНИК О?»»*ас- бб ^О

ииивсвлитстА Основные подходы к пониманию способов обеспечения

УНИВЕРСИТЕТА _ ^__■

имени O.E. Кутафина (МГЮА) исполнения обязательств

Юридические свойства способов обеспечения исполнения обязательств. Отсутствие общепризнанных в литературе подходов к определению способов обеспечения исполнения обязательств во многом обусловлено тем, что специфические юридические признаки, которые были бы присущи всем правовым конструкциям, включенным в главу 23 ГК РФ, по настоящее время не разработаны.

К числу общих свойств, присущих не только способам обеспечения, но и иным правовым конструкциям относится имущественный характер (как и у большинства иных гражданско-правовых механизмов) и связь с нарушением обязательства (также характерная для мер гражданско-правовой ответственности).

Конструкция обеспечения исполнения обязательства предполагает наличие как минимум двух правовых отношений, одно из которых является основным (главным, обеспечиваемым) обязательством, а другое правоотношение, в котором и выражается соответствующий способ обеспечения обязательства, является дополнительным (обеспечительным). Для большинства способов обеспечения исполнения обязательств характерно свойство акцессорности (от лат. accessio — прибавление, придаток, принадлежность)10, означающее наличие юридической зависимости дополнительного обязательства от основного, которая, в частности, проявляется в следующих аспектах11:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) исходя из этого свойства решается вопрос о возникновении обеспечительного обязательства, которое не может существовать в отсутствие основного. Так, если обеспечиваемое залогом обязательство, возникнет в будущем после заключения договора залога, залог возникает не ранее возникновения этого обязательства (п. 3 ст. 341 ГК РФ);

2) свойство акцессорности определяет общие правила в отношении объема обязанности должника по дополнительному обязательству, который по общему правилу не может превышать объем обязанности основного должника12. Например, в силу абз. 2 п. 3 ст. 334 ГК РФ если сумма, вырученная в результате обращения взыскания на заложенное имущество, превышает размер обеспеченного залогом требования, разница возвращается залогодателю, а соглашение об отказе залогодателя от права на получение указанной разницы ничтожно. В соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, если иное не предусмотрено договором поручительства;

3) прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ); Ш

А

И. Б. Новицкий по этому вопросу (применительно к поручительству) писал: «Получается и как бы два слоя обязательственных отношений: первый слой — основное обязательство между кредитором и главным должником и, в качестве придатка к этому основному □ обязательству, второй слой — обязательство из договора поручительства (между тем же ^ кредитором и поручителем)». Новицкий И. Б., ЛунцЛ. А. Общее учение об обязательстве. д М., 1950. С. 256. _

О видах и проявлениях акцессорности см.: Бевзенко Р.С. Акцессорность обеспечительных обязательств. М. : Статут, 2013.

Как сказано еще в Институциях Гая, «в дополнении не может быть большее содержание, чем в основном отношении (nec plus in accessione esse potest quam in principali re)» (Гай. 3.126).

Н k

НАУКИ Ъ

4) с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), даже в том случае, если такие дополнительные требования возникли после истечения срока исковой давности по главному требованию. Кроме того, срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим в случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию (п. 1 и 2 ст. 207 ГК РФ);

5) при переходе прав кредитора по основному обязательству права, обеспечивающие исполнение обязательства, переходят к новому кредитору, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 384 ГК РФ).

Кроме того, классическим проявлением акцессорности традиционно со времен римского права признавалась связь основного и дополнительного обязательства по свойству их действительности — недействительность основного обязательства влекла недействительность дополнительного13.

С изменениями в ГК РФ, вступившими с в силу с 1 июня 2015 г., данное правило было скорректировано. В силу пункта 3 ст. 329 ГК РФ при недействительности соглашения, из которого возникло основное обязательство, обеспеченными считаются связанные с последствиями такой недействительности обязанности по возврату имущества, полученного по основному обязательству (то есть обеспечение сохраняется и распространяется на реституционные отношения).

В то же время недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности соглашения, из которого возникло основное обязательство (п. 2 ст. 329 ГК РФ) — что логично следует из соотношения категорий «основное» и «дополнительное».

Помимо этого, на основе свойства акцессорности могут решаться и другие вопросы (например, о соотношении прав частично исполнившего обязательство поручителя и кредитора, исходя из необходимости установления приоритета для последнего — п. 4 ст. 364 ГК РФ).

Вместе с тем свойство акцессорности не может быть признано универсальным, поскольку оно присуще не всем способам обеспечения исполнения обязательств. Так, из поименованных в главе 23 ГК РФ не является акцессорным обязательство из независимой гарантии (ст. 370 ГК РФ), из не поименованных в главе 23 ГК РФ неакцессорным является, в частности, обязательство авалиста (вексельного поручителя)14. Помимо этого, в рамках реформирования

Единичные исключения из этого правила, известные многим европейским правопорядкам, относятся к норме, в соответствии с которой лицо, предоставившее обеспечение, не может ссылаться на отсутствие или ограничение дееспособности основного должника-физического лица (а если речь идет о должнике-юридическом лице, то на ограничение его правоспособности и на тот факт, что оно не существует), если обеспечите-лю были известны соответствующие обстоятельства. См: Drobnig U. Principles of European Law. Personal Security. Munich, 2007. P. 103—104, 219—220, ст. 2289 и 2313 ФГК.

Пункт 32 Положения о переводном и простом векселе: «Авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. Его обязательство действительно даже в том случае, если то обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, иному, чем дефект формы».

^^ » иииии^\ Основные подходы к пониманию способов обеспечения

^»^Д^Я^ТШ^ исполнения обязательств

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

гражданского законодательства в российское право предлагается ввести конструкцию независимой ипотеки15.

Отсутствие каких-либо иных юридических признаков, которые проявлялись бы во всех средствах обеспечения, послужило причиной того, что ряд авторов пришли к выводу, в соответствии с которым обеспечение исполнения обязательств не образует единой юридической конструкции16.

На наш взгляд, в качестве одного из таких признаков можно рассматривать стадийность развития обеспечительного правоотношения. Если неисправность должника наступает, то обеспечительное правоотношение проходит в своем существовании, как минимум, две стадии: до нарушения основного обязательства и после его нарушения. На первой стадии имеет место условное (кондиционное) состояние права требования: его невозможно осуществить, но допустимыми являются его защита, переход, обременение, обеспечение, а также включение в состав имущества. На второй стадии обеспечительное правоотношение становится классическим обязательством (п. 1 ст. 307 ГК РФ)17. Однако ввиду наличия в закрепленной в главе 23 ГК РФ системе способов обеспечения исполнения обязательств ряда конструкций (в том числе, удержания), такой подход может быть принят только с позиции de lege ferenda.

В настоящее время свойство стадийности обеспечительного правоотношения является, по нашему мнению, одной из тех базовых характеристик способов обеспечения исполнения обязательств, которая может быть взята для построения юридически корректной и логически непротиворечивой системы данных конструкций.

См.: статья 303.2 ГК РФ в редакции проекта федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». Неакцессорные обеспечительные конструкции — поземельный долг и рентный долг — известны также современному германскому праву. См.: Вебер Х. Указ. соч. С. 361—379.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

См.: Гринь О. С. Стадии развития правоотношений, возникающих из обеспечительных сделок // Судья. 2014. № 5.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………2

Глава 1. Понятие, общая характеристика и способы обеспечения использования обязательств

1.1 Обязательства. понятие обеспечения обязательств………………..4

1.2 Виды и общая характеристика способов обеспечения исполнения обязательств по российскому закону………………………………………….7

1.3 Принципы исполнения обязательств………………………………19

Глава 2 Ответственность за нарушение обязательств

2.1 Общие правила исполнения обязательств…………………………21

2.2 Прекращение обязательств………………………………………….38

Заключение…………………………………………………………….…..40

Список использованной литературы………………………….………..43

Введение

Предмет гражданского права составляют весьма разнообразные отношения, оформляющие передачу имущества (в экономическом смысле — переход товаров) от одних лиц к другим, то есть имущественный оборот в собственном смысле слова.

Гражданско-правовые обязательства разнообразны и имеют широкое применение во всех сферах хозяйственной жизни. Гражданско-правовое обязательство представляет собой определенное правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) либо воздержаться от него, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Однако для характеристики обязательства недостаточно указания на обязанности должника и права кредитора. Более того, нормы гражданского законодательства не подлежат применению к налоговым и другим финансовым отношениям1.

В обязательстве отражается динамика очерченных гражданских прав и обязанностей, причем обязанности одной стороны совершить указанные действия противостоит право другой потребовать ее выполнения. Поэтому гражданские права, возникающие из обязательства, носят относительный характер, им всегда противостоят обязанности конкретного лица, от которого можно потребовать их исполнения. На сегодняшний день закономерностью стала зависимость экономических процессов от норм гражданского законодательства. Базой или фундаментом предпринимательства являются договорные отношения, от точного выполнения которых зависит коммерческое благополучие организации или предпринимателя. Нарушение полностью или частично условий договора может привести к нежелательным последствиям в виде несения убытков, потери доверия со стороны партнеров и даже начала процедуры банкротства.

Причинами неисполнения договора могут быть: непреодолимая сила, приведшая к невозможности осуществления тех или иных действий; неисполнение обязательств третьим лицом; отсутствие заинтересованности обязанной стороны выполнять возложенные на себя договором обязательства, а также выгодность несвоевременности их исполнения.

Например, если оказанная в соответствии с условиями договора услуга не оплачивается или оплачивается несвоевременно, то у кредитора (лица получившего услугу и являющегося в данном случае обязанным лицом) появляется возможность использования невыплаченных, следовательно, по существу дополнительных оборотных средств несет убытки, причем как прямые, так и косвенные извлечения выгоды. Исправить или исключить, изначально подобную ситуацию призвано гражданское законодательство, содержащее нормы ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Под способами обеспечения исполнения обязательств подразумеваются специальные меры, которые в достаточной степени гарантируют исполнение основного обязательства и стимулируют должника к надлежащему поведению.

Способы, стимулирующие надлежащее исполнение сторонами возложенных на них обязательств, определяются законодательством или устанавливаются соглашением сторон.

Глава 1. Понятие, общая характеристика и способы обеспечения исполнения обязательств

1.1Обязательства. Понятие обеспечения обязательств.

Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, они свободны в установлении своих прав и обязанностей2. Однако произвол и злоупотребление правами, прав и интересов других лиц,3 не приемлет.

Когда проявления недобросовестности выходят за определенные рамки, включается механизм принуждения. Именно использование принуждения принципиально отличает правовые нормы от других общественных механизмов, регулирующих поведение людей. Поэтому общество с помощью законов создает специальные способы защиты интересов людей.

Важно различать понятия «обязанность» и «обязательства».

Обязанность описывает поведение только одного лица — того, кто должен вести себя определенным образом. Обязательство описывает поведение двух лиц — сторон обязательства, когда одно из них — кредитор, а другое — должник. Должник обязан совершить в пользу кредитора определенные действия (передать вещь, выполнить работу, оказать услугу, уплатить деньги) либо воздержаться от определенных действий, а кредитор вправе требовать от должника соответствующего поведения (исполнения обязательства). Согласно ст. 307 ГК РФ «обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований», указанных в ГК РФ.

ГК РФ (разд. III «Общая часть обязательственного права») развивает и детализирует положения об обязательствах и договорах, что в итоге позволяет регулировать отношения по конкретным договорам.

ГК РФ декларирует, что «обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями» (ст. 309)4.

Общие правила исполнения обязательств закреплены в гл. 22 ГК РФ. Нормы, регулирующие исполнение обязательств, как правило, подлежат применению, если иное не предусмотрено договором (так называемая диспозитивная норма права, предоставляющая субъектам права возможность самим решать вопрос об объеме и характере своих прав и обязанностей).

Стороны вправе строить отношения, руководствуясь нормами гражданского законодательства. Но значение договора как правового средства, благодаря которому стороны своими соглашениями могут сами определять устраивающий их порядок исполнения обязательства, переоценить невозможно.

В связи с продолжающимся формированием современного экономического оборота и, к сожалению, встречающейся в обществе недобросовестностью субъектов предпринимательской деятельности защита интересов добросовестной стороны при заключении и исполнении договоров приобретает особое значение. Для предотвращения или уменьшения негативных последствий, которые могут наступить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником принятого на себя обязательства, исполнение такого обязательства может быть обеспечено одним из способов, предусмотренных ГК РФ. При этом необходимо подчеркнуть роль и значение судебной власти, перед которой стоит одна из главных задач.

Защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов организаций и граждан в предпринимательской и иной экономической деятельности (суд либо непосредственно осуществляет защиту субъективных гражданских прав, либо ему принадлежит окончательное решение).

«Обеспечение исполнения обязательств» ГК РФ — это систематизированный свод норм, содержащий 53 статьи, которые определяют правовое положение граждан, юридических лиц и других участников экономического оборота, предусматривающий урегулирование, упорядочение уже существующих отношений.

В целях укрепления дисциплины в коммерческих взаимоотношениях в гл. 23 ГК РФ подробно регламентированы различные способы обеспечения исполнения обязательств (каждый из этих способов ниже будет рассмотрен отдельно):

— неустойка (ст. ст. 330 — 333 ГК РФ).

— залог (ст. ст. 334 — 358 ГК РФ).

— удержание имущества должника (ст. ст. 359, 360 ГК РФ).

— поручительство (ст. ст. 361 — 367 ГК РФ).

— банковская гарантия (ст. ст. 368 — 379 ГК РФ).

— задаток (ст. ст. 380, 381 ГК РФ).

Не следует путать задаток с авансом. Аванс — внесение части денежной суммы в счет оплаты товара, услуг.

Само по себе заключение договора с условиями по обеспечению исполнения обязательства не создает каких-либо существенных неудобств для добросовестного должника. Но в случае нарушения основного обязательства кредитор вправе погасить свои потери способами обеспечительного характера, согласованными с должником. Причем исполнение дополнительного обязательства нередко влечет для должника больший объем потерь (стоимостная компенсация основного обязательства + штрафные санкции + угроза лишиться имущества), чем стоимость основного обязательства.

Подчеркнем, что специфика обеспечительного обязательства состоит в его дополнительном характере по отношению к обеспечиваемому (основному, главному) обязательству по основному договору, в силу чего обеспечительные обязательства зависят от основного обязательства и при прекращении или недействительности основного обязательства обеспечительные обязательства также прекращаются или признаются недействительными5.

Основное обязательство влияет на обеспечительное и в следующих случаях:

— обеспечительное обязательство следует судьбе обязательства по основному договору при переходе прав кредитора другому лицу (например, при уступке прав требования6;

— факт частичного исполнения основного обязательства в согласованные сроки и в согласованном объеме допускает при согласии кредитора возможность снижения количественных характеристик обеспечивающего обязательства. Например: «Уменьшение стоимости заложенных товаров в обороте допускается соразмерно исполненной части обеспеченного залогом обязательства, если иное не предусмотрено договором»7.

Институт способов обеспечения исполнения обязательств в Российском гражданском праве появился достаточно давно и вовсе не является новшеством для отечественного законодательства. Однако, несмотря на продолжительность своего существования и закрепления в законодательстве, этот институт все же имеет достаточно большое количество пробелов как на уровне законодательного урегулирования, так и применения на практике.

Многие авторы связывают возникновение и развитие данного института с началом реформ конца 80-х — начала 90-х годов, когда стремительно стали развиваться рыночные отношения. При этом, никакой основополагающей правовой базы, к которой можно было бы обратиться при неполучении добросовестного исполнения обязательства со стороны должника, не было. И участившиеся случаи неисполнения обязательств стали тем самым толчком к развитию обязательственного права, в том числе способов обеспечения исполнения обязательств.

Проблема обеспечения исполнения обязательств в последние годы с развитием отношений в данной области обрела новое звучание. Сегодня она не только привлекает внимание специалистов различных отраслей знания и лиц, но и вызывает особый интерес со стороны других государств.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) перечисляет неисчерпывающий перечень способов обеспечения исполнения обязательств, чем дает свободу выбора условий договора между сторонами. Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором. Как уже было указано, кроме тех способов, которые непосредственно перечислены в ГК РФ, стороны могут использовать иные, не предусмотренные законодателем способы, то есть непоименованные.

Одним из таких непоименованных способов обеспечения исполнения обязательств является титульное обеспечение. Данный способ достаточно широко используется сторонами договора в зарубежных странах и является официально закрепленным на законодательном уровне в качестве одного из способов обеспечения исполнения обязательств. В связи с тем, что в Российской Федерации данный перечень не является исчерпывающим, считаем возможным рассмотреть титульное обеспечение как один из таких способов.

Титульное обеспечение является одной из мер, применяемых в гражданском праве для обеспечения интересов кредитора, и представляет собой один из вещных способов обеспечения исполнения обязательств. Суть данного вида обеспечения заключается в том, что стороны обязательства договариваются о передаче или удержании права собственности кредитором до того момента, пока должник в полной мере не исполнит своё обязательство. Некоторые зарубежные ученые называют титульный вид обеспечения «квазиобеспечением». Должник по такому обеспечению обладает не всеми правомочиями права собственности, которыми являются право владения, право пользования и распоряжения, а лишь правом владения и пользования, что является своеобразной гарантией и для должника. В современной цивилистической литературе нет единого мнения относительно того, стоит ли расценивать титульное обеспечение в качестве одного из способов обеспечения исполнения обязательств. К примеру, О.Б. Андреева полагает, что титульное обеспечение нужно рассматривать в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, потому что перечень таких способов в соответствии с ч. 1 ст. 329 ГК РФ является открытым и данный способ вполне может существовать наряду с поименованными в данной статье. Однозначной позиции нет и у Российских судов, так как судьи неоднократно в своих решениях склонялись к тому, что данный способ обеспечения – лишь одна из разновидностей форм залога.

Конструкцию и строение титульного обеспечения описывает в своих работах С.В. Сарбаш. Для того, чтобы обеспечить обязательство между кредитором и должником заключается сделка. Такая сделка в последующем должна предусматривать, что должник передает соответствующее право (правовой титул) кредитору в целях обеспечения исполнения основного обязательства. В случае если должник надлежащим образом исполнит обязательства с него причитающиеся, то правовой титул подлежит обратной передаче кредитором должнику. В случае же ненадлежащего исполнения обязательства кредитор имеет право получить владение вещью, а должник обязуется передать владение кредитору в разумный срок, если только владение не было передано раньше.

В чем же преимущество такого типа обеспечений? К основным достоинствам такого обеспечения нужно отнести, конечно же, экономический фактор. Как и должник, кредитор несет определенные риски, когда заключает сделки с должником, и, естественно, хочет, чтобы его потери в случае невыполнения должником обязательств по данной сделке свелись почти к нулю, либо же к минимуму, насколько это возможно. Титульный способ обеспечения сделки вполне подходит для предоставления ему таких гарантий. Такой способ будет привлекателен и для должника. Во-первых, это минимальные вложения, понесенные затраты и отсутствие лишнего неудобства в поиске «свободных» денежных средств или иного имущества, реализацией которого он сможет предоставить гарантии кредитору, во-вторых, это стимул к выполнению обязательства, поскольку никто не захочет терять вещь, принадлежащую ему на праве собственности. Что касается, кредитора, то его действия в данном процессе также минимальны. Все, что ему требуется – принять на право собственности (в данном случае только во владение и пользование) вещь, стоимость которой будет покрывать все затраты, как связанные со сделкой, так и возможные потери при неисполнении обязательств со стороны кредитора. Например, если провести сравнение передачи титула с залогом, то держатель титула будет иметь приоритет перед залоговыми кредиторами без рисков получить свое обеспечение лишь после того, как обеспечение по неисполненной сделке получат и иные кредиторы. В случае неисполнения обязательств по сделке должником, кредитор при титульном обеспечении будет иметь статус полноправного собственника, а если бы его право было обеспечено залогом, то он был бы лишь залогодержателем. Особенно выгодно такое обеспечение будет при банкротстве должника. Данное имущество не будет входить в конкурсную массу, поскольку кредитор уже является собственником вещи, в то время как залоговое имущество подлежит включению в конкурсную массу.

Еще одно преимущество по такому обеспечению – это доступность кредита. Кредитор прежде, чем становиться таковым, всегда будет стараться определить риски и процент его потерь при невозврате кредита и, в случае, если он сочтет их высокими, то может просто отказаться от такой сделки. При титульном способе обеспечения исполнения обязательств, кредитор не будет беспокоиться о возможных потерях, поскольку его риски уже будут покрыты и должник сможет получить кредит даже при высоких шансах неисполнения обязательства с его стороны.

Как уже было сказано выше, российская судебная практика по данному вопросу очень неоднозначна. С одной стороны, суды в большинстве случаев отказывают в признании существования такого способа обеспечения исполнения обязательств как титульное, поскольку приходят к выводу, что такую сделку нужно считать притворной и была заключенной лишь с целью прикрыть другую сделку – залоговую. Например, одним из первых таких решений было решение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в 1998 году. В этом постановлении Президиум ВАС пришел к выводу, что договор обеспечительной купли-продажи был заключен между банком и компанией лишь для прикрытия залога акций, за счет которого банк вправе был получить удовлетворение в случае невозврата в срок кредита. И впоследствии договор был признан ничтожным вследствие признания сделки притворной. И лишь спустя почти десять лет Президиумом Высшего арбитражного суда Российской Федерации было вынесено постановление, все же признающее существование титульного обеспечения в качестве одного из способов. Позиция же Верховного суда Российской Федерации не такая положительная к данному виду обеспечения. Суд признал возможным существование такого обеспечения только в виде обеспечительный купли-продажи. Проанализировав судебную практику, можно прийти к выводу, что позиции судей по данному вопросу не всегда совпадают, поскольку данный институт пока не получил значительного распространения в российской практике, в то время как в зарубежных странах он уже достаточно длительный срок существует, применяется на практике и урегулирован на законодательном уровне.

Список литературы:

THE USING OF DISTANCE LEARNING TECHNOLOGIES IN THE TEACHING OF

LEGAL DISCIPLINES

A.S. Akhmetov

УДК 347.41

ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

М.А. Берестнев, И.И. Пустомолотов

Предпринята попытка осмысления правовой природы, роли и места правовых средств обеспечения гражданско-правовых обязательств в современном гражданском праве России. Анализ проведен ввиду совершенствования концепции гражданского законодательства.

Ключевые слова: способы обеспечения гражданско-правовых обязательств, правовые средства обеспечения обязательств, защита обязательств, меры ответственности

В основе любого обязательства лежит вера участников обязательственных правоотношений в обоюдное надлежащее исполнение контрагентом своих обязанностей по договору. Во многом такая вера сторон договора основана на возможности применения к нарушителю мер ответственности. Наряду с гражданско-правовыми мерами ответственности стимулировать стороны к надлежащему исполнению обязанностей направлены способы обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств.

До настоящего времени в правовой литературе не сложилось единой точки зрения на то, какими функциями обладают предусмотренные главой 23 Гражданского кодекса РФ способы обеспечения исполнения обязательств. Так, выделяют их стимулирующую, пресекательную, поражающую, обеспечительную, компенсационную и штрафную функции. Выделяют и иные функции, например, стимулирующую (до нарушения), защитную (после нарушения); или принудительную для должника и компенсационную для кредитора, а восстановительную для всех. Среди авторов

нет единого подхода в понимании этого вопроса. Тем не менее, сам по себе он важен, поскольку данные правовые средства являются инструментом в руках участников обязательственного, чаще всего договорного процесса, и, применяя их, лица должны четко представлять их направления воздействия. Какими же функциями обладают способы обеспечения исполнения обязательств?

Представляется, что для ответа на этот вопрос прежде всего необходимо определиться с критерием, по которому то или иное воздействие может быть отобрано в качестве основной функции того или иного средства права. Поскольку принципиальной особенностью работы с правовыми средствами является то, что они всегда берутся в связи с экономико-социальными задачами, очевидно, что и функции способов обеспечения обязательств должны отбираться именно с учетом указанных задач. В этом смысле невозможно согласиться с самым распространенным взглядом на обязательственное обеспечение как на средство негативного стимулирования участников договорных отношений, поскольку основной задачей средств обеспечения обязательств является не стимулирование должника к надлежащему поведению, а возмещение кредитору причиненных убытков. Соответственно, функции обеспечительных способов также должны быть направлены на реализацию этой задачи. То есть, выбор функций способов обеспечения в гражданско-правовых обязательствах должен производиться с учетом их значимости для восстановления.

В соответствии с вышеизложенным, функциями средств обеспечения гражданско-правовых обязательств, прежде всего, следует считать функции главного восстановительного средства в гражданском праве — гражданско-правовой ответственности. Но этого недостаточно. Поскольку обеспечительные способы являются составной частью гражданско-правовых договоров, а нередко и сами обладают договорными свойствами, они должны быть наделены также договорными функциями. Таким образом, способам обеспечения обязательств присущи функции двух гражданско-правовых категорий: ответственности и договора.

Функциями ответственности, независимо от взглядов на ее природу (карательная или восстановительная), большинство авторов признают карательную и компенсационную ее направленность. Эти функции как бы показывают ответственность обращенной одной стороной на должника, другой — на кредитора. Поскольку именно ответственность выражает сущность обеспечения прежде всего, эти функции играют в обеспечительных способах ведущую роль, и их следует учитывать в первую очередь.

Среди функций гражданско-правовых договоров в настоящее время наиболее часто выделяют: 1) социально-экономическую; 2) регулятивную; 3) стимулирующую.

Подобными функциями в той или иной степени обладают и способы обеспечения исполнения обязательств. Если функции ответственности выражают внутреннюю природу обеспечительных средств, то договорные функции характеризуют преимущественно их форму. Таким образом, при

исследовании основных направлений воздействия способов обеспечения исполнения обязательств обнаруживаются 1) карательная, 2) компенсационная, 3) социально-экономическая, 4) регулятивная и 5) стимулирующая функции.

Однако в данных категориях вышеприведенные направления воздействия не существуют в чистом виде. Функции ответственности и договора, вступая во взаимодействие друг с другом, видоизменяются и приобретают совершенно иной вид, отличный от функций договора или ответственности. Они превращаются в функции, свойственные исключительно обеспечительным способам обязательств. Для выявления этих специальных функций необходимо рассмотреть, как происходит процесс их формирования.

Самое существенное влияние на все функции обеспечительных способов оказывает социально-экономическая функция гражданско-правового договора. В обеспечительных способах ее суть состоит в том, что, как любой договор, данные правовые средства, сами по себе, представляют часть механизма товарного производства и товарного обращения, и любое из них, создаваясь и действуя, неминуемо должно соизмеряться с экономической выгодой. Например, уровень обеспеченности кредита влияет на его конкурентоспособность. Отличие же обеспечительных средств от иных (позитивных) элементов гражданско-правового договора заключается лишь в том, что средства обеспечения по-своему решают задачи товарного производства и обращения. Они действуют с помощью принуждения, пресечения и иных мер негативного воздействия.

Социально-экономическую функцию не принято выделять и рассматривать как самостоятельную в способах обеспечения гражданско-правовых обязательств, но она неминуемо накладывает свой отпечаток на все остальные их функции. По этой причине воздействие данной функции должно быть учтено при рассмотрении всех функций обеспечительных средств.

Восстановительная функция. Влияние социально-экономической функции договора на способы обеспечения исполнения обязательств проявляется прежде всего в том, что основным направлением действия ответственности (сущности любого обеспечения в праве) оказывается не наказание должника, а восстановление имущественного состояния кредитора -лица, понесшего убытки. Наказание может присутствовать в акте привлечения к ответственности, но не составляет ни содержание, ни желаемую функцию гражданско-правовой ответственности. Ее восстановительный характер обусловлен тем, что базирующаяся на выгодности для частных лиц гражданско-правовая ответственность является инструментарием частного характера, защищающим частные интересы. Ее договорно-согласительный механизм исключает всякую карательную направленность данного средства и заставляет сосредоточить основные усилия на максимально справедливом восстановлении имущественного состояния частного лица, то есть на возмещении причиненных убытков.

Иногда утверждается, что частным средствам в праве свойственна лишь профилактическая направленность, а защита правопорядка — функция,

свойственная государственному принуждению. С этим невозможно согласиться. Следует сказать, что в гражданском праве процесс восстановления всегда осуществлялся с участием сторон правоотношения, которым государство предоставляло право применять меры ответственности. Данная особенность гражданско-правовой ответственности получила название «делегирование прав». Даже во времена государственно-плановой экономики способ делегирования прав активно использовался в гражданском праве.

Это обусловлено следующими причинами. Во -первых, интересы участников договорных обязательств по применению мер гражданско-правовой ответственности совпадают с интересами государства по обеспечению эффективного и стабильного функционирования экономического механизма. Во-вторых, государственное принуждение далеко не всегда может обеспечить неотвратимость и справедливость восстановления. Привлечение к процессу возложения ответственности заинтересованных лиц помогает решить эту проблему. Само по себе делегирование не является способом обеспечения гражданско-правовых обязательств, но оно создает необходимые условия для существования такого обеспечения. Доверяя участникам отношений право самостоятельно определять масштаб и вид принуждения, государство тем самым индивидуализирует его в каждой конкретной экономической ситуации.

Иногда утверждается, что «частными» средствами невозможно осуществлять восстановительную функцию, поскольку частные средства, в отличие от государственных, не могут в равной мере обеспечить интересы обеих сторон правоотношения. Представляется, что такое утверждение хотя и справедливо, но для средств частного обеспечения не имеет значения. Частное средство предназначено для обеспечения интересов того лица, которое его использует. В данном случае убытки, которые терпит другая сторона правоотношения в результате использования какого-либо способа обеспечения, вовсе не свидетельствуют о нарушении ее прав. В этой ситуации интерес второго субъекта просто не берется в расчет, что вполне допустимо для частных средств. При необходимости другая сторона, используя собственные средства, вправе применить встречное обеспечение, что и даст им равные возможности.

Восстановительную функцию способов обеспечения гражданско -правовых обязательств чаще именуют компенсационной. Однако представляется, что понятие «компенсация» не характеризует истинного назначения обеспечения. При «компенсации» охватывается лишь один аспект восстановительной деятельности — принудительное воздействие на должника в имущественной сфере. В то же время остается «за кадром» соотношение размера возмещения с реально причиненными убытками. В гражданском праве такое положение не может считаться удовлетворительным. Правопорядок в экономике может быть обеспечен лишь в случае полного восстановления нарушенных интересов кредитора. Если возмещение не полностью его удовлетворяет, оно выступает как «неэкономичное» и не должно применяться в гражданско-правовых обязательствах.

Существование в обеспечительных способах вместо восстановительной функции компенсационной часто объясняется тем, что полное восстановление при совершении правонарушения невозможно, поскольку взыскиваемая с должника сумма не может покрыть всех возникающих у лица потерь. Но такое объяснение приемлемо лишь при неправильном применении (выборе) средства обеспечения своих интересов. Естественно, это часто приводит к недостаточному возмещению. В таком положении вполне объясним тот факт, что претензии на недостаточное обеспечение обращены не к лицам, которые его применяют, а непосредственно к обеспечительным средствам (в литературе нередко можно встретить сетования на неэффективность того или иного способа обеспечения).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Субъектам же предоставлен широкий выбор обеспечительных возможностей и большой арсенал средств. Каждое из них, в принципе, обладает достаточной эффективностью для возмещения любых имеющихся у кредитора потерь. Проблема состоит лишь в том, что в гражданском праве нет универсальных средств, используемых во всех ситуациях. А потому, эффективность любого средства зависит от того, насколько правильно заинтересованное лицо выбрало его и ввело в конкретное обязательство. Таким образом, невозможность полного возмещения убытков в каких-либо случаях не является поводом отказывать гражданско-правовым обеспечительным способам в восстановительной функции. Это не «проблема средства», а «проблема его выбора». Восстановление возможно всегда, и стороны обязательно должны к нему стремиться.

Восстановительную функцию в гражданско-правовых обеспечительных способах правильнее было бы именовать возместительной функцией. Термин «возместить» известен гражданскому праву именно как последствие какого -либо действия, имеющее эквивалентное восполнение.

Таким образом, влияние социально-экономической функции договора на гражданско-правовую ответственность поднимает ее компенсационную функцию до уровня экономического восстановления — возмещения, что определяет истинное назначение способов обеспечения исполнения обязательств — быть средством обеспечения экономических интересов сторон обязательственных правоотношений.

Принудительно-ограничительная функция. Гражданско-правовая ответственность как обеспечительное средство осуществляет воздействие не только на кредитора, но и на должника. В данном случае принято говорить о существовании у ответственности функции, называемой большинством авторов «штрафной» или «карательной»‘. Под штрафной функцией понимается такое воздействие ответственности, при котором на нарушителя (должника) возлагается обязанность претерпевать дополнительные лишения имущественного или иного характера. Карательная функция является основной для ответственности в публичных отраслях права.

В гражданском праве указанная функция имеет особый вид. Во-первых, под воздействием социально-экономической функции основного обязательства

(договора) она становится полностью зависимой от восстановительной, как бы обратной стороной процесса восстановления, обращенной на должника. Именно поэтому данную функцию можно еще назвать функцией «воздействия на должника». Во-вторых, поскольку задачей восстановительной ответственности является не изъятие имущества у должника и «ущемление его интересов», а возмещение кредитору причиненных убытков, указанная функция с содержательной стороны фактически перестает быть «функцией имущественной репрессии». При этом от «карательной» направленности остается лишь одно свойство — принуждение, заключающееся в том, что ответственность делает должника участником восстановительного процесса, не оказывая на него никакого дополнительного влияния.

Данное свойство порождает и особое название этой функции в гражданском праве — «принудительная». Термин «принудительная», подчеркивает, с одной стороны, «некарательный» характер оказываемого воздействия, с другой — зависимое и пассивное положение должника в восстановительном процессе. Особенно ярко данная функция проявляет себя в англо-американском праве, где полностью отрицается наличие в гражданско -правовой ответственности штрафной направленности.

Принуждение как способность «заставить что -то сделать» всегда считалось одним из главных свойств любой правовой ответственности. Но в обязательствах оно имеет особый характер. Если в публичном праве принуждение воздействует на обязанное лицо, стимулируя его к правомерному поведению, то в гражданско-правовой обязательственной ответственности фигура обязанного лица (должника) не имеет существенного значения. В данном случае значение имеет лишь его имущество, предназначенное для возмещения причиненных кредитору убытков. В связи с этим и принуждение в гражданско-правовой ответственности используется исключительно ради обращения взыскания на имущество должника. Конечно, и в данном случае субъектом принуждения остается должник, поскольку по-иному средства права воздействовать не могут. Но осуществляется принуждение все же ради имущества должника, а не ради его личности. Именно так необходимо понимать принудительную функцию обязательственной ответственности.

Каково в этом случае содержание принудительных действий? Поскольку целью применения обеспечительных мер является беспрепятственное возмещение кредитору причиненных убытков, то и принуждение в них имеет соответствующий характер. Оно заключается в ограничении прав должника в отношении принадлежащего ему имущества таким образом, чтобы он не мог своими действиями помешать кредитору возместить убытки, то есть принуждение в обязательственной ответственности есть отстранение должника от возмещения. Исходя из этого, данная функция в способах обеспечения обязательств может быть названа принудительно-ограничительной функцией. Термин «ограничительная» показывает направленность средства на устранение влияния должника на имущество, предназначенное для возмещения.

Следует отметить тот факт, что подавляющее большинство авторов считают принуждение в обеспечительных способах видом стимулирования. В их понимании принуждение воздействует как угроза для должника в будущем претерпевать дополнительные лишения. Однако угроза лишений на будущее эффективна лишь для позитивных (нормальных) экономических отношений, где исполнение предписанных обязанностей всегда влечет выгоду для сторон, а неисполнение — лишения. Но когда речь идет об уже применяющейся неустойке или удержании, сущность которой изначально состоит в причинении лишений, можно ли говорить о стимулировании? Нам представляется, стимулирование не может определять содержание принудительной функции способов обеспечения исполнения обязательств.

Конечно, полностью отрицать существование в обеспечительных средствах стимулирующей функции невозможно. Данная функция присуща всем средствам права. В обязательственном обеспечении она существует на стадии «до нарушения» обязательства. Однако в качестве основной функции ее рассмотрение представляется нецелесообразным. То обстоятельство, что не только обеспечительные, но и иные средства гражданского права (нормы, договор и так далее) обладают равной стимулирующей направленностью, позволяет абстрагироваться от данного свойства как некой постоянной величины, не содержащей специфических обеспечительных свойств, и не считать стимулирование функцией обязательственного обеспечения.

Адаптационная функция является производной от регулятивной функции, присущей любой категории права. Рассмотрим регулятивные свойства способов обеспечения обязательств. На первый взгляд кажется, что данная функция не является равной по значению возместительной и принудительно -ограничительной функциям. Тем не менее, эта функция занимает положение в одном ряду с восстановлением и принуждением.

Избирая какой-либо способ обеспечения обязательства, лица имеют возможность не только выбрать путь применения, но и строить меры ответственности на этапе заключения основного договора. В данном случае регулятивная функция проявляется в том, что еще до возникновения правонарушения у субъектов появляется возможность выбрать и сконструировать меры ответственности так, как необходимо для данного конкретного правоотношения. В указанных рамках субъекты могут также осуществить ряд определенных предварительных действий, которые в дальнейшем позволят им применять ответственность с наибольшей эффективностью. К таким действиям следует отнести, например, передачу имущества в залог или задаток, установление гарантии или поручительства. Фактически в договорной ответственности регулятивные нормы заранее формируют ответственность так, чтобы она смогла наиболее оптимально защищать права участников конкретных правоотношений.

Здесь ответственность «управляет» настолько сложными действиями субъектов (передача имущества в залог, установление режима использования заложенного имущества, включение поручителя в договорные отношения и

тому подобное), что зачастую требуется использовать для их оформления дополнительные договорные формы (договор залога, поручительства и других). Именно в этом смысле регулятивную направленность способов обеспечения обязательств следует рассматривать как функцию, равную по значению ее возместительной и принудительной функциям.

Поскольку целью регулирования в данном случае является достижение более точного соотношения ответственности с конкретной экономической ситуацией, в которой ей предстоит «работать», такого рода деятельность можно назвать «приспосабливающей» или «адаптационной», а нормы, ее регламентирующие, — «адаптивными нормами». Проекция философской конструкции «адаптивной нормы» на соответствующие правовые явления разработана В.А. Ойгензихтом . Исходя из этой концепции, возможно усмотреть два пути «адаптации» ответственности к конкретным экономическим обстоятельствам. В первом случае восстановительный механизм ответственности подстраивается под экономические условия, в которых впоследствии будет использоваться. Во втором — сама экономическая среда с помощью определенных «адаптационных действий» формируется таким образом, что действие в ней мер ответственности будет наиболее эффективным.

Исходя из специфических задач «адаптационных» мер, которые позволяют приспособить возместительный механизм договорной ответственности к конкретным экономическим условиям, нам представляется возможным регулятивную функцию способов обеспечения обязательств назвать адаптационной. Недооценка данной функции со стороны субъектов правоотношений, невнимание к ней или неправильное ее понимание приводит к снижению эффективности защиты их интересов в конкретных правоотношениях, а в иных случаях и вовсе к отсутствию такой защиты.

Таким образом, в обеспечительных средствах гражданско-правовых обязательств выделяются три основных функции: возместительная, принудительно-ограничительная и адаптационная. Указанные функции свойственны любому из видов обеспечительных средств, несмотря на их разнообразие и внешнюю несхожесть.

Выявленные функции не только демонстрируют родство различных средств обеспечения, но и позволяют говорить о существовании в гражданско -правовых обязательствах некоей обеспечительной системы, охватывающей все обеспечительные средства в единый функциональный механизм.

Список литературы:

2. Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. -Душанбе: Ирфон. 1972. — 225 с.

THE KEY FEATURES OF THE WAY TO ENFORCE THE CIVIL LIABILITIES.

M.A. Berestnev, I.I. Pustomolotov

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

УДК 347:378.014.543.3(470)

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАСХОДОВАНИЯ БЮДЖЕТНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ СРЕДСТВ СТИПЕНДИАЛЬНОГО

ФОНДА В РФ

М.А. Берестнев, Э.С. Темнов

В данной статье рассматривается правовая природа стипендиального фонда, а также исследуются отдельные особенности правового статуса бюджетных учреждений

Ключевые слова: бюджетное учреждение, стипендиальный фонд, стипендия

Получение стипендий, материальной помощи и других денежных выплат, предусмотренных законодательством об образовании, является мерой социальной поддержки и стимулирования обучающихся. В образовательных организациях реализуется данная мера за счет средств стипендиального фонда образовательной организации.

Из содержания пункта 8 статьи 36 Федерального закона от 29.12.2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» следует, что под стипендиальным фондом понимаются средства, выделяемые организации, осуществляющей образовательную деятельность, на стипендиальное обеспечение обучающихся, в пределах которых выплачивается государственная академическая стипендия студентам, государственная

Обязательства заключаются для того, чтобы привести к определенному результату, например, получить, изготовить или отремонтировать какую-либо вещь, что достигается реализацией должником и кредитором прав и обязанностей, составляющих содержание обязательства. Как уже говорилось, содержание обязательства составляет совершение определенных действий либо воздержание от действий. Между тем исполнение обязательства может осуществляться именно путем активных действий, таких, как передача имущества, выполнение работы, уплата денег, совершение иных имущественных предоставлений. Собственно воздержание от действий не составляет автономной обязанности должника, а лишь дополняет обязанности по совершению активных действий.

Действия, которые подлежат исполнению, различны и зависят от конкретного содержания обязательственного отношения. Поскольку законом предусмотрена возможность возникновения обязательств, не только прямо предусмотренных законом, но и иных, не противоречащих общим началам и смыслу гражданского законодательства, перечень обязанностей должника в законе не является исчерпывающим. Лишь наиболее часто встречающиеся действия должника в законе названы: передача имущества, уплата денег, выполнение работы. Несмотря на многообразие различных действий, совершаемых должником, их осуществление подчиняется общим правилам. Общие правила исполнения обязательства именуются принципами исполнения обязательств.

Действующее гражданское законодательство предусматривает два принципа исполнения обязательств: принцип надлежащего исполнения и принцип реального исполнения.

Принцип надлежащего исполнения, предусмотренный ст. 309 ГК, устанавливает, что «обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями». Принцип надлежащего исполнения предполагает, что обязательство должно быть исполнено надлежащими субъектами, в надлежащем месте, в надлежащее время, надлежащим предметом и надлежащим образом.

Принцип реального исполнения сформулирован в ст. 396 ГК и в качестве общего правила предписывает обязательность исполнения обязательства в натуре, т. е. совершение должником именно того действия, которое составляет содержание обязательства без замены этого действия денежным эквивалентом в виде возмещения убытков и уплаты неустойки.

В то же время действие принципа реального исполнения обязательства в ст. 396 ГК сужено. Если уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором, то на случай неисполнения обязательства сформулировано иное правило: возмещение убытков и уплата неустойки за неисполнение обязательства освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором.

Оба принципа имеют диспозитивный характер, поскольку нормы, в которых они воплощены, предоставляют сторонам право сформулировать правила иные, чем установленные законом. Так, в ст. 309 ГК предусмотрено, что стороны прежде всего должны руководствоваться условиями обязательства, определяемыми сторонами, и сущностью самого обязательства, а также требованиями закона и иных правовых актов. Статья 396 ГК предусматривает оговорку «если иное не предусмотрено законом или договором». Роль общих принципов исполнения обязательств проявляется в тех случаях, когда стороны не устанавливают специальных правил исполнения, которые, разумеется, указанным принципам не должны противоречить.

Соотношение принципов надлежащего и реального исполнения обязательств не может быть определено как субординационное. Оба принципа имеют самостоятельное значение, и ни один не является доминирующим по отношению к другому. Скорее можно говорить об их взаимообусловленности.

Обеспечение исполнения обязательств – это меры, предназначенные для защиты интересов кредитора от ненадлежащего исполнения обязательства должником и побуждения должника к исполнению обязательства посредством присоединения в силу закона или договора к основному (главному) обязательству дополнительного.

Способы обеспечения исполнения обязательств исторически возникли как естественная необходимость повышенной гарантированности прав и интересов участников обязательственных правоотношений.

Основными способами обеспечения являются: неустойка; залог; удержание; поручительство; банковская гарантия; задаток.

Способы обеспечения исполнения обязательств всегда носят имущественный характер.

Обеспечение исполнения обязательства является дополнительным обязательством по отношению к главному и потому зависит от него: в случае прекращения главного обязательства прекращается и дополнительное обязательство.

Значение обеспечения исполнения обязательств состоит в том, что оно стимулирует должника к выполнению им своего обязательства перед кредитором.

Неустойка – денежная сумма, которую обязан уплатить должник кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательства в дополнение к основной сумме долга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *