Алексей городов биография

Николай ДОЛГОПОЛОВ
Двухсерийный фильм о Герое России разведчике-нелегале Алексее Козлове я смотрел вместе с главным героем.
Сюжет целиком и полностью из реальной жизни. Советский разведчик пробирается в ЮАР. Со страной заклятого апартеида у нас никаких отношений. И тут выясняется, что в ЮАР не только апартеид, но и вполне реальная атомная бомба, испытания которой прошли успешно.
Добыты и переданы подтверждения, в Москве радость — не проморгали. И переполох: а вдруг эти расисты возьмут и… Что дальше — в двухсерийном телефильме Первого канала «Испытание смертью». Картина входит в серию «Поединки», работу над которой возглавляет известный специалист документально-детективного жанра Александр Иванкин, а над сценарием этой и некоторых других картин сериала работал среди прочих уважаемых людей и ведущий этой рубрик
И знаете, какое волнение. Фильм снят с российско-голливудской звездой Олегом Тактаровым в главной роли. Вроде бы чисто правдивая сюжетная канва, как и принято в «Поединках», не нарушена. Но судьба полковника Козлова, а значит, и картина складываются трагически. Полковника выдал предатель Олег Гордиевский: немецкого подданного и удачливого торговца оборудованием для химчисток, под такой легендой долгие-долгие годы действовал Козлов, арестовали в ЮАР. Вряд ли найдется в мире еще один разведчик, переживший то, что выпало на долю полковника-нелегала. Алексей Михайлович рассказывал мне о пытках — но оставлю их жуткое описание, только частично показанное, за кадром фильма и за полями статьи. Каждую пятницу Козлова водили на казни — виселица стояла прямо в тюремном дворе. Имитация расстрела. Голод, который превратил дородного, под 100 кг узника, в 56-килограммовую тень.
Как все это воспримет Алексей Михайлович? И выдержит ли, особенно вторую серию, где тюрьма, истязания, побои сняты режиссером Володей Нахабцевым безысходно реалистично. Или как воспримет он эпизод в постели — никакой эротики, снято тактично, но все же, все же… А сцена ареста? Козлова брали в ЮАР прямо в самолете — не на корабле, как в «Испытании смертью».
А я тревожился за уже, можно сказать, давнего знакомого Алексея Михайловича Козлова не только из-за всех этих киноперипетий. В декабре исполнилось моему любимому Герою 75. Полковник болел. Человек он темпераментный. Исключительно искренний. Когда однажды на моих глазах его спросили, а ради чего терпел два года все эти пытки, обнаглевшему интервьюеру здорово и поделом досталось. Кино и жизнь на этот раз соприкасались исключительно близко. Более чем двухчасовой просмотр полного варианта виделся тяжелейшим испытанием. Но без него не обойтись — нельзя же выпускать фильм на большущий экран, не показав главному действующему лицу.
Мы смотрели этот фильм вместе — Козлов, Нахабцев, генеральный продюсер всей серии Майя Тоидзе, руководитель пресс-бюро СВР Сергей Иванов. Сел я сбоку от Козлова — так, чтоб видеть его реакцию. И место оказалось удачным.
Все-таки меня как-то не берут погони и перестрелки. Они хороши для «Разбитых фонарей» и прочих ментов. Но уж эти законы жанра. Требуют, взывают. Даже в классическом «Мертвом сезоне», где два полковника-нелегала Абель и Молодый над ними подсмеивались, без драк не обошлось. А тут накачанный Олег Тактаров со всем этим управлялся умело. Принцип серии прост: в главной роли — актер-звезда. Остальные — иностранцы, которые умело подыгрывают. Так в ролях южноафриканских извергов-следователей — американцы. И Козлов, проведший несколько десятков нелегальных лет за границей, это сразу оценил. Внешний вид, произношение, манеры — типичные. А что постель с красавицей, невольно и выдавшей тайну атомной бомбы? Козлов усмехался. В жизни дама была совсем иная: подтвердившей факт испытаний в ту пору было под 70. Но действительно привела доказательства, сама того не подозревая, для кого и зачем, пожилая белолицая пенсионерка, волею судьбы о взрыве досконально знавшая. Дама была всего лишь секретаршей. Но с лихвой хватило и этого.
Вот и сцена ареста. Неужели Алексей Михайлович останется недовольным? Но нет, улыбнулся: «И правильно, что снимали не в самолете, где меня и взяли. А то бы пришлось парализовать работу всего аэродрома». В момент очередной перестрелки чуть нахмурился: «Вот этого не было. И никогда не бывает. Мы работаем тихо. Это только современные комики могут затеять нечто громкое. У нас работа идет долго и тихо».
Во второй серии — приятнейший сюрприз. Олег Тактаров не играет мускулами, а внезапно, поразив, быть может, и всю съемочную группу, выдает серию потрясающих эпизодов. Наверное, сам сюжет пробудил в актере глубочайшие чувства сострадания к герою. Станиславский бы наверняка поверил, увидев, во что могут превратить человека пытки голодом. Режиссер Нахабцев выдает тайну, всего лишь производственную: несколько дней съемок Олег не притрагивался к еде, может, получилось чересчур натуралистично, однако веет тоской, глубоким несчастьем. «Так и было, просто так и было. Как вы все это подсмотрели, — еле слышно шепчет Козлов. — И как все это было выдержать…» Но выдержал же, не сказал ни слова.
А допросы просто вызывают содрогание. Американцы, англичане, немцы — все стараются как могут. Больше всех усердствует парень из Мосада — бывший одессит Жора, прилично говорящий по-русски. «Этот Жора чуть до смерти не забил, — как тяжело дышится Козлову. — Местные охранники меня еле отбивали. И как это Тактаров терпит. Эти его кандалы прямо как у меня были».
Идет фильм, и вижу в глазах Алексея Михайловича стоящие слезы. Пару раз не обошлось без носового платка. И вдруг, уже в конце фильма — такая яркая улыбка. Это уже после обмена на 11 чужих шпионов появляется в кадре любимый и ныне здравствующий начальник полковника Козлова. «Дроздов, прямо Юрий Иванович, — одобрительно кивает Козлов. — Ну кто бы кроме него меня снова после двух лет тюрьмы мог взять и отправить в нелегальную разведку».
Не аплодисменты, на таком рабочем показе как-то не аплодируют, но попросил Козлов соединить его с Олегом Тактаровым. И какие слова благодарности тот выслушал. Пришлись они как нельзя кстати: в этот день актер праздновал свой день рождения.
Третья серия
А у меня возник естественный вопрос: почему все же начальник нелегалов генерал Дроздов вновь отправил засвеченного вроде бы полковника в далекое нелегальное плавание?
Российская газета: Юрий Иванович, актер, вас играющий, прямо копия.
Юрий Дроздов: Похож очень, но есть различие. У меня рубашки всегда отлично выглаженные.
РГ: Не рисковали, когда после двух лет в ЮАР Козлов снова ушел куда-то далеко под чужим именем?
Дроздов: В фильме с этой просьбой ко мне обращается сам полковник. В жизни предложил сначала его прямой начальник. А потом уже поговорили с Козловым. Жалко было терять классного нелегала. Он вжился в образ. В Москве талант мог и пропасть.
РГ: Он снова превратился в немца?
Дроздов: Какая разница? Иностранец из одной западной страны. И перемещался по миру, знаете, как активно. Но осторожно. Каждое задание отрабатывалось, обсуждалось. Промахи были исключены. И Козлов отлично справлялся.
РГ: Мне кажется, я догадываюсь, чем занимался Козлов. По-моему, стал неким связующим звеном. Отыскивал тех собратьев по редчайшей и штучной профессии, связь с которыми нарушалась.
Дроздов: Казаться вам может все что угодно. Но за свою работу Алексей Михайлович удостоен звания Героя России. Значит, никто, приняв решение, не ошибся. Да и фильм получился.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *