Алексей лунев судья

9 июля 2018 года в Северокавказском окружном военном суде были допрошены в качестве свидетелей обвинения сотрудники УФСБ РФ по КБР Хачим Иванов и Ислам Куважуков. Именно они, по словам Ислама Гугова, убеждали его вернуться из Сирии и дали ему гарантии, грубо нарушенные после его возвращения.

* * *

Напомним, что Ислам Анзорович Гугов в сентябре 2014 года уехал в Сирию защищать сирийских черкесов. Но со временем он разочаровался и решил вернуться домой. Гугов перебрался в Турцию и оттуда связался со своим отцом, а при его посредничестве — с представителями властей КБР и силовиками. В это время в России против него возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 208 УК РФ (участие в НВФ на территории иностранного государства). Его отец обратился в Комиссию по адаптации бывших боевиков и к министру КБР по профилактике экстремизма и молодежной политике. Представители власти и силовики пообещали, что Ислама не заключат под стражу, в отношении него не выдвинут дополнительных обвинений, ему помогут адаптироваться к мирной жизни. Но по возвращении в КБР Гугов был арестован, а сотрудники УФСБ по КБР представили дело так, что противоправная деятельность Гугова была прекращена только благодаря их усилиям. Гугова поместили под стражу, в отношении него было возбуждено второе уголовное дело — по ч.2 ст.205.5 и ст.205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ.

20 апреля 2018 года судебной коллегией Верховного суда КБР было отменено уголовное преследование по ч. 2 ст. 208 УК РФ на основании примечания к этой статье (лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления).

* * *

Процесс проходит под председательством судьи Валерия Опанасенко, также в коллегию входят судьи Вячеслав Корсаков и Станислав Житков. Сторону обвинения представляет помощник прокурора г. Баксан Кабардино-Балкарской Республики Алан Накусов, сторону защиты — работающая по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Ева Чаниева. На заседании отсутствовала адвокат по назначению Александра Игнатенко, от которой Гугов ранее неоднократно отказывался.

В начале заседания адвокат Ева Чаниева заявила об изменениях в протоколе допроса допрошенного на предыдущем заседании свидетеля Анзора Жамгуразова. По ее словам, документ уже после ознакомления с ним дополнился фразой об отказе от участия в следственных действиях с Гуговым, хотя подсудимый на стадии следствия просил об очных ставках со свидетелями. Чаниева заявила, и другие материалы дела могли претерпеть изменения и ходатайствовала о проверке других документов на предмет изменений. Прокурор не возражал, суд удовлетворил ходатайство.

Прокурор ходатайствовал о продлении на 3 месяца срока содержания Ислама Гугова под стражей, который истекает 17 июля 2018 года. Он аргументировал свое ходатайство тем, что Гугов может скрыться от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью и воспрепятствовать производству по уголовному делу. Адвокат попросила отказать, т.к. допрошены все свидетели, кроме сотрудников УФСБ по КБР, Гугов на уже допрошенных свидетелей повлиять не может. Кроме того, она просила учесть, что Гугов добровольно явился в правоохранительные органы с явкой с повинной, а также учесть положительные характеристики, данные Исламу Гугову. Ислам Гугов тоже попросил отказать прокурору в ходатайстве, указав на то, что он сам явился в правоохранительные органы. Суд ознакомился с характеристиками И. Гугова, но постановил удовлетворить ходатайство прокуратуры и продлить срок содержания И. Гугова под стражей на 3 месяца, до 17 октября 2018 года. После этого суд перешёл к допросу свидетелей обвинения.

Начальник отдела УФСБ по КБР Хачим Иванов рассказал, что в 2015 году были получены данные о том, что Гугов участвует в незаконных вооружённых формированиях на территории Сирии. УФСБ собрало материал, следствие возбудило по материалу уголовное дело, Гугов был объявлен в международный розыск. Затем, рассказал Иванов, сотрудники УФСБ по КБР установили контакт с его отцом и склонили отца к тому, чтобы он добровольно привёз Ислама Гугова и выдал его сотрудникам УФСБ. Они работали около полугода, отец три раза выезжал к нему в Турцию, общался с ним, после привёз его и «отдал нам». В марте 2016 года в аэропорту Нальчика сотрудники УФСБ забрали Гугова, привезли в управление и передали следствию. Свидетель отметил, что оперативная работа, а позднее сопровождение уголовного дела проводились им только в рамках ст. 208 УК РФ.

Отвечая на вопросы адвоката Евы Чаниевой, свидетель пояснил, что первый контакт с отцом Ислама Гугова произошел летом 2015 года, на тот момент Ислам Гугов уже был объявлен в международный розыск. Отец сообщил, что Ислам находится в Турции и не возвращался, так как боялся, что по приезде к нему применят физическое давление. Была ли у Гугова по прилёту в Россию с собой явка с повинной и проводился ли его личный досмотр в аэропорту, свидетель затруднился ответить, но он точно помнит, что в здании управления Гугова обыскивали и явки с повинной у него не было. С того момента как, И.Гугова доставили в управление, с ним постоянно находился отец и адвокат Кочесоков. Хачим Иванов также заявил, что Ислам Гугов сам рассказал следователям об участии в международной террористической организации, но почему его сразу не обвинили в этом, свидетель не знает.

По просьбе адвоката Евы Чаниевой был оглашён протокол допроса Хачима Иванова в качестве свидетеля на процессе по первому делу Ислама Гугова. Из протокола следовало, что инициатива вернуть Гугова в Россию исходила от его родственников, в частности от отца и дяди. На вопрос Чаниевой о причине расхождения в показаниях свидетель ответил, что, возможно, он что-то забыл и это, по его мнению, для сути дела не так уж важно. Он добавил, что они по своей инициативе хотели склонить объект розыска к сдаче и в рамках таких мероприятий они работали с родственниками. О том, что Гугов, уехав из Сирии, находится в Турции, силовики узнали в результате комплекса ОРМ, а не от отца подсудимого. При этом Иванов отметил, что отец Гугова предпринял для возвращения Ислама и тот вернулся благодаря отцу.

На вопрос судьи, была ли до возвращения Гугова оперативная информация о том, что Гугов находился в какой-либо международной террористической организации и проходил обучение для осуществления террористической деятельности, свидетель ответил, что такой информации у них не было, но они это предполагали.

Затем был допрошен оперуполномоченный Управления ФСБ по Кабардино-Балкарии Ислам Куважуков.

Он рассказал, что в 2015 году была получена информация об участии Ислама Гугова в деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Сирии. Были собраны материалы и возбуждено уголовное дело, проводились мероприятия по его поиску и задержанию. Был установлен контакт с отцом, он рассказал, что его сын переехал из Сирии в Турцию. Отец несколько раз выезжал к нему и уговаривал его вернуться. В марте 2016 года ему удалось договориться с сыном о том, что он вернётся, и прилетел с сыном. В аэропорту Нальчика сотрудники УФСБ встретили Ислама Гугова, опросили и доставили к следователю. Куважуков добавил, что ему известно только об участии Гугова в НВФ, о его участии в каких-либо международных террористических организациях и о прохождении Гуговым обучения в подобных организациях он ничего не знает.

Отвечая на вопрос Евы Чаниевой, Куважуков подтвердил, что брал объяснение у Ислама Гугова в управлении ФСБ в присутствии отца и адвоката, а до этого он занимался розыском Ислама Гугова. Куважуков отметил, что родственники Ислама Гугова были очень заинтересованы в его возвращении в Россию к мирной жизни.

Адвокат Чаниева спросила, по чьей инициативе Гугов вернулся в Россию. Свидетель ответил, что родственники были очень заинтересованы в его возвращении. Они сообщили ему, что Ислам Гугов в Стамбуле и Куважуков говорил с ним по телефону. По его словам, Гугов говорил ему, что хочет вернуться в Кабардино-Балкарию, но боялся, что в отношении него будут применены противоправные действия. Куважуков заверил его, что всё будет в рамках закона и ему надо возвращаться. О том, что Ислам Гугов вернулся на территорию России с явкой с повинной свидетель, по его словам, не знает.

На вопрос судьи, была ли оперативная информация об участии Гугова в какой-либо международной террористической организации, оперативник ответил, что если бы обвиняемый в ходе опроса сообщил о чем-то подобном, это обязательно было бы отражено в документе.

Ислам Гугов спросил, помнит ли Куважуков их разговор по телефону, когда оперативник давал ему инструкции как вернуться из Турции в Россию. Свидетель ответил, что помнит факт разговора, но детали забыл – помнит только, что Гугов боялся физического давления и он заверил его, что всё пройдёт в рамках закона.

Следующее заседание назначено на 19 июля 2018 г.

Судьи Бурятии написали очередную жалобу на Альбину Кириллову (21.10.2018)

21.10.2018

Фото Т. Никитиной

Федеральные судьи республики Бурятия направили очередную петицию в адрес администрации президента России, Генеральной прокуратуры и ВККС. В этот раз писавшие были возмущены тем фактом, что на празднование 95-летия Верховного Суда Бурятии с них собрали деньги, однако на торжество попали далеко не все. Несмотря на значительные средства общих сборов (в частности, только с судей Верховного суда собрали по 10 тысяч, с районников — по 5 тысяч рублей), приглашение на праздник, кроме судей Верховного суда Бурятии, получили только председатели районных судов.

Чтобы иметь представление, о каких суммах идет речь, достаточно сказать, что в республике 54 должности мировых судей, 172 должности федеральных судей, включая около 60 тех, кто работает в Верховном суде. Иными словами, только в Верховном суде получилось 600 тыс. рублей, не считая собранного по районам. Один вопрос, не дающий покоя отправителям правосудия, почему на банкет были приглашены только председатели судов? Другой вопрос — куда ушли все эти немалые средства, за которые перед судейским сообществом никто никогда не отчитывался и, само собой, не отчитался и в этот раз.

Пусть аренда оперного театра обошлась юбилярам в 140 тыс. рублей, праздничный сюжет на местном телевидении — в 40 тыс. рублей, банкет на 100 персон по высшему разряду — в 300 тыс. рублей. Куда делись остальные деньги? Значительные расходы можно было бы объяснить, к примеру, изданием фолианта «Верховный суд Бурятии», подобно тому, который появился к 80 -летию Верховного суда Бурятии тиражом в 1000 экземпляров и до сих пор украшает ведущие библиотеки республики. Но ничего такого организаторы мероприятия коллегам не предъявили.

Между тем, как своего рода сенсацию в органах судейского сообщества передают информацию о том, что председатель Новосибирского областного суда Римма Шатовкина, у которой на этой неделе (23 октября) истекают полномочия, неожиданно отозвала свое заявление о продлении полномочий, что означает только то, что она уходит в почетную отставку. Как известно, создаваемый в рамках реформы Пятый апелляционный суд, где должны будут рассматриваться дела, в том числе и из Бурятии, после ряда перипетий решено было создать не в Томске, а в Новосибирске. Это значит, что Римма Шатовкина, проработавшая судьей примерно столько же, сколько и Альбина Кириллова, вполне могла претендовать на пост председателя вновь создаваемого суда, но не вышло. На этот пост была назначена бывший уже председатель Верховного суда республики Алтай Марина Алексина.

Интересно, что отставка Шатовкиной случилась после того, как весной этого года Высшая квалификационная коллегия судей, как и Альбину Кириллову, рекомендовала Шатовкину на пост председателя областного суда. Как пишут новосибирские СМИ, очевидно, не последнюю роль в этом отказе сыграли многочисленные петиции от самих судей в адрес той же ВККС по поводу Шатовкиной, где были выдвинуты обвинения в необоснованном завышении премий отдельным судьям с дальнейшим использованием этих сумм в личных целях. Кроме того, недоброжелатели судьи указывали на родственников председателя, также работавших в судебной системе Новосибирской области. Сама Шатовкина никогда и не скрывала, что ее дочь Диана Гребенюк работает судьей Арбитражного суда Новосибирской области, а брат — мировым судьей в Пятигорске.

Про це повідомляють у пресслужбі ВККСУ.

«Інформуємо, що рішенням Вищої кваліфікаційної комісії суддів України від 08 жовтня 2019 року скасовано проведення оголошеного рішенням Комісії від 01 серпня 2019 року № 140/зп-19 конкурсу на заміщення 220 вакантних посад суддів у місцевих судах шляхом переведення суддів”, — ідеться в повідомленні.

Самого тексту рішення на сайті немає, про причини скасування рішення про оголошення конкурсу також не повідомляється.

Як повідомлялося, 1 серпня 2019 року ВККСУ оголосила конкурс на заміщення шляхом переведення 220 вакантних посад суддів у місцевих судах, з яких 150 – у місцевих загальних судах, 20 – у місцевих господарських судах та 50 – у місцевих адміністративних судах.

Водночас деякі представники суддівської спільноти висловили обурення визначеними умовами оголошеного конкурсу на називають їх дискримінаційними, оскільки, як стверджують, «перевестись можуть лише ті, хто пройшов кваліфікаційне оцінювання, обіймають посади суддів безстроково або строк повноважень яких не скінчився”.

Читайте також: В ЄС розділили занепокоєння Ради Європи щодо судової реформи в Україні

Зокрема, суддя Олександра Жуковська на своїй сторінці у Facebook підсумувала, що «поза конкурсом з незалежних від них причин залишаються: 1) усі безповноважні судді (недооцінені і оцінені без указів Президента); 2) всі повноважні судді, для яких ще не завершилось кваліфоцінювання на відповідність займаній посаді (з указами Президента, але недооцінені)”.

Окрім того, це питання розглядалося на засіданні Ради суддів України. Так, рішенням № 49 від 2 серпня 2019 року»Щодо оголошеного ВККСУ конкурсу на заміщення вакантних посад суддів”, Рада суддів України рекомендувала Вищій кваліфікаційній комісії суддів України «невідкладно внести зміни до оголошених 1 серпня 2019 року Умов проведення конкурсу на заміщення вакантних посад суддів місцевих судів шляхом переведення судді на посаду судді до іншого суду з метою забезпечення рівних умов участі у конкурсі усіх суддів незалежно від етапів проходження кваліфікаційного оцінювання”.

Згодом Жуковська опублікувала на своїй сторінці в Facebook копію рішення ВККСУ, яким скасовано оголошений конкурс 1 серпня 2019 року.

Так, в опублікованому документі зазначається: «Ураховуючи значну кількість заяв про участь у конкурсі від суддів, кваліфікаційне оцінювання яких не завершено з об’єктивних причин, Комісія обговоривши питання порядку денного, дійшли висновку про необхідність скасування проведення конкурсу, оголошеного рішенням Комісії від 01 серпня 2019 року №140/зп-19”.

— Если говорить о поведении болельщиков, часто ли вы сталкивались с их критикой? Как судьи выдерживают их напор — ведь часто фанаты очень несдержаны?

— Мы привыкли: это часть профессии. Если есть негатив, мы стараемся фильтровать то, что было сказано, — в каждой критике доля правды присутствует. Мы обязательно выслушаем, намотаем на ус, проанализируем, лишнее отбросим, а то, что нужно — рациональное зерно, — останется.

Когда начинал работать судьёй, было обидно, когда крикнут с трибуны. Особенно на первенстве города — трибуны рядом находятся, никакой защиты нет, — выходишь и работаешь, а болельщики совсем близко.

Если в профессиональном футболе они дальше и есть служба безопасности, то на первенстве города я помню: несколько оскорбительных выражений было во время матча. Но прошли через это. Есть те судьи, кто близко принимает к сердцу, но чем старше и опытнее становишься, тем дальше это уходит на второй план. На сборах есть психолог, если что-то вызывает сомнение, ты с ней разговариваешь, она пытается найти пути выхода. У нас никто не запрещает и где-то на стороне найти психолога.

— Не было у вас желания ответить болельщикам — повернуться, сказать что-нибудь, показать неприличный жест?

— Неприличный жест — нет. А хотелось объяснить суть принятого решения.

— Если судья совершает ошибку, на чём это отражается?

— В протоколе матча не отражается, но нас оценивает инспектор. И если, не дай бог, судья принимает какое-то неверное решение, то судье выставляется оценка ниже.

— Были ли у вас ошибки, о которых вы жалеете?

— Были ситуации, про которые я после нескольких лет думал, что, может быть, если бы я находился бы в другом месте, то я лучше бы увидел эту ситуацию. Конечно, ошибки были, они случаются, к сожалению, это часть футбола. Так же как у игроков — они, бывает, выходят один на один и не попадают по пустым воротам.

— А как соотносится болельщик и судья внутри вас?

— Прежде всего, судья — это человек, и в нормальной жизни мы абсолютно такие же люди, как все: мы общаемся друг с другом, у нас нейтралитет, у нас нет футбольного клуба, за который болеем. Мы можем переживать, если кто-то из российских клубов выступает на международной арене. Очень плохо, допустим, что «Зенит» вылетел из Лиги Европы. Сейчас мы радуемся, что ЦСКА выиграл «Аек» (Афины, Греция).

— Какой футболист вам больше всего нравится?

— Далеко ходить не буду, поскольку телевизор я смотрю так же часто, как все наши болельщики. То, что вытворяют Месси и Криштиану Роналду, — это действительно талант с большой буквы.

— А какой игрок запомнился вам на тех матчах, что вы судили?

— Импонируют мне игроки сборной России, и в первую очередь я хотел бы отметить Алексея Миранчука — действительно такой нестандартный футболист, у него длинный шаг и он левоногий.

— Часто вы получаете назначение на матчи?

— Последняя игра была в пятницу, я приехал в субботу; сейчас, во вторник, я получил следующее назначение. Матч будет в субботу, я полечу в пятницу. Раз в неделю назначение. Обычно три дня меня дома не бывает. Мы должны за сутки прилететь, там переночевать, на следующий день подготовиться к матчу. Сезон в Премьер-лиге начался 15 июля, 10 декабря будет крайний тур в этой части чемпионата, затем будет пауза до марта, а затем игры будут идти до мая. А Лига Европы смотрит на окна чемпионата и вставляет в них свои игры. Например, в среду матч Лиги Европы, а в пятницу-субботу — чемпионата России.

— То есть вас могут вызвать и два раза в неделю, как ваша семья к этому относится?

— Они вместе со мной в этом процессе — есть такая поговорка: если в тылу всё спокойно, то и работа спорится. Так и здесь: дома гармония, мы в унисон воспитываем детей, они — нас. Всё получается. Жена Анна сейчас в декрете, младшему сыну Ярославу 2 года 6 месяцев, дочери Еве 5 лет. На матч семью не беру, у нас нет такой практики.

— Как готовитесь к матчу?

— В день матча физическая подготовка — завтрак произвольный у всей судейской бригады. Затем мы собираемся в районе часа-двух на лёгкий обед — бульон, лапша, куриное филе максимум, затем отъезд на стадион. Накануне другая подготовка, индивидуальная — изучаем команды. Перед матчем может быть совещание всей бригадой, где мы оговариваем какие-то нюансы работ, взаимодействия, какие есть «проблемные игроки»: чего от кого можно ожидать.

— Конфликты с игроками на поле бывают часто?

— Это случается на фоне эмоций, когда эмоции зашкаливают, тогда игроки пытаются выражать недоверие, несогласие с решениями арбитров — конфронтации случаются. Драться лезут, но чаще всего они не судей собираются бить, а между собой пытаются выяснить отношения. Мы их разнимаем — у нас ни стюарды, ни полиция не имеют права выйти на поле. Из недавних случаев: при мне на матче «Спартак» – «Зенит» сцепились Хави Гарсия и Квинси Промес, прибежала вся команда разнимать. Мы обычно стараемся не допустить эскалации конфликта, чтобы к двум игрокам не присоединились остальные.

— Известно ли вам что-то про договорные матчи?

— Я с этим не сталкивался, такой практики у меня не было. Скажу в первую очередь за себя — я никогда в жизни не участвовал даже в тотализаторах.

— Говорят, вы открываете в Новосибирске школу арбитров. Зачем?

— В 2013 году РФС всем регионам настоятельно рекомендовал создать школы, центры подготовки — для того чтобы люди, отучившись там, могли быть рекомендованы в профессиональный футбол. На первом этапе нужно только желание: обучение у нас абсолютно бесплатное, идёт на базе Колледжа олимпийского резерва, новый курс начнётся в октябре. На первом этапе отбора нет, на базовом курсе мы всех обучаем. После того как они получат сертификаты, смогут отобраться на курс «Стандарт», на этом этапе они смогут обслуживать матчи первенства города. Девушки у нас тоже обучаются: у нас же есть и женский футбол. Девушки в основном судят женский футбол, потому что уровень физподготовки не позволяет судить мужской. Но у меня была воспитанница Анна Непрелова, которая работала на соревнованиях среди мужчин третьего дивизиона. Она сдала нормативы и была допущена к обслуживанию матчей. Это было где-то лет девять назад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *