Артем аветисян пресса

Москва. 27 августа. INTERFAX.RU — Арбитражный суд Амурской области прекратил производство по иску акционера банка «Восточный» Марины Ушаковой о взыскании около 1,66 млрд рублей убытков с Артема Аветисяна и Аллы Цытович, представлявших в 2016 году Юниаструм банк (присоединен к «Восточному»).

Александр Свинцов, представляющий в суде интересы Ушаковой, объяснил «Интерфаксу», что оппоненты по результатам судебной экспертизы провели сделку по обратной продаже банком «Восточный» спорных активов.

«Возврат средств «Восточному» означает фактическое признание оппонентами обоснованности иска Ушаковой. Учитывая факт возврата денег, доверитель принял решение отказаться от данного конкретного иска. Суд принял отказ от иска, в ходатайствах Цытович о повторной экспертизе и отводе эксперта — отказал»,- отметил Свинцов.

По его словам, что возврат средств был проведен за счет кредита, полученного в «Восточном», поэтому основания и условия возврата денег подлежат отдельному анализу.

Третьими лицами к делу были привлечены ЦБ РФ, компания Evison (подконтрольна Baring Vostok) и «Финвижн Холдингс» (принадлежит Аветисяну, мажоритарий «Восточного»).

Иск был подан Ушаковой в июне прошлого года. Производство по делу было приостановлено в ноябре 2019 года для проведения судебной оценочной экспертизы, которая была поручена ООО «Индустрия-Сервис» (Владивосток). Экспертное заключение поступило в суд в конце июня текущего года, оно, по утверждению истца, подтвердило убыточность спорных сделок.

Оппоненты заявляли ходатайство о назначении повторной экспертизы, представив отрицательные рецензии на проведенную оценку активов.

Требования истца были основаны на утверждении, что ответчики совершили заведомо убыточные сделки. В частности, речь шла о приобретении у компании «Бок Раша» (материнская компания Юниаструм банка, сейчас — «Финвижн».- ИФ.) миноритарных пакетов акций и долей в уставных капиталах других юридических лиц.

Кроме того, были выкуплены права опциона на увеличение доли участия в уставных капиталах данных компаний. Всего, как отмечал истец, с 23 июня по 13 июля 2016 года было совершено 15 таких сделок на сумму 1 млрд 658 млн 110 тыс. рублей.

Ранее в «Финвижн» Аветисяна «Интерфаксу» сообщали, что отдельные доли в ранее выкупленных у «Бок Раша» активов уже проданы в рынок с прибылью для «Восточного», другие — предъявлены к выкупу «Финвижн» в рамках пут-опциона.

Представитель компании подтверждал, что «Финвижн» в рамках пут-опциона выкупила у «Восточного» активы на 1,57 млрд рублей. Активы были выкуплены на кредит, привлеченный от самого «Восточного», он полностью обеспечен недвижимым имуществом, сообщал ранее РБК.

По данным ЦБ, на 12 ноября 2018 года Ушаковой принадлежало 2,26% уставного капитала банка «Восточный», Аветисяну (через «Финвижн») — 32,02% (с 18 июня 2019 года — 42%). На момент событий 2016 года, с которыми связан иск, Аветисян контролировал Юниаструм банк, а Цытович была председателем правления этого банка.

Банк «Восточный экспресс» завершил процесс присоединения Юниаструм банка в январе 2017 года. Собственники Юниаструма тогда получили около 40% в объединенном банке.

В мае прошлого года Арбитражный суд Амурской области обязал Evison исполнить колл-опцион «Финвижн» на 9,99% акций банка. Baring Vostok утратил контроль над «Восточным», спорные акции были списаны в пользу «Финвижн».

Восточный подход

«Представляю вам политику выжженной земли в отношении зарубежных активов, — говорил в 2014 году в одном из интервью глава Bank of Cyprus Джон Хурикан. — Избавляемся от всего, что не приносит прибыли и проедает капитал». Bank of Cyprus (BoC) тяжело переживал банковский кризис на Кипре, непросто было и его российскому дочернему банку «Юниаструм». Незадолго до предыдущего кризиса, в 2008 году BoC купил «Юниаструм» за €450 млн у основателей банка Гагика Закаряна и Георгия Пискова. К 2014 году на «Юниаструм» приходилось около 5% комиссионных, процентных и прочих доходов кипрской банковской группы, но сам российский банк был убыточным. В начале 2015 года киприоты выставили его на продажу. Несколько месяцев к банку присматривались известные банкиры Игорь Ким и Микаил Шишханов. Однако в итоге покупателем стал владелец банка «Региональный кредит» Артем Аветисян: летом 2015 года он заплатил за «Юниаструм» с активами 47 млрд рублей €7 млн — в 64 раза меньше, чем семью годами ранее получили от киприотов прежние собственники Закарян и Писков. Аветисян отказался от комментариев для этой статьи.

Первым делом команда Аветисяна начала сокращать издержки. «Банк ужали, остались только жизненные функции, а затем начали наращивать бизнес по отдельным направлениям», — говорит источник в «Юниаструме». Банк сосредоточился на торговле ценными бумагами и выдаче гарантий. Часть активов перевели в «Юниаструм» из «Регионального кредита». Этот первый банк Аветисяна, который он купил у Совкомбанка Дмитрия и Сергея Хотимских, впрочем, никогда не был классическим: в конце 2014 года при активах в 27,6 млрд рублей кредитный портфель составлял всего 5 млрд рублей, остальное приходилось на ценные бумаги. Среди заемщиков банка был сам Аветисян: «Региональный кредит» кредитовал его компанию «Конти» под покупку недвижимости, а затем скупал у нее же площади в нежилых зданиях. Кредиты в банке брала и жена Аветисяна Ирина Агалецкая – в том числе на танцевальную школу, которую учредила вместе с женой Александра Джапаридзе Еленой.

Получив в управление «Юниаструм», уже к концу 2015 года команде Аветисяна удалось выправить ситуацию: после убытка в размере 5,6 млрд рублей в 2014 году банк получил чистую прибыль 3,9 млрд рублей. Правда, она появилась специфическим образом — банк нанял компанию, переоценившую его недвижимость, операция принесла «Юниаструму» 7 млрд рублей дохода.

Меньше чем через год после сделки с киприотами Аветисян заинтересовался еще одним проблемным банком — «Восточным экспрессом» с активами на 160 млрд рублей. Этот банк из Благовещенска, специализировавшийся на необеспеченном розничном кредитовании и некогда построивший внушительную федеральную сеть, пребывал в плачевном состоянии — в 2015 году убыток составил 10,7 млрд рублей, а просрочка достигала 20% портфеля. Банк контролировался фондом Baring Vostok. Как любой фонд прямых инвестиций, Baring Vostok первоначально не планировал получать контроль над банком и стал владельцем скорее вынужденно. Поэтому новый партнер был фонду как нельзя кстати. Летом 2016 года Юниаструм Банк выкупил половину допэмиссии «Восточного экспресса» за 1,5 млрд рублей и получил почти 25% в капитале банка. В январе 2017 года «Восточный экспресс» заявил о слиянии с «Юниаструмом». Фондам Baring Vostok принадлежит 44,5% в объединенном банке, Аветисяну через кипрскую компанию Finvision Holdings Limited — 32%.

Второе поколение

Масштабные амбиции в банковском бизнесе Аветисян успешно совмещает с политической и общественной деятельностью. Он вхож в высокие кабинеты и, как и многие чиновники, включая премьера Дмитрия Медведева, активен в социальных сетях. В своем твиттере он ретвитит знакомых например экс-главу администрации президента Александра Волошина, разместившего очередной пост про любимую рок-группу Procol Harum с песней Pandora’s Box, и вице-премьера Аркадия Дворковича с новыми фото.

Интерес к микроблогам не единственное, что сближает Аветисяна с чиновниками, он дружит с их родственниками. Сын Александра Волошина Илья долгое время входил в совет директоров «Регионального кредита» Аветисяна. Советником Аветисяна был брат зампреда правительства Аркадия Дворковича Михаил. «Илья Волошин обладает большим GR-потенциалом, — рассказывает его знакомый. — Когда он работал в «Юникредит Секьюритиз», то на одном из Санкт-Петербургских экономических форумов сумел посадить на деловом завтраке гендиректора UniCredit Алессандро Профумо за стол к главе Сбербанка Герману Грефу. Позже Профумо стал советником Грефа».

С Волошиным-младшим в «Юникредит Секьюритиз» работал выходец из Ташкента Шерзод Юсупов. Юсупов — ключевая фигура во всех проектах Аветисяна, входил в совет директоров «Регионального кредита», курировал корпоративный блок «Юниаструма». Он занимает пост управляющего директора в инвестбанке Global Finance. Эта компания участвовала в сделках по покупке Аветисяном долей в «Юниаструме» и «Восточном». У Юсупова, как и у Аветисяна, много статусных знакомых, он дружит и ведет совместные дела с детьми чиновников и бизнесменов. В капитале компании «МСМ-5 Девелопмент» Юсупов входил вместе с Ильей Волошиным, сыном замглавы администрации президента Артемом Сурковым и Парвизом Ясиновым, сыном девелопера Обида Ясинова. Есть у него и другие интересы, не имеющие отношения к проектам Аветисяна. Например, Юсупов входил в совет директоров казанского банка «Тимер», а источники Forbes называют его дальним родственником экс-замминистра обороны Узбекистана Искандара Юсупова и связывают с девелоперскими и машиностроительными компаниями Татарстана и Поволжья.

В 2009 году Аветисян познакомился с сыном Германа Грефа Олегом и предложил ему присоединиться к команде НЭО-Центра. Через два года после прихода Олега Грефа НЭО-Центр заработал 651 млн рублей на оценке и 900 млн на консалтинге и занял 1-е место в рейтинге оценочных компаний «Эксперта РА». С начала 2000-х клиентами компании Аветисяна были Сбербанк, РЖД, РАО ЕЭС, структуры «Лукойла», «Олимпстрой». Бывший сотрудник НЭО-Центра рассказал Forbes, что через компанию Аветисяна проходили большие объемы сделок с ипотечными клиентами Сбербанка. Сейчас дела у НЭО-Центра идут куда хуже, чем в 2011-м, как говорит источник в компании, крупных проектов почти нет. Олег Греф покинул НЭО-Центр в марте 2017 года на фоне иска, поданного компанией PPF Management в Нью-Йорке к Сбербанку. Иск связан с утерей контроля над российским предприятием по добыче щебня «Павловскгранит» (им владел Сергей Пойманов) — истцы обвиняют Сбербанк в рейдерском захвате. Соответчиком также проходит НЭО-Центр, оценивавший стоимость «Павловскгранита» для Сбербанка в 2008 году.

Впрочем, от управления своим оценочным бизнесом Артем Аветисян отошел уже давно. В 2011 году Владимир Путин назначил его одним из директоров Агентства стратегических инициатив (направление «Новый бизнес»). После этого карьера Аветисяна кардинально изменилась и превратилась в демонстрацию идеального социального лифта в России. Правда, источники Forbes уверены, что не без протекции со стороны. Связь с Грефом есть и в АСИ — он входит в наблюдательный совет агентства. Кандидатуру Аветисяна рассматривали на должность главы АСИ, но в итоге его гендиректором в 2011 году стал Андрей Никитин. За ним тоже мог стоять серьезный ресурс. До выдвижения в АСИ он был гендиректором группы компаний «Рускомпозит», в которую входили предприятия «Стеклонит» и «Тверьстеклопластик». Долей в обоих предприятиях владел Дмитрий Калантырский, партнер братьев Ротенбергов по СМП Банку. Возглавив АСИ, Никитин не раз утверждал в интервью, что никогда не обсуждал с Калантырским свое выдвижение в АСИ.

Читать также: Андрей Никитин — о дружелюбии байкеров, Ахмате Кадырове в администрации президента и добровольном участии в митинге за Путина

Знакомство с Никитиным сказалось на банковском бизнесе Аветисяна. Своего руководителя из АСИ он пригласил на пост председателя совета директоров «Юниаструма». Одним из акционеров объединенного «Восточного» с долей 4% стал Юрий Данилов, входящий в совет директоров «Рускомпозита». В начале 2016 года в правление «Юниаструма» пригласили Оксану Мисане, которая раньше работала в СМП Банке, также в банке Аветисяна недолгое время был вице-президентом Олег Шелягов, до этого возглавлявший Мособлбанк, который находится на санации у банка братьев Ротенбергов.

Под свое крыло после покупки «Юниаструма» Аветисян взял также коллег и хороших знакомых из «Клуба лидеров».

Клубная принадлежность

В ноябре 2016 года на острове Кинг-Джордж, расположенном в 150 км от Антарктического полуострова, высадилась экспедиция из ста человек в ярко-красных куртках. Российские бизнесмены из «Клуба лидеров» заплатили примерно по 500 000 рублей, чтобы провести несколько дней на станции Беллинсгаузен в окружении пингвинов и тюленей и пообщаться по телемосту с Владимиром Путиным.

Попасть в «Клуб лидеров» куда проще, чем на Антарктиду, — надо заплатить взнос 100 000 рублей и получить рекомендацию действующего участника. Но перспективы, которые сулит участие в клубе, стоят несопоставимо больше. Необязательно даже ехать к Южному полюсу — «Клуб лидеров» и в Москве проводит встречи с Владимиром Путиным. Их также посещают высокопоставленные чиновники, например первый вице-премьер Игорь Шувалов и помощник президента Андрей Белоусов.

Клуб был образован в начале 2012 года, после того как несколько десятков предпринимателей написали Путину открытое письмо, в котором изъявили желание поучаствовать в улучшении инвестклимата в России. Источник Forbes в АСИ рассказал, что идея создать клуб родилась у бизнесменов, не прошедших отбор в АСИ. Основателями и ключевыми фигурами клуба выступают Шерзод Юсупов и совладелец одного из крупнейших производителей обуви в России «Брис-Босфор» Вячеслав Зыков. «Клуб лидеров» стал партнером АСИ. На телеканале «Россия 24» выходит передача «Агент бизнеса», где каждую неделю предприниматель из «Клуба лидеров» отправляется в один из регионов страны и оценивает, насколько просто там заняться бизнесом. Аветисян лично подводит итоги, выставляя баллы регионам: оценивается все от отношения местных властей до комфортности гостиниц. За рейтингом следят не только местные власти. На Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2016 году помощник президента Андрей Белоусов, входящий в набсовет АСИ, обрушился с жесткой критикой на власти Санкт-Петербурга, который не вошел в топ-20 рейтинга инвестиционной привлекательности агентства.

Деятельность контролирующих органов также часто становится объектом критики Аветисяна и «Клуба лидеров». «Когда от нас отстанут? Проверки уже замучили», — говорил весной 2016 года на прямой линии с президентом Зыков. «Будем вместе работать», — пообещал ему Путин. Зыков хорошо знает Аветисяна: его проект был одним из первых, поддержанных в АСИ. Речь идет о строительстве тепличного хозяйства «Агрокомплекс Волжский» в Волгоградской области. Проект стоимостью 7,6 млрд рублей запущен в 2012 году. По данным «Контур-фокус», сейчас доля Зыкова (45%) в агрокомплексе заложена в банке «Юниаструм». «Восточный» является залогодержателем и совладельцем и других компаний Вячеслава Зыкова: среди них «Брис-Босфор» и ряд компаний, связанных с ГК «Бразис», одним из лидеров по производству консервов (изготавливает продукцию для партнеров под брендами Lorado, «БВК», «4 сезона», а также для X5, «Ашана», «Магнита» и «Ленты»).

Как выяснил Forbes, вместе с банком Аветисяна инвестиции в проекты Зыкова осуществляет инвесткомпания KFG Capital. Согласно информации на ее сайте, у нее есть интересы в нефтяном бизнесе и агропромышленном бизнесе. По данным «Контур-фокус», KFG вместе с «Юниаструмом» инвестировала в нефтяную компанию «Ухтагеонефть» и ТК «Привольный» и «Полтавский», занимающиеся выращиванием овощей. По адресу последней находится офис компании «Полтавские консервы», среди ее собственников — Вячеслав Зыков.

Источник Forbes связывает KFG Capital с бывшим главой службы безопасности АФК «Система» Русланом Алмакаевым и говорит, что тот ранее был соинвестором в проектах Вячеслава Зыкова. Связаться с Алмакаевым не удалось, Зыков не ответил на запрос Forbes. О знакомстве с Алмакаевым в интервью «Эху Москвы» однажды рассказывал бывший совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин. Он утверждал, что Алмакаев убеждал его продать компанию в обмен на прекращение проблем с правоохранительными органами.

Управляющий партнер KFG Capital Антон Федосеев сообщил Forbes, что знаком с Алмакаевым, но прямой связи между ним и компанией нет. Согласно «Контур-фокус», бизнес Алмакаева и KFG пересекается — компания Алмакаева «Геолэкспертиза» и структуры компании Федосеева «Ронаэльнефть» и «Ухтагеонефть» похожи по составу менеджмента и находились по одному адресу в Ухте.

Не возникает ли у Аветисяна как владельца банка «Восточный» конфликта интересов в связи с работой в АСИ и участием в «Клубе лидеров»? Руководитель Transparency International Russia Илья Шуманов говорит, что этическая составляющая конфликта интересов есть, но не юридическая. «АСИ создано в форме некоммерческой организации (НКО), поэтому любые ограничения распространяются только на ее гендиректора. Есть прямая связь между Аветисяном и лоббированием планов по созданию крупного банка, но по закону об НКО Аветисян из-под действия понятия «конфликт интересов» выведен», — говорит Шуманов. Возглавлявший совет директоров «Юниаструма» Андрей Никитин в феврале 2017 года покинул банк и АСИ и был назначен врио губернатора Новгородской области.

Большие амбиции

Несмотря на амбициозный старт и одобрение президента, на пути со своим банком в топ-20 Аветисян столкнулся с трудностями. Большая часть его команды из «Юниаструма» не переходит в объединенный «Восточный». О массовых сокращениях в «Восточном» Forbes рассказали два человека, близких к руководству объединенного банка. Якобы сразу после официального сообщения об объединении «Юниаструма» и «Восточного» в конце января предправления последнего Алексей Кордичев распорядился сократить почти две трети сотрудников головного офиса Юниаструмбанка. Сам Кордичев это не подтверждает, но говорит, что сокращения в банке действительно проходят, в том числе за счет сотрудников «Юниаструма». «Отмечу, что интеграция банков прошла за два месяца и включала в себя технологическую интеграцию, — сказал Алексей Кордичев Forbes. — Теперь банк работает на единой IT-платформе, а не двух параллельных — это значит, что ряд процессов и функций можно сократить, уменьшив при этом расходы банка. Мы сокращаем наиболее дорогие бэк-офисные подразделения, которые располагались в Москве (многие из них — подразделения Юниаструмбанка), оставляя аналогичные в регионах».

Читать также: Одиночество Аветисяна: амбициозный банкир теряет команду и влияние

Также, по словам Кордичева, в правление объединенного банка войдут только два человека из «Юниаструма» — среди них Оксана Мисане из СМП Банка. У Аветисяна и его партнеров 40% в капитале объединенного банка и всего два места из девяти в совете директоров. Знакомый Аветисяна утверждает, что у того есть опцион на выкуп долей других акционеров, с помощью которого он может в перспективе довести свою долю до контролирующей. Но чтобы реализовать этот опцион, акционерам необходимо решить проблемы с капиталом банка. О том, что банку в 2017 году потребуется докапитализация, говорится в годовой отчетности — для этого банк начал переговоры с держателями своих субординированных облигаций с предложением конвертировать их в бессрочные бумаги.

«Восточный» все же выбрался из убытков и по итогам 2016 года показал прибыль 3,5 млрд рублей. «Наиболее быстро достижимая и очевидная синергия от объединения «Восточного экспресса» и «Юниаструма» — это экономия на административных расходах», — говорит Ольга Ульянова, аналитик рейтингового агентства Moody’s. По ее оценке, сэкономить можно 20–25% суммарных расходов банков до объединения. Ульянова отмечает, что опорный банк для кредитования малого и среднего бизнеса на базе «Восточного экспресса» придется создавать с нуля. Впрочем, окончательная стратегия до сих пор не выработана. «Юридически объединение банка завершено, — говорит старший партнер Baring Vostok Майкл Калви. — Более того, все основные интеграционные процессы находятся на стадии завершения, состыкованы IT-системы, разработана новая организационная структура, сформирована объединенная команда». Он отметил, что основой клиентской базы должны стать розничные клиенты и малый и средний бизнес.

Не выглядят очевидными и перспективы присоединения к «Восточному» МСП Банка, как предлагал в письме Путину Аветисян. В Корпорации малого и среднего бизнеса, куда входит МСП Банк, отказались комментировать возможную сделку. По словам источника, близкого к корпорации, Александр Браверман, в 2015 году назначенный ее руководителем, и представители Внешэкономбанка выступают против проекта. Источник в правительстве говорит, что идею опорного банка для малого и среднего бизнеса было решено сначала протестировать на банках Аветисяна. «МСП Банк должен с ними построить партнерские отношения, — говорит чиновник. — Если года через два-три будет необходимость или возможность их объединить, то мы это сделаем». В банке «Кредит Европа» заявили Forbes, что не ведут «обсуждений и переговоров о продаже или слиянии банка с какой-либо финансовой структурой».

Артем Аветисян уже прошел путь от небольшого регионального банка до структуры федерального уровня из топ-50 банковской системы. Даже если идея с МСП Банком не будет реализована, у него все равно есть шанс войти в круг самых влиятельных банкиров. В прошлом году стало известно о желании «Юниаструма» купить у Внешэкономбанка Связь-банк и «Глобэкс». Сделка по продаже банков, которые ВЭБ санировал с 2008 года, должна быть закрыта в апреле. Если Аветисян получит банки, суммарные активы его структуры составят почти 800 млрд рублей. За продажу банков Аветисяну ратуют Игорь Шувалов и Андрей Белоусов.

Развитие малого и среднего бизнеса
директивы правительства и реальная практика
III ежегодный деловой форум
21 октября 2011, Москва, Swissotel Конференц-центр
Стенограмма выступления А.Аветисяна
Сессия 1. Государственная поддержка предпринимательства
(…)
Ведущий (Сергей Борисов, президент, «Опора России»; вице-президент, Сбербанк России; заместитель председателя Правительственной комиссии по развитию малого и среднего предпринимательства): Я думаю, сейчас Артём Давидович Аветисян, директор направления Новый бизнес Агентства стратегических инициатив добавит некоторую информацию. Но скажите, вы пришли уже не на чистое поле. Уже что-то делалось в этом плане. Например, создан такой альянс, мы его назвали «Инновационный лифт», куда вошли Внешэкономбанк, РОСНАНО, Фонд Бортника, Росмолодёжь, ОПОРА России, Фонд Сколково. В рамках этого альянса мы, действительно, отбираем проекты и направляем в отдельные подразделения. Вы можете как-то корреспондировать свою деятельность с этими наработками? Артём, пожалуйста.
Артём Аветисян: Спасибо. Добрый день. Наверно, уже Андрей Никитин основные вещи сказал. Что я хотел добавить? Я сегодня взял газету «Ведомости» и приятно удивился. Мне очень понравилось название статьи, которая называется «Агентство для лидеров». Действительно, если мы сейчас не будем подробно обсуждать критерии отбора, тут всё достаточно подробно написано. И посмотрим в суть, кто стоит за любым проектом. Действительно, за любым проектом стоит человек, стоит предприниматель. И не только предприниматель один — ещё его команда. Поэтому этот основной message, что агентство создано для лидеров. И мы этих лидеров будем искать, и помогать им развиваться – это очень важный message, с которого я бы хотел начать. Кроме этого в процессе дискуссии возник вопрос – а что делать с малым бизнесом? А что делать со средним, с крупным? На мой взгляд, малый бизнес, средний, крупный – довольно условные понятия. Редко, когда предприниматель сразу становится средним предпринимателем. Или сразу он становится крупным. Наверно, большинство предпринимателей проходят через малый бизнес. Это очень важно, чтобы дать возможность малому бизнесу становиться средним бизнесом, а среднему предпринимателю становиться крупным бизнесменом. Это одна из основных задач. Т.е. чтобы и малого бизнеса было много, и среднего. Чтобы процесс развития был постоянным налаженным процессом. Что касается направления «Новый бизнес», мы для себя выделили, помимо критериев, которые сегодня должны быть утверждены на наблюдательном совете, мы для себя определили 4 приоритетные стратегические инициативы. Первая инициатива – это продвижение высокотехнологичного среднего бизнеса на глобальные рынки. Здесь мы подразумеваем те компании, те проекты, которые обладают технологиями, позволяют выводить свои продукты и на глобальные рынки, и на внутренние рынки. Вторая инициатива – это промышленные технологии для улучшения качества жизни. Здесь всё, что может улучшить качество жизни. В том числе и экологию. Третья инициатива – это новые технологии в сельском хозяйстве и переработки сельхозпродукции. Все мы хотим есть качественные продукты. Это довольно очевидно. И четвёртая инициатива – касается эффективности создания эффективной среды для среднего бизнеса. В качестве примера, кто помнит, в Советском Союзе было очень много наукоградов. Они обладали инфраструктурой и различными возможностями. И когда мы сейчас говорим о создании технопарков, которые мы многие начинаем с нуля, туда надо вкладывать очень большие инвестиции. А если мы будем создавать технопарки на базе старых наукоградов, попробуем это сделать, здесь это даст стимул для развития такой инфраструктуры в регионах тоже. Это основные приоритеты. В рамках вот этих четырёх инициатив мы начали подбирать проекты, безусловно, за которыми стоят лидеры, о которых я только что говорил. Спасибо.
(…)
Ведущий: Вице премьер правительства Свердловской обрасти.
Михаил Максимов: (…)
Нужно отчитываться по проектам и по предприятиям. И увеличивать ресурс. Увеличивать ресурс, больше денег в это давать.
Последняя реплика по ресурсу. Нужно на региональных бюджетах подключиться и лоббировать те институты, которые занимаются поддержкой малого и среднего бизнеса. Они сейчас финансируются по остаточному принципу. Мы у себя убедили, создали сейчас Министерство инвестиций и развития – орган ключевой, который должен являться ГРБСом по всем тем деньгам, которые идут на поддержку малого бизнеса. Не только на льготные всякие гарантии, ставки и налоги, но и на капиталку нужно идти. У нас в Свердловской области больше пятнадцати миллиардов тратится в год на капитальные затраты. Из них на создание инфраструктуры – копейки. Нужно стремиться к тому, чтобы орган на уровне региона – помогать ему – откусывал от тех популистских часто задач: легко пролоббировать дорогу, легко пролоббировать строительство детского сада, школы, ремонта – это все сделать легко, на это депутаты деньги выделяют свободно. А вот выбить деньги на технопарк, выбить деньги на бизнес-инкубатор практически нереально, потому что все по остаточному принципу.
Нужно постараться заставить регионы хотя бы десять процентов от капитальных затрат направлять вот через эти уполномоченные органы.
Ведущий: Спасибо. Под эти аплодисменты я хочу вопрос задать. А откуда такие вице-премьеры в Правительстве появляются?
Михаил Максимов: Из Финансовой академии вместе с Артемом.
Ведущий: Спасибо. Очень интересно. Скажите, вам хватает финансирования от федерального центра по программе или вы бы еще с удовольствием бы освоили на ту же инфраструктуру?
Михаил Максимов: Слава богу, что дают деньги. В прошлом году дали вообще много, мы около восьмисот миллионов получили. Удалось по моногородам. И если бы не давала Федерация, на уровне региона мы бы вообще бы не выбили, не отбили свои деньги. У нас основной аргумент: если вы нам не дадите сейчас денег, то потеряете федеральные. Это действует железно. Все: как потеряем? Ну ладно, давайте. И вот мы софинансируем.
Поэтому, конечно, Федерация очень помогает. И те программы, которые сейчас – в том числе и новые есть – очень эффективны. Если будет увеличиваться, нужно увеличивать хотя бы раза в три. Я так считаю. И ресурсы федерального бюджета это даже не увидят, а для регионов это колоссальная поддержка.
Ведущий: Вот мы примерно такую же цифру тоже называем.
Михаил Максимов: Да.
Ведущий: Комментарий, Артем, да?
Артем Аветисян: Да. Я хотел бы добавить, что между Агентством стратегических инициатив и Свердловской областью уже подписан договор о сотрудничестве.
Что касается комментария по поводу стоимости вот этой планки проектов, я здесь не вижу ничего страшного, потому что то, что я сейчас услышал, этот хаб очень эффективный инструмент развития внутри региона. А дальше эти проекты будут подрастать. И тиражировать их уже в других регионах – здесь может подключиться Агентство эффективно. Хотя, опять же, цифра, которая для меня очень много значит – четыреста всего предприятий среднего бизнеса. Однозначно нужно количество увеличивать, потому что, как бы то ни было, один из основных драйверов экономики – это средний бизнес. Спасибо.
Ведущий: Да кто ж сказал-то об этом, Артем? Ну почему средний-то? Ну весь мир говорит, что малый. Ну почему средний-то?
Артем Аветисян: Я сейчас объясню. Я в самом начале начал с того, что грань между малым и средним – она очень условна. (…)
Почему я делаю упор на средний бизнес? Почему для Агентства основным приоритетом выбран средний бизнес? Потому что для малого бизнеса у нас в стране очень много разных инструментов: например, специальный режим налогообложения существует.
Ведущий: Маловато еще.
Артем Аветисян: Будет больше. Я ни в коем случае не говорю о том, что малый бизнес неважен. Нет. У нас среднего бизнеса очень мало в стране. Малый есть, но его надо тоже делать больше. Я же не говорю категорично, что малый не нужен.
Ведущий: Хорошо. Ну мы поспорим еще на эту тему. (…) Давайте сейчас через твиттер запишем это дело.
Михаил Максимов: Кстати, пытался через твиттер вопрос задать, что-то с Интернетом.
Артем Аветисян: Небольшой комментарий. Дело в том, что мы в том Положении «Об отборе проектов», которое сегодня выносят на наблюдательный совет, заложили такой механизм, что, если проект действительно социально значим или очень инновационный, то вот этот параметр, он необязателен. То есть, мы в определенных исключительных случаях будем выносить проекты и с планкой меньше, чем триста миллионов.
Последний комментарий. Дело в том, что Агентство не в состоянии больше ста-ста пятидесяти проектов в год – наверно, да, сто проектов в год – поддерживать, а потом еще заниматься мониторингом этих проектов. Поэтому проекты, продвижение проектов – это лишь один из инструментов развития предпринимательства.
Ведущий: То есть, уважаемые регионы, готовьте примерно по два проекта для АСИ. Это в среднем по России, я думаю, что может быть, что-то получится.
Артем Аветисян: Да. И обратить внимание стоит на системные проблемы, которые позволят среднему бизнесу не искать поддержки в хабе или в Агентстве, а развиваться самостоятельно. Вот, собственно, и все.
(…)
Ведущий: Спасибо большое. Знаете, где, коллеги, появляется первый агропромпарк, именно нацеленный на то, чтоб помочь фермерам прийти в город, в мегаполис, встретиться с потребителем, получить услуги, обратную связь, может быть, получить возможность купить оборудование, отвезти себе в село? В Татарстане. Кип-мастер при КАМАЗе в Татарстане первый появился, и первый агропромпарк в Татарстане где-то через полгода будет введен.
Задумайтесь, уважаемые представители регионов, не стоит ли вам тоже поспешить с этим.
Артем Аветисян: Можно небольшой комментарий? Хотел сказать, что мы начали активно сотрудничать с Министерством сельского хозяйства. На прошлой неделе был подписан договор между Агентством и Министерством. И мы начали уже обсуждать проекты, особенно связанные с новыми технологиями в сельском хозяйстве, потому что такие технологии, которые уже в Европе и Америке давным-давно используются, многие технологии еще до России не дошли. И даже на юге мы едим турецкие помидоры.
Ведущий: А в Астрахани закатываем. Саш, Неврединов, сколько закатывается тонн в Астрахани помидоров?
Александр Неврединов: В этом году где-то около ста тысяч тонн…
Ведущий: Сто тысяч тонн?
Александр Неврединов: Двести.
Ведущий: Двести тысяч тонн. Вот, пожалуйста. Спасибо большое.
(…)
Артем Аветисян: Сергей, разрешите мне вот небольшой комментарий.
Ведущий: Да, пожалуйста.
Артем Аветисян: Я просто руку тянул вот, когда Дмитрий сказал, мне хотелось очень внести ясность по поводу нашего с Вами спора касательно малого бизнеса и среднего бизнеса. Ясность следующая, что я не спорю, что малый бизнес очень важен, но, мы, как агентство, определили для себя то, что мы средний бизнес. Мы для себя определили, обсудили с экспертами и, если Наблюдательный совет сегодня утвердит, мы будем поддерживать проекты от трехсот миллионов рублей. Поддерживать мы будем средний бизнес потому, что мы считаем, что он наиболее незащищенный в России.
Ведущий: Артем, мы…
Артем Аветисян: Ну разрешите далее. Что касается инноваций? Да, может быть, я оговорился, сказав, что очень инновационные. Я имел в виду наиболее инновационные. Что я имел в виду? А я скажу. Я имел в виду, что для меня инновационность, так же, как, наверное, и для вас, некое такое понятие общее. Я считаю, что трансферт технологий тоже очень важен, потому что, если мы будем продвигать только наши изобретения, то есть очень много технологий, которых у нас просто нет. Когда я говорил о том, что если будет наиболее инновационный проект, а пример такого проекта я могу привести. Это, например, то, что попало сейчас в наше видение, и мы сегодня его представим наблюдательному совету – это ребята изобрели прибор, который позволяет определять мгновенно, в течение двух-трех минут анализ крови на все вирусы.
Ведущий: Так он инновационнее чего?
Артем Аветисян: В мире такого нет.
Ведущий: Это инновационный подход.
Артем Аветисян: Это инновационный. Понятно. Когда я говорил о таком приборе, если наш экспертный совет и мы увидим, что это действительно серьезная инновация, но стоимость проекта меньше, чем триста миллионов рублей, безусловно, мы воспользуемся правом и вынесем это на наблюдательный совет.
Ведущий: Так в том-то и дело.
Артем Аветисян: Я говорил о том, что планка триста – это определена нами, но…
Ведущий: Понимаете, триста вы считаете неправильно. Вот малые предприятия в двадцать человек работающих с сегодняшним оборотом до четырехсот – это малое.
Артем Аветисян: Хорошо.
Ведущий: И оно разработало проект, который может тянуть на триста, на четыреста, на миллиард.
Артем Аветисян: Отлично.
Ведущий: Нет, Вы-то отсекли сейчас для себя малый и средний.
Артем Аветисян: Нет, нет. Вот если малое предприятие и бизнесмен, у которого малый бизнес, у него есть проект стоимостью от трехсот миллионов рублей, это наш клиент.
Ведущий: Наконец-то разобрались.
Артем Аветисян: Вот, собственно, эту ясность я и хотел внести.
Ведущий: Спасибо. Спасибо
Артем Аветисян: Спасибо.
(…)
Бобровский П.: Здравствуйте. Бобровский Петр, Национальный тарный союз. У меня вопрос к Артему. Артем, Вы сказали, что вы отсекли на триста миллионов рублей, такую границу по проектам провели, и будете поддерживать средний бизнес. Вот у меня в связи с этим вопрос: насколько это соответствует, собственно, тому решению, которое было принято Правительством о создании вашей структуры, потому что за средний бизнес достаточно большая конкуренция на самом деле? И имеет ли смысл создавать еще одну структуру, причем созданную лично Председателем Правительства с сильным духовным и, я думаю, что иным ресурсом для того, чтобы еще плотнее конкурировать за эту сферу, вместо того, чтобы помогать действительно малому бизнесу?
Ведущий: Да нет, мы уже разобрались. И малые там будут тоже. В зависимости от величины проекта.
Бобровский П.: Нет, так вот, зачем отсекать?
Артем Аветисян: Вопрос хороший. Такой, философский.
Во-первых, хотел бы ответить на первый вопрос. Если у вас есть продукт – я Вам отвечаю, просто хотел бы ответить на этот вопрос – в первую очередь, Вы должны сами для себя определиться, что Вам мешает этот проект реализовать. Дальше. Мы создали специальную биржу проектов, она на сайте. Поэтому лучше по специальной форме отправлять заявку туда. Но очень важно, чтоб Вы написали, что конкретно Вам нужно от Агентства.
Мы уже перечисляли, для чего Агентство создано, какие проблемы решает. Поэтому не пишите письма. Сразу на сайт отправляйте нам заявку с описанием проекта и с описанием форм поддержки – вообще, что вам нужно. Может быть, вам не хватает собственных средств. Тогда мы вам поможем найти инвестора. Может быть, вам нужно кредитное плечо. И так далее.
А что касается того вопроса второго, который задали – мы для себя определили, что мы поддерживаем проекты среднего бизнеса как наиболее незащищенного сегмента, на наш взгляд. Мы для себя определили и наш экспертный совет, что проекты от трехсот миллионов. Сегодня мы это предложение вынесем на Наблюдательный совет. Это у нас есть в Положении об АСИ. Более того, я уже говорил, что мы больше ста – ста двадцати проектов не сможем поддерживать в год, потому что Агентство, в первую очередь, создано не только для проектов, а для развития вообще предпринимательства. У нас отдельный большой проект, связанный с имиджем предпринимательства. Спасибо.
Tags: АСИ, Агентство стратегических инициатив, Артем Аветисян, Владимир Путин, Путин, бизнес, газета, направление «Новый бизнес», пресса, статья

Миноритарий Аветисян предпочитает Тоскану – как пишет ANSA, его новая собственность находится в треугольнике между Флоренцией, Луккой и Форте-деи-Марми, городком, который ANSA называет «роскошной Меккой каждого уважающего себя российского бизнесмена». Среди покупок Аветисяна – вилла Фанини (провинция Лукка), дворец в стиле барокко, построенный в самом начале XVII в. Вокруг здания площадью 2400 кв. м на 16 га разбит парк. Этот дворец приобрел значительную известность, когда в начале 1800-х гг. его тогдашний собственник, Асканио Манзи, премьер-министр и государственный секретарь при Бурбонах (Луиджи I и Луиджи II Бурбоны Пармские) – превратил загородное имение из места отдыха в дипломатическую резиденцию. После его смерти имение постепенно пришло в упадок, новые собственники развели в парке коммерческие посадки оливковых деревьев и винограда. С 1983 г. вилла принадлежала Ивано Фанини, предпринимателю и спортивному менеджеру, владельцу велосипедной команды Amore & Vita. Сейчас эта команда существует под именем UCI Continental Team и базируется в Латвии, генеральный менеджер ее – сын Ивано Кристиан Фанини. Именно Кристиан был предыдущим владельцем виллы и выставил ее на торги из-за финансовых проблем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *