Атлян колония для несовершеннолетних

Заключенных из исправительного учреждения Нижнего Атляна отправляют в регионы.

В Челябинской области в августе расформировали знаменитую Атлянскую колонию. В связи с ремонтом учреждения, срок которого неопределен, заключенных этапировали в другие регионы. Правозащитники требовали перевести их в южноуральскую столицу, чтобы постоянно контролировать ситуацию.

Заключенных Атлянской воспитательной колонии этапировали в другие регионы России. В знаменитом исправительном учреждении начинается запланированный ремонт зданий и сооружений, необходимый для организации надлежащих условий содержания. Осужденные будут отбывать дальнейшее наказание в соответствии с уголовно-исполнительным кодексом.

— Нет информации, сколько продлится ремонт воспитательной колонии. На прошлой неделе всех заключенных перевезли в воспитательные колонии других субъектов России для дальнейшего отбывания наказания, их родственники были предупреждены, — сообщили сайту «Первый областной» в пресс-службе ГУФСИН по Челябинской области.

Осужденных Атлянской колонии перевели в 4 исправительных учреждения: в селе Гамово Пермского края, поселок Винзили Тюменской области, село Бельское Башкортостана, Кировград. Получить информацию о дальнейших местах заключения можно получить по телефонам 8 (3513) 52-83-07, 8 (3513) 52-83-12.

— В Атлянской колонии отбывали наказание 70–80 человек. Закон не запрещает переводить их в другие регионы, потому что таких учреждений становится все меньше. Однако в нашей большой области воспитательная колония тоже должна быть. Мы настаивали на том, чтобы Атлянскую ИК перевели в Челябинск на базу женской ИК-4, где технически можно создать отделение. Все-таки Нижний Атлян находится далеко, нет возможности проводить там постоянные проверки. Там была не очень хорошая ситуация, оставалось разделение на касты и насилие, — отметил омбудсмен Алексей Севастьянов.

Напомним, в 2012 году прокуратура провела проверку в Атлянской колонии. Были выявлены нарушения материально-бытового обеспечения осужденных, порядка применения администрацией дисциплинарных мер, нарушения прав осужденных при учете трудового стажа. Начальнику учреждения вынесли представление об устранении недочетов.

Ночью 27 октября 2012 года девять человек попытались проникнуть на территорию колонии. Они приехали к заключенным, которые забаррикадировались в медсанчасти и, якобы, пытались спастись от побоев «блатных» ребят. Нарушители были задержаны, восемь из них отпустили в тот же день. Было возбуждено уголовное дело по статье «Применение насилия в отношении сотрудника исправительного учреждения».

После этого в Атлянской колонии несколько раз побывал уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов. Он назвал ситуацию там напряженной, но отметил отсутствие жалоб от заключенных.

Информация об изменениях:

Статья 30 изменена с 8 января 2020 г. — Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. N 520-ФЗ

См. предыдущую редакцию

Статья 30. Особенности содержания под стражей женщин

Подозреваемые и обвиняемые женщины могут иметь при себе детей в возрасте до трех лет. Норма санитарной площади в камере на каждого ребенка в возрасте до трех лет, находящегося вместе с матерью, устанавливается в размере не менее четырех квадратных метров.

В местах содержания под стражей для беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, создаются улучшенные материально-бытовые условия, организуется оказание медицинской помощи соответствующего вида и устанавливаются повышенные нормы питания и вещевого обеспечения, определяемые Правительством Российской Федерации.

Не допускается ограничение продолжительности ежедневных прогулок беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей.

К беременным женщинам и женщинам, имеющим при себе детей, не может быть применено в качестве меры взыскания водворение в карцер.

В случае необходимости администрация места содержания под стражей может возбуждать в установленном законом порядке ходатайство о временной передаче ребенка родственникам или иным лицам либо в детское учреждение.

ГАРАНТ:

В 416 номере журнала «Родина», издаваемого «Российской газетой», вышла в свет статья «Ворую только в государственных учреждениях…». Её написали два современных историка (кандидат исторических наук Юрий Борисёнок и доктор исторических наук Олег Мозохин).
Современные историки обслуживают информационные запросы современной же актуальной элиты. Нынешняя элита по определению СССРо-фобская. Поэтому какой запрос – такой и ответ.
Статья написана манипулятивно: сначала завлекают к прочтению словами «Как 12-летний пионер обокрал Наркомфин и дал Сталину повод отправлять своих ровесников в тюрьму». Дальше идёт фотография и рассказ о Постановлении ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». В частности цитируется пункт 1 постановления: «Несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилий, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания».
Авторы статьи (современные учёные) сообщают о том, что к детям, начиная с 12 лет, стало возможно применять высшую меру наказания. Только как-то несолидно для учёных историков не знать: статья 22 действовавшего на тот момент УК РСФСР напрямую запрещала применение смертной казни к лицам, не достигшим возраста совершеннолетия: «Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности». Подробнее о НЕ применении к детям высшей меры наказания рассказано
Далее идёт рассказ про малолетнего вора, который придумал ловкий способ попадать в правительственные учреждения и обкрадывать их – Остап Бендер отдыхает. Похождения юного пионера заканчиваются приговором суда и направлением в детскую трудовую колонию.
И тут – ужас-ужас – оказывается, что детские трудовые колонии передали в ведомство ГУЛАГ. А ГУЛАГ, как всем известно, был местом бесчеловечного обращения с людьми – куда там до него Освенциму с Бухенвальдом. Ещё сам Солженицын неполживо рассказал про то всему миру. Поэтому статью иллюстрирует фотография малолетних узников ФАШИСТСКОГО концлагеря – подумаешь, какая разница…
Мне вот непонятно во всей этой истории только одно: а что надо было делать с малолетними правонарушителями? Нянчиться и проявлять толерантность, как сейчас делают в некоторых (далеко не во всех) странах Запада?
В 1922 году в СССР насчитывалось около семи миллионов малолетних бродяг, оставшихся после Первой мировой и после Гражданской войны без родителей.
Дети-беспризорники и/или правонарушители попадали в систему детских домов и трудовых колоний.
Сразу после окончания Гражданской войны начался важный социальный эксперимент — было создано несколько детских коммун: Болшевская коммуна М.С.Погребинского, коммуны А.С.Макаренко (Колония имени М. Горького и коммуна имени Дзержинского). Детские коммуны воспитывали настоящих людей нового, коммунистического типа.
К сожалению, этот опыт оказался невостребованным, в 1939 году все коммуны ликвидировали.
Детские трудовые колонии имели сложное подчинение: часть из них находилась в ведении Наркомпроса, а часть – в ведении НКВД. Но с середины 30-х годов все ДТК стали переходить в ведомство ГУЛАГа.
(Напоминаю: ГУЛАГ расшифровывается как «Главное Управление ЛАГерей» – централизованная структура пенитенциарных учреждений).
С принятием нового Исправительно-Трудового Кодекса во второй половине 1933 г. начинается формирование системы исправительно-трудовых колоний для несовершеннолетних. Для содержавшихся в них несовершеннолетних правонарушителей организовывались школы фабрично-заводского ученичества особого типа, «задачей которых является подготовлять из несовершеннолетних правонарушителей квалифицированных рабочих для промышленности и сельского хозяйства и давать им на основе коммунистического воспитания знания, необходимые для активного участия в социалистическом строительстве».
К началу 1940 г. система трудовых колоний для несовершеннолетних была полностью сформирована. Теперь сюда направлялись осужденные от 12 до 18 лет, а не от 12 до 16 лет, как было в 1935 году. В ГУЛАГе в это время функционировало 50 трудовых колоний для несовершеннолетних открытого и закрытого типов. В трудовых колониях открытого типа находились подростки от 12 до 18 лет с одной судимостью, закрытого типа — подростки того же возраста, но имеющие несколько судимостей. Вместе с тем в трудовые колонии помещались и не имеющие судимостей подростки. По архивным данным с 31 мая 1935 г. по конец 1939 г. через трудовые колонии прошло 155 506 подростков от 12 до 18 лет, из них 68 927 имели судимость, а большая часть — 86 579 — была не судима (читай – беспризорники).
Обучение в трудовых колониях велось по программам неполной средней школы-семилетки. Производственное обучение осуществлялось на предприятиях и в учебных мастерских колонии.
Обучение ремеслу малолетних преступников в КВТК. 1949г
Для осужденных 12–16-летнего возраста рабочий день равнялся 4 часам, 16–18 лет — 6 часам. Зарплата воспитанников записывалась на их лицевой счет, хранилась в кассе колонии и частично выдавалась им на руки.
На 1 июля 1950 г. в трудовых и трудовых воспитательных колониях наибольшее число осужденных несовершеннолетних было за кражи и хищения — 27 475 человек, или 82,7%. Кроме того, здесь находились осужденные за грабежи и разбой, убийства и ранения, хулиганство, по статье 58 УК РСФСР и другие уголовные преступления. Возрастной состав осужденных был следующий: в возрасте 18 лет — 11 841 человек, 17 лет — 11 658, 16 лет — 5 836, 15 лет — 2 712, 14 лет — 980, 13 лет — 265 человек.
В 1950–80-е гг. сеть этих детских учреждений относительно стабилизировалась. Значительный рост контингента Детских трудовых колоний произошел в 1990-е гг. в связи с резким увеличением численности беспризорных детей и подростков, распространением среди них алкоголизма и наркомании и соответственно возрастанием количества правонарушений.
В настоящее время несовершеннолетние осуждённые попадают в воспитательные колонии, где для них организован учебно-воспитательный процесс: школа общего образования и профессионально-технические училища.
Воспитательная работа, наряду с формированием нравственных качеств осужденных, прививает им потребность получения общего и профессионального образования. В свою очередь учебная работа способствует закреплению в сознании осужденных различных способов разрешения жизненных проблем, не противоречащих другим людям, обществу и государству. Основными направлениями воспитательной работы являются нравственное, правовое, трудовое, эстетическое и физическое воспитание.
Сейчас в ведении ФСИН России функционируют 23 воспитательных колонии, расположенные в 23 субъектах Российской Федерации. Из них 21 – для содержания несовершеннолетних осужденных мужского пола и 2 (в Белгородской и Томской областях) – для содержания несовершеннолетних женского пола.
На 01.01.2016 отбывали наказание в воспитательных колониях 1683 осужденных, в т.ч. 93 несовершеннолетних женского пола. Доля несовершеннолетних, отбывающих наказание в ВК, по видам преступлений: осуждены за кражу 16,6 %, за грабеж 14,9 %, за разбой 12,4 %, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 11,1 %, за убийство 10,1 %, за изнасилование 7,9 %, прочие преступления 27 %.
На сегодняшний день в связи с гуманизацией уголовного законодательства численность осужденных в воспитательных колониях сократилась, поскольку за мелкие нарушения теперь назначают наказания, не связанные с лишением свободы. Поэтому в колонии сейчас попадают подростки, которых осудили за тяжкие и особо тяжкие статьи.
PS. Напоследок хочу обсудить одну фразу из статьи в журнале «Родина»: «Любопытно, что на 1 марта 1940 г. в таких колониях содержалось 4126 пионеров и 1075 членов ВЛКСМ». Ирония из фразы так и брызжет. Видимо, современным историкам не приходит в голову, что пионерами и комсомольцами дети могли стать, уже находясь в трудовой колонии (почти во всех колониях были организованы пионерские отряды и комсомольские организации из состава не судившихся воспитанников). В тогдашних колониях ставилась цель перевоспитания детей и включения их в социальную жизнь общества. Впрочем, точно такая же цель стоит и перед нынешними заведениями для малолетних преступников.
PPS. И ещё об одной проблеме непременно хочется упомянуть. Сейчас в колониях для несовершеннолетних созданы прекрасные условия для жизни: небольшие комнаты, в каждой телевизор и холодильник, на отряд – комната отдыха с мягкой мебелью и большим телевизором, в столовой разнообразное меню, каждый день соки и фрукты, хорошее обучение, занятия спортом… Но не все родители навещают своих отбывающих наказание детей, а если и навещают, то частенько приезжают нетрезвыми. Нетрезвых в колонию не допускают. И какой это стресс для ребёнка – ждал-ждал приезда, а увидеться не удалось!.. Не легче детям и после освобождения – из отличных, хотя и несвободных, условий колонии дети попадают в ту же среду, из которой попали в колонию. Частенько для этих детей годы колонии являются самыми светлыми годами детства. Ну и как можно перевоспитать человека, если по выходу из колонии он видит всё то же самое, что и до попадения в неё: грязь, маргиналы, бедность, безработица, пороки, отсутствие перспективы…
(Иллюстрация к последнему добавлению: Воспитательная колония № 2 Кировграда — вчера и сегодня ( 54 фото ). Как изменилась Малолетка с 2000-х годов…)
Надо что-то делать. И делать не в колониях, а в государстве…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *