Аудиозапись как доказательство

Звукозапись. Как доказательство в гражданском процессе

Чтобы разобраться в вопросе, является ли аудиозапись доказательством в суде по гражданскому делу, следует обратиться к законодательству страны. Для начала стоит отметить статью 55 ГПК России. В ней указано, что факты по делу могут быть получены из письменных источников, а также из объяснений третьих лиц и сторон процесса. Кроме того, в качестве доказательства используется аудио и видеозапись. Получается, что такая звукозапись может быть принята во внимание в суде общей юрисдикции.

Также в статье 64 АПК России прописан тот факт, что в качестве фактов по делу могут приниматься письменные и вещественные бумаги, а также объяснение участвующих в процессе лиц. В этот список входят экспертизы от экспертов, консультации специалистов, видеозаписи и аудио материалы. Получается, что данное средство может применяться в арбитражном суде.

Аудиозапись, как доказательство в гражданском деле

Но как показывает практика, аудиозапись в судебном заседании по уголовному делу предоставляется в редких случаях. Даже если такой факт будет предложен, приобщить разговор к документации соглашается не каждый судья. В некоторых случаях такие записи могут считаться недопустимыми, или же полученными ненадлежащим образом, что нарушает закон. Сегодня использование такого вида доказательства не является распространенным.

Обратите внимание! Часто граждане задаются вопросом, можно ли в суде использовать диктофонную запись. Согласно по закону, каждый гражданин имеет право записывать судебный процесс.

Является ли скрытая запись недопустимым доказательством

Рассмотрев статью 50 Конституции России можно увидеть, что там есть информация о том, что применять доказательства, полученные с нарушением закона, строго запрещено на любом судебном процессе. Опираясь на эти выдержки из закона, многие участники процесса пытаются исключить звукозапись из числа документов, доказывающих вину или невиновность. Чаще всего это удается осуществить, если сторона решила не расшифровывать запись, что требуется по закону.

Скрытая запись

Диктофонная запись должна производиться только на кассету, информация на цифровом носителе или диске не принимается во внимание. Это также увеличивает список, почему судья может отказать в принятии во внимание разговора, записанного на носитель. Но стороны дела могут избежать такой проблемы, если будет проведена расшифровка аудиозаписи для суда, а также судье будут представлены доказательства подлинности разговора. Встречаются случаи, когда аудиозапись не доказывает вину подсудимого, это возможно не только при подтверждении подлинности пленки.

Как приобщить к материалам гражданского дела

Чтобы приобщить аудиозапись в суде к судебному разбирательству, необходимо подать ходатайство для прикрепления звукозаписи к делу. Есть несколько вариантов подачи заявления и если судья примет во внимание разговор на диктофоне, то это может решить спор:

  • до начала судебного процесса. В этом случае гражданин должен написать просьбу, явиться в канцелярию суда и отдать свое заявление, на котором проставляется дата принятия ходатайства, подпись работника, который принял заявление, а также штамп;
  • в процессе разбирательства. В начале заседания судья предоставляет каждой стороне возможность доказать свою невиновность другими документами, которые не были предоставлены ранее;
  • заказное письмо. Ходатайство пишется от руки, а после этого отправляется в канцелярию суда, где будет проходит процесс по делу.

Правильный документ дает возможность приобщить запись сразу. При этом граждане могут использовать только оригинал записи. Для тех граждан, которые хотят выяснить, можно ли записывать судебное заседание на диктофон, в законодательстве также есть ответ. Некоторое время назад был принят закон о том, что каждый участник дела может вести запись, и судья не может этого запретить.

Записывающее устройство

Экспертиза аудиозаписи для суда

Чтобы судья принял во внимание запись на носителе, она должна пройти специальную экспертизу. Диагностика необходима для того, чтобы:

  • установить исправность оборудования, на которую была произведена запись, а также есть ли вообще возможность произвести запись разговора качественно;
  • определение обстановки во время записи, а также звуковой среды (например, можно установить где располагаются объекты, и как далеко от них расположен микрофон);
  • устанавливается количество лиц, которые участвуют в представленном разговоре, а также описывается последовательность реплик (записанная речь может быть расшифрована в виде стенограммы);
  • определение возраста и пола граждан, участвующих в разговоре, а также их психического состояния и диалекта;
  • специалист подтверждает подлинность записи, в фонограмме не должно присутствовать вставленных частей (при предоставлении копии, устанавливается, какая она по счету);
  • проводится зачистка от внешних шумов, которые никак не влияют на ход разговора, а также не предоставляют никакой важности для следствия (помогает повысить четкость текста, произносимого лицами на записи);
  • составляется стенограмма, в которой дословно прописывается речь каждого участника, это делается вне зависимости от качества аудио.

Важно! Если специалист обнаружит монтаж или подделку записи, то такое доказательство не будет принято к рассмотрению в деле.

Суд отказывается принять запись разговора

Встречаются случаи, когда судья отказывает в ходатайстве о приобщении к делу звукозаписи. Сделать это возможно только на основании статьи 69 ГПК РФ, при этом судья обязан обосновать свои доводы по этому вопросу. В этой статье прописаны правила, при которых суд имеет право не принять запись к делу, если она является недопустимой. Это возможно в том случае, если аудио было получено незаконным путем, были обнаружены факты нарушения прав какой-либо стороны или же записанный разговор подделан.

Разбирательство в суде

Когда же судья обосновывает свой отказ тем, что нет возможности идентифицировать голоса лиц, которые участвуют в разговоре, стороны имеют право подать ходатайство, чтобы провести экспертизу. Такой метод позволяет исключить монтаж пленки, а дополнительно идентифицировать голоса. Если в заключении будет написано, что на пленке записан голос ответчика или истца, а также запись является подлинной, то отказать в ее принятии судья не имеет права по закону.

Делая выводы по предоставленной информации, можно понять, что аудиозапись может выступать доказательством по закону, но существует ряд требований к звукозаписи. Перед тем как предоставить записанный разговор судье, следует обратиться к специалистам, чтобы подтвердить отсутствие монтажа, а также сделать расшифровку. Если одна из сторон предоставляет запись разговора, а вторая сторона не отрицает этого, то доказательство приобщается к делу.

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Позиция юристов по данному вопросу

В общем и целом, позиция юридического сообщества свелась к поддержке вынесенного Верховным судом решения. Но некоторые адвокаты уверены, что суду следовало бы более подробно остановиться на моменте соотношения действий заявителя с конституционными нормами о тайне телефонных переговоров (ч 2 ст 23 Основного закона РФ). А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах.

В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе. Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица. То есть, если запись сделана участником разговора (и одновременно стороной процесса) и содержание этой записи касается предмета судебного спора, такая аудиозапись является полноценным доказательством, не нарушающим права оппозиционной стороны.

Однако, если запись содержит сведения о частной (личной) жизни лица, это лицо будет считаться пострадавшим и сможет использовать для собственной защиты все имеющиеся для этого законные средства, в том числе процессуальные (ст 185 ГПК РФ).

Впрочем, есть и некоторые нюансы использования аудиозаписей в судах различных инстанций. Ведь в большинстве случаев подлинность таких записей в процессах оспаривается. Фоноскопические экспертизы сегодня все еще сложны, дороги и затянуты по времени. И, как правило, не дают абсолютно точного ответа на поставленные перед ними вопросы. В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *