Банкротство центробувь

Бежать за границу, бросив обломки еще недавно процветавшего бизнеса и миллионные долги,— схема, стремительно набирающая популярность. В этом году чемпионом по масштабам ее реализации станет, похоже, владелец «ЦентрОбуви» Сергей Ломакин: долги компании оцениваются в 30 млрд руб., следствие изучает сделки, по которым, похоже, были выведены деньги, а самого предпринимателя, в свое время основавшего такие успешные проекты в ритейле, как «Копейка» и Fix Price, похоже, и след простыл.

МАРИЯ ЛИБЕРМАН

В разгар кризиса 2008 года 35-летний Сергей Ломакин уже считался преуспевающим бизнесменом. На продаже сети «Копейка» банку «Уралсиб» он заработал около $120 млн, которые инвестировал в разные сети дискаунтеров. В начале 2009 года была согласована одна из таких сделок — Ломакин и Хачатрян купили треть акций «ЦентрОбуви» за $40 млн. «Сумма инвестиций такова, что «ЦентрОбувь» устанет открывать новые магазины»,— радовался тогда бизнесмен.

Сейчас Сергея Ломакина уже нет в России. По мобильному он тоже не отвечает. В отношении ООО «ЦентрО» и АО «ТД «ЦентрОбувь»» суд ввел процедуру наблюдения. От сети в 1,5 тыс. магазинов осталось менее 200 точек. Бывшие партнеры в ответ на претензии кредиторов переводят стрелки именно на Ломакина: мол, это он выбивал кредиты, определял стратегию и согласовывал сделки, после которых компания фактически осталась без средств.

Рыцарь копейки

Основы будущего капитала выпускник Московского горного университета Сергей Ломакин заложил в тот год, когда другие бизнесмены массово разорялись. Через год после защиты диплома, в 1998-м, Сергей вместе с однокурсником Артемом Хачатряном и предпринимателем Александром Самоновым основали сеть супермаркетов «Копейка». Формат магазина-дискаунтера партнеры подсмотрели на Западе, подумав, что в кризисный год российскому рынку он придется впору. И хотя в бизнесе у них за плечами была лишь пара лет оптовой продажи кофе, воплотить идею им удалось очень профессионально. «Это была одна из лучших управленческих команд в секторе, с нуля построивших свой бизнес»,— рассказывал журналу «Финанс» Виктор Шлепов, который в 2003 году пришел в «Копейку» руководить финансами из банка «Уралсиб»: последний купил 50% акций компании.

Основным акционером «Копейки» был Самонов — будучи старше на 12 лет и имея более серьезный опыт в бизнесе, он получил 60% акций, Ломакин и Хачатрян — по 20%, но стратегия развития, как партнеры неоднократно утверждали, вырабатывалась совместно. На «Копейке» была протестирована бизнес-модель, впоследствии реализованная и в «ЦентрОбуви»,— агрессивное развитие с активным привлечением средств с рынка. В результате к середине нулевых сеть насчитывала уже более 300 магазинов, входила в десятку крупнейших продуктовых ритейлеров страны. Акционеры планировали IPO, желая продать пакет акций из расчета стоимости компании минимум $1 млрд, но рынок посчитал эту стоимость завышенной, и сделка не состоялась. Зато годом позже, в 2007-м, по этой же цене оставшийся 50-процентный пакет акций «Копейки» удалось продать все тому же «Уралсибу».

Ломакин с Хачатряном получили от сделки на двоих около $250 млн, основали инвесткомпанию Sun Investments Partners и начали активно вкладываться, как уже упоминалось, в дискаунтеры. Сначала, скорее по привычке, в продуктовый ритейл (купили 25% в капитале уральской сети «Монетка»), а затем уже в вещевой: опять-таки по западному образцу основали сеть, где все продается по одной цене — Fix Price, летом 2008 года приобрели 5-7% сети Modis, продающей «модную одежду по доступным ценам», а затем нацелились на обувь.

«Все инвестиции имели одного идеологического руководителя — их объединял Сергей Ломакин»,— рассказывал журналу РБК Гедрюс Пукас, управляющий партнер инвесткомпании Quadro Capital Partners, которая объединилась с ломакинской Sun Investments, называвшейся уже к тому времени Retail Brands Collection. «Мы генераторы конкурентных преимуществ. Следим, чем можно обыграть конкурентов»,— объяснял свои вложения сам Ломакин. Пукас и Ломакин были партнерами и часто появлялись на публике вместе: сейчас об этом партнерстве Пукас разговаривать не хочет, а страница с информацией о былом сотрудничестве удалена с сайта Quadro Capital.

Обувь на выброс

Сеть по продаже дешевой китайской обуви стала крупнейшей в России: ни один ритейлер с более качественным товаром не смог приблизиться к «ЦентрОбуви» по оборотам

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

История «ЦентрОбуви» началась в 1992 году — Ломакин тогда учился на первом курсе и еще не помышлял о бизнесе. Московские предприниматели Анатолий Гуревич и Дмитрий Светлов сперва занимались оптовой торговлей обувью, а в 1996-м открыли свой первый магазин. Концепция дискаунтера пришла не сразу, продавать китайскую обувь из искусственных материалов по минимальным ценам предприниматели решили в начале нулевых. «Мало кто помнит, но именно в «ЦентрОбуви» первыми стали выставлять всю обувь в торговом зале: сотрудников нужно на порядок меньше, и покупателю удобнее»,— вспоминает бывшая сотрудница сети Алла.

К 2008 году «ЦентрОбувь» вышла на лидирующие позиции на российском обувном рынке. Сеть насчитывала 309 собственных и франчайзинговых обувных магазинов в Москве, Петербурге и других городах и оценивалась в $200 млн, но в кризис забуксовала. Светлов с Гуревичем задумались о запуске молодежной линейки: молодые посетители приобретали в два-три раза больше обуви, чем покупатели «за 30», и были готовы к тому, что до конца сезона купленная пара развалится. В расчете на эту аудиторию решили освоить формат fast fashion — дешевая калька модной обуви. Однако для запуска Centro (так назвали новую сеть) нужны были инвестиции, а вкладываться в непрозрачный и рискованный обувной бизнес никто не спешил. Тем не менее Ломакин, не один год возивший в Россию китайские товары по низким ценам, компанией заинтересовался.

После «вливания» продажи «ЦентрОбуви», действительно, начали расти как на дрожжах. В 2009 году сеть открыла 50 Centro в 28 российских городах. На следующий год — еще столько же. Параллельно открывались магазины и основной сети. К концу 2011 года у «ЦентрОбуви» в России было уже 598 одноименных магазинов и 148 магазинов Centro с общей годовой выручкой 30 млрд руб. Тогда же «ЦентрОбувь» нацелилась и на европейский рынок — ее магазины один за другим открывались в Польше, Латвии, Литве и на Украине.

В 2011 году Ломакин объявил, что «ЦентрОбувь» готовится к IPO. Вскоре выход на биржу был отложен на год, а потом и вовсе отменен «в связи с неблагоприятными условиями». Ломакин не сильно сокрушался: какая разница, как привлекать инвестиции, говорил он. Тем более у него появился новый проект — совместно с немецким одежным ритейлером Takko Fashion он взялся развивать сеть недорогих магазинов под брендом Family Fashion.

В 2012 году «ЦентрОбувь» показала рекордный рост: общее количество магазинов увеличилось до 1168, за следующие два года сеть прибавила еще пару сотен точек — по разным оценкам, до 1300-1500, прибыль оценивалась в 40 млрд руб. Такой стремительный рост, как и в «Копейке», обеспечивался за счет кредитных средств: «ЦентрОбувь» кредитовалась в полутора десятках банков. Источники «Денег» подтверждают, что кредиты под развитие сети выбивал именно Ломакин: учитывая успешность его проектов, хорошее знание ритейла и уверенные рассказы про IPO, банкиры деньги давали охотно. «Он умел убеждать,— вспоминает один из сотрудников банка, где кредитовалась «ЦентрОбувь»,— ну и компания казалась стабильной».

В кольце кредиторов

В начале 2015 года контрагенты «ЦентрОбуви» впервые столкнулись с тем, что обувная сеть номер один не платит по счетам. Сначала арендодателей и поставщиков просили немного подождать, затем и вовсе стали игнорировать. Отказы по платежам носили массовый характер. Прождав несколько месяцев, кредиторы потянулись в суд. К июню 2015 года к компании было подано уже 160 исков на общую сумму 228 млн руб., дальше их количество росло по экспоненте. «Долги по аренде составляют более семи месяцев, на звонки не отвечают,— жаловался один из арендодателей в группе в соцсети,— подал иск, попросили подождать, если половину долга готов простить, обещали оплатить хоть завтра». Доходило до того, что арендодатели просто сами закрывали магазины, отправив персонал по домам.

Примерно в то же время «ЦентрОбувь» перестала платить и китайским поставщикам — азиатский офис корпорации оказался закрыт. «Ко мне обратилась гражданка Китая — только ее фабрике «ЦентрОбувь» задолжала порядка $7 млн. А это не единственный и не самый крупный китайский поставщик»,— рассказывает Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса «Деловые люди». По разным оценкам, общая сумма долга перед поставщиками может доходить до $100 млн. С остановкой платежей прекратились, конечно, и поставки — сотрудники сети не скрывают: почти весь 2015-й распродавали запасы.

Ответ на вопрос, как крупнейшая обувная сеть осталась без средств и с долгами по кредитам в 25 млрд руб., волнует многих. Полиция проверяет версию о выводе средств за счет фиктивных сделок. На эти сделки обратил внимание правоохранительных органов один из крупнейших кредиторов сети — Газпромбанк (долг перед ним составляет 8,6 млрд руб.). Источник, близкий к банку, утверждает, что подозрительные сделки привлекли внимание банкиров в 2015 году при мониторинге финансового состояния должника, однако руководство «ЦентрОбуви» уверило кредиторов, что сделки не выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности. Так или иначе сеть купила и затем продала в разы дешевле ряд иностранных юрлиц, не скупилась на приобретение брендов и товарных знаков, которыми в дальнейшем не пользовалась, долги контрагентов конвертировались в миноритарные пакеты акций этих предприятий, а затем признавались обесцененными из-за отсутствия корпоративного контроля над ними. Корпорация также заключала с поставщиками договоры комиссии — выдавала средства на закупку товаров и поручала им же реализацию. После выполнения договора поставщики переводили заказчику небольшую «прибыль» (менее 1% полученной суммы), а возврат полученных средств откладывали на далекое потом. «Многие операции внутри сети «ЦентрОбувь» создавали условия для возврата НДС,— отмечает собеседник «Денег»,— то есть, если подтвердится фиктивный, исключительно бумажный характер этих сделок, может оказаться, что ущерб наносился не только кредиторам группы, но и государству».

Поиски виноватого

Ответственность за проведение всех спорных сделок топ-менеджмент компании возлагает именно на Ломакина. «Господин Ломакин, будучи одним из мажоритарных акционеров компании Centrofasion Corp. (BVI), с апреля 2013-го по март 2015 года был назначен управляющим акционером компании с правом принятия любых операционных решений по всем компаниям, в том числе по компаниям АО «Торговый дом «ЦентрОбувь»» и ООО «ЦентрО»»,— говорится в документе за подписью нынешнего гендиректора Леонида Венжика (есть в распоряжении редакции).

В последние годы Ломакин, действительно, начал сворачивать деятельность в России: выставил на продажу сеть «Монетка» (франчайзи уральской сети), избавился от пакета акций Modis. Наделала шуму и покупка им контрольного пакета акций итальянской компании Malo, специализирующейся на изделиях из кашемира — она обошлась Ломакину не менее чем в $40 млн. Однако, как рассказывают в светских кругах, это был подарок богатого мужа жене — модели Наталье Ломакиной. По случаю покупки пара закатила две громкие вечеринки в Сен-Тропе и в Москве, а на вторую даже привезла основателя марки Джакомо Канессу.

Однако в «ЦентрОбуви» полагают, что попытка всю вину свалить на Ломакина не вполне убедительна. «До конца 2014 года акционеры часто проводили встречи с нами,— рассказывают в «ЦентрОбуви»,— там был и Светлов, и Гуревич, и Ломакин. Да и указания нам приходили не только от Ломакина. Знаете, напрямую они не подписывались: у каждого были свои печати, не официальные, а так — для внутренних документов. И мы примерно знали, где чьи распоряжения». Тему продолжает еще один бывший сотрудник: «Очевидно, что между ними произошел какой-то раскол, и Светлов сейчас делает вид, что якобы был не в курсе действий Ломакина. Но как такое может быть?»

Гендиректор компании «Юрколлегия» Елена Герасимова, до введения процедуры наблюдения помогавшая кредиторам «ЦентрОбуви» вернуть долги по исполнительным листам, не исключает, что часть долгов еще можно будет взыскать в рамках процедуры банкротства. «Арбитражный управляющий обязательно проверит деятельность руководителей на предмет преднамеренного банкротства,— говорит Герасимова,— и все сомнительные сделки будут оспорены. Если активы были выведены, их попытаются вернуть, и, поскольку компания вовремя не сообщила о невозможности погашать требования кредиторов, руководство должно быть привлечено к субсидиарной ответственности». Правда, пока суд да дело, привлекать уже будет, похоже, некого, а возвращать — нечего.

«Для меня и остальных акционеров эта история еще не окончена», — считает Артем Хачатрян, владелец 16,4% акций «Центробуви». История началась в 1996 году, когда оптовики Анатолий Гуревич и Дмитрий Светлов решили строить розничную сеть. К 2008 году под вывеской «Центробувь» работало около 300 магазинов, и динамично растущим бизнесом заинтересовались основатели сети «Копейка» Сергей Ломакин и Артем Хачатрян. Продав «Копейку», они присматривали, куда бы вложить деньги. Ломакин был знаком с основателями «Центробуви», и те сами попросили его «помочь финансами». За треть акций компании партнеры выложили $35 млн. По словам Хачатряна, им казалось, что сеть обувных дискаунтеров можно расширить до 1000 магазинов. Вместе с дочерней сетью Centro удалось открыть почти 1500. Сейчас осталось менее 300. Акционеры и менеджмент «Центробуви» слишком по-разному представляли, что такое успешный бизнес.

Монстр или пирамида

Сеть, торгующая дешевой обувью для всей семьи, хорошо разогналась на волне предыдущего кризиса. Ее выручка выросла с 14,2 млрд рублей в 2009 году до 45,4 млрд рублей в 2013-м. «Иногда в день могло открыться до 20 магазинов в разных городах», — вспоминает один из ее бывших менеджеров. Компания вышла в лидеры среди продавцов одежды и обуви с долей рынка 6% в денежном выражении (оценка Euromonitor по итогам 2015 года).

Приход опытных, амбициозных и харизматичных инвесторов — Сергея Ломакина и Артема Хачатряна — был необходим «Центробуви», единогласно заявляют участники рынка и те, кто был знаком с ситуацией внутри компании. «Манера ведения бизнеса Гуревичем со Светловым больше походила на поиски черной кошки в темной комнате. Им нужен был лидер, который бы задавал вектор развития, и они его нашли в Ломакине. Он буквально очаровал обоих», — утверждает давний знакомый Гуревича. Артем Хачатрян говорит, что пришел с Ломакиным в «Центробувь», чтобы заработать за счет благоприятной конъюнктуры на ­обувном рынке. В операционном управлении, по его словам, партнеры почти не участвовали: «Ни я, ни Сергей в штате компании никогда не числились, но он иногда что-то советовал для развития. Ему, например, принадлежала идея запуска молодежной сети Centro».

Собственной прибыли «Центробуви» не хватало для агрессивного развития. «Ее модель с приходом Сергея Ломакина стала напоминать пирамиду, которую нужно было быстро возвести с постоянным привлечением заемных средств, а после продать иностранным инвесторам», — утверждает Дмитрий Вернимонт, называющий себя другом Гуревича (о себе он не рассказывает). В 2009 году Вернимонт под личные гарантии одолжил $10 млн своему давнему знакомому, полагаясь на его порядочность (Гуревич владел 40,4% акций компании). Позднее долг оформили как кредит на одну из структур обувного холдинга.

Впервые о выходе на IPO «Центробувь» заявила зимой 2011 года, наняв Morgan Stanley и «Ренессанс Капитал» в качестве консультантов. На тот момент компанию оценивали более чем в $1,5 млрд. Потом план размещения на Лондонской и Гонконгской биржах был передвинут на полгода из-за нестабильности фондового рынка. К маю 2012 года собственники оценивали свою компанию уже в $2 млрд. «Владельцы постоянно стремились накачать капитализацию как можно больше, иногда не замечая, что делали неверные шаги, в том числе открывали лишние торговые точки, которые зачастую были убыточными», — комментирует основатель и президент обувной сети Zenden Андрей Павлов. В 2011 году при росте выручки на 51% чистая прибыль «Центробуви» уменьшилась на треть, а сумма долговых обязательств увеличилась более чем вдвое и составила 40% от выручки. В отчете компании эти изменения объяснялись затратами на открытие магазинов и строительство складского комплекса: «В дальнейшем развитие сети принесет прибыль».
Несколько раз «Центробувь» договаривалась с инвесторами, а потом срывала сделки. Один из бывших деловых партнеров Гуревича, знакомый с ходом переговоров, вспоминает случай, когда в ответ на предложение азиатского фонда продать компанию за $1,5 млрд основной акционер вышел, пнув ногой дверь со словами «$1,8 млрд и ни долларом меньше!»

У Ломакина и Хачатряна и без «Центробуви» хватало забот. Они развивали собственную сеть Fix Price, совместно с немцами — проект Takko Fashion, инвестировали в одежную Modis. Но в 2013 году «Центробувь» покинул генеральный директор Андрей Нестеров, проработавший в компании почти десять лет. Он получил бонус $5,6 млн — вознаграждение за рекордную EBITDA в размере $228,9 млн по итогам 2012 года. Сейчас Хачатрян говорит, что финансовые показатели «Центробуви», по всей вероятности, завышались менеджментом, хотя свои дивиденды акционеры получали. Один из кредиторов, с которым общался Forbes, прямо говорит, что баланс компании рисовался. Был ли кто-то из акционеров инициатором ухода гендиректора? По словам бывшего менеджера «Центробуви», управление перетянул на себя Сергей Ломакин: он принимал все стратегические решения — об экспансии, объемах закупок, кредитах, хотя фактически нигде не ставил свою подпись. Сам Ломакин не нашел возможности ответить на вопросы Forbes. Пообщаться с Гуревичем тоже не удалось.

Внешне «Центробувь» по-прежнему выглядела успешной, в том числе для самих владельцев. «Акционеры считали, что компания — монстр, и ее никто не сможет подвинуть», — вспоминает Андрей Павлов свою давнюю беседу с Анатолием Гуревичем. В самом деле, «Центробувь» долгое время определяла правила игры на своем рынке, пока в 2012–2013 годах ее не начала подвигать Kari, открывавшая свои магазины в торговых центрах рядом с «Центробувью» и выдавливавшая ее с китайских фабрик, где размещались заказы. Развивались и другие сети обувных дискаунтеров — Zenden, «Маттино». По мнению Вернимонта, «Центробувь» так и не смогла построить эффективную модель возвратности средств. Операционные затраты были очень высоки — например, работникам департамента недвижимости платили, как он считает, колоссальные премии и за открытия новых магазинов, и за закрытия неуспешных точек.
«Надо было больше времени уделять «Центробуви», — признает сейчас Хачатрян. — Когда инвестируешь, нужно участвовать в развитии бизнеса, а я этого не делал. Поэтому и вышло: вложили 100 рублей, а получили 50″.

Запоздалый аврал

Финансовые обязательства «Центробуви» мало беспокоили акционеров компании до конца 2014 года, притом что долги постоянно росли. Согласно отчетности, полученной Forbes от представителя Ломакина и Хачатряна, за пять лет задолженность увеличилась в 7,5 раза — с $74,2 млн в 2008 году до $560,8 млн в 2013-м. Рост курсовой стоимости доллара в конце 2014 года резко ухудшил ситуацию, удвоив обязательства «Центробуви» перед азиатскими партнерами в пересчете на рубли. Автоматически сбились платежи, и прекратились централизованные закупки товара. «С начала 2015 года компания жила на запасы обуви стоимостью около 16 млрд рублей», — констатирует Вернимонт.
Весной 2015 года Андрей Нестеров вернулся в «Центробувь» на правах кризисного управляющего. Акционеры сети не верили, что точка невозврата уже пройдена. Нестеров пришел не один, а с инвестором — основателем и президентом фонда Legacy Square Capital Владимиром Палихатой. Тот пообещал выделить 4 млрд рублей на оборотный капитал, но в итоге не вложил ничего. Как объясняет Палихата, потому, что Ломакин и Хачатрян со своей стороны не внесли обговоренную сумму в 4,2 млрд рублей и не смогли договориться о полной реструктуризации долгов со всеми банками.

Артем Хачатрян уверяет, что он и его партнер ничего не обещали инвестировать, поскольку не вели никаких переговоров с Палихатой, о его приходе узнали постфактум и выступили против. «Я сделал неправильный ход, доверившись во второй раз Нестерову, который привел с собой Палихату, обманул акционеров, пообещав вернуть вложенные средства, и в итоге компания все равно осталась с долгами», — сокрушается Хачатрян. Вместе с Гуревичем он подписал с Нестеровым понятийное соглашение: вернувшийся топ-менеджер на пару с миноритарием Дмитрием Светловым берет операционное управление на себя, привлекает инвесторов, выравнивает ситуацию и рассчитывается с акционерами, предоставлявшими компании займы из личных средств. В частности, Ломакину по соглашению причиталось порядка $10 млн, Хачатряну — $4 млн. По словам Дмитрия Вернимонта, у которого есть копия понятийного соглашения, стоимость «Центробуви» привязали к числу магазинов, которые удастся сохранить.

Сделка о передаче актива под управление двум менеджерам в обмен на «будущие платежи» выглядела неестественно, говорят знакомые с ситуацией лица, и вызвала недовольство крупнейшего кредитора — Газпромбанка. Надежды акционеров на удачную развязку рухнули, когда постфактум стало известно об операциях, проведенных без их согласия. «Центробувь», по словам Вернимонта, переуступила договоры аренды помещений 270 магазинов ООО «Фэшншуз» (учредитель, по данным СПАРК, — некая Светлана Юнг) . С этой же компанией был заключен договор на пользование торговыми марками «Центробувь» и Centro. Через «Фэшншуз» проводились закупки нового товара. Дмитрий Светлов договаривался о поставках с мелкими импортерами и локальными производителями. Под конец 2015 года планировалась закупка обуви в Турции, но ничего не вышло из-за кризиса в российско-турецких отношениях.

«Акционеры были разобщены, каждый пытался реализовать свои амбиции», — вспоминает Дмитрий Вернимонт. Осенью 2015 года, желая вернуть свои деньги, он договорился о своем назначении советником генерального директора «Центробуви». И был уволен в июле 2016 года по инициативе президента Андрея Нестерова «в связи с оптимизацией управленческой структуры». По подсчетам Вернимонта, на выплаты процентов по кредитам за 2015 год ушло около 4,5 млрд рублей. Поддержание магазинов требовало около 1 млрд рублей на 100 точек. Заплаты топ-менеджерам составляли в среднем по 2 млн рублей в месяц. Таким образом, к февралю 2016 года финансовые ресурсы «Центробуви» истощились.

Розничное пике

Ломакин предлагал участвовать в спасении сети основателю Kari Игорю Яковлеву и совладельцу «Юлмарта» Дмитрию Костыгину. «Год назад на меня вышел Сергей Ломакин, он искал эксперта на обувном рынке, чтобы оценить ситуацию со стороны и найти решение, — добавляет Андрей Павлов из Zenden. — Я предложил разделить кредитные обязательства на части и решать их в порядке приоритетности». Павлов намеревался участвовать в закрытии долгов перед Газпромбанком на 3 млрд рублей пополам с Ломакиным и хотел взамен получить лучшие магазины Centro. О том, что все сорвалось, ему сообщили представители банка. Президент Zenden говорит, что не особенно жалеет: было много нюансов, которые потом вызывали бы вопросы у других банков-кредиторов. А свои планы по увеличению доли на рынке Zenden реализовал путем покупки сети Thomas Munz. Магазины у «Центробуви» он теперь не возьмет ни при каких условиях: «Торговые точки предлагают почти даром, но нам это уже не интересно».

Общая сумма долговых обязательств «Центробуви», по оценке Вернимонта, составляет 37 млрд рублей. Весной 2016 года ее крупнейший кредитор — Газпромбанк (8,6 млрд рублей обязательств) — обратился в московское управление МВД по борьбе с экономическими преступлениями с просьбой оценить деятельность владельцев и менеджмента АО «Торговый дом Центробувь». Было возбуждено дело по ст. 159.4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» в отношении неустановленных лиц (Постановление Главного следственного управления МВД по Москве от 25 мая 2016 года). Однако федеральным законом от 3 июля статья признана утратившей силу, и вопрос о расследовании подвис.

По словам представителя Сергея Ломакина и Артема Хачатряна, переговоры по урегулированию задолженности ведутся со всеми кредиторами, в том числе с Газпромбанком. Владимир Палихата, со своей стороны, говорит: «Мы работаем с банками, чтобы приобрести права требования кредиторской задолженности «Центробуви». Часть долгов на сумму 1 млрд рублей уже находится в нашем распоряжении». Обувной рынок он считает интересным и перспективным, но о дальнейших планах не рассказывает.

На 25 октября 2016 года Арбитражным судом Москвы намечено рассмотрение дела о банкротстве сети по заявлению Московского кредитного банка и компании «Сандорини», управляющей недвижимостью, которую арендовала «Центробувь». Тем временем официальная страница ритейлера в сети «ВКонтакте» пестрит вопросами покупателей: остались ли магазины «Центробуви» в Новосибирске, Севастополе, Улан-Удэ, Курске, Магнитогорске, Апатитах, Челябинске? Почему они закрываются? Модератор неизменно отвечает: «В связи с крупномасштабным ребрендингом».

Газпромбанк, являющийся одним из крупнейших кредиторов «Центробуви», попросил МВД провести проверку этой торговой сети, пишет «Коммерсант».

Запрос, копия которого есть в распоряжении издания, Газпромбанк направил на имя начальника московского управления МВД по борьбе с экономическими преступлениями и борьбе с коррупцией генерал-майора Сергея Солопова.

В заявлении, в частности, говорится, что банк в 2013-2014 года заключил соглашение об открытии кредитной линии с ООО «Центро» и АО «ТД «Центробувь»» для финансирования хозяйственной деятельности. В обеспечение возврата средств заемщики предоставили банку поручительства друг за друга, указывается в документе. По истечении срока возврата средств у компаний образовалась задолженность перед банком на 8,6 миллиарда рублей.

Из заявления следует, пишет «Коммерсант», что Газпромбанк подозревает руководство «Центробуви» в выводе средств. По данным источников издания, кредитная организация насчитала 12 сделок, законность которых вызывает сомнения.

Адвокат Трофим Попов, представляющий интересы банка, подтвердил, что его клиент просит проверить несколько сделок ритейлера с целью выяснить, не носили ли они фиктивный характер. Адвокат считает, что сделки могли существенно повлиять на финансовое положение заемщика, «что в результате повлекло за собой неспособность отвечать по своим кредитным обязательствам».

Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич предполагает, что обращение ГПБ (Газпромбанка) в правоохранительные органы сделано с целью дополнительного давления на заемщика. По мнению юриста, если правоохранители докажут фиктивность сделок, имущество или денежные средства, фигурирующие в них, будут возвращены в конкурсную массу.

В начале апреля стало известно, что в крупнейшей российской сети по продаже обуви «Центробувь» по решению Арбитражного суда Москвы введена процедура наблюдения. Такое решение суд принял по иску компании «Сандорини» и Московского кредитного банка, пытающихся взыскать с сети «Центробувь» долг в 4,09 миллиона рублей.

По данным на конец 2014 года, краткосрочные и долгосрочные обязательства торговой сети превышали 25 миллиардов рублей. Кроме Московского кредитного банка и Газпромбанка в число крупнейших кредиторов «Центробуви» входят Сбербанк и ВТБ.

У «Центробуви» по состоянию на середину 2014 года было около 1,5 тысячи магазинов в 300 городах России. Компания до резкого ухудшения ситуации в экономике России, начавшегося во второй половине 2014 года, планировала провести первичное размещение акций на бирже (IPO).

В 2015 году «Центробувь» закрыла более 250 магазинов, в первом квартале 2016 года — почти 100 магазинов, однако осталась лидером российского рынка по объемам продаж и количеству торговых точек.

  • Напишите нам

Фото: Артеменков Александр/PhotoXPress.ru

Арбитражный суд Москвы поддержал ходатайство представителя временного управляющего о признании обувного ритейлера «Торговый дом «Центробувь»» банкротом и открытии в отношении него конкурсного производства, передает корреспондент RNS из зала суда.

«Признать «Торговый дом «Центробувь» несостоятельным банкротом, открыть в отношении должника конкурсное производство на 6 месяцев», — постановил судья.

Решение принято на основании ходатайства о признании должника банкротом представителя временного управляющего, согласно его отчету общая сумма требований, включенных в реестр, составляет 23,58 млрд рублей.

«Поддерживаю ходатайство о признании должника банкротом», — сказал судья, отметив, что ранее на собрании кредиторов уже принималось решение о признании ТД «Центробувь» банкротом.

В декабре 2016 года временный управляющий «Центробуви» Андрей Попов рассказал RNS, что участники собрания кредиторов приняли решений обратиться в суд с ходатайством о признании компании банкротом и открытии конкурсного производства.

В середине декабря прошлого года суд также признал банкротом компанию «Центро», оператора обувной сети Centro, входящего в группу «Центробувь».

Компания «Торговый дом «Центробувь»» была основана в 1992 году и долгое время была лидером обувного рынка в России. В 2011 году стало известно о планах компании по выходу на IPO, решение неоднократно откладывалось.

С начала кризиса арендодатели подали против компании множество исков, а весной 2016 года в отношении компании Арбитражным судом Москвы была введена процедура наблюдения. В сентябре совладельцу ритейлера Сергею Ломакину было заочно предъявлено обвинение о мошенничестве, и он был объявлен в федеральный розыск.

Процедура наблюдения была введена по требованию компании «Сандорини», долг перед которой составил 4,09 млн руб. По данным «Коммерсанта», обязательства ритейлера на конец 2014 года превышали 25 млрд руб, среди кредиторов сети — Газпромбанк, Сбербанк и ВТБ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *