Чем отличается прокурор от судьи?

Согласно материалам уголовного дела, расследованного в Следственном комитете РА по фактам уклонения от срочной военной службы и служебной халатности, переданного к производству Специальной следственной службы РА, житель Котайка А. Г., нарушив, требования законодательства, уклонился от срочной военной службы — очередного осеннего призыва 2005 года, в связи с чем 26.02.2006г. в Прокуратуре марза Котайк по части 1 статьи 327 года было возбуждено уголовное дело. В ходе предварительного следствия были вынесены постановления о привлечении А. Г. в качестве обвиняемого, об объявлении его в розыск и об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения. Затем производство по уголовному делу было приостановлено за неизвестностью места нахождения обвиняемого.

11 лет спустя – 11.04.2017г., разыскиваемый обвиняемый – А. Г. добровольно явился в Главное военное следственное управление Следственного комитета РА, где в тот же день приостановленное производство по делу было возобновлено, и А. Г. было предъявлено обвинение по части 1 статьи 327 Уголовного кодекса РА. В предъявленном обвинении последний не признал себя виновным и сообщил, что, осведомившись о нахождении в розыске, еще в 2006 году явился в отдел Раздана Полиции РА, где объявленный в отношении него розыск был прекращен. Причем, А. Г. сообщил, что в ходе нахождения в отделе Раздана был допрошен также следователем Прокуратуры, который отпустил его, сообщив, что при необходимости вызовет, однако в течение лет он не был приглашен ни в Полицию, ни в орган, осуществляющий производство.

Изучением материалов уголовного дела было установлено, что в 2006 году, когда А. Г. был обнаружен сотрудниками отдела Раздана, письмом не был представлен следователю Прокуратуры, в то время проводившему предварительное следствие по уголовному делу. На основании обнаружения разыскиваемого Полиция прекратила производство по уголовному делу, между тем уголовное дело, возбужденное в отношении А. Г. по части 1 статьи 327 Уголовного кодекса РА, до 11.04.2017г. оставалось приостановленным за неизвестностью места нахождения разыскиваемого.

По факту события проявления халатного отношения к службе соответствующими должностными лицами отдела Раздана Полиции РА и Прокуратуры марза Котайк, в Следственном комитете РА 24.01.2018г. по части 1 статьи 315 Уголовного кодекса РА было возбуждено новое уголовное дело, которое было соединено с уголовным делом, возбужденным по части 1 статьи 327 Уголовного кодекса РА, и по следственной подведомственности было направлено в Специальную следственную службу – для продолжения дальнейшего предварительного следствия.

Судья намерен опротестовать постановление прокуратуры о возбуждении уголовного дела по факту получения взятки. По мнению судьи, прокурор хочет наказать его за несговорчивость.
Но представители прокуратуры заверяют, что пока проверяется лишь сама информация о получении взятки. По словам судьи Есжанова, возбуждение уголовного дела незаконно, а информация о получении взятки — клевета.
Напомним, суть этой еще не доказанной, но проверяемой информации. Некто пытался передать взятку судье через своих друзей, чтобы избежать тюрьмы. Часть денег перечислили на расчетный счет мечети. Но судья не обратил на это внимания и вынес тюремный приговор.
Спустя два года всплыла информация, что судья получил взятку. Но, по словам судьи Есжанова, по закону получатель взятки считается виновным, если он что-то сделал взамен в интересах дававшего взятку. В данном случае все с точностью наоборот, — говорит судья Есжанов:
— Получается так, будто взяткодатель мне дает взятку за то, что его наказали, направили в тюрьму.
Единственная версия самого судьи – прокурор, возможно, хочет наказать его за несговорчивость. Судья Есжанов требует немедленной отставки генпрокурора. На пресс-конференции в Алматы судья Есжанов даже назвал своих оппонентов. Это генеральный прокурор, прокурор Актюбинской области и начальник департамента комитета национальной безопасности. Его адвокат Утеген Ихсанов также полагает, что прокуратура хочет командовать над судами:
— Дзержинский говорил: «То, что вы сейчас на свободе — это не ваша заслуга, это наши недоработки». Вот такая прокурорская традиция до сих пор продолжается. Они хотят командовать над судами.
Официальный представитель генпрокуратуры Сапарбек Нурпеисов опроверг эти намерения и добавил, что пока информация о получении взятки лишь проверяется:
— То, что возбуждено уголовное дело, само по себе еще не говорит, что конкретный человек в чем-то виноват. Была информация. Расследованием проверяется.
Согласно материалам комитета национальной безопасности, судья Есжанов обвиняется по трем статьям уголовного кодекса. Это получение взятки в особо крупных размерах, использование служебного положения и сокрытие тяжкого преступления. Подозреваемый же судья уверен, что в этом деле нет никаких доказательств.
Прокуратура заверяет, что для их подготовки нужно время. Но ни размеров взятки, ни другой информации узнать не удалось. Судебный процесс проходил в закрытом режиме, председательствующий не пустил прессу в зал суда. Адвокат Утеген Ихсанов объяснил это тем, что по закону дела об аннулировании действий госорганов, в том числе прокуратуры, должны проходить в закрытом режиме.

Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…

Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово «негусто» в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей. Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24.

Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора». В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона. Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности? Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело «Пирсак» (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно.

Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали ). Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать ).

С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, ), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены и ). И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали ).

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей. Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям «Оскорбление», «Клевета», «Побои», «Умышленное нанесение легкого вреда здоровью», по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор. Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться.

Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде

Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело. Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена «на двойку». Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств. Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год — увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины

Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей:

Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над «педофилом» в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать .

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.

Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  • Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  • Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  • Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).
  • Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Полный текст исследования «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора» вы можете посмотреть здесь.

Леонид Мазурик

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Статус прокурора в гражданском
судопроизводстве Казахстана

В связи с вносимыми в правовую систему Казахстана изменениями не ослабевает интерес к статусу прокуратуры и прокурора в гражданском судопроизводстве.

Прокуратура как государственный орган с реализуемыми функциями включена в раздел V11 «Суды и правосудие» Конституции Казахстана, но она не относится ни к судебной ветви власти, поскольку не наделена функцией по отправлению правосудия, ни к законодательной ветви власти, поскольку не наделена законодательной функцией, ни к исполнительной ветви власти, поскольку не наделана функцией управления.

Прокуратура как единая централизованная организация находится в непосредственном подчинении Президента Казахстана и подотчетна ему и осуществляет надзор за законностью:

1) деятельности центральных и местных исполнительных органов, местных представительных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, юридических лиц и принимаемых им подзаконных нормативных и индивидуальных правовых актов;

2) деятельности должностных лиц органов исполнительного производства и должностных лиц уполномоченных государственных органов по делам об административных правонарушениях;

3) деятельности должностных лиц правоохранительных и специальных государственных органов в сфере:

— досудебного расследования уголовных правонарушений, оперативно-розыскной и контразведывательной деятельности;

— исполнения уголовных наказаний и наказаний за совершенные административные правонарушения;

— исполнения международных договоров об оказании правовой помощи по уголовным делам, экстрадиции, реадмиссии, ратифицированных Казахстаном;

— государственной правовой статистики и специальных учетов.

Прокуратура представляет интересы государства в гражданском судопроизводстве и осуществляет уголовное преследование.

Под прокурором понимается не любой сотрудник органов прокуратуры, а только аттестованные сотрудники, реализующие функции прокуратуры.

Процессуальные полномочия прокурора в гражданском, уголовном и административном процессе определяются соответствующим процессуальным законом.

Процессуальные полномочия прокуратуры и прокурора образуют их статус, под которым понимается правовое положение гражданина, юридического лица, государства, отдельной территории, характеризующееся совокупностью предусмотренных законодательством прав и обязанностей, а также льгот и преимуществ

В гражданском судопроизводстве прокурор представляет интересы государства в районных (городских) судах, специализированных судах по делам несовершеннолетних, в специализированных экономических судах, в судах апелляционной инстанции (областные и приравненные к ним суды), в Верховном Суде Казахстана.

Статус прокурора в этих судах имеет особенности, которые регулируются процессуальным законом, прокурор, участвующий в судебном заседании каждой из названных судебных инстанций, обладает статусом процессуального прокурора, исходя из объема принадлежащих ему процессуальных прав в каждой судебной инстанции.

По основаниям участия в гражданском судопроизводстве статус прокурора определяется его процессуальным положением:

1) стороны материально-правового отношения, если прокурор представляет интересы прокуратуры, выступающей в качестве истца или ответчика либо третьего лица;

2) представителя интересов государства, если государство или административно-территориальная единица участвует в гражданском процессе в качестве истца или ответчика, третьего лица;

3) представителя физического лица, в интересах которого прокурор подал исковое заявление в исковом производстве или заявление в особом производстве;

4) участника гражданского процесса, вступившего в него для дачи правового заключения по рассматриваемому судом материально-правовому отношению;

5) участника апелляционного производства, подавшего апелляционное ходатайство;

6) участника апелляционного производства, дающего правовое заключение по доводам апелляционной жалобы стороны или ее процессуального представителя либо апелляционного ходатайства, поданного прокурором;

7) участника кассационного (ревизионного) производства, подавшего надзорный протест на вступившее в законную силу решение суда по основаниям, предусмотренным частью 6 статьи 438 ГПК;

8) участника судебного заседания суда кассационной (ревизионной) инстанции, дающего заключение по надзорной жалобе, надзорному протесту Генерального Прокурора Казахстана.

Прокурор при реализации конституционной функции представляет интересы государства в суде каждой из названных судебных инстанций, содержанием которых является совокупность законодательно признанных политических, экономических, социальных и других потребностей Республики Казахстан, от реализации которых зависит способность государства обеспечивать защиту прав человека и гражданина, ценностей казахстанского общества и основ конституционного строя.

В литературе высказано мнение о том, что «прокурор, не имея собственных интересов, но от имени государства инициирует или вступает в уже начатый процесс по делу в роли истца с «особым» статусом в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, которые по состоянию здоровья, возрасту или иным уважительным причинам не могут сами обратиться в суд, а также в защиту неопределенного круга лиц», законных интересов государства.

Но такая трактовка прокурора как истца с «особым» статусом не соответствует понятию истца как гражданина или юридического лица, в защиту своих нарушенных или оспариваемых прав и свобод, законных интересов или в защиту которых предъявлен иск иными лицами в порядке, предусмотренном Кодексом.

Лицо, которое не имеет интереса в материально-правовом отношении, но предъявляет иск в защиту нарушенных субъективных прав другого лица, приобретает статус процессуального представителя истца на основании закона (прокурор, законный представитель) или соглашения, достигнутого между доверителем и поверенным.

Прокурор, предъявляя иск в интересах истца, участвуя в судебном заседании и реализуя предоставленные ему процессуальные права и исполняя процессуальные обязанности оказывает физическому лицу квалифицированную юридическую помощь. Прокурор реализует публично-правовые полномочия в представительстве в суде либо публичных интересов государства, либо частно-правовых интересов физического лица.

Специфика интереса государства в гражданском процессе выражается не только в том, что это интерес публичный, но одновременно через публичный интерес в суде осуществляется и защита частных интересов субъектов права, участвующих в гражданском обороте и в других частных материально-правовых отношениях.

Поскольку административно-территориальные единицы, государственные органы и учреждения, юридические лица участвуют в гражданском обороте от своего имени и приобретают и осуществляют имущественные права и обязанности, то такие действия к государственным интересам не относятся, а прокурор не может подавать иски в интересах этих субъектов.

Участие прокурора в гражданском процессе по определенной категории гражданских дел является обязательным, а по другим — факультативным. Факультативным, по инициативе истца, ограниченное участие прокурора в гражданском судопроизводстве обусловлено принципами диспозитивности и состязательности, когда физическое лицо по уважительным причинам затрудняется в подаче иска, обращаясь за помощью к прокурору.

В районном (городском) и приравненном к нему суде процессуальный прокурор в интересах государства может участвовать в гражданском процессе в качестве процессуального представителя государства-истца, подав иск к ответчику в интересах государства, или в качестве процессуального представителя государства-ответчика, когда иск подан о взыскании из республиканского бюджета денег по предусмотренным законом основаниям.

В районном (городском) суде процессуальный прокурор может участвовать в качестве процессуального представителя гражданина-истца, если прокурором подан иск в интересах лиц, указанных в части 3 статьи 54 ГПК Казахстана.

Поскольку иск подается от имени прокуратуры, то он должен быть подписан руководителем соответствующей прокуратуры.

В исковом заявлении прокурора должны быть указаны обстоятельства, свидетельствующие о необходимости защиты государственных или общественных интересов, причины, по которым физическое лицо самостоятельно не может реализовать право на подачу иска и судебную защиту нарушенных или подвергшихся угрозе нарушения субъективных прав или охраняемых законом интересов. В исковом заявлении прокурора должны быть указаны нормы материального закона, которые регулируют возникшее материально-правовое отношение.

К исковому заявлению в обязательном порядке подлежит приобщению заявление физического лица, в интересах которого прокурор подает иск.

Поданный прокурором иск в интересах физического лица, неограниченного (неопределенного) круга физических лиц или государства, государственной пошлиной не оплачивается.

Законодатель установил, что при подаче иска в интересах истца прокурор пользуется всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями истца, за исключением права заключения мирового соглашения, медиативного или партисипативного соглашений. Указанные соглашения вправе с ответчиком заключать только истец, в интересах которого подан иск.

Поскольку прокурор наделен процессуальными обязанностями истца, то в процедурах доказывания обязан представить допустимые, относимые и достоверные доказательства в обоснование требования истца.

Специфика участия прокурора в гражданском процессе и процедурах доказывания выражается в том, что он обладает властными полномочиями по истребованию от другого лица доказательства, находящиеся у этого лица и необходимые для доказывания обоснованности указанного в иске требования и фактических обстоятельств. Если же участвующий в процессе прокурор (процессуальный прокурор) надлежащим образом не исполняет процессуальную обязанность по представлению доказательств, то истец вправе заявить ходатайство об оказании судом содействия в истребовании от лица, у которого необходимое истцу доказательство находится.

Законодатель предусмотрел возможность отказа от иска (заявления) поданного в защиту физического лица.

Такое право прокурора противоречит основаниям подачи прокурором иска (заявления) в интересах физического лица, которое в силу физических, психических и иных обстоятельств (имущественное положение, несовершеннолетний возраст при отсутствии законного представителя и т.д.) не могут самостоятельно осуществлять защиту. Представляется, что прокурор, если он наделен правозащитной компетенцией, не может отказываться от иска и оставлять социально уязвимых граждан без правовой помощи в суде. Тем более что для продолжения процесса после отказа прокурора от поданного им иска (заявления) физическое лицо обязано уплатить государственную пошлину в размере, установленном Налоговым кодексом для соответствующей категории иска (заявления), если это лицо не освобождено от уплаты государственной пошлины.

В нормах ГПК допущены коллизии относительно субъектов, в интересах которых прокурором может подаваться в суд иск.

В ч. 3 ст. 54 ГПК содержится исчерпывающий перечень оснований и лиц, в интересах которых прокурор вправе подать иск в суд. Эти основания и перечень фактически являются исчерпывающим и исключают возможность подачи прокурором иска в интересах юридических лиц.

Однако в ч. 3 ст. 148 ГПК предусмотрено, что прокурор вправе подать иск в суд в интересах юридического лица. Но применительно к юридическому лицу не могут применяться основания, по которым прокурор подает иск (заявление) в интересах физического лица.

Представляется, что судье следует возвращать прокурору исковое заявление (заявление) поданное в интересах юридического лица, а принятое исковое заявление (заявление) оставлять без рассмотрения по мотивам того, что у прокурора отсутствуют предусмотренные законом основания для подачи иска.

Прокурор, подавший иск в интересах физического лица, самостоятельно не могущего реализовать право на подачу иска и судебную защиту, участвует в судебных прениях, но после выступления участвующих в процессе истца и его процессуального представителя, ответчика и его процессуального представителя, третьего лица и его процессуального представителя. После выступления в судебных прениях прокурора любой участник этих прений, в том числе и прокурор, вправе выступить с репликой.

Помимо права на подачу искового заявления (заявления) в интересах физических лиц, неограниченного круга физических лиц, общества и государства прокурор вправе вступить в начатый (с подготовки дела к судебному разбирательству и до окончания рассмотрения дела в судебном заседании) гражданский процесс для дачи заключения по своему усмотрению или по назначению суда или при подаче иска прокурором.

По своему усмотрению прокурор вправе вступить в гражданский процесс по любому рассматриваемому судом в судебном заседании делу.

Обязательное участие прокурора в гражданском процессе предусмотрено по тем делам, которые возбуждены на основании искового заявления (заявления), поданного в интересах физического лица, о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении его умершим, о направлении несовершеннолетнего в специальную организацию образования или организацию со специальным режимом содержания, о признании организации или ввозимых на территорию Казахстана материалов террористическими или экстремистскими, о признании интернет-казино или продукции иностранного средства массовой информации противоречащими законам Казахстана.

Прокурор, подавший иск и участвовавший в судебном заседании районного (городского) и приравненного к нему суда при представительстве интересов государства, интересов физического лица, не могущего самостоятельно подать иск, либо неограниченного круга физических лиц, а равно для дачи заключения, вправе на судебный акт подать апелляционное ходатайство.

Кодексом предусмотрено, что перечисленные в законе прокуроры вправе подать апелляционное ходатайство на решение суда независимо от участия в рассмотрении дела. На первый взгляд это очень демократичная норма закона, но она некорректна, поскольку вышестоящий прокурор может подать апелляционное ходатайство в интересах противоположной стороны, интересы которой процессуальный прокурор не представлял. В данном случае возникает коллизия между правовой позицией процессуального прокурора и вышестоящего прокурора.

Поэтому было бы целесообразно установить, что апелляционное ходатайство на решение суда первой инстанции вправе подавать только процессуальный прокурор, участвовавший в судебном заседании.

Законом предусмотрено, что прокурор, представлявший прокуратуру как сторону в материально-правовом отношении, вправе отказаться от поданного апелляционного ходатайства или отозвать ее в суде первой инстанции при подготовке дела к апелляционному разбирательству. Данное положение закона соответствует содержанию принципа диспозитивности, поскольку сторона вправе распоряжаться как материальными, так и процессуальными правами.

Но законом предусмотрено, что прокурор вправе отозвать апелляционное ходатайства, поданное на решение суда, до вынесения судом апелляционной инстанции судебного акта.

Это означает, что апелляционное ходатайство может быть отозвано как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции до его рассмотрения в судебном заседании либо в судебном заседании суда апелляционной инстанции до удаления суда в совещательную комнату.

Однако следует учитывать, что в данном случае апелляционное ходатайство подавалось на решение суда, которое вынесено по результатам рассмотрения дела, возбужденного по иску прокурора в интересах государства, неограниченного круга физических лиц или в интересах лица, которое в силу физических, психических или иных уважительных причин не может самостоятельно подать иск и реализовать право на судебную защиту.

В результате отзыва апелляционного ходатайства прокурором указанные лица лишаются права на судебную защиту своих субъективных прав или охраняемых законом интересов, что недопустимо.

Законом не конкретизировано, какой прокурор вправе отозвать апелляционное ходатайство на решение суда первой инстанции: прокурор, который такое ходатайство подал или вышестоящий прокурор?

Вышестоящим прокурором будет являться прокурор, который занимает вышестоящую должность в прокуратуре, в которой проходит службу процессуальный прокурор, а также в вышестоящей прокуратуре.

С учетом того, что органы прокуратуры составляют централизованное ведомство с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим, то апелляционное ходатайство может быть отозвано вышестоящим прокурором, под которым следует понимать прокурора, обладающего правом подачи апелляционного ходатайства.

Законом предусмотрено, что суд апелляционной инстанции извещает участвующих в деле лиц о времени и месте судебного заседания.

Законодатель употребляет термин «лица, участвующие в деле», который неточно отражает статус участников частного материально-правового отношения, третьих лиц и их процессуальных представителей.

Слово «дело» означает собрание документов, относящихся к какому-нибудь факту или лицу.

Суд в судебном заседании исследует представленные сторонами, третьими лицами и их представителями доказательства в обоснование или опровержение обстоятельств частного материально-правового отношения, исходя из критериев относимости, допустимости, достоверности.

Поэтому прокурор как процессуальный представитель государства или истца является участником гражданского процесса, но не участником гражданского дела.

Суд апелляционной инстанции обязан известить процессуального прокурора как участника процесса, подавшего апелляционное ходатайство, о времени и месте судебного заседания, а прокурор вправе участвовать в судебном заседании суда апелляционной инстанции и обосновывать доводы апелляционного ходатайства, исходя из принципа состязательности. Такой прокурор вправе участвовать в судебных прениях в порядке очередности, установленной законом.

Фактически же в судебном заседании суда апелляционной инстанции участвует процессуальный прокурор прокуратуры области, столицы, города республиканского значения, который в судебных прениях не участвует, а только дает заключение по делу в целом — подлежит или не подлежит удовлетворению апелляционная жалобы стороны, ее представителя или апелляционное ходатайство процессуального прокурора районной (городской) прокуратуры, прокуратуры военного гарнизона или специальной прокуратуры.

Решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции вступает е законную силу в порядке, установленном Кодексом.

Кодекс содержит указание о том, что суд апелляционной инстанции направляет копию постановления только участвующим в деле лицам. К таким лицам относятся истец и его процессуальный представитель, ответчик и его процессуальный представитель, третье лицо и его процессуальный представитель, процессуальный прокурор, участвовавший в судебном заседании суда первой инстанции в интересах государства или давший заключение, прокурор, участвовавший в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Законом установлено, что Генеральный Прокурор Казахстана как непосредственно, так и через подчиненных ему прокуроров осуществляет высший надзор за законностью судебных актов, вступивших в законную силу. Для реализации функции высшего надзора в гражданском судопроизводстве Генеральный Прокурор Казахстана запрашивает из районных (городских) и приравненных к ним судов гражданские дела, изучает законность принятых судебных актов и при наличии оснований опротестовывает их; рассматривает ходатайства о принесении протеста на вступившие в законную силу судебные акты.

Представляется, что положения закона о том, что Генеральный Прокурор Казахстана непосредственно и подчиненные ему нижестоящие прокуроры осуществляет высший надзор за законностью вступивших в законную силу судебных актов, не основаны на нормах Конституции Казахстана.

Под надзором понимается одна из форм деятельности прокуратуры по обеспечению законности; наблюдение с целью присмотра, проверки.

Суды при отправлении правосудия независимы и подчиняются только закону, а вынесенные судами решения имеют обязательную силу на всей территории Казахстана, прокуратура же в гражданском судопроизводстве осуществляет функцию представительства интересов государства в суде в пределах компетенции, установленной законом.

Процессуальным законом и отраслевым законом «О прокуратуре» установлены процессуальные права и обязанности участвующего в гражданском процессе прокурора, который в силу принципа независимости суда и выполнения прокурором в процессе функции представителя интересов государства, в том числе интересов физических лиц, нуждающихся в социально-правовой помощи прокурора по защите и восстановлению нарушенных субъективных прав, не обладает функцией надзора за судом.

Гражданский процесс является единым при рассмотрении и разрешении частного материально-правового отношения и проходит в разных судебных инстанциях, в которых прокурор неизменно представляет интересы государства, но различными процессуальными средствами, исключающими функцию надзора за судом.

При несогласии с решением суда первой инстанции процессуальный прокурор вносит в суд апелляционной инстанции апелляционное ходатайство как акт прокурорского реагирования, а Генеральный Прокурор Казахстана при несогласии с вступившим в законную силу судебным актом суда первой или суда апелляционной инстанций вносит протест как акт прокурорского надзора. Но и в том и в другом случае прокурор ходатайствует перед судом соответствующей судебной инстанции о проверке законности судебного акта по предусмотренным законом процедурам и основаниям.

Отраслевым законом установлено, что нерассмотрение актов прокурорского реагирования по существу влечет ответственность, установленную законом.

Протест Генерального Прокурора Казахстана подлежит рассмотрению в судебном заседании судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Казахстана. Но протест Генерального Прокурора Казахстана может быть возвращен без рассмотрения. Означает ли это, что судьи, вынесшие определение о возвращении протеста Генерального Прокурора Казахстана (без его рассмотрения по существу в судебном заседании), подлежат привлечению к дисциплинарной ответственности? Ответ только один — не означает.

Генеральный Прокурор Казахстана при внесении в Верховный Суд Казахстана протест обладает статусом представителя государства в гражданском судопроизводстве и вместо протеста вправе вносить надзорное (ревизионное) ходатайство.

Именно такой акт прокурорского реагирования Генерального Прокурора Казахстана в ревизионном судопроизводстве предлагается закрепить в статье 478 проекта Кодекса гражданского судопроизводства Казахстана.

Безусловный интерес представляет содержание отраслевого приказа, толкующего статус прокурора в гражданском судопроизводстве.

В приказе утверждается, что высший надзор за точным и единообразным применением законов в гражданском судопроизводстве от имени государства осуществляется Генеральным Прокурором Республики Казахстан как непосредственно, так и через подчиненных ему прокуроров путем участия и дачи заключения в судебном разбирательстве, проверки законности не вступивших и вступивших в законную силу судебных актов и их опротестования в случае незаконности (п. 2 приказа). В п. 8 приказа содержится расширительный по сравнению с нормами ГПК перечень категорий гражданских дел, по которым участие прокурора в процессе обязательно. Предусмотрено, что прокуроры опротестовывают судебные акты в апелляционном порядке (п. п. 12, 14 приказа), тогда как по нормам ГПК могут подавать апелляционные ходатайства. Предусмотрено, что прокуроры в пределах своей компетенции в апелляционные сроки проверяют законность не вступивших в законную силу, не подлежащих пересмотру в кассационном порядке и вынесенных не в пользу государства п. п. 12, 17 приказа).

Названный приказ не соответствует положениям Конституции Казахстана о том, что прокурор в гражданском судопроизводстве осуществляет представительство интересов государства, но не прокурорский надзор.

Вывод о законности или незаконности судебного акта делает не прокурор как участник гражданского процесса и представляющий в нем интересы государства, а вышестоящий суд по основаниям и в порядке, установленном Кодексом.

Формой взаимодействия прокурора и суда по вопросу о законности судебного акта, исходя из независимости суда, может быть только апелляционное или ревизионное ходатайство прокурора — просьба прокурора проверить законность того судебного акта, который вызывает сомнения в правильности применения примененного судом закона.

В литературе признается независимость суда при отправлении правосудия и подчиненность суда только Конституции и закону. Но при смешении функции представительства прокурором интересов государства (публичных интересов) и функции надзора за актами органов исполнительной власти и их должностных лиц утверждается, что прокурор осуществляет надзор не за должностными лицами и органами исполнительной власти, а за законностью принимаемых ими правовых актов.

Действительно, прокурор осуществляет надзор не за должностными лицами и органами исполнительной власти, а за законностью принимаемых ими правовых актов.

Указанная деятельность является публичной, принимаемые акты регулируют публичные административные правоотношения, тогда как суд рассматривает и разрешает частные материально-правовые отношения и решением суда конкретизирует субъективные права и обязанности участников таких отношений, для которых вступившее в законную силу решение суда обязательно.

Прокурор по своей инициативе не может вмешиваться в частные правоотношения и утверждать, что судебное решение нуждается в пересмотре.

По ходатайству участника частного материально-правового отношения и в силу принципа диспозитивности Генеральный Прокурор Казахстана при наличии предусмотренных законом оснований вправе оказать квалифицированную юридическую помощь названному лицу путем возбуждения ревизионного производства, подав ревизионное ходатайство.

Вот почету требуется уточнение статуса прокурора в стадиях гражданского судопроизводства и модернизация его участие в рассмотрении в гражданском судопроизводстве при представительстве интересов государства. При безусловном соблюдении принципов независимости суда при отправлении правосудия, диспозитивности и состязательности процесса следует закрепит правозащитную функцию прокуратуры и процессуального прокурора по оказанию квалифицированной юридической помощи указанным в законе категориям физических лиц.

Николай Мамонтов,

судья Верховного Суда

Казахстана в почетной отставке

ст. 83 Конституции Казахстана, принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, введена в действие 8 сентября 1995 года, в редакции от 10 марта 2017 года

п. 1 ст. 83 Конституции Казахстана; ст. 5 Закона Казахстана «О прокуратуре» от 30 июня 2017 года

п. 1 ст. 43 Закона Казахстана «О прокуратуре»

ст. 58 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана от 4 июля 2014 года, в редакции от 11 июля 2017 года; ст. 54 и другие Гражданского процессуального кодекса от 31 октября 2015 года, в редакции от 11 июля 2017 года; ст. ст. 759, 760 Кодекса Казахстана об административных правонарушениях от 5 июля 2014 года, в редакции от 11 июля 2017 года; ст. 44 Закона Казахстана «О прокуратуре»

Краткий юридический словарь /Под ред. М.Ю. Тихомирова. — М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2012. С.688

п\п. п\п. 4) — 6) ст. 1 Закона Казахстана «О национальной безопасности Республики Казахстан» от 6 января 2012 года, в редакции от 11 июля 2017 года

Прокурорский надзор: учебник /Под ред. А.Я. Сухарева. — 4 изд., перераб. и доп. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. С.89

абз. второй ч. 1 ст. 47 ГПК Казахстана

ч. 3 ст. 54 ГПК Казахстана

ч. 3 ст. 148 ГПК Казахстана

ч. 5 ст. 54 ГПК Казахстана

ч. 1 ст. 72 ГПК Казахстана

ч. 4 ст. 73 ГПК Казахстана

ч. 5 ст. 54 ГПК Казахстана

ст. ст. 535, 541 Кодекса Казахстана «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс) от3 декабря 2008 года, в редакции от 11 июля 2017 года

ч. 3 ст. 54, п\п. 5) ч. 1 ст. 152, п\п. 3) ст. 279 ГПК Казахстана

ст. ст. 217, 218 ГПК Казахстана

ч. 2 ст. 54, ч. 1 ст. 296,

ч. 3 ст. 401 ГПК Казахстана

абз. второй ч. 1 ст. 409 ГПК Казахстана

п. 2 ст. 13, п. 3 ст. 39 Конституции Казахстана

п\п. 4) п. 1 ст. 41 Закона Казахстана «О прокуратуре»

ч. 3 ст. 414 ГПК Казахстана

ч. 4 ст. 217, ч. 2 ст. 421 ГПК Казахстана

ч. 3 ст. 421 ГПК Казахстана

ч. ч. 1 и 5 ст. 240, ст. 431 ГПК Казахстана

ст. 432 ГПК Казахстана

ч. 1 ст. 54, абз. второй ч. 2 ст. 435, ч. 6 ст. 438 ГПК Казахстана; ст. 13 Закона Казахстана «О прокуратуре»

п. 1 ст. 77, п. 3 ст. 76, п. 1 ст. 83 Конституции Казахстана

п. 2 ст. 23 Закона «О прокуратуре»

ст. 442 ГПК Казахстана

Приказ Генерального Прокурора Казахстана «Об утверждении Инструкции об организации прокурорского надзора за применением законов в гражданском судопроизводстве и представительстве интересов государства в суде» от 29 января 2016 года № 21

А.Я. Сухарев. Указ. соч. С.88

ст. 10 Закона Казахстана «О прокуратуре»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *