Что делать если не могут поставить диагноз?

Любой человек может из этого указа узнать, все ли он получает, что требуется при его болезни. Для этого нужно просто открыть приказ в Интернете и найти свое заболевание в приложении.

Перечень там длинный: инфекционные и паразитарные болезни, новообразования, болезни крови и кроветворных органов, эндокринной системы, психические расстройства, болезни глаза, болезни уха и т.д.

По каждому заболеванию указано, какие исследования больному должны быть проведены при таком диагнозе, какого типа препараты назначены, какие хирургические операции и какие манипуляции выполнены, и когда пациента можно выписывать, если он оказался в стационаре.

Каждому действию, указанному в приложении к приказу, дается оценка «да» или «нет». Да — значит, указанное действие было выполнено. Нет — не выполнено.

Как оно было выполнено, хорошо или плохо? Об этом в приказе речи нет. Достаточно того, что было выполнено.

Если все выполнено, проведенное лечение считается качественным. Если не все — некачественным.

Конечно, такой подход к оценке качества медицинской помощи нельзя назвать объективным и достаточным. Но все-таки он позволяет пациентам и их родным хоть как-то ориентироваться в лечении. Понимать, что делают с ними медики. Верной дорогой ведут или тянут не туда, куда надо?

Мало того, пациент (или его родственники), имея перед глазами приказ, может пробовать скорректировать ошибочную тактику лечения. Скажем, сказать врачу: «А почему мне не провели такое-то исследование? В приказе Минздрава «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи» оно указано. Если вы его не делаете — вы, значит, лечите меня некачественно, я буду жаловаться».

Фото: flickr.com

■ ■ ■

К примеру, у вашей мамы поднялось давление, ее увозят на «скорой» в больницу.

Что для нее должно быть там сделано?

В приказе Минздрава находим раздел 3.9.4. Критерии качества специализированной медицинской помощи взрослым при болезнях, характеризующихся повышенным кровяным давлением (коды по МКБ — 10: I10 — I13; I15).

Читаем таблицу внизу.

Терапевт или кардиолог осмотрел вашу маму в течение 10 минут от момента поступления в стационар? Или вы с ней сидели и ждали полтора часа, когда он придет? Если ждали, по этому пункту оценка качества медпомощи — «нет».

Сделали ей внутривенно укол в течение 15 минут? Или только через полчаса?

Пока она лежала в больнице, ей не сделали УЗИ почек и надпочечников?

К офтальмологу не сводили?

Все, можете писать жалобы в Минздрав, Росздравнадзор и прокуратуру на некачественную медицинскую помощь, которая вам была оказана в таком-то лечебном учреждении. Пусть хотя бы к другим пациентам там отнесутся с большим вниманием.

■ ■ ■

Когда есть диагноз, приказ Минздрава дает возможность контролировать лечение и добиваться, чтобы все положенное было исполнено.

Но зачастую самая большая проблема — добиться диагноза, а не лечения. В этом случае приказ «Об оценке качества медпомощи» тоже может быть очень полезен, поскольку устанавливает сроки, в которые диагноз ставится при качественной медпомощи.

Если пациент обратился в поликлинику — амбулаторное медучреждение, диагноз должен быть поставлен в течение 10 дней с момента обращения. Если врач не может поставить диагноз, это должен сделать консилиум в течение тех же 10 дней.

Если пациент поступил в дневной стационар, предварительный диагноз должен быть поставлен не позже чем через два часа после поступления.

Если поступивший пациент экстренный, окончательный клинический диагноз ему ставится в течение 24 часов. Если показания, по которым он направлен в стационар, неэкстренные, на постановку диагноза дается 72 часа.

Установленные приказом точные сроки — минуты, часы и дни, в течение которых больного с теми или иными показаниями необходимо осмотреть, исследовать и поставить диагноз — наверное, самое важное, что может пациент из него почерпнуть. Когда в официальном документе Минздрава назван точный временной отрезок для постановки диагноза, пациенты могут требовать от медиков его соблюдения.

Требовательные пациенты, знакомые с этим приказом Минздрава, конечно, не очень удобны для медиков. Какому врачу приятно, когда пациент сверяет с приказом все назначения и отслеживает каждый шаг?

Но, к сожалению, в нашей действительности, где множество врачей некомпетентны и безответственны, система обязательного медицинского страхования хромает на обе ноги, а управленческие структуры озабочены главным образом собственным благополучием, пациентам ничего не остается, как брать контроль за лечением в собственные руки.

P.S. Критерии качества оказания медпомощи, установленные приказом Минздрава № 203н, применяются не только в федеральных и региональных лечебных учреждениях, но и в частных, коммерческих клиниках и других организациях, имеющих лицензию на медицинскую деятельность, полученную в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Многие аспекты работы врача строго регламентированы законодательством. В рубрике «Юридическая справка» нашего портала мы рассмотрим самые частые вопросы, касающиеся тонкостей взаимодействия врача и пациента. На них отвечает Алексей Некрасов, управляющий партнер юридической компании НКС Глобал.

Сегодня мы поговорим о том, в каких случаях врач может отказаться от приема пациента.

1) Имеет ли врач право отказать пациенту в приеме или лечении?

Согласно ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» лечащий врач имеет право отказаться от наблюдения за пациентом и его лечения при обязательном соблюдении двух условий:

— если это не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих;

— по согласованию с руководителем.

2) Прописаны ли в законе конкретные случаи, в которых врач может отказать пациенту?

Каких-либо конкретных случаев, при которых врач может отказаться от лечения больного, законодательство не содержит. Другими словами, врач может воспользоваться своим правом отказаться от лечения по любым основаниям при соблюдении обязательных условий. Так, например, врач может отказаться от лечения, если пациент не следует его предписаниям, не соблюдает внутренний распорядок и иные правила медицинского учреждения или врачу и пациенту не удалось установить терапевтическое сотрудничество.

3) Есть ли отличия при оказании платных медицинских услуг? Может ли врач платной медицинской организации отказать в приеме пациенту?

Основания для отказа от приема или лечения пациента в обоих случаях полностью идентичны. Разница лишь в том, что при оказании платных медицинских услуг пациент заключает договор оказания платных медицинских услуг с медицинским учреждением, в котором часто приведены те конкретные случаи, в которых врач может отказаться от лечения пациента.

4) Что будет с пациентом, если врач отказался от его приема или лечения?

В случае отказа врача медицинская организация обязана предоставить пациенту другого специалиста.

5) Каким образом положения законодательства об отказе от лечения соотносятся с этическими нормами в медицине?

Этические нормы не являются нормативно-правовыми актами, следовательно, не имеют юридической силы. Однако они играют важнейшую роль в определении принципов и ценностей в отношениях врача и пациента. Так, например, статья 7 Этического кодекса российского врача гласит, что врач может отказаться от работы с пациентом, перепоручив его другому специалисту, в следующих случаях:

— если чувствует себя недостаточно компетентным, не располагает необходимыми техническими возможностями для оказания должного вида помощи;

— данный вид медицинской помощи противоречит нравственным принципам врача;

— врач не в состоянии установить с пациентом терапевтическое сотрудничество.

Иногда суды напрямую ссылаются в решениях на нормы Этического кодекса российского врача в обосновании своей позиции, но такие случаи являются единичными.

Свердловская область, 21 мая 2012, 12:51 — REGNUM Свердловская область — один из регионов России, в котором уровень оказания медицинской помощи находится на высоком уровне, но достижения в этой сфере сводятся на нет поборами в больницах и поликлиниках, неправомерным взиманием платы за услуги. Некоторые врачи в погоне за деньгами умышленно оказывают медпомощь на ненадлежащем уровне, вынуждая тем самым пациента платить за качественную помощь. Всё это можно и нужно переломить. О том, как это сделать в интервью ИА REGNUM рассказал президент ассоциации региональных медицинских страховщиков «Территория», член правления Фонда реформирования социальной сферы «Территория» и исполнительный директор ООО МС «Мегус-АМТ» Максим Стародубцев.

ИА REGNUM: Максим Ардалионович, Вы помогаете пациентам больниц и поликлиник уже несколько лет. По каким основным направлениям работаете в настоящее время в сфере страховых медицинских услуг?

Мы, скорее, «задаём тон», «показываем пример» в деятельности, направленной на защиту прав пациента: не только на бесплатную, но и на качественную медицинскую помощь. И в этом, по возможности, не ограничиваемся сферой, приписываемой к обязательному медицинскому страхованию. Другое дело, что мы располагаем необходимой компетенцией на проверку документации, имеем право запрашивать необходимые документы и поручать работу по ним своим экспертам только по заболеваниям, лечение которых финансируется по программам ОМС. В иных областях здравоохранения и социальной защиты нам приходится сложнее и там наши возможности меньше.

Если же говорить о работе в сфере страховых медуслуг, то, как и всегда, у нас есть три основных направления, по которым приходится работать. Это консультации, урегулирование спорных ситуаций между больницей и пациентом по письменным обращениям, а также и судебные тяжбы по особо тяжёлым случаям.

ИА REGNUM: Проблем в здравоохранении много: нехватка талонов к «узким» специалистам, очереди в поликлиниках, бездушие врачей, поборы. На что чаще всего жалуются пациенты? Каким образом Вы можете им помочь?

В своей работе с гражданами, точнее, в обращениях к ним с предложениями жаловаться на плохое качество медицинской помощи, я постоянно опираюсь на две пословицы: «под лежачий камень вода не течет» и «дитя не плачет — мать не разумеет». Пока не будет конкретной жалобы от конкретного человека, мы не имеем права вмешиваться в работу по организации здравоохранения. Более того, в ином случае мы рискуем нарваться на обвинения в «клевете» (такой опыт у нас имеется, но мы были прикрыты достоверными фактами). А проблемы в медицине повсеместны. Делятся они на две части. Первая — такие, по которым человек уже не может терпеть (это малая часть, сюда входят случаи причинения существенного вреда здоровью, вплоть до смертельных). И вторая: когда человек смиряется с дефектами оказания медицинской помощи и старается побыстрее забыть о них. На последнюю приходится абсолютное большинство. С жалобой на качество медицинских услуг обращается лишь один из тысячи. А это плохо. Ведь если нет эффективной обратной связи с потребителем медицинских услуг — пациентом, то, получается, все хорошо и государство вовсе не обязано что-либо менять в медицине.

ИА REGNUM: В одной из крупных больниц Екатеринбурга пациенты жалуются на поборы. Поступают ли Вам обращения об аналогичных случаях? Какие меры могут принять пациенты, чтобы защититься от врача-вымогателя?

На самом деле, под поборами подразумеваются совершенно разные вещи. Одно дело, когда хирург говорит «Положите мне столько-то в карман и операция будет сделана хорошо», другое дело, и этот сценарий встречается наиболее часто, если врач, в основном терапевт, давая рекомендацию сделать определенное обследование (обычный вердикт — «следующая явка с такими-то результатами»), не предпринимает никаких усилий, для того чтобы диагностика пациента проводилась бесплатно. А если человек идет в определенный диагностический центр без направления, то это воспринимается как сугубо его личная инициатива, за которую полагается платить. Вот из-за этого, назовем вещи прямо, пренебрежения своими обязанностями врачей низового уровня, и возникает основной объем платности в медицине. Правда за скобками остаётся вопрос о том, кто поставил (подставил) этих, в большинстве своем участковых докторов, в такие условия.

Что можем сделать мы? Конечно же, когда деньги идут прямо в карман белого халата, мы можем только сигнализировать об этом, и то, ссылаясь на обращения. Плюс «нажимать» на больницу по иным нарушениям (безупречно оказанная медицинская помощь встречается крайне редко, и, кроме того, если пациент был ею удовлетворен, то он не жалуется и на платность). Мы эффективны когда нарушения можно зафиксировать — в том числе на основании проводимой по факту обращения медико-страховой экспертизы. Тогда у нас есть основания — как наказать больницу, вплоть до привлечения её к суду, так и, руководствуясь принципом «от частного — к общему», обратить внимание органов руководства здравоохранением (вплоть до федеральных), иной власти на факты и причины, их обуславливающие. По-моему, ежемесячно от нас в Минздрав и другие органы идёт до пяти обращений. Решение же, вынесенное в результате анализа судом противоречивого законодательства, зачастую позволяет формировать прецедент, согласно которому можно решать аналогичные проблемы у других пациентов.

ИА REGNUM: Как Вы оцениваете текущую ситуацию в Свердловской области с соблюдением прав пациентов и с уровнем профессионализма врачей? Какие права пациентов чаще всего нарушаются?

Если судить по «базовым показателям» (общая смертность, средний возраст жизни, младенческая смертность и т. п.), то по ним (да и по медицинскому потенциалу в целом) Свердловская область находится далеко не на худших позициях. Но это во многом обусловлено исторически. Как и то, что свердловчане, в силу их «привычки к хорошему», более требовательны. Однако и свердловские доктора привыкли к определенному (не низкому) уровню жизни, соответствующему аналогично высокому уровню в регионе. Что, в свою очередь, обуславливает большой объём различных ухищрений, на которые идут больницы, чтобы получить дополнительные платежи, помимо бюджета.

Естественно, разгул платности невозможен, если бесплатная медицинская помощь оказывается хорошо. Поэтому заинтересованность в дополнительных доходах так или иначе толкает врачей на ухудшение качества их услуг повсеместно там, где это может подтолкнуть пациента на поиск «платного входа» к искомому качеству здравоохранения. И потому мы больше всего видим необоснованной платности в получении диагностических исследований. Особенно — дорогостоящих (компьютерной томографии, МРТ и т.п.). Причём одной из причин фактически увеличившихся очередей за этими видами обследования является и чрезвычайно широко распространившееся необоснованное направление (неофициальное, конечно — в виде устных рекомендаций) по каждому поводу человека на диагностику. При этом пациент реально нуждающийся в исследовании наталкивается на многомесячную очередь.

Субъективно объём платности нарастает. Меняются её формы. Больницы стараются различными договорами, иными формами давления на пациентов всячески исключить их последующие жалобы страховщику. И если в Екатеринбурге эта проблема решается путём юридической казуистики, то в глубинке всё проще — вплоть до личного давления на жалобщиков со стороны главных врачей и проштрафившихся докторов (могут и на огород приехать, и на работу сообщить, там ведь, как ни крути, а обращаться придётся в ту же больницу и к тому же специалисту — других нет). Что же до качества самой медицинской помощи, то, по-моему, снижение индивидуальной квалификации специалистов и их личной ответственности перед пациентом нивелируется (тут нужно отдать должное нашему государству) существенно улучшившейся материально-технической базой, снабжением медикаментами. Да и в целом мировая медицинская наука не стоит на месте. Если бы только увеличившиеся технические возможности использовать рационально!

ИА REGNUM: Насколько часто лечебно-профилактические учреждения пользуются посредниками в лице частных медицинских клиник, и насколько такое посредничество законно?

Эта форма взаимодействия встречается часто, особенно тогда, когда существует та или иная форма связи (в том числе, на основании личных отношений, для медицины — обычное дело) «бюджетной» клиники с той, что не работает в системе ОМС. На такое взаимодействие, формально, наложен запрет: при наличии медицинских показаний и отсутствия возможности осуществить необходимое исследование в конкретной больнице, пациент должен быть направлен в другое медицинское учреждение, где эти медицинские услуги предоставляются бесплатно. И это резонно: тот же пресловутый томограф незачем ставить в каждую поликлинику.

В результате наиболее распространена такая схема: врач муниципальной поликлиники направляет пациентов на обследование (например, УЗИ) в частную клинику, где сам работает, либо имеет договоренность с администрацией, при этом пациентам предоставляется недостоверная информация об отсутствии талонов на бесплатное обследование. Повторяю, такая схема незаконна, так как нарушает одновременно насколько прав пациента: на бесплатную медицинскую помощь и на получение достоверной информации о порядке предоставления бесплатной помощи. Должен заметить, что нередко медицинские показания для проведения такого диагностического исследования отсутствуют.

ИА REGNUM: Только ли из-за жажды обогащения врачи берут с пациентов деньги?

Здесь намешано всё. Но в основе, по-моему, лежит психология, корни которой уходят и в общую, скорее несправедливую, социальную дифференциацию в обществе: врачи считают, что их труд государство вознаграждает низко, и потому внутренне готовы руководствоваться вышеприведенным тезисом «заинтересованность в дополнительных доходах толкает врачей на ухудшение качества их бесплатных услуг».

А раз, другой, ступив на эту дорожку, человек теряет способность определять — с кого можно брать деньги, а с кого — нет. Более того, в результате возникает и пренебрежительное отношение ко всем малоимущим. А это уже ведёт к нарушению корневых принципов медицины — лечить человека, не взирая на его платёжеспособность. А законодательство — оно, знаете ли, игнорируется. В том числе, по причинам (небезосновательным), что врачей давить не будут. В отношении главных врачей такая позиция, де-факто, более чем обоснована. По крайней мере — в недалеком прошлом. За медицинской помощью, особенно в ведущие клиники, обращаются ведь и прокуроры, и их семьи, и губернаторы с полпредами. Жизнь есть жизнь.

ИА REGNUM: Как можно избежать неправомерного взимания платы за услуги?

Сделать это можно лишь одним способом — последовательно и бескомпромиссно искоренять вышеозначенный конфликт интересов: «Чем хуже оказывается бесплатная медицинская помощь, тем выше спрос на платную». И поэтому необходимо законодательно запретить какие-либо формы получения денег (помимо бюджета и системы ОМС) тем лечебным учреждениям и врачам, кто работает в системе ОМС. Нужно запретить страховым компаниям, осуществляющим ОМС, какие-либо иные формы деятельности, причем этот принцип должен в полной мере коснуться и их собственников. К работе же в клиниках, использующих прямые расчеты с пациентом, стоит допускать врачей со стажем работы «в бюджете» не менее чем в 20 лет.

ИА REGNUM: Насколько сами граждане готовы отстаивать свои права? Сколько пациентов обращается к вам (в год, в месяц), и сколько процентов из них впоследствии идёт в суд?

Мало. Как я уже говорил, по нашим (правда приблизительным) подсчетам (да и то в лучшем случае) — один из тысячи. Но вот если уж человек обратился и основания для его обращения существенны, то тогда вероятность обращения в суд почти 100%-ная. Мы, безусловно, лидируем и по Свердловской области, и, думаю, по стране, по количеству обращений в суд наших застрахованных. В 2011 году количество рассмотренных исков на десять тысяч застрахованных только в нашей компании равнялось 0,701, а в 2010 — 0,67. То есть рост налицо. Всего же в суды обращались клиенты семи из 16 свердловских медицинских страховых компаний.

ИА REGNUM: Насколько часто медицинские учреждения признают свою вину и в добровольном порядке возмещают ущерб, принесённый гражданину?

В 2010 году нам удалось вернуть в досудебном порядке лишь 96 тыс. рублей, а в 2011 — всего 26,6 тыс. рублей, что свидетельствует о растущем нежелании врачей добровольно возмещать ущерб. Кстати, здесь речь идет только о материальном ущербе, который складывается из стоимости услуг и медикаментов, полагающихся пациентам бесплатно. Компенсацию морального вреда пациенту удается получить лишь через суд. На словах главные врачи объясняют это так: «такие» расходы больницы должны быть подтверждены судебным решением, даже если речь идет о тысяче рублей, в противном случае нас обвинят в нецелевом расходовании средств. Крайне редко больницы пытаются урегулировать вопрос на досудебном уровне, например, «приносим пациенту свои извинения и в качестве компенсации за некачественно оказанную помощь готовы выплатить какую-то сумму». Но и в тех случаях (раз или два, по-моему), суммы, предлагаемые пациенту в компенсацию, были ничтожны. И существенно превышались по решению суда.

ИА REGNUM: Каким образом страховые компании могут помочь застрахованным у них лицам? Всегда ли страховые компании, работающие на рынке ОМС Свердловской области, принимают сторону пациентов?

Выявлять дефекты медицинской помощи в системе ОМС — и есть задача медицинских страховщиков. Но дело это хлопотное и затратное. Особенно не желают ругаться с больницами те компании, которые, так или иначе, сотрудничают с ними по программам добровольного медицинского страхования. Тем более, что в отношении этого вида деятельности абсолютно справедливо вышеприведенное положение — «чем хуже оказывается бесплатная медицинская помощь, тем выше спрос на платную (читай, ДМС)». Поэтому все разговоры о совмещении ДМС и ОМС, соплатежей по ДМС к программам ОМС изначально порочны и преследуют одну цель — увеличить спрос на платные медицинские услуги. Да и вообще в нынешней системе ОМС для медицинского страховщика куда выгоднее экономически вложиться в пункты выдачи полисов ОМС, нежели в юристов и экспертов-правозащитников. Граждане, в большинстве своём, совершенно не вдумываются в то, зачем нужна страховая компания, и какая у неё может быть роль в реформировании медицины. Отчеты фонда ОМС о деятельности медстраховщиков по защите прав застрахованных говорят об этом более чем красноречиво.

ИА REGNUM: Чего, на Ваш взгляд, не хватает свердловскому здравоохранению и медицинским работникам области? Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

К сожалению, от областного начальства зависит не так уж и много. Основные правила игры утверждаются в Москве. Хотя, если относиться к своей работе ответственно, можно (и нужно) указывать федеральной власти на то, какой должна быть медицина. Я сомневаюсь, что это делается, не принято у нас теперь спорить с Кремлём. Необходима и максимальная прозрачность в расходовании средств бюджета. Почему бы, например, не создать общественные советы при Минздраве, о чём говорят ряд правозащитников и предпринимателей, работавших в медицине? И обеспечить ротацию в этих советах, дабы люди, находящиеся там, не стали «родными» для чиновников. Правда, пример комплектования Правления ТФОМС Свердловской области даёт мало оснований для оптимизма…. Быть может, я скачусь в «своё болото», но считаю абсолютно порочной сложившуюся в последние годы практику, когда неуклонно понижался процент на ведение дела страховых компаний. В результате уменьшилась и их численность, да и возможности по правозащитной работы. Да, конечно, и эту графу можно оптимизировать, но тогда вообще зачем сохранять ОМС?

Права и обязанности пациента

При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на:

— уважительное и гуманное отношение со стороны медицинских работников и других лиц, участвующих в оказании медицинской помощи;
— информацию о фамилии, имени, отчестве, должности и квалификации его лечащего врача и других лиц, непосредственно участвующих в оказании ему медицинской помощи;
— обследование, лечение и нахождение в организации здравоохранения в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим и противоэпидемическим требованиям;
— облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами;
— добровольное согласие информированного пациента на медицинское вмешательство в соответствии с законодательными актами;
— отказ от оказания (прекращение) медицинской помощи, от госпитализации, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами;
— обращение с жалобой к должностным лицам организации здравоохранения, в которой ему оказывается медицинская помощь, а также к должностным лицам государственных органов или в суд;
— сохранение медицинскими работниками в тайне информации о факте его обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами;
— получение в доступной для него форме полной информации о состоянии своего здоровья, применяемых методах диагностики и лечения, а также на выбор лиц, которым может быть передана информация о состоянии его здоровья;
— при нахождении на стационарном лечении пациент имеет право на допуск к нему посетителей, адвоката, священнослужителя, а также на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, если это не нарушает правил внутреннего распорядка организации здравоохранения для пациентов, санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований.

Обязанности граждан в сфере охраны здоровья:

— граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья;
— граждане в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны проходить медицинские осмотры, а граждане, страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны проходить медицинское обследование и лечение, а также заниматься профилактикой этих заболеваний;
— представлять лицу, оказывающему медицинскую помощь, известную ему достоверную информацию о состоянии своего здоровья, в том числе о противопоказаниях к применению лекарственных средств, ранее перенесенных и наследственных заболеваниях;
— граждане, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим лечения, в том числе определенный на период их временной нетрудоспособности, и правила поведения пациента в медицинских организациях;
— уважительно относиться к медицинским работникам и другим лицам, участвующим в оказании медицинской помощи.

Общие правила поведения пациентов и посетителей

В помещениях больницы и его структурных подразделений запрещается:
— нахождение в верхней одежде, без сменной обуви (или бахил);
— курение в зданиях и помещениях больницы, за исключением специально отведенных для этого мест;
— распитие спиртных напитков, употребление наркотических средств, психотропных и токсических веществ;
— появление в состоянии алкогольного, наркотического и токсического опьянения, за исключением необходимости в экстренной и неотложной медицинской помощи;
— играть в азартные игры;
— громко разговаривать, шуметь, хлопать дверьми;
— пользование мобильной связью при нахождении на приеме у врача, во время выполнения процедур, манипуляций, обследований;
— пользование служебными телефонами;
— выбрасывание мусора, отходов в непредназначенные для этого места.
При обращении за медицинской помощью в больнице и его структурных подразделениях пациент обязан:
— соблюдать внутренний распорядок работы больницы, тишину, чистоту и порядок;
— исполнять требования пожарной безопасности. При обнаружении источников пожара, иных источников, угрожающих общественной безопасности, пациент должен немедленно сообщить об этом дежурному персоналу;
выполнять требования и предписания врача;
— соблюдать рекомендуемую врачом диету;
— сотрудничать с врачом на всех этапах оказания медицинской помощи;
— оформлять в установленном порядке свой отказ от получения информации против своей воли о состоянии здоровья, о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, в том числе, в случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания, отказ от медицинского вмешательства или его прекращение;
— уважительно относиться к медицинскому персоналу, проявлять доброжелательное и вежливое отношение к другим пациентам;
— бережно относиться к имуществу больницы и других пациентов;
— являться на прием к врачу в назначенные дни и часы;
— соблюдать лечебно-охранительный режим, предписанный лечащим врачом.

Правила поведения пациентов в стационаре. В стационарных отделениях больницы устанавливается распорядок дня:

06.30-07.00 Измерение артериального давления, температуры (лежа в постели);
07.00-07.30 Подъем пациентов, утренний туалет пациентов, сдача анализов (мочи), обследования натощак;
07.30-08.00 Завтрак;
08.00-09.00 Сдача крови для исследования, подготовка к диагностическим исследованиям;
09.30-12.00 Обход врачей;
10.00-13.00 Лечебные процедуры, исследования, консультации специалистов;
12.00-13.00 Беседа лечащих врачей с родственниками;
13.00-14.00 Обед;
14.00-17.00 Послеобеденный отдых;
17.00-20.00 Посещение пациентов. В выходные и праздничные дни дополнительно с 11-00 до 13-00;
18.30-19.00 Ужин;
19.30-20.00 Измерение температуры;
20.00-22.00 Вечерние процедуры, вечерний туалет пациентов, подготовка ко сну;
22.00-06.30 Сон.
При стационарном лечении пациент может пользоваться личным бельем, одеждой и сменной обувью, принимать посетителей в установленные часы и специально отведенном месте, за исключением периода карантина, и если это не противоречит санитарно-противоэпидемическому режиму. В палате необходимо поддерживать чистоту и порядок. Мусор должен незамедлительно помещаться в специальный бак для сбора бытовых отходов. Пациент обязан соблюдать правила личной гигиены, тщательно и часто мыть руки.

В помещениях стационарных отделений запрещается:

— хранить в палате верхнюю одежду, обувь, хозяйственные и вещевые сумки;
— хранить в палате опасные и запрещенные предметы;
— использовать нагревательные приборы, электрические кипятильники, чайники, телевизоры, магнитофоны и другие электроприборы;
— использовать электронные устройства, имеющие электромагнитное излучение;
— включать освещение, аудио, видео аппаратуру, телефоны, а также ходить по палате и отделению во время, предназначенное для сна и отдыха;
— самостоятельное ремонтировать оборудование, мебель;
— иметь колющие и режущие предметы, бьющуюся посуду;
— использовать постельное белье, подушки и одеяла со свободных коек в палатах;
— совершать прогулки по территории больницы без разрешения врача;
— совершать прогулки по территории больницы вне пешеходных зон;
— выходить за территорию больницы.
Продукты питания, не предусмотренные рационом питания, разрешаются к употреблению только по согласованию с лечащим врачом.

Перечень продуктов, разрешенных для передачи пациентам в ГБУЗ РБ Месягутовская ЦРБ:

молоко пастеризованное, кефир и молочнокислые продукты, масло сливочное, сливки, печенье, конфеты (зефир, пастила, мармелад), фрукты (абрикосы, персики, яблоки, сливы, виноград, бананы), свежие овощи (огурцы, помидоры), соки (фруктовые, овощные), минеральная вода, хлебобулочные изделия.

Условия для хранения продуктов (передач) пациентов в отделении:

— хранение продуктов (передач) допускается только с разрешения лечащего врача, в соответствии с назначенной диетой, при условии соблюдения температурного режима (от +4 до +8),
— срок хранения продуктов с момента вскрытия заводской упаковки не более 24 часов,
— готовые блюда (домашнего приготовления) должны быть употреблены в течение 2 часов от момента передачи пациенту,
— продукты в холодильнике должны храниться в целлофановых пакетах с указанием ФИО пациента, номера палаты,
— ежедневно дежурная медицинская сестра отделения проверяет соблюдение правил и сроков годности (хранения) пищевых продуктов, хранящихся в холодильниках и тумбочках,
— пищевые продукты с истекшим сроком годности, хранящиеся без целлофановых пакетов (в холодильнике), без указания фамилии и номера палаты больного, а также имеющие признаки порчи, подлежат утилизации в пищевые отходы.

Перечень продуктов, запрещенных для передачи пациентам в ГБУЗ РБ Месягутовская ЦРБ:

— паштеты, студни, заливные (мясные, рыбные), изготовленные в домашних условиях; куры, цыплята отварные;
— пельмени, блинчики, беляши с мясом;
— заправленные винегреты, салаты (овощные, рыбные, мясные);
— кондитерские изделия с заварным кремом и кремом из сливок;
— бутерброды с колбасой, ветчиной, рыбой и т.д.;
— простокваши (самоквасы), творог домашнего изготовления;
— сырые яйца; консервированные продукты домашнего приготовления;
— алкогольные напитки.

При лечении (обследовании) в условиях стационара пациент обязан:

— соблюдать санитарно-гигиенические нормы пользования бытовыми коммуникациями (холодильник, душ, санузел);
— соблюдать лечебно-охранительный режим, в том числе предписанный лечащим врачом;
— своевременно ставить в известность дежурный медицинский персонал об ухудшении состояния здоровья;
— незамедлительно сообщать врачу или медицинской сестре о повышении температуры, насморке, кашле, появлении одышки или других расстройств дыхания, рвоте, вздутии живота, появлении сыпи и т.д.
Самовольное оставление пациентом стационара расценивается как отказ от медицинской помощи с соответствующими последствиями, за которые больница ответственности не несет. Выписка пациентов производится лечащим врачом по согласованию с заведующим отделением стационара.

Правила посещения пациентов:

— посещение пациентов, находящихся в стационарных отделениях, допускается при условии наличия сменной обуви, халата и пропуска, оформленного лечащим (дежурным) врачом в установленные часы посещений;
— ассортимент продуктовых передач должен соответствовать назначенной диете.

Ответственность

Нарушение Правил внутреннего распорядка, лечебно-охранительного, санитарно-противоэпидемического режимов и санитарно-гигиенических норм влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации и Республики Башкортостан. За нарушение режима и Правил внутреннего распорядка учреждения пациент может быть досрочно выписан с соответствующей отметкой в листе нетрудоспособности.
Нарушением, в том числе, считается:
— грубое или неуважительное отношение к персоналу;
— неявка или несвоевременная явка на прием к врачу или на процедуру;
— несоблюдение требований и рекомендаций врача;
— прием лекарственных препаратов по собственному усмотрению;
— самовольное оставление учреждения до завершения курса лечения;
— одновременное лечение в другом учреждении без ведома и разрешения лечащего врача;
— отказ от направления или несвоевременная явка на ВК или МСЭ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *