Деликт

Обязательства из причинения вреда образуют систему, в основе которой лежит классификация этих обстоятельств по различным основаниям в зависимости от того, какой деятельностью причинён вред, кем и кому причинен вред и в чем он выражается, в зависимости от того относится обязанность по возмещению вреда к мерам гражданско-правовой ответственности или нет. Но какой бы критерий не лежал в их основе, все они попадают под понятие генерального деликта, согласно которому причинение вреда одним лицом другому само по себе признается противоправным и влечет обязанность возместить этот вред, если иное не предусмотрено законом. Поэтому кредитор не обязан доказывать противоправность действия причинителя.

Такие обязательства образуют систему специальных деликтов, каждый

из которых нуждается в самостоятельном рассмотрении. Это следующие виды специ­альных деликтов: ответственность за вред, причиненный актами власти, ответствен­ность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными лицами: ответст­венность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих; ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работ или услуг; ответственность вследствие причинения морального вреда.

2.1. Ответственность за вред, причи­ненный актами власти.

Основаниями выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служит применение к нему общих условий деликтной ответственности и наличие ряда специальных условий, дополнительно установленных законом.

Среди общих условий наибольшей спецификой обладает противоправность. Несмот­ря на то, что к этой ответственности применяется система генерального деликта, в этой области действует прямо противоположное правило: всякий акт власти предполагается законным, в том числе и тот. которым кому-либо причинен вред. Объясняется это тем, что вред в данном случае причиняется действиями, регулируемыми не граждан­ским, а иными отраслями права — административного, уголовного, уголовно-­процессуального и т.д.

Перечня незаконных действий (бездействий), государственных (муниципальных) органов и их должностных лиц закон не содержит. Ими могут быть любые акты управ­ления при условии, что они обязательны для исполнения и приняты соответствующим должностным лицом (органом) при исполнении служебных обязанностей (реализации органом своей компетенции). Если вред причинен хотя бы и действиями указанных лиц, но вне реализации ими своих властных функций, возникающее обязательство подчиня­ется общим правилам о деликтной ответственности. Так, с юридической точки зрения не будет иметь никакого значения, кому принадлежит автомашина, сбившая пешехода, — физическому лицу, коммерческой организации, местной администрации, РОВД. Они как владельцы источника повышенно опасности будут отвечать на равных условиях.

Ответственность за вред, причиненный актом управления, не зависит от того, кто выступает в качестве потерпевшего — гражданин или юридическое лицо. Права всех потерпевших совпадают за исключением того, что граждане при условии одновремен­ного нарушения их личных нематериальных прав имеют право требовать и компенса­цию морального вреда.

Вред, причиненный незаконным актом управления, возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени которых вы­ступают соответствующие финансовые органы: федеральное казначейство, финансовые управления. Однако в некоторых случаях, ответственность от имени соответствующей казны могут нести другие государственные органы. Например, при возврате потерпевшему утраченной им жилой площади, выполнения обязанности возла­гается на жилищные органы.

Субъекты данного обязательства при возмещении вреда потерпевшему приобре­тают право регресса к непосредственному виновнику, принявшему незаконный акт управления, который несет регрессную ответственность в полном объеме.

В ст. 1070 ГК дан перечень незаконных действий правоохранительных органов, которыми причиняется вред. К ним относятся: причинение вреда в результате незакон­ного осуждения гражданина (ст.300 УПК), незаконного привлечения его к уголовной ответственности (ст.143-144 УПК), незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст.93,96 УПК), а также незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправитель­ных работ ( ст.31-32 КоАП). Однако, следует задаться вопросом: почему в указанный выше перечень не вошли такие действия как: незаконное проведение обыска (ст. 168 УПК), незаконное задержание подозреваемого (ст. 122 УПК), незаконное применение принудительных мер медицинского характера (от.403 УПК).

Исходя из правоприменительной практики видно, что все большее число граж­дан обращаются в порядке ст. 1070 ГК в суд с требованием возместить моральный вред, который также компенсируется независимо от вины причинителя (ст. 1070 ГК). Как известно, и поныне действующее «Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов пред­варительного следствия, прокуратуры и суда’, утвержденное Указом ПВС СССР от 18 мая 1981 года, компенсацию морального вреда не предусматривает.Определением Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 242-О разъяснено, что данный документ может применяться лишь во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями статьи 1070 и §4 главы 59 ГК РФ. По вопросу, касающемуся возмещения имущественного и морального вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам в результате уголовного преследования, см. Главу 18 УПК Российской Федерации. В последнее время наблюдается тенденция увеличения в процентном соотношение удовлетворения исков о возмещение вреда в результате необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Такой вывод можно сделать по данным тульского областного суда за период первого полугодия 2011 года. Работу в сфере судопроизводства общей юрисдикции в Тульской области осуществляют: областной суд, 23 районных (городских) суда и 83 судебных участка. Результаты проведенного обобщения показали, что из указанного количества судов лишь в 6-ти судах имелись случаи применения норм, установленных главой 18 УПК РФ, таковыми являются: Тульский областной суд, Центральный районный суд г. Тулы, Зареченский районный суд г. Тулы, Одоевский, Щекинский и Ленинский районные суды Тульской области.

Указанными судами за 6 месяцев 2011 года было рассмотрено 9 материалов о возмещении вреда, причиненного гражданам в результате необоснованного привлечения к уголовной ответственности, имеющим право на реабилитацию. Так, из указанного количества материалов (заявлений) 4 были удовлетворены в полном объеме, 3 заявления удовлетворены частично и в удовлетворении 2 заявлений о возмещении имущественного вреда в порядке реабилитации судом было отказано.9

В Одоевском районном суде Тульской области был рассмотрен 1 материал по заявлению Ш. о компенсации морального вреда в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Приговором Одоевского районного суда от 8 октября 2010 года Ш. был осужден по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ к четырем годам трем месяцам лишения свободы. По этому же приговору по ч. 1 ст. 228 УК РФ Ш. был оправдан за недоказанностью его вины.

Однако в резолютивной части приговора, на что уже было обращено внимание ранее, отсутствовало указание о признании за ним права на частичную реабилитацию. Осужденный обратился в суд с заявлением, по итогам рассмотрения которого было вынесено постановление от 19 мая 2011 года о признании за Ш. права на частичную реабилитацию и одновременно ему было разъяснено право на обращение в порядке гражданского судопроизводства с требованиями о возмещении материального и компенсации морального вреда.

Ш. обратился в суд с исковым заявлением к Казне Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ и заинтересованному лицу прокурору Арсеньевского района о компенсации морального вреда, в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности по ч.1 ст. 228 УК РФ.

Решением суда от 21 июля 2011 года требования истца были удовлетворены частично. Размер компенсация морального вреда взысканный в пользу Ш. составил 10 000 рублей.

Произошедшие изменения настоящего законодательства сыграли важную роль в становлении института реабилитации в России, так в 2001 году в УПК РФ впервые появилась глава о реабилитации. В ее основе лежит ст. 53 Конституции РФ, которая устанавливает: каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В ч. 3 ст. 136 УПК в качестве оснований возмещения морального вреда названы: заключение под стражу, временное отстранение от должности, применение принудительных мер медицинского характера и иные незаконные действия, предпринятые в отношении обвиняемого. Но в принципе любые основания реабилитации являются основаниями для возмещения морального вреда, причиненного реабилитируемому. Всякое незаконное осуждение, любое незаконное применение мер процессуального принуждения вызывают нравственные страдания. Поэтому в любом случае «имущественной реабилитации» возникает вопрос о возмещении морального вреда, и этот вред может компенсироваться наряду с имущественным. Только имущественный вред возмещается в рамках уголовного (гл. 18 УПК), а моральный — в рамках гражданского судопроизводства.

Продолжая разговор о порядке и основаниях возмещения вреда, причиненного вследствие принятия иных незаконных актов органов дознания, предварительного след­ствия. прокуратуры и суда (ст. 1069 ГК), надо отметить, что иные незаконные акты при­равнены по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам сфере ад­министративного управления. Исключение составляет случай причинения вреда при осуществлении правосудия. Для возложения на государство ответственности за вред, причиненный, например. незаконным наложением судьей ареста на имущество, его кон­фискацией, необходимо, чтобы вина судьи была установлена приговором суда, всту­пившим в законную силу.

Условием возникновения права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и суда является10:

— вынесение оправдательного приговора:

— прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям за отсутствием события преступления, за отсутствием состава преступления или за не доказанностью участия в преступлении.

— прекращении дела об административном правонарушении за отсутствием со­бытия или состава административного правонарушения.

— при наличии других обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

Не являются основаниями для возмещения ущерба — прекращение дела по не реабилитирующим основаниям (акт амнистии, истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности, смерть обвиняемого, отсутствие жалобы потерпевшего), а также изменение квалификации содеянного на менее тяжкое преступление, снижение меры наказания. Ущерб так же не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению вреда. Из этого следует, что гражданин не может претендовать на возмещение ущерба, сели оговорил себя. Однако в законодательстве ничего не говорится о причине, по которой он это сделал. Между тем, в подавляющем большинстве случаев, как показывает прак­тика «оговор» связан с применением незаконных действий, проявляющихся в физиче­ском и психическом насилии. Такие действия могут рассматриваться как разновидность пытки. Исходя же из ст.21 Конституции РФ «никто не должен подвергаться пыткам, на­силию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или унижению». Показания, полученные в результате применения пытки, следует рассмат­ривать как полученные с нарушением закона. Они не могут рассматриваться в качестве доказательств, тем более — самооговора. Таким образом, если человек оговорил себя в результате применения психического или физического воздействия и был незаконно за­держан, он должен иметь право на возмещение ущерба, что должно быть практически отражено в законе.

Вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов и суда, возмещается независимо от вины должностных лиц, совершивших эти действия. Вред возмещается в полном объеме.

Гражданину возмещается имущественный ущерб, происходит восстановление трудовых, пенсионных, жилищных прав. Возмещение ущерба, причиненного в результате оставления работы, исчисляется в денежном выражении с учетом инфляции. Имуще­ственный вред включает в себя возмещение заработка, пенсии, пособия, других средств, которых гражданин лишился в результате незаконных действий, штрафов и процессу­альных издержек, сумм, выплаченных за оказание юридической помощи, возмещения конфискованного имущества или обращенного в доход государства судом или изъятие органами дознания, предварительного следствия. Гражданин должен быть восстанов­лен на работе и в трудовой книжке должна быть сделана соответствующая запись. Све­дения, опубликованные в системе массовой информации, должны быть опровергнуты. Реабилитация может быть произведена и в отношении умершего лица. В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда переходит к его наследникам. Убытки возни­кают и у юридического лица. Например, в результате незаконного осуждения руководи­теля коммерческого предприятия может не только серьезно пострадать деловая репу­тация данного предприятия, но и возникнуть прямые имущественные потери.11

Статья 1070 ГК РФ предусматривает, что вред возмещается за счет казны Рос­сийской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

К сожалению, до настоящего времени гражданин, которому обязаны возмес­тить ущерб, находится в роли просителя и не может своевременно получить компенса­цию. Это связано, во-первых, с тем, что предусмотренная законодательством сложная, громоздкая процедура возмещения вреда отталкивает большую часть реабилитированных от многомесячных хождений по бюро­кратическим инстанциям. Сколько нужно «поклониться перед дверью», чтобы добиться своих прав. Реабилитированному лицу после вынесения соответствующего постановления о прекращении дела или оправдательного приговора и получения извещения с разъясне­нием прав на возмещение ущерба, вправе в течении 6 месяцев обратиться для определе­ния размера ущерба в соответствующие вышестоящее следственное подразделение или вышестоящую прокуратура (при прекращении уголовного дела в стадии предваритель­ного следствия), либо в суд, рассматривавший уголовное дело по первой инстанции, при оправдательном приговоре или соответствующем определении кассационной или над­зорной инстанции. Затем, эти органы, затребовав соответствующие документы, в ме­сячный срок определяют размер ущерба, о чем выносится соответствующее постанов­ление, копия которого в течение трех суток направляется реабилитированному лицу. А оно затем может предъявить полученный документ в финансовый отдел районной ад­министрации, которая рассматривает это обращение в месячный срок. В совокупности эта процедура длится месяцами.

Другой очевидный момент, делающий затруднительным реализацию постра­давшими своих прав, коренится в их элементарном незнании своих прав на возмещение вреда от незаконного уголовного преследования. Ст.58 УПК обязывает следователя, прокурора и суд разъяснить соответствующие права реабилитированному гражданину и принять предусмотренные законом меры к возмещению ему ущерба. Практика свиде­тельствует, что в большинстве случаев соответствующие должностные лица не доводят до сведения реабилитированного даже содержание ст.58 УПК, не говоря уже о разъяснении смысла и самой процедуры реализации права на возмещение ущерба.

Что еще осложняет процедуру по возмещению вреда, это парадоксальная ситуация, складывающаяся на практике, когда гражданин, даже ос­новательно изучивший соответствующие нормативные акты, не может в полной мере реализовать свое право на возмещение ущерба, не зная точно, какой конкретно орган осуществляет указанное возмещение. Потерпевший обращается и в РОВД, и в прокура­туру, но в случае неудовлетворения этой претензии или отсутствия ответа, ему остается одно — обращение с иском в суд по месту причинения вреда.

Суд же при рассмотрении требований истца ввиду явно устаревшею законода­тельства и отсутствия четкого механизма реализации нормы (ст. 1070 ГК РФ) сталкива­ется с проблемой определения надлежащего ответчика. Суды в качестве «ответчиков” привлекают различные органы: от департамента финансов субъекта Федерации и тер­риториальных органов федерального казначейства до соответствующих органов госу­дарственной власти и непосредственно должностных лиц.

С учетом ныне существующего разграничения компетенции, орган местного самоуправления не может выдавать чек на осуществление возмещения ущерба за счет средств федерального бюджета. Финансовый орган субъекта РФ также не уполномочен распоряжаться средствами казны РФ.

Обзор судебной практики за 1 квартал 2011 года показал, что надлежащими от­ветчиками в рассматриваемых случаях являются Министерство Финансов РФ, управле­ние финансов субъекта РФ. финансовый отдел муниципального образования. При этом в решении об удовлетворении иска должно быть указано, что соответствующая сумма возмещения взыскивается за счет казны РФ (казна субъекта Федерации, казны муници­пального образования), а не за счет средств самого финансового органа.

Это еще раз говорит о том, что процедура возмещения вреда реабилитирован­ным далека от совершенства. Тем более, что привлечение в качестве ответчика Мини­стерства финансов РФ приводит к необоснованному затягиванию сроков рассмотрения дела, отвлечению работников от осуществления представительных функций, значи­тельному удорожанию судебной процедуры, в целом — к отсутствию бережливости в расходовании средств на отправление правосудия, увеличению штагов сотрудников для осуществления функций представительства в судах или же к подготовке соответствую­щих специалистов на местах. Необходимо, чтобы функции представительства в оде при отправлении правосудия осуществляло третье лицо — государственный орган, должностное лицо которого выносило бы решение о прекращении дела по реабилити­рующему основанию, что нашло бы отражение в главах УПК об общих условиях воз­мещения вреда.

Таким образом, высказанные предложения по данному вопросу, облегчают практическую реализацию реабилитированными своих прав, будут способствовать оп­тимизации уголовного процесса, сокращению сроков рассмотрения дел, снимут про­блему определения надлежащего ответчика.

Понятие и содержание обязательства вследствие причинения вреда

Обязательства вследствие причинения вреда (деликтные обязательства) представляют собой традиционный институт гражданского права, пришедший в российскую правовую систему из римского права. В Риме основанием обязательственных правоотношений считались внедоговорные частные правонарушения (delictum privatum), поскольку они создавали правовые основания у потерпевшего требовать от правонарушителя возмещения вреда в виде денег. Размер требований чаще всего устанавливался законом для конкретных случаев. Деликтами в римском праве признавались только те правонарушения, которые были указаны в законе. К ним относились: injuria — личная обида; furtum — кража; damnum injuria datum — неправомерное уничтожение или повреждение чужого имущества. Для признания правонарушения деликтом требовалось наличие следующих элементов его состава: «деликт возникал в результате определенного действия лица; б) эти действия должны были иметь последствия; в) деликт возникал, если между действиями и их последствиями наблюдалась причинная связь; г) действия должны быть противоправными; д) правонарушитель должен был знать о последствиях своего действия, т.е. необходима была сто вина; е) деликт должен был влечь за собой или штрафные санкции, или возмещение ущерба».

Учение о деликтных обязательствах очень тесно связано с институтом гражданско-правовой ответственности, но гражданско-правовая ответственность может наступить и в рамках иных обязательственных правоотношений, как договорных, так и внедоговорных. В связи с этим ассоциировать и отождествлять указанные два правовых института нельзя.

Общая теория деликтных обязательств в российском праве строится на принципе генерального деликта, который закреплен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ и который открывает гл. 59 ГК РФ, посвященная обязательствам вследствие причинения вреда. Данный принцип означает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Этот принцип закреплен в законодательстве зарубежных стран романо-германского типа правовых систем. Так, ст. 1382 Гражданского кодекса Франции предусмотрено, что какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба. Данный основополагающий принцип обусловливает все последующие особенности, присущие деликтным отношениям. Этим принципом устанавливается, что потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину, т.е. действует презумпция виновности причинителя вреда. Кроме данного правила действует и ряд специальных норм, раскрывающих данный принцип и регулирующих исключительные ситуации, связанные с возможностью причинения вреда или фактом сто причинения.

Объектом деликтного обязательства может быть имущество гражданина или юридического лица, публично-правового образования, жизнь и здоровье (в том числе и психическое) гражданина, природные объекты.

Субъектами деликтных обязательств выступают причинитель вреда и потерпевший. Потерпевшим может быть любой субъект гражданских прав вне зависимости от степени дееспособности, возраста, пола, национальности, гражданства или правового статуса. Однако в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Правовой статус субъекта, выступающего в роли причинителя вреда, в отличие от статуса потерпевшего имеет существенное значение для определения содержания деликтных отношений и особенностей возмещения вреда. Деликтные обязательства, в которых участвует особый субъект или присутствуют особые обстоятельства, влияющие на исход дела, можно назвать специальными деликтами. Например, к числу последних относятся случаи причинения вреда в результате прекращения юридического лица. Возмещение вреда в случае прекращения юридического лица предусмотрено в ст. 1093 ГК РФ. Оно отличается тем, что обязанность возмещения вреда такого лица будет нести правопреемник (в случае реорганизации) или Фонд социального страхования РФ (в случае ликвидации). В случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

Порядок внесения в Фонд социального страхования РФ капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний утвержден постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. № 863.

К специальным деликтам также относятся причинение вреда в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Необходимой обороной признаются действия лица при защите своей личности и своих прав или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. В случае если вред был причинен при таких обстоятельствах, он не подлежит возмещению, если не нарушены пределы необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ).

Мерами крайней необходимости признаются меры, применяемые для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Причинение вреда в обстоятельствах крайней необходимости подлежит возмещению согласно ст. 1067 ГК РФ. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

деликтного обязательства составляют обязанность причинителя вреда возместить его и право потерпевшего на компенсацию вреда, причиненного его личности или имуществу.

Обязанность возместить вред в основном ложится на лицо, его причинившее, но в некоторых случаях она может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Примером последнего могут служить деликты с участием недееспособных и несовершеннолетних, предусмотренные ст. 1073-1076 ГК РФ.

Во-первых, если в роли причинителя вреда выступает малолетний (несовершеннолетний в возрасте до 14 лет), то за вред, причиненный им, отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК РФ), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине (ст. 1073 ГК РФ).

За малолетнего ребенка несут ответственность также родители, лишенные родительских прав, в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, и если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

Во-вторых, если малолетний причинил вред в то время, когда он временно находился в школе, больнице или в другой организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Следует обратить внимание на то, что если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, отвечающие за вред, нанесенный малолетним, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

В-третьих, в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. За детей-сирот вред обязана возместить организация, в которой они находятся на попечении.

В-четвертых, вред, причиненный недееспособным гражданином, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность опекуна или организации, обязанной осуществлять надзор, по возмещению вреда, причиненного гражданином, признанным недееспособным, не прекращается в случае последующего признания его дееспособным. Если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Лицо, причинившее вред, также освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях.

Согласно п. 31 постановления Пленума Верховного Суда от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» с причинителя вреда подлежат взысканию расходы, понесенные в связи с повреждением здоровья (расходы по уходу за потерпевшим, на его дополнительное питание, протезирование, санаторно-курортное лечение и другие фактически понесенные в связи с увечьем расходы, и которых нуждался потерпевший).

По достижении малолетним потерпевшим возраста 14 лет, а также в случае причинения вреда несовершенно-летнему и возрасте от 14 до 18 лет, не имеющему заработка (дохода), у них возникает право на возмещение вреда, связанного с утратой или уменьшением трудоспособности, исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

По смыслу п. 4 ст. 1087 ГК РФ несовершеннолетний, получивший повреждение здоровья до начала трудовой деятельности, вправе требовать увеличения размера возмещения вреда в соответствии с полученной квалификацией. В связи с этим судам надлежит иметь в виду, что, поскольку ограничения по неоднократному увеличению размера возмещения названной нормой не установлено, в случае дальнейшего повышения потерпевшим своей квалификации (например, после окончания учреждения среднего или высшего профессионального образования и т.п.) он вправе требовать увеличения размера возмещения вреда. Размер возмещения вреда в указанном случае определяется с учетом фактически получаемого заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой должности, или заработка работника той же квалификации по месту работы потерпевшего.

Таким образом, для возникновения деликтного обязательства необходимо наличие факта причинения вреда. Наличие вины не обязательно, но она презюмируется, и если причинитель вреда докажет, что его вины в причинении вреда не было, то вред возмещается не во всех случаях, а только в предусмотренных законом. Деликтное обязательство представляет собой гражданско-правовое отношение, в силу которого лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица, обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а потерпевший вправе требовать от причинителя вреда полного его возмещения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Мухина, Ирина Дмитриевна, 2004 год

1. Нормативные правовые акты.

4. Российская Федерация. О животном мире Текст.: Федеральный закон от 24.04.95 г. // Российская газета. 1995. 4 мая.

10. Российская Федерация. Земельный кодекс РФ от 25.10.2001 г. Текст.: // Собрание законодательства РФ. 2001. № 44. Ст. 4147.

11. Российская Федерация. Об охране окружающей среды Текст.: Федеральный закон от 10.01.2002 г. №7-ФЗ // СЗ РФ 2002. — №2. — Ст. 133.

12. Российская Федерация. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 г. Текст.: // СЗ РФ. 2002. №30. Ст.3012.

17. Российская Федерация. О нормативах выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и вредных физических воздействий на него: Постановление Правительства РФ от 2.03.2000 г. Текст.: // Собрание законодательства РФ. 2000. №11. Ст. 1180.

18. Российская Федерация. Методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений: Утверждены Госкомэкологией РФ от 6.09.99 г. Текст.: // СПС «Гарант» Версия «Проф». 5.5.

20. Монографии, научные статьи.

21. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. Текст. / Агарков М.М. М., 1925. — С.141.

22. Алексеев С. С. Проблемы теории права. Текст. В 1 т. Т. 1. / С.С. Алексеев Свердловск. 1972. — С .123.

23. Антимонов Б. С. Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. Текст. / Б.С. Антимонов. М., 1950. — С.101.

25. Базылев Б. Т. Юридическая ответственность: Теоретические основы. Текст. / Б.Т. Базылев. Красноярск, 1983. — С.31-47.

28. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. Текст. / И.М. Брагинский, В.В. Витрянский. М., 1998. — 682с.

31. Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. Очерки теории. Текст. / С.Н. Братусь М., 1976. С.4,85

33. Бринчук М. М. Правовая охрана атмосферного воздуха. Текст. / М.М. Бринчук. М., 1985. — С.67

35. Варул П. А. Методические проблемы исследования гражданско-правовой ответственности. Текст. / П.А. Варул. Таллинн, 1986. — С.23

37. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Текст. / В.П. Грибанов. М.: Статут, 2000. — С.329

38. Гущин Д. И. Юридическая ответственность за моральный вред. Текст. / Д.И. Гущин. СПб., 2002. — 250с.

40. Иоффе О. С. Обязательства по возмещению вреда. Текст. / О.С. Иоффе.-Л., 1951.-С.9

41. Иоффе О. С. Обязательственное право. Текст. / О.С. Иоффе. М., 1975.-С.97.

42. Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. Текст. / О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский. М., 1961. — С.315-317.

43. Комаров А. С. Ответственность в коммерческом обороте. Текст. / А.С. Комаров. М., 1991. — С.93.

44. Константинов А. И. Ядерная энергетика и правовая охрана природы в России. Текст. / А.И. Константинов. М. 2001. — 94с.

46. Кофман В. И. Соотношение вины и противоправности в гражданском праве. Текст. / В.И. Кофман // Правоведение, 1957. №1. -С.75

48. Кравченко С. Н. Материальная ответственность в системе охраны природы. Текст. / С.Н. Кравченко. Киев. 1981. — С.44

49. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. Текст. / О.А. Красавчиков. М., 1958. — С.57.

50. Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Текст. / О.А. Красавчиков. М., 1966. — С.347

51. Крассов О. И. Природные ресурсы России. Комментарий законодательства. Текст. / О.И. Крассов. М., Изд. «Дело» 2002. — 816с.

52. Куликов Л. «ЗИЛ» лосю не товарищ. Текст. / Л. Куликов // Бизнес-адвокат, 1999. — №20.

54. Курилов В. И. Личность, труд, право. Текст. / В.И. Курилов. М.: Юридическая литература, 1989. — С.209

55. Курылев С. В. Санкция как элемент правовой нормы. Текст. / С.В. Курылев // Советское государство и право. 1964. — № 8. — С.54.

56. Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. Текст. / О.Э. Лейст. М., 1981. — 240с.

57. Майданик Л. А., Сергеева Н. Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. Текст. / Л.А. Майданик. М. 1968. — С.48

59. Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. Текст. / Н.С. Малеин. М., 1968. — С. 19.

61. Малеин Н. С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. Текст. / Н.С. Малеин. М., 1985. — С. 14.

63. Малеина М. Н. Человек и медицина в современном праве. Текст. / М.Н. Малеина. М. 1995. — С.146

64. Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. Текст. / Г.К. Матвеев. М., Юридическая литература 1950. — 312с.

65. Муздыбаев К. С. Психология ответственности. Текст. / К.С. Мудзыбаев. Л., 1983. — С. 14

66. Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. Текст. / И.Б. Новицкий, Л.А. Луц, М., 1950. — С.365

67. Ойгензихт В. А. Проблема риска в гражданском праве. Текст. / В.А. Ойгензихт. Душанбе. 1972. — 77с.

68. Пакутин В. Д. Уголовно-правовая охрана внешней природной среды. Текст. / В.Д. Пакутин. Уфа. 1974. — С.26

69. Петров В. В. Правовая охрана природы в СССР. Текст. / В.В. Петров.-М. 1984.-С. 150

71. Петров В. В. Экология и право. Текст. / В.В. Петров. М. 1981. -С.150

73. Поляков И. Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. Текст. / И.Н. Поляков. М., 1998. — 172с.

76. Рыбаков В. А. Воспитательное значение деликтной ответственности. Текст. / В.А. Рыбаков. Рязань. 2003. — С.Ю.

77. Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. Текст. / И.С. Самощенко. М., 1963. — С.76

80. Слесарев В. Л. Объект и результат гражданского правонарушения. Текст. / В.Л. Слесарев. Томск, 1980. — С.59

81. Смирнов В. Г. Функции советского уголовного права. Текст. / В.Г. Смирнов. Л., 1965. — С.78.

85. Строгович М. С. Сущность юридической ответственности. Текст. / М.С. Строгович // Советское государство и право. 1979. — №5. С.78.

86. Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Текст. /В.А. Тархов. Саратов. 1973. — С.137-138

87. Тархов В. А. Гражданские права и ответственность. Текст. / В.А. Тархов. Уфа. 1996. — С.84.

89. Тихомиров А. В. Медицинское право. Текст. / А.В. Тихомиров. -М. 1998.-С.126.

90. Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Текст. / Ю.К. Толстой. Л., 1955. — С. 104.

91. Успенский Л. Н. Очерки по юридической технике. Текст. / Л.Н. Успенский. Ташкент, 1927. — С.88-89.

92. Фарукшин М. X. Свобода воли и юридическая ответственность. Текст. / М.Х. Фарукшин // Вестник МГУ. Сер. 11 — «Право». — 1964. — № 1. -С.20.

93. Флейшиц Е. А. Обязательство из причинения вреда и из неосновательного обогащения. Текст. / Е.А. Флейшиц. М., 1951. — С.30,132.

96. Шемшученко Ю. С. Правовые проблемы экологии. Текст. / Ю.С. Шемшученко. Киев.: Наукова Думка. — 1989. — С. 155,198

97. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права (по изд. 1910 1912 гг.). Текст. / Г.Ф. Шершеневич. — Т. 2. — М., 1995. — С.219-220

99. Учебники, учебные пособия и научно-практические комментарии.

100. Административное право. Текст. / Учебник. / Под ред. Ю. М. Козлова, JI. Л. Попова М., 1999. — С.70

101. Александров 3. Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1993. -С.57,470.

102. Боголюбов С. А. Экологическое право. Текст. / Учебник. М., Изд. НОРМА ИНФРА. 1997. — 448с.

103. Большой юридический словарь. Текст. / Под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. Изд 2-е. — М., 2001. — С.144.

104. Большой энциклопедический словарь. Текст. / Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд. 2-е. — М., 1998. — С.339.

105. Бринчук М. М. Экологическое право (право окружающей среды). Текст. / Учебник. М., «Юристъ». 1998. — 688с.

106. Гражданское право. Текст. / Учебник. В 2-х томах. Т.1. / Под ред. В. П. Грибанова. М., 1993. — С.171-172.

107. Гражданское право. Текст. / Учебник. Т.1. / Под ред. Е. А. Суханова. М. 1994. — 383с.

108. Гражданское право. Текст. / Учебник. Т. 1. 2-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.: БЕК. 2002. — 816с.

109. Гражданское право. Текст. / Учебник. Т. 1. / Под ред. М. М. Агаркова, Д. М. Генкина. М., 1944. — С.328.

110. Гражданское право. Текст. / Учебник. В 2-х частях. Ч. 1. / Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. М., 1996. 417с.

111. Гражданское право России. Текст. / Курс лекций. Часть первая. / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература. 1996. — С.9-10.

112. Гражданское право. Учебник. В 2-х частях. Ч. 2. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М., 1999. — С.733-734.

113. Даль В. Толковый словарь живого Великорусского языка. Текст. / Т. 2 «И О». — М.: Тера. 1998. — С.1747.

114. Дождев Д. В. Римское частное право. Текст. / Учебник. М., 1996.- С.548

115. Дубовик О. JI. Экологическое право. Текст. / Учебник. М., Изд. «Проспект» 2003. — 584с.

116. Ерофеев Б. В. Экологическое право. Текст. / Учебник. М., 1999. -647с.

117. Калпин А. Г., Масляев А. И. Текст. / Учебник гражданского права.- М.: Статут. 1997. С.441.

118. Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права. Текст. / Учебник. М.: Норма. 2001. — С157.

119. Комаров С. А. Общая теория государства и права. Текст. / Учебник. 7-е изд. М. — СПб., 2004. — С.388,416,417.

122. Комментарий к Лесному кодексу Российской Федерации. / Отв. ред. С. А. Боголюбов. М.: Инфра*М Норма, 1997. — 384с.

123. Крассов О. И. Экологическое право. Учебник. М., Изд. «Дело» 2001.-786с.

125. Петров В. В. Экологическое право России. Учебник. М., Изд. БЕК 1996.-557с.

126. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. В 3-х томах. Т. 3. М., 2003.-550с.

127. Реймерс Н. Ф. Охрана природы и окружающей человека среды. Словарь справочник. М., 1992. — С.203-204.

128. Римское частное право. Учебник. / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1996. С. 349.

129. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. Учебник. М., 2000. -С.262-263.

130. Советское гражданское право. Учебник. В 2-х томах. / Под ред. Г. К. Матвеева. Т.2. М., 1976. С420.

131. Советское гражданское право. Учебник. В 2-х томах. / Под ред. О. А. Красавчикова. Т. 2. М., 1985. С. 517.

132. Теория государства и права. Учебник. / Под ред. Н. И. Матузова, А.

133. B. Малько. М., Изд. «Юристъ» 2004. 512с.

134. Теория государства и права. Учебник. / Под ред. В. К. Бабаева. М., 1999.-429с.

135. Теория права и государства. Учебник. / Под ред. В. В. Лазарева. М.: Закон и право. 2002. С.337.

136. Харитонов Е. О. Основы римского частного права. Учебник. Ростов-на-Дону, 1999. -258с.

137. Экологическое право. Учебник. / Под ред. В. Д. Ермакова, А. Я. Сухарева. М., 1997. -480с.

138. Экологическое право. Учебник. / Под ред. В. В. Гучкова. М., 2000.1. C.200.,

139. Диссертации и авторефераты диссертаций

141. Баканева Н. Г. Правовая охрана лесов в СССР. Текст.: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.06 / Баканева Н.Г. М., 1985. — 24с.

148. Донцов С. Е. Возмещение вреда гражданами имуществу ^ социалистических организаций. Текст.: Дис. канд. юрид. наук: 12.00.03 /

149. Донцов С.Е. М., 1976. — 190с.

155. Судебная практика по гражданским делам.

156. О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с нарушением законодательства об охране природы: Инструктивное письмо Госарбитража СССР от 30.01.1976г. №И-1-3 // БНА СССР. 1976. №5. С.6.

158. О некоторых вопросах практики применения закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды»: Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 21.10.93 г. №22 (в ред. от 10 апреля 2000 г. № 4) //

159. Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 1994. №3.1640 судебной практике возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.94 г. №3 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 7.

162. Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 23.05.2000 г. № 1208/00 // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ, 2000. № 12.

163. Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 14.04.99 г. // Дело № КГ А 40 / 961 — 99.

164. Постановление Федерального Арбитражного суда Поволжского округа от 18.11.99 г. // Дело № А 12-9815 / 98 С 8.

165. Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 23.02.2001 г. // Дело № КГ А40 / 482 — 01.

166. Постановление Федерального Арбитражного Суда СевероКавказского округа от 18 февраля 2002г. № Ф08-0295/2002г. Архив Арбитражного Суда Северо-Кавказского Федерального округа. 2003. — // Текст постановления официально опубликован не был.

167. Постановление Федерального Арбитражного Суда СевероКавказского округа от 17 марта 2003г. № Ф08-07739/2003г. Архив Арбитражного Суда Северо-Кавказского Федерального округа. 2003. — // Текст постановления официально опубликован не был.

168. Постановление Федерального Арбитражного Суда СевероКавказского округа от 26 марта 2003г. № Ф08-0620/2003г. Архив Арбитражного Суда Северо-Кавказского Федерального округа. 2003. — // Текст постановления официально опубликован не был.

169. Судебные новости. Обозрение для СМИ, власти и практикующих юристов. М., 1999.

170. Архив федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Дело №13-10/1 от 31 января 2000г.

171. Архив федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Дело №13-10/3 от 13 октября 2001г.

Определения деликтного обязательства закон не дает. Однако основная идея, характеризующая его, содержится в п. 1 ст. 1064 ГК, согласно которому вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Таким образом, закон устанавливает обязанность лица, причинившего вред, возместить его. При этом имеется в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения. Следовательно, здесь обязательственное отношение, которое можно определить следующим образом: в силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица (физического или юридического), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы понесенный им вред был возмещен.

Юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение обязательства вследствие причинения вреда, является факт причинения вреда, деликт. Но обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред. Поэтому следует признать, что закон, определяя основание и условия возникновения деликтного обязательства, одновременно решает вопрос и о возникновении ответственности за вред. Другими словами, условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают. Было бы необоснованным выделение таких оснований для обязательства из причинения вреда, с одной стороны, и для ответственности за вред – с другой.

Законом определены общие условия ответственности за причиненный вред.

К числу этих условий относятся:

• противоправность поведения причинителя вреда;

• причинная связь между его противоправным поведением и вредом;

• вина.

Основанием деликтной ответственности следует признать факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам – жизни или здоровью гражданина. Основание ответственности обосновывает возможность ее применения, но при наличии установленных законом условий.

Следовательно, основанием деликтной ответственности является не правонарушение, а именно сам факт причинения вреда. Условия, необходимые для признания этого факта правонарушением (противоправность, причинная связь, вина), должны быть обнаружены (установлены) в случае применения мер ответственности (возмещения вреда).

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага – жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Деликтные обязательства могут классифицироваться по различным основаниям в зависимости от того, какой деятельностью причинен вред: обычной или связанной для окружающих с повышенной опасностью; оперативно-хозяйственной или такой, в какой воплощены выполняемые государством и его органами функции властвования; в зависимости от того, кем и кому причинен вред и в чем он выражается.

Обязательства из причинения вреда публичной властью. Имущественный вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны (ст. 1069 ГК).

Главную их особенность составляет то обстоятельство, что в качестве причинителей вреда здесь выступают органы публичной власти либо обладающие властными полномочиями их должностные лица, действующие на основании и во исполнение своих властных (публичных) функций. Речь идет о действиях любых органов всех ветвей государственной власти – законодательной, исполнительной и судебной – Российской Федерации либо ее субъектов, а также органов местного самоуправления, которые хотя и не относятся к государственным органам, но наделены законом определенными властными (публичными) функциями. К должностным лицам относятся граждане, постоянно или временно, в том числе по специальному полномочию, осуществляющие функции представителя власти (например, в области охраны общественного порядка) либо занимающие во властных органах должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций вне этих органов.

Все иные организации, в том числе государственные и муниципальные учреждения, не являющиеся государственными органами или органами местного самоуправления (учреждения образования, здравоохранения, науки, культуры и т.д.), и их должностные лица отвечают за причиненный ими вред по правилам ст. 1068 ГК. Это же относится и к случаям причинения вреда работниками государственных органов или органов местного самоуправления, не обладающими властными функциями вне этих органов (например, начальник охраны министерства или ведомства, завхоз управления) и потому не участвующими в административно-властных отношениях либо не являющимися должностными лицами (например, водитель служебного автомобиля). Поэтому в данных деликтных обязательствах понятие должностного лица yже аналогичной уголовно-правовой категории.

Особым случаем ответственности за вред, причиненный публичной властью, является ответственность за вред, причиненный гражданину в результате:

• незаконного осуждения;

• незаконного привлечения к уголовной ответственности;

• незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

• незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста (п. 1 ст. 1070 ГК).

Перечисленные случаи представляют собой нарушения конституционного права каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 22 Конституции РФ), которые обычно влекут для граждан как нравственные страдания, так и неблагоприятные имущественные последствия. Поэтому закон предусматривает для них особые правовые, в том числе гражданско-правовые, последствия.

Законом теперь предусматривается имущественная ответственность публичной власти за вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения его к административной ответственности в виде административного приостановления его деятельности.

Незаконность действий правоохранительных и судебных органов в ситуациях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК, должна быть подтверждена оправдательным приговором суда либо прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, недоказанность участия гражданина в его совершении), а также прекращением дела об административном правонарушении. Прекращение дела по другим основаниям (амнистия, изменение обстановки и т.д.) исключает право требовать возмещения вреда.

В изъятие из общих условий ответственности за причинение вреда, в том числе причиненного публичной властью, вред, причиненный в указанных выше случаях правоохранительными или судебными органами, подлежит возмещению независимо от вины их должностных лиц (п. 1 ст. 1070 ГК, п. 1 ст. 133 УПК). Ведь последние, совершая незаконные по сути действия, в ряде случаев могли добросовестно заблуждаться, например, привлекая к уголовной ответственности невиновного гражданина под влиянием сложившейся у предварительного следствия версии совершения преступления. В таких ситуациях презумпция вины причинителя вреда вполне обоснованно могла бы быть опровергнута, а вред остался бы невозмещенным. Обязательства из причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами.

Вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), возмещают его родители (усыновители) или опекуны по правилам ст. 1073 и 1075 ГК.

Если малолетний, нуждающийся в опеке, находится в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или в другом аналогичном учреждении, которое в силу закона является опекуном, то это учреждение обязано возместить причиненный малолетним вред.

Если малолетний причинил вред в то время, когда находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор (школа, детский сад, ясли), либо лица, осуществлявшего за ним надзор на основании договора (няня, гувернантка, телохранитель), то вред возмещается этим учреждением или лицом.

Указанные лица и учреждения привлекаются к ответственности за вред, вызванный чужими действиями, но отвечают за свою вину.

Вина родителей, усыновителей или опекуна выражается в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетними, безответственном отношении к их воспитанию или неправомерном использовании своих прав по отношению к детям (попустительство, поощрение озорства и т.п.).

Родители, проживающие отдельно от детей, отвечают за вред, причиненный детьми, на общих основаниях, но родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности участвовать в воспитании ребенка.

Обязательства из причинения вреда источником повышенной опасности.

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК).

В законодательстве и доктрине применительно к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, понятие источника повышенной опасности, является предметом дискуссий.

источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля).

Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, эксплуатирующих источник повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим законным основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т.п.) (абз. 2 п. 1 ст. 1079 ГК).

При причинении вреда третьим лицам владельцы, совместно причинившие вред, несут перед потерпевшим солидарную ответственность. Третьим лицом при столкновении транспортных средств будет выступать пешеход, пассажир, юридическое лицо, чье имущество повреждено. Тот факт, что один из сопричинителей вреда сам пострадал от столкновения, юридически значимым обстоятельством для отказа в привлечении его к ответственности в данном случае не является.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК).

Указанные виды обязательств обладают необходимыми для их возникновения общими условиями, но основанием выделения их в отдельные виды является наличие специальных условий, без которых указанные обязательства возникнуть просто не могут.

Литература

МЕСТО АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ПРАВА И ОТРАСЛИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА

САМБОР Николай Анатольевич

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с определением места адми-нистративно-деликтного права в системе права. Приводятся доктринальные взгляды на определение административно-деликтного права как института отрасли административного права и подотрасли административного права. Вместе с тем, отстаивается позиция о том, что ад-министративно-деликтное право — это межотраслевая категория, которая объединяет в себе элементы разных отраслей права. Именно такой подход позволяет всесторонне осмыслить и понять комплексно содержание административно-деликтного права.

Ключевые слова: система права, отрасль, подотрасль, институт, административное право, административно-деликтное право.

Key words: system of law, branch, sub-branch, institution, administrative law, administrative and tort law.

В последнее время все чаще и чаще возникают вопросы, связанные с переосмыслением понятий. Одним из таких понятий, к которым приковано внимание, есть понятие и содержание административного права. Причин тому много: начиная оттого, что в последние два десятилетия изменился политический и социальный уклад жизни, что привело, в свою очередь, к мировоззренческим изменениям граждан. Сама действительность требует новых подходов к пониманию общественных явлений, и право не исключение. Познание известных понятий в новой действительности заставляет по-другому относиться и к их содержанию, притом, что сама жизнь привносит новые явления и факты, с которыми невозможно не считаться. Право должно олицетворять образы действительности, обеспечивая тем самым уникальный способ утверждения общественно полезного способа поведения. В то же время праву суждено не только раскрывать и урегулировать незнакомые уголки жизни общества и отдельных его участников в сегодняшнем дне, но и заботиться о стабильности взаимоотношений в будущем.

Административное право как одна из отраслей правовой системы не лишено всех вышеуказанных признаков. Кроме всего, административное право — это отрасль права и законодательства, которая регулирует широкий круг правоотношений в публично-правовой сфере, где участником правоотношений выступают субъекты властных полномочий, которые, в отличие от иных участников, наделены дополнительными полномочиями.

Вопросы административного права были и остаются предметом многих научных исследований. Решению указанных вопросов, а также поиску оптимальных моделей правоотношений при участии субъектов властных полномочий уделяли внимание видные ученые-юристы Украины и зарубежья. Несмотря на предпринятые усилия, значительный круг вопросов указанной отрасли остается дискуссионным. Одна из проблем — существование ад-министративно-деликтного права. Многие скажут, что последнее имеет место. Указанному вопросу или отдельным его составляющим посвящены монографии, диссертационные исследования. Несмотря на широту поисков, остается актуальным вопрос существования ад-министративно-делктного права как самостоя-

тельной отрасли права, как подотрасли или института административного права. В данный момент отсутствует единый подход к пониманию административно-деликтного права.

Все вышеизложенное и определило цель исследования. Это анализ существующих подходов к пониманию административно-деликтно-го права и его места в правовой системе Украины.

Система права представляет собой обусловленную экономическим и социальным строением общества структуру права, которая выражает его внутреннюю согласованность и единство норм права, и одновременно их деление на отрасли и институты1.

А.В. Мицкевич пишет о том, что структурный аспект правовой системы всякого государства состоит в том, что все правовые нормы, входящие в действующее позитивное право, составляют единое целое, разделяемое по содержанию различных норм на соответствующие взаимосвязанные части структуры права и законодательства. Основанием такой содержательной структуры права и законодательства служит разнообразие видов общественных отношений, являющееся объективным, лежащим вне права критерием его разделения на различные части: отрасли, подотрасли, институты права. Такой объективный критерий деления единого в своей основе права на отрасли, институты и т.п. носит название предмета правового регулирования2.

Самым большим структурным элементом системы права выступает именно отрасль права. Отрасль права — это относительно самостоятельное подразделение системы права, состоящее из правовых норм, регулирующих качественно специфический вид общественных отношений3. С другой стороны, отрасль права -это систематизированная совокупность основных норм, образующих самостоятельную часть системы права, которые регулируют качественно своеобразный вид общественных отношений своим специфическим методом. Крите-

1 Теорiя держави i права. Академiчний курс : шдручник / О.В. Зайчук ; за ред. О.В. Зайчука, Н.М. Ошщенко. К. : Юршком 1нтер, 2006. С. 673.

риями деления права на отрасли являются предмет и метод правового регулирования4. Исходя из вышеупомянутых определений «отрасли права», мы можем видеть два разные но, вместе с тем не взаимоисключающие, а наоборот, взаимодополняющие подходы к восприятию и пониманию данного понятия. Первый подход, озвученный В.Н. Хропанюком, опирается на восприятие понятия «отрасли права» как составляющей части системы права, тогда как А.В. Мелехин указывает на внутреннюю структурированность отрасли права и преподносит определение исходя из внутренней составляющей последнего. Таким образом, отрасль права объединяет в себе совокупность правовых норм, которые регулируют качественно однородные правоотношения, которым характерны специфические предмет и метод правового регулирования, и является составляющей системы права как целостности правовых норм.

Как уже упоминалось, отличительными элементами отрасли права выступают предмет и метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования — это качественно однородный вид общественных отношений, на которые воздействуют нормы определенной отрасли права5. Предмет правового регулирования выступает основным критерием деления права на отрасли. Он представляет собой качественно определенный вид общественных отношений, на который направлено воздействие данной отрасли права (например, сфера управленческих отношений в административном праве)6.

Метод правового регулирования — это дополнительный критерий, который представляет собой сочетание юридических средств и приемов, осуществляющих воздействие права на поведение людей, общественные отношения. Для урегулирования последних используются главным образом два метода: диспозитивный и императивный. Используя их, право подразделяется на следующие отрасли: государственное, административное, уголовное, гражданское, уголовно-процессуальное и др. Отрасль права может включать в себя подотрас-

4 Мелехин А.В. Теория государства и права : учеб. М. : Маркет ДС, 2007. С. 319.

5 Хропанюк В.Н. Указ. соч. С. 293.

6 Мелехин А.В. Указ. соч. С. 319.

ли7. Метод правового регулирования — это способы воздействия отрасли права на определенный вид общественных отношений, являющийся предметом ее регулирования, утверждает В.Н. Хропанюк8.

Не заостряя внимание именно на понятии отрасли права, теоретических основаниях и понимании предмета и метода правового регулирования в теории права, считаем необходимым указать на то, что в результате многолетних научных и эмпирических исследований ученые-юристы пришли к выводу о том, что одной из отраслей системы права является административное право, которому свойственны присущие данной отрасли предмет и метод правого регулирования.

Административное право — это отрасль права, регулирующая общественные отношения в сфере государственного управления и устанавливающая административную ответственность за правонарушения, связанные с осуществлением государственного управления .

Административное право органично связано с исполнительной властью как важный инструмент ее реализации и отрасль права, которая создает правовые принципы ее функцио-нирования10.

Административное право регулирует общественные отношения, которые складываются в процессе осуществления исполнительно-распорядительной деятельности органов госу-дарства11.

Административное право рассматривают как совокупность правовых норм, которые регулируют общественные отношения в сфере государственного управления. Его основу составляет административное законодательство, которое является составной частью (элементом) всего законодательства Украины. Под административным законодательством понимают систему правовых актов, в которых находят свое внешнее проявление административно-правовые нормы. Оно охватывает не все нормативно-правовые акты, а лишь те, которые

7 Мелехин А.В. Указ. соч. С. 319-320.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8 Хропанюк В.Н. Указ. соч. С. 293.

9 Абдулаев М.И. Теория государства и права : учеб. для высш. учеб. заведений. М. : Финансовый контроль, 2004. С. 392.

10 Адмшктративне право Укра1ни : шдручник / Ю.П. Би-тяк ; за ред. Ю.П. Битяка. К. : Юршком 1нтер, 2007. С. 20.

11 Хропанюк В.Н. Указ. соч. С. 291.

относятся к управленческой деятельности (исполнительной и предписывающей) .

Административное право регулирует отношения, складывающиеся в процессе государственного управления. Оно (в отличие от государственного) в основном регулирует деятельность правительства и иных исполнительных органов, порядок прохождения государственной службы, а также устанавливает систему административных проступков и порядок применения административной ответственности к виновным лицам13.

В науке существует множество доктри-нальных определений понятия «административное право» и это, на наш взгляд, вполне логично, поскольку каждый из исследователей пытался подчеркнуть ту черту, которая является главной, базисной в данной отрасли, что и выделяет ее среди иных отраслей права. Но так или иначе связующим звеном и неоспоримой чертой данной отрасли есть то, что отношения, которые она регулирует, связаны с государственным управлением и государственной службой. И лишь, например, из указанных нами определений административного права только И.Ф. Кузьмин и В.М. Сырых акцентировали внимание на том, что административное право как отрасль права регулирует вопросы, связанные с применением административной ответственности и определения оснований административной ответственности — административных правонарушений. Таким образом, наблюдается тенденция к расчленению предмета административного права и выделению отдельных его составляющих, которые в сравнении с общим предметом правового регулирования имеют свои характерные только им признаки.

Итак, предмет административного права составляют общественные отношения, которые возникают с целью реализации и защиты прав граждан, создания нормальных условий для функционирования гражданского общества и государства. Такие отношения связаны: с 1) деятельностью органов исполнительной власти; 2) внутриорганизационной деятельностью других государственных органов, предприятий, учреждений, организаций; 3) управленческой

12 Адмшктративне право Укра1ни. С. 19.

деятельностью органов местного самоуправления; 4) осуществлением другими негосударственными субъектами делегированных полномочий органов исполнительной власти; 5) осуществлением правосудия в форме административного судопроизводства14.

Д.Н. Бахрах определяет предмет административного права следующим образом: это совокупность общественных отношений, возникающих при осуществлении властной деятельности государственной администрации (органов исполнительной власти), муниципальной администрации (исполнительных органов местного самоуправления) и административного судопроизводства15. Как можно убедиться, предмет административного права весьма велик, охватывая собой существенный объем общественных отношений, среди которых особое место отводится правоотношениям, которые возникают именно в связи с привлечением лиц к административной ответственности.

В.К. Колпаков и О.В. Кузьменко указывают на то, что административно-правовой метод — это совокупность приемов влияния, которые содержатся в административно-правовых нормах, с помощью которых устанавливается юридическое властное и юридическое подвластное положение сторон в правоотношениях. Отношения, которые возникают под воздействием административно-правового метода регулирования, характеризуются, как правило, неравенством сторон и имеют название «властьотношения», или «отношения власти и подчинения»16. Итак, предмет и метод административного права объединены правоотношениями в сфере осуществления государственной власти. Как известно из теории распределения власти, последняя подразделяется на три ветви: исполнительную, законодательную и судебную. Таким образом, административное право как отрасль права и законодательства должна урегулировать соответствующие вопросы реализации указанных ветвей власти.

14 Адмшктративне право Укра1ни. С. 25-26.

15 Административное право : учеб. / Д.Н. Бахрах, Б.В. Рос-синский, Ю.Н. Старилов. 3-е изд., пересмотр. и доп. М. : Норма, 2008. 816 с. С. 63.

16 Колпаков В.К., Кузьменко О.В. Адмшктративне право

Укра1ни : шдручник. К. : Юршком 1нтер, 2003. С. 36.

Одной из сфер государственного управления и реализации государственной власти есть область применения мер ответственности и государственного принуждения за совершения противоправных действий. Исходя из сказанного, можно предположить, что метод административного права распространяет свое действие и на установление механизмов взаимодействия субъектов во время привлечения лиц к административной ответственности.

Экстраполируя данные положения применительно к административно-деликтным правоотношениям, приходим к выводу о том, что для указанных правоотношений характерен как предмет, так и метод административного права. Вместе с этим административным правоотношениям, связанным с совершением административного правонарушения, привлечением лица к административной ответственности и применением мер государственного принуждения, присущи методы, не характерные для иных правоотношений, входящих в состав предмета правового регулирования административного права и связанных с осуществлением государственного управления. Это обуславливается тем, что административно-деликтные правоотношения связаны не с позитивным урегулированием (во время реализации субъективных прав и исполнения обязанностей), а в правоотношениях, связанных с исполнением запретных норм, которыми и выступают нормы особенной части законодательства об административных правонарушениях, где концентрируются составы правонарушений.

Не зря в юридической литературе указывается на то, что административно-правовые отношения подразделяются в первую очередь на охранительные (в том числе деликтные) и регулятивные, что соответственно сказывается на применении различных методов и форм управленческой деятельности17.

Действие административного права весьма масштабно. Непосредственное административно-правовое воздействие распространяется на две большие сферы общественных отношений: 1) деятельность органов государственной власти и уполномоченных должностных лиц (органов исполнительной власти, государственных и муниципальных служащих) по реализации функций государственного управле-

17 Административное право. С. 117.

ния и местного самоуправления; административно-правовой режим подобной деятельности в различных областях (например, в государственной службе (служебном праве), милицейском праве, муниципальном праве, строительном праве, школьном и таможенном праве) устанавливается отраслевыми правовыми средствами и методами; это так называемое управленческое право (включающее управление в отраслях и межотраслевых сферах), которое посредством регулятивной функции защищает права и свободы граждан, обеспечивает административное нормотворчество и устанавливает ответственность в государственном управлении; 2) обеспечение общественного порядка и безопасности, борьба с правонарушениями, совершенными в сфере, подконтрольной органам исполнительной власти (строительство, статистика, торговля, налогообложение, таможенное дело и т.д.); это так называемое административно-деликтное право, осуществляющее административно-юрис-дикционные функции и контрольно-надзорные полномочия18. Фактически на подобной «дихотомии» административного права стоял и В.Б. Аверьянов, который утверждал, что предмет административного права состоит из двух частей — управленческой и неуправленческой. При этом к «неуправленческим» общественным отношениям В. Аверьянов относил группу отношений, в которых принимают участие субъекты публичной администрации: 1) в связи с подготовкой и принятием разного рода индивидуальных решений по поводу как реализации разных субъективных прав частных (физических и юридических) лиц, так и исполнения последними обязанностей, возложенных на них законодательством; 2) по поводу реагирования на разные обращения частных лиц, включая и рассмотрение в административном (внесудебном) порядке их жалоб; 3) в конце концов, в связи с применением мер административного принуждения (которые намного шире, как известно, нежели только наложение административных взысканий)19.

Также указывается то, что в качестве принципиального положения следует отметить, что субъекты административного права

18 Административное право. С. 45-46.

19 Авер’янов В. Нова доктрина украшського адмшктративно-го права: концептуальш позици // Право Укра1нн. 2006. № 5. С. 13.

могут реализовывать свой правовой статус в рамках следующих четырех крупнейших блоков возникающих правоотношений, среди которых и выделяется отдельным блоком ад-министративно-деликтное право, то есть в процесс отношений, возникающих при применении мер административного принуждения уполномоченными органами и должностными

лицами к субъектам, нарушающим правовые

нормы .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С целью внутриотраслевой дифференциации отношений, имеющих специфику регулирования в рамках одной отрасли, а в данном случае административного права, встал вопрос о разграничении правоотношений, имеющих специфику предмета и метода правового регулирования. В связи с этим состоялась дифференциация отрасли на подотрасли и институты. Не исключением из этого правила стала и отрасль административного права.

В.М. Сырых утверждает, что подотрасль права — это целостное образование, которым регламентируется специфический вид отношений в пределах сферы правового регулирования соответствующей отрасли права21. Таким образом, складывается возможность объединить в рамках отрасли административного права нормы, которые образуют целостное образование и регулируют вид правоотношений, связанных с реализацией административной ответственности.

Так, А.Б. Агапов утверждает, что административная деликтология является подотраслью административного права22. Аналогичное утверждение доказывает и А.В. Кирин23, понимая его как единый подотраслевой комплекс профильных институтов, материальные и процессуальные нормы которых на общей предметной основе регламентируют как основания, так и порядок применения мер ответственности за административные правонарушения24 в составе следующих правовых институтов: института административных25 правонарушений (деликтов); института мер административной ответственности; института субъектов ад-

20 Административное право. С. 125.

21 Общая теория права. С. 184.

22 Агапов А.Б. Административная ответственность : учеб. М. : Статут, 2000. С. 23.

23 Кирин А.В. Теория административно-деликтного права : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2012. С. 10.

24 Там же. С. 11.

25 Там же. С. 11-12.

министративной юрисдикции; института производства по делам об административных правонарушениях; института исполнительного производства по делам об административных правонарушениях26.

Но это далеко не единственный взгляд на место административно-деликтного права в рамках отрасли административного права. В свою очередь Д.Н. Бахрах настаивает на том, что именно к институтам административного права относятся вопросы принуждения по административному праву и административного судопроизводства27. Г.А. Борисов пишет о том, что институт права — это совокупность норм права, регулирующая обособленные группы общественных отношений внутри отрасли права. Институт права — это первичная правовая общность, которая складывается из совокупности однородных норм права. Институт права регулирует определенный участок общественных отношений внутри (как правило, отраслевого) предмета правового регулирования (институт соучастия, институт поставки, наследования, институт трудового соглашения и др.).

Исходя из вышеизложенного, видим, что в науке сложилось два подхода к определению места административно-деликтного права в отрасли административного права. Оба мнения имеют право на существование и представляют собой аргументированные с авторских позиций утверждения. При этом каждый из подходов имеет свои как «сильные», так и «слабые» позиции. На наш взгляд, административ-но-деликтное право невозможно «замкнуть» в рамках одной отрасли административного права. Так или иначе, административно-де-ликтное право если и понимать как институт, то исключительно как межотраслевой, который объединяет в себе и институты конституционного права, и институты гражданского или хозяйственного, а также иных отраслей права, поскольку, например, формирование составов

административных правонарушений, посягающих на предпринимательскую деятельность или в сфере земельных отношений, невозможно без их отождествления с регулятивными нормами, скажем, в отрасли предпринимательского права или земельного права и т.д.

Кроме того, немаловажным аспектом проблемы определения места административно-деликтного права в системе права выступают вопросы, связанные с тем, что административно-деликтное право объединяет нормы материального и процессуального права, что уже указывает на невозможность его отождествления с одним институтом в рамках одной отрасли права.

Все вышеупомянутое указывает на обширный нормативно-правовой материал, который охватывается понятием «административ-но-деликтное право» и имеет непосредственное отношение к защите и охране прав, свобод и интересов человека от общественно опасных и асоциальных явлений, а также регулирует объем прав, свобод и обязанностей участников производства по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, на наш взгляд, следует пересмотреть сложившиеся доктрины к пониманию административно-деликтного права, определив достойное место этому юридическому феномену. На сегодняшний день сфера административно-деликтного права и законодательства весьма важна для обеспечения и реализации прав, свобод и интересов не только лиц, привлекающихся к административной ответственности, но и иных участников производства по делу об административном правонарушении и участников составления протокола об административном правонарушении (административного расследования). Поэтому считаем, что разработка данного теоретического вопроса имеет крайне важное практическое значение, связанное с гарантиями реализации участников производства по делам об административных правонарушениях.

26 Административное право. С. 71.

27 Борисов Г.А. Теория государства и права : учеб. Белгород : Изд-во БелГУ, 2007. С. 170.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *