Длящееся административное правонарушение

Р.Х. Абдрашитов,
магистр частного права Э.А. Евстигнеев,
магистр частного права,
консультант Исследовательского центра частного права
имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации

«Журнал Суда по интеллектуальным правам». — 2016 г. — № 12, июнь. — С. 88-96

I. Вводная часть

В настоящей статье рассматривается проблема, которая связана с обоснованием суммы компенсации, взыскиваемой в твердой сумме (см. п. 1 ст. 1301 ГК РФ)1, с учетом такого критерия как характер нарушения.

По общему правилу, закрепленному в ст. 1301 ГК РФ, автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ (ст. 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1)

в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2)

в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3)

в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения (выделено нами. – прим. авт.) и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Несложно заметить, что для определения размера компенсации законодатель использует абстрактные критерии (характер нарушения и иные обстоятельства дела). Мало того, законодатель требует применять еще и оценочный подход (учитывать требования разумности и справедливости).

Такая степень отвлеченности вынуждает правоприменителя искать ориентиры, которые могли бы внести определенность и предсказуемость в процесс взыскания компенсации. Указанные ориентиры, выработанные в судебной практике, применительно к такому критерию, как характер нарушения, являются предметом изучения настоящей статьи. Остальные критерии не исследуются, поскольку в рамках статьи затруднительно отразить изучение всех аспектов данного вопроса в силу его сложности и объема материала.

II. Общие подходы к определению характера нарушения

По смыслу статьи 1252 ГК РФ истец не обязан представлять детальный, математический расчет взыскиваемой компенсации и доказывать размер причиненных убытков2. Обусловлено это тем, что компенсация является альтернативой возмещению убытков и подлежит взысканию при доказанности факта нарушения.

Теоретически такой подход сводится к тому, что истец должен доказать только факт нарушения и в исковом заявлении указать размер компенсации в твердой сумме3. В свою очередь, определение размера компенсации становится задачей суда. Однако истцу предпочтительнее обосновать заявленный размер компенсации. В противном случае, как показывает судебная практика, сумма будет снижена вплоть до минимальной. На деятельную роль сторон в этой ситуации обращает внимание Суд по интеллектуальным правам: «Указанные обстоятельства определяются на основе принципа состязательности сторон по результатам оценки представленных сторонами доказательств, что предусматривает активную роль лиц, участвующих в деле, по доказыванию/опровержению не только факта наличия/отсутствия правонарушения как такового, но и факторов, влияющих на определение размера подлежащей взысканию компенсации»4.

Основные критерии для определения размера компенсации указаны в п. 43.3. постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума ВС/ВАС № 5/29): «При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения».

Однако вопрос о содержании такой категории как «характер нарушения» возник гораздо раньше, чем были определены критерии оценки взыскания компенсации за нарушение исключительного права. «Характер нарушения» достаточно распространенное понятие и используется при исследовании такого условия гражданской ответственности как противоправное действие. Оно вводится для разграничения различных нарушений друг от друга. В судебной практике наиболее ярко это находит выражение при расторжении договора. Разрешение вопроса о наличии или отсутствии оснований для расторжения договора зависит от того, имеется ли существенный характер нарушения5. Характер нарушения также используется при определении размера компенсации за причинение вреда деловой репутации6. Более того, данная категория применяется не только в гражданско-правовой сфере7.

Но какие критерии используются для определения характера нарушений? В данном случае судебная практика дает значительно меньше материала для анализа.

Однозначно можно сказать, что, с точки зрения судебной практики, на определение характера нарушения не влияют возникшие последствия8. Суд оценивает их как два самостоятельных обстоятельства. Нам подобный подход представляется не совсем верным. Дело в том, что сила последствий, их размер и проявление в полной мере отражают серьезность нарушения. Чем сильнее последствия, тем, на наш взгляд, более серьезным оно является. В итоге последствия позволяют более точно выяснить: имеет место существенный характер нарушения или нет?

Законодательные ориентиры даются при расторжении договора в связи с существенным характером нарушения условий договора. В соответствии с абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Однако данные критерии применимы только при решении вопроса о расторжении договора. Для возмещения вреда за нарушения различных прав существенность нарушения не может пониматься так, как это закреплено в ст. 450 ГКРФ. За её пределами существенный характер нарушения не имеет четко определенных общих критериев, которые бы определяли его содержание. Подобное касается и иных случаев, когда законодатель связывает правовые последствия с существенным характером нарушения (см., например, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 523 ГК РФ).

Относительно точно из судебной практики можно установить, что на характер нарушения влияет время, в течение которого происходит нарушение. Если нарушение происходит продолжительное время, то говорят о длящемся характере нарушения9.

Иные подходы к определению содержания категории «характер нарушения» не имеют системного применения в судебной практике.

III. Характер нарушения при нарушении исключительного права

Характер нарушения представляет собой единственный критерий, который одновременно упомянут в законе и в постановлении Пленума ВС/ВАС № 59. Однако его содержание и существенные признаки не раскрываются в полной мере ни в законе, ни в судебной практике.

Как правило, в судебных актах характер нарушения определяется с точки зрения его частоты или продолжительности во времени. В первом случае речь идет об однократном либо неоднократном характере нарушения10. Во втором учитывается длительность нарушения (является ли оно длящимся).

Неоднократность нарушения

В ряде судебных актов говорится об установлении такой черты нарушения, как неоднократность. Особенно четко это проявилось в деле, рассмотренном судом общей юрисдикции в 2010 году11.

Фабула дела такова. Ответчики разместили на нескольких сайтах в сети Интернет фотографии ножей ручной работы, исключительные права на которые принадлежали истцам. Решением районного суда с ответчиков была взыскана компенсация. Однако указанные фотографии были повторно размещены на других сайтах. Суд первой инстанции принял новое решение о взыскании компенсации. Однако суд кассационной инстанции посчитал необходимым дополнительно исследовать вопрос об установлении лиц, разместивших фотографии, и, соответственно, о повторности нарушения со стороны ответчиков. В итоге, областной суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что «при новом рассмотрении суду следует установить надлежащего ответчика по заявленным требованиям, характер правонарушения (повторное либо длящееся) и разрешить спор в соответствии с установленными обстоятельствами и законом».

В другом деле арбитражный суд взыскал компенсацию за нарушение исключительных прав на персонажи мультипликационного сериала «Маша и медведь». Решение было принято судом «исходя из характера нарушения, степени вины нарушителя, недоказанности вероятных убытков правообладателем, а также, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, при этом, принимая во внимание неоднократность (повторность) совершения нарушений исключительных прав истца»12.

Однако судебная практика не раскрывает содержание неоднократности нарушения. В доктрине упоминается, что «неоднократное нарушение исключительных прав может означать простую повторность нарушения»13.

На наш взгляд, повторность определяется тем, что нарушение совершается в отношении одного и того же объекта исключительных прав более одного раза. Причем, следует особо подчеркнуть, что повторность должна иметь место только в отношении одного и того же результата интеллектуальной деятельности. Если допустить иное, когда нарушение относится к разным результатам, то это будет дублировать такой критерий, как наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя (п. 43.3. постановления Пленума ВС/ВАС № 5/29).

Однократность нарушения

Упоминание этого признака в судебной практике носит более частый характер по сравнению с неоднократностью.

Суды учитывают однократность нарушения для взыскания компенсации в минимальном размере либо как основание для ее уменьшения14.В целом можно отметить, что позиция судов, когда они определяют размер компенсации исходя из однократности нарушения, достаточно единообразна15.

Однократность имеет место только тогда, когда нарушение было совершено в отношении конкретного произведения один раз и не более. Вместе с тем возникает вопрос: как квалифицировать нарушение, если оно было совершено один раз, но продолжается длительное время? Например, лицо без согласия правообладателя разместило произведение (фотографию, книгу) в сети Интернет. В этом случае, на наш взгляд, следует говорить о длящемся характере нарушения.

Длящийся характер нарушения

В судебной практике содержание указанной характеристики было раскрыто в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5, где в п. 14 было закреплено, что «длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей». Несмотря на то, что это определение относится к административному правонарушению, существенные черты, отмеченные Верховным судом РФ, можно использовать для выяснения содержания длящегося характера нарушения исключительных прав. С этой точки зрения, длительность нарушения и тот факт, что оно не прекращается сразу после его совершения, имеют первостепенное значение.

Как правило, длящееся нарушение возникает с противоправного действия. Например, размещение произведения в сети Интернет с открытым доступом третьих лиц (доведение до всеобщего сведения). Отличительной чертой является то, что после нарушения лицо не прекращает его, не совершает действий по его устранению. Например, не удаляет из сети Интернет неправомерно размещенное произведение.

Таким образом, нарушение должно быть непрерывным в течение определенного периода времени. Если же нарушение было прервано, а затем совершено снова, то здесь, на наш взгляд, речь может идти только о неоднократном нарушении.

На длящийся характер нарушения особое внимание обратил Суд по интеллектуальным правам в деле по иску общества «Сима-Ленд» к обществу «МФ Поиск». Суд отметил, что «правонарушение, совершенное первым ответчиком, имело не однократный, а длящийся характер, при импорте и распространении путем предложения к продаже и продажи произведений декоративно-прикладного искусства»16.

В другом деле Свердловское областное отделение Общероссийской общественной организации «Всероссийское добровольное пожарное общество» без согласия правообладателя разместило в сети Интернет плакаты, содержащие иллюстрации правил пожарной безопасности, охраны труда и безопасности жизнедеятельности, и предлагало их к продаже. По иску правообладателя была взыскана компенсация в твердой сумме. Одним из обстоятельств, которое положил суд в основу для определения размера компенсации, стал именно длящийся характер нарушения17.

Таким образом, можно отметить, что практика в целом исходит из единообразного понимания характера нарушения как признака, определяющегося повторностью либо длительностью.

Вместе с тем анализ отдельных судебных актов показывает, что данный подход выдерживается не во всех случаях. Например, в ряде дел в качестве обстоятельств для определения размера компенсации принимается во внимание одновременно и однократность нарушения и характер нарушения18. Тогда возникает вопрос: что понимается под характером нарушения, если однократность не относится к этому признаку?

Единственным объяснением, на наш взгляд, может служить то, что характер нарушения может определяться не только временными обстоятельствами, но и существенностью нарушения.

К сожалению, на сегодняшний день в судебной практике отсутствует единообразный подход для определения существенного характера нарушения. Например, в ранее упомянутом деле Свердловского областного отделения Общероссийской общественной организации «Всероссийское добровольное пожарное общество» суд указал, что «нарушение исключительных прав ООО «Вента-2» со стороны СОО «ВДПО» является существенным поскольку: СОО «ВДПО» разместило изображения в интернете с целью их дальнейшего распространения, распространением подобных тематических плакатов занимается ООО «Вента-2», поэтому последнему причиняются непосредственные убытки в виде упущенной выгоды, недополученной от продажи плакатов, поскольку распространение плакатов ответчик совершал через Интернет и фактически мог реализовать их не только на территории Свердловской области»19.

В другом деле по факту неправомерного публичного исполнения музыкальных произведений суд снизил заявленный размер компенсации, мотивируя тем, что

«- в кафе, в котором совершено правонарушение, имеется небольшое количество посадочных мест (25), то есть характер допущенного нарушения существенным не является;

— ежемесячный платеж истцу в случае правомерного использования произведения в соответствии с приложением № 3 к положению о ставках авторского вознаграждения за публичное исполнение обнародованных музыкальных произведений (с текстом или без текста).., утвержденному Постановлением Авторского Совета РАО № 18 от 12 октября г., составил бы 1300 руб. без учета применяемых коэффициентов (52 руб. х 25 мест), то есть характер допущенного нарушения не является существенным и с этой точки зрения»20.

В одном из дел суд снизил размер компенсации, принимая во внимание «отсутствие существенных негативных последствий для истца в связи с совершенным нарушением»21.

По нашему мнению, существенный характер нарушения должен определяться тяжестью отрицательных последствий для правообладателя. Например, реализация графических произведений на обширной территории или публичное исполнение музыкальных произведений перед большим количеством слушателей. Очевидно, что в таких случаях нарушение является для правообладателя наиболее чувствительным, поскольку непосредственно влияет на получение им доходов от использования исключительных прав.

На наш взгляд, нарушение будет носить существенный характер в том случае, когда есть основания полагать, что нарушение лишило правообладателя возможности извлекать доходы от использования исключительных прав на определенной территории либо в определенном периоде времени, в связи с чем правообладателю вероятно, могли быть причинены значительные убытки. Например, продажа крупной партии графических произведений на отдельной территории.

Конечно, в этом случае возникает масса практических вопросов, в частности: как посчитать количество проданных экземпляров, установить продолжительность их реализации и т.д. Очевидно, что такие гипотетические убытки могут быть определены только исходя из предположений и с разной степенью вероятности. Между тем о возможности такого подхода свидетельствует постановление Пленума ВС/ВАС № 5/29, где в п. 43.3. закреплен такой критерий нарушения как вероятные убытки правообладателя.

По нашему мнению, для определения существенности нарушения следует учитывать объективные признаки, которые позволяют предполагать, что правообладателю могли быть причинены убытки при обычных условиях оборота. Например, нарушитель осуществляет торговлю в нескольких местах. В этом случае можно обоснованно предполагать, что неправомерная реализация произведений могла иметь место не только в том месте, где оно было выявлено, но и в других местах, где ведет торговлю нарушитель. Такое предположение базируется на том, что при обычных условиях оборота ассортимент продукции в торговых местах одного и того же предпринимателя является одинаковым. При этом, очевидно, что такое нарушение будет носить существенный характер в отличие от такого же нарушения, которое совершено индивидуальным предпринимателем, осуществляющим розничную торговую деятельность в одном месте.

IV. Выводы

Как видно из проведенного исследования, категория «характер нарушения» при нарушении исключительных прав имеет особое содержание по сравнению с тем, как она определяется в рамках определения размера вреда при иных нарушениях. В некоторой части имеется определенное пересечение с иными видами нарушений. Например, при определении характера вреда за нарушение исключительных прав, как и при рассмотрении оснований расторжения договора, оценивается существенность нарушения. Это же касается и длящегося характера нарушений. Но также характер нарушения в сфере исключительных прав определяется из обстоятельств, свойственных преимущественно только данному виду нарушений. Речь идет об однократности или неоднократности нарушения.

Следовательно, особенностью характера нарушения исключительных прав является то, что он сочетает в себе различные критерии, используемые для различных видов нарушений и которые ранее не сочетались друг с другом.

Стоит отметить, что оценка характера нарушения исключительных прав не избежала негативных тенденций, которые свойственны оценке характера нарушения в иных случаях. В частности, это касается момента, когда при оценке характера вреда не принимаются во внимание различные характеристики последствий нарушения, которые очевидно могут свидетельствовать о характере нарушения.

Подводя итог, следует повторить, что характер нарушения может определяться такими признаками как: однократность или неоднократность, является ли оно длящимся и существенным. Данные критерии, которые выявлены по результатам анализа судебной практики, могут служить ориентиром при разрешении споров о взыскании компенсаций в твердой сумме за нарушение исключительных прав на произведения.

1Далее по тексту статьи употребляется термин «компенсация».

2Такое понимание п. 3 ст. 1252 ГК РФ на сегодняшний день является общепринятым. См., например, протокол № 5 заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 05сентября 2014 г. // Журнал Суда по интеллектуальным правам. № 6. Декабрь 2014. С. 50.

3В противном случае исковое заявление будет оставлено без движения (п. 43.1. постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ»).

4Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24. ноября 2015 г. № С01-295/2015 по делу № А40-80567/2014.

5См., например: постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2014 г. № Ф05-14585/2013 по делу № А40-152109/12-159-1435, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26. ноября 2014 г. по делу № А21-3728/2013, постановление ФАС Поволжского округа от 26февраля 2014 г. по делу № А55-5838/2013, от 26. июля 2013 г. по делу № А12-28545/2012, постановление ФАС Уральского округа от 14 декабря 2011 г. № Ф09-8018/11 по делу № А07-2103/2011.

6См., например: постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11марта 2016 г. № Ф07-139/2016 по делу № А56-3154/2014, определение ВАС РФ от 14мая 2012 г. № ВАС-17528/11 по делу № А45-22134/2010.

7См., например: Соколовская Е.А. Несоразмерность административного наказания и характера нарушений антимонопольного законодательства // Закон. 2013. № 7. С. 50 — 53.

8См., например: постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17апреля 2015 г. № Ф03-972/2015 по делу № А51-24811/2014, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12мара 2015 г. № Ф09-9356/14 по делу № А76-28713/2013, Определение ВАС РФ от 14мая 2012 г. № ВАС-17528/11 по делу № А45-22134/2010.

9См., например: постановление Арбитражного суда Московского округа от 03 декабря .2015 г. № Ф05-17093/2015 по делу № А41-70361/14, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16марта 2015 г. № Ф09-851/15 по делу № А76-21002/2014, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 02марта2016 г. № Ф03-351/2016 по делу № А73-11685/2015. Достаточно часто ссылку на такое описание характера нарушения делает Европейский Суд по правам человека: постановления ЕСПЧ от 16июня 2015 г. «Дело ‘’Чирагов и другие (Chiragov and Others) против Армении”» (жалоба № 13216/05), от 05февраля .2013 г. «Дело ’’Гуренко (Gurenko) против Российской Федерации’’» (жалоба № 41828/10), от 05февраля 2013 г. «”Дело «Андрей Горбунов (AndreyGorbunov) против Российской Федерации”» (жалоба № 43174/10).

10Эту подробность отмечает Л.А. Новоселова: «При определении размера компенсации также учитываются другие обстоятельства, в частности: однократность или повторяемый характер нарушения, срок использования, размер причиненного правообладателю ущерба» / Гражданский кодекс Российской Федерации. Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69 — 71 / Б.М. Гонгало, В.О. Калятин, М.Я. Кириллова и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М: Статут, 2014.

11Определение Нижегородского областного суда от 28сентября 2010 г. по делу № 33-7874/10.

12Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27января 2014 г. № 09АП-45526/2013-ГК по делу № А40-115364/13. См. также постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2014 г. № 09АП-43977/2013-ГК по делу № А40-104984/13, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2013 г. № 09АП-32387/2013-ГК по делу № А40-60008/13.

13Гражданский кодекс Российской Федерации. Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69- 71 / Б.М. Гонгало, В.О. Калятин, М.Я. Кириллова и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М: Статут, 2014.

14Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 октября 2015 г. № С01-934/2015 по делу № А50-27140/2014. См. также постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 апреля 2015 г. № С01-54/2015 по делу № А40-26283/2014.

15Постановления Суда по интеллектуальным правам от 20 мая 2015 г. № С01-241/2015 по делу № А19-1318/2014, от 17 апреля 2015 г. № С01-269/2015 по делу № А49-8525/2014, от 12 февраля 2015 г.№ С01-6/2015 по делу № А55-28167/2013, от 11 июня 2014 г. № С01-385/2014 по делу № А43-8973/2013, от 09 февраля 2016 г. № С01-1425/2014 по делу № А70-3995/2014, от 25 января 2016 г. № С01-1006/2015 по делу № А11-1899/2014.

16Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2015 г. № С01-914/2015 по делу № А60-3116/2015. Причем в деле заявлялись требования о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения.

17Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 марта 2015 г. № С01-186/2014 по делу № А60-10411/2013.

18Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сентября 2015 г. № С01-1222/2014 по делу № А76-3347/2014: «Определяя размер компенсации, суды учли фактические обстоятельства дела, однократность нарушения, отсутствие доказательств промышленного производства ответчиками продукции и характер допущенного нарушения…»; постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 декабря 2013 г. № С01-256/2013 по делу № А50-4104/2013: «Суды нижестоящих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что, учитывая характер нарушения исключительных прав истца, однократность совершенного правонарушения…»; постановление Суда по интеллектуальным правам от 18.10.2013 № С01-103/2013 по делу № А63-15295/2012: «Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что, учитывая характер нарушения исключительных прав истца, однократность совершенного правонарушения…».

19Решение Арбитражного суда Свердловской области от 20 августа 2014 г. по делу № А60-10411/2013.

20Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2013 г. по делу № А70-5433/2012.

21Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2015 № 11АП-13223/2015 по делу № А49-4781/2015.

Длящееся административное правонарушение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5
(ред. от 19.12.2013)
«О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»Согласно части 2 статьи 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью первой этой статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. При применении данной нормы судьям необходимо исходить из того, что длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей. При этом следует учитывать, что такие обязанности могут быть возложены и иным нормативным правовым актом, а также правовым актом ненормативного характера, например представлением прокурора, предписанием органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль). Невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся. При этом необходимо иметь в виду, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.

В ситуации, когда соблазн поступиться с законом очень высок, а предполагаемый итог заманчив и обещает большую выгоду, необходимо трезво взвесить все сопутствующие последствия предстоящих действий. Четкое понимание того, что любое нарушение наказуемо в рамках административной ответственности и не только, поможет удержаться от таких проступков.

Понятие административного нарушения

Это понятие включает в себя действие или бездействие, совершение которого противоречит нормативным актам и предполагает административную ответственность виновного лица. Проступок не наносит сильного вреда государству или обществу, не может быть квалифицирован как уголовное преступление, но пренебрегает установленными правилами и нормами. Такое поведение необходимо вовремя пресекать, чтобы не позволить гражданам усомниться в силе и приоритете закона над беспределом.

Обязанности граждан в правовом государстве

Любое возможное отклонение от данных норм расценивается как административное нарушение и подлежит обязательному устранению. Как правило, обязанность его ликвидировать лежит на виновном, но не всегда он добросовестно относится к выполнению наложенных обязательств, иногда он намеренно затягивает срок исполнения. Длительность невыполнения может исчисляться неделями, а иногда оно может продолжаться и весь срок, относящийся к понятию давности преступления. На этот случай в КоАП используется понятие «длящееся административное правонарушение».

Важно! Пояснение данному определению дано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5. В Административном кодексе данное понятие используется, но конкретное описание такого вида нарушений не приведено.

Признаки и особенности ответственности длящегося административного нарушения

Длящееся правонарушение можно охарактеризовать как нарушение, которое началось в какой-то момент и до сих пор продолжается. Ликвидация его наступает спустя определенный период времени в результате обязательных действий, возложенных на лицо, деятельность которого породила нарушение административной нормы.

Общие признаки длящегося преступления:

  • начинается с несоблюдения законодательной нормы;
  • продолжительность проступка на протяжении некоторого времени;
  • заканчивается выполнением предписанных действий.

Статья 4.5 КоАП в пункте 2 содержит положение о том, что началом срока давности для такого правонарушения будет являться день, когда оно обнаружено уполномоченными лицами. Про конкретные сроки в статье не указывается, это может значить одно: при длительном игнорировании выполнения обязательств по устранению нарушения срок давности будет продолжать исчисляться весь период его действия. Пока оно не ликвидировано, правонарушитель может в любой момент быть привлечен к ответственности.

Общий срок давности для недлительных преступлений по взысканию составляет 2 года, а для выписки постановления должностным лицам закон выделил всего 2 месяца. Если в течение двух месяцев не вручено постановление об административной ответственности, про нарушение можно забыть. Но это относится только к единовременным или повторяющимся проступкам граждан. К лицам, не уважающим закон и право, применяется более суровое наказание.

Устранение правонарушения

Длящееся правонарушение отличается от продолжающихся тем, что оно непрерывно в своем действии. Это главный судебный признак, по которому на практике судья определяет, относится ли данное деяние к длящемуся нарушению.

Но не все проступки можно отнести к рассматриваемому определению. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в пункте 14 говорится, что:

  • Длящееся правонарушение выражено непрекращающимся неисполнением предписанных законом обязательств по устранению нарушения.
  • Данные обязанности могут быть возложены на нарушителя как законом, так и другим нормативным актом (например, представление прокурора или предписание контролирующего антимонопольного органа).
  • Невыполненное обязательство в срок, указанный в постановлении уполномоченных органов, не всегда говорит о том, что это длящееся административное правонарушение.

Обратите внимание! Именно день выявления должностным лицом правонарушения играет главную роль в его подразделение на длящиеся или нет. Сроки невыполнения обязательств по их ликвидации позволяют правильно квалифицировать нарушение.

От определения правонарушения во многом зависит возможность привлечения нарушителей к ответственности. Пример: антимонопольная служба выявила нарушения в деятельности организации 3 мая 2018, а 7 мая 2018 года вынесла решение о привлечении данного предприятия к административной ответственности. Сделку, по которой допущены нарушения, организация провела 1 мая 2017 года. С момента заключения сделки прошло более года, но с момента обнаружения нарушения — меньше года.
Вот в такой ситуации все зависит от того, будет ли признано несоблюдение норм длящимся или нет. Если да, то и привлечь организацию к ответственности будет правомерно. А если нет, то, в соответствии со статьей 4.5 КоАП п. 3, привлечь по истечению года со дня совершения административного нарушения уполномоченные органы не имеют права.

Здесь решение предстоит принять судье, который, сопоставляя все факты, имеющиеся по делу, решает вопрос о точном определении. Теоретической основы, на которую судьи могут опираться, при рассмотрении таких дел, нет. Помимо этого, по данному вопросу и сегодня ведется активная дискуссия ведущих юристов и правоведов. Даже такие сильные умы юриспруденции в замешательстве от отсутствия в законе четкой трактовки данных нарушений.

Продолжающиеся споры являются следствием несовершенства правовой административной базы. В других кодексах подобных пробелов нет.

Например, в УК РФ четко прописаны сроки исчисления давности преступления, ввиду чего не возникает вопроса применять наказание или нет. Срок давности, независимо длящееся преступление или нет, исчисляется с момента совершения деяния.

В КоАП же, напротив, установлены разные способы исчисления срока давности для административных правонарушений и нет четкого определения понятию «длящееся нарушение». Эти пробелы могут быть устранены только на законодательном уровне.

Пробел в законодательстве

При производстве по таким нарушениям необходимо провести анализ признаков состава нарушения и выяснить, имелась ли возможность избежать противоправных действий.

Проанализировав все элементы правонарушения, судья уже решает вопрос о том, какие статьи административного кодекса приемлемы в данном случае. И уже от того, какие положения будут применяться в процессе производства и вынесения решения по делу, выявляются особенности административной ответственности за длящиеся правонарушения.

Основные отличия ответственности за такие нарушения:

  • может наступить в любой момент, пока не пресечено противоправное деяние;
  • наступившая ответственность не всегда совпадает с моментом прекращения нарушения;
  • мера ответственности напрямую зависит от срока исчисления начала нарушения.

На практике выглядит все проще — чем дольше по времени не ликвидируется нарушение, тем более жесткие меры применяются к правонарушителю. Это понятно и без конкретного определения. Ведь не могут быть одинаково наказуемы правонарушения, имеющие разницу сроком в пять лет.

С другой стороны, на лицо проблема того, что в зависимости от решения судьи аналогичные дела могут быть определены по-разному. Это и мешает установлению единой судебной практики по таким делам.

Дополнительная информация! В 2015 году на рассмотрение в Государственную Думу были внесены несколько проектов нового КоАП РФ. Депутат А. Агеев, который разработал один из проектов, предусмотрел внесение определения длящемуся административному правонарушению, но конкретизации понятия в его работе не было. Проект так и не был принят.

Чем грозят повторные нарушения

Вне зависимости от признака правонарушения, при повторяющихся противоправных деяниях можно попасть под уголовную ответственность. Например, при постоянной неуплате алиментов, нарушителя после наложения на него административного наказания могут привлечь к уголовной ответственности. Повторная продажа алкогольной продукции несовершеннолетнему также грозит уголовным наказанием.

Данные виды ответственности тесно связаны в законодательстве. Ст. 264.1 УК РФ говорит о том, что лицо, имеющее административный штраф, при повторном нарушении ПДД попадает под уголовную ответственность. Поэтому глупо полагать, что небольшой штраф в 500 рублей не страшен. Маленький штраф погасить просто, но от наличия даже погашенной уголовной ответственности «отмыться» невозможно.

Уголовная ответственность за долги по алиментам

Вопрос о длящемся административном нарушении так и остается открытым. Для его решения необходимо четко проработать законодательную базу, включая определение, сроки, область применения, виды наказания, применяемые в зависимости от длительности и характера нарушения. На сегодня Верховный Арбитражный Суд РФ ограничился лишь объяснением относительно срока исчисления давности длящегося правонарушения.

Длящиеся и продолжаемые административные правонарушения

В правоприменительной практике довольно часто возникают проблемы, связанные с правильным определением вида административного правонарушения (длящееся или продолжаемое). Важность правильного такого определения обусловлена тем, что в каждом виде по-разному начинают считаться сроки давности привлечения к ответственности.

При продолжаемом правонарушении срок давности привлечения к ответственности исчисляется по общим правилам исчисления сроков — со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (за днем обнаружения правонарушения), а в случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за последним днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности. При длящемся же правонарушении сроки начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения (при этом необходимо иметь в виду, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения).

Истечение же сроков давности, как указано в пункте 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, является обстоятельством, в силу которого производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

Соответственно, неправильное определение вида правонарушения может повлечь необоснованное привлечение к административной ответственности или наоборот, уклонение от нее. Таким образом, задачи законодательства об административных правонарушениях, установленные ст. 1.2 КоАП РФ, решены не будут.

Определение как длящегося, так и продолжаемого правонарушения отсутствует в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ). Однако пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 5) гласит, что длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей.

Определение продолжаемого административного правонарушения в действующих официальных документах не сформулировано. В данной статье продолжаемое правонарушение будет пониматься как единое продолжаемое во времени правонарушение, складывающееся из совершения лицом двух или более тождественных самостоятельных противоправных действий (бездействий).

Чтобы лучше понять отличия этих двух видов административных правонарушений друг от друга, приведем пример: если Вы громко слушаете музыку на протяжении недели, месяца и т.д., не выключая ее, то это длящееся правонарушение. Если же Вы ее периодически выключаете, то это продолжаемое правонарушение.

Из постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 можно выделить следующие признаки недлящегося правонарушения:

В правонарушении (действии или бездействии) присутствовало прекращение невыполнения или ненадлежащего выполнения предусмотренных законом обязанностей;Суть правонарушения выражалась в невыполнении предусмотренной обязанности к установленному сроку (КоАП РФ предусматривает единственный случай приостановления течения этого срока. Таким случаем является удовлетворение ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту его жительства, когда время пересылки дела не включается в срок давности привлечения к административной ответственности. В силу части 5 статьи 4.5 КоАП РФ течение названного срока приостанавливается с момента удовлетворения данного ходатайства до момента поступления материалов дела судье, в орган или должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу).

Однако данные критерии не всегда помогают судам установить, к какому виду относится правонарушение.

Рассмотрим проблемы судебной практики, затрагивающую характеристики длящихся правонарушений. Начнем с дел о выбросах вредных веществ в окружающую среду (на примере нарушений правил водопользования при сбросе сточных вод в водные объекты и выброса вредных веществ в атмосферный воздух). Оба данных вида правонарушения по сути идентичны: они представляют собой ограниченное по времени действие по выбросу вредных веществ в атмосферу. Следовательно, судебная практика по статьям 8.14 и 8.21 КоАП РФ должна рассматриваться в едином контексте.

В большинстве случаев суды не пишут, являются ли правонарушения по данным статьям длящимися. Отсутствие определения вида правонарушения может свидетельствовать о том, что суды не рассматривают выбросы вредных веществ как длящееся правонарушение.

В подтверждение данной точки зрения существуют постановления, в которых указывается, что данные правонарушения не являются длящимися. Например, Даниловский районный суд Волгоградской области рассматривал дело № 12-21/ 2015. По постановлению территориальной административной комиссии Даниловского муниципального района Волгоградской области ФИО признан виновным в том, что он нарушил порядок обращения с бытовыми отходами на территории поселения. Но правонарушитель считал, что постановление было вынесено после истечения сроков привлечения его к административной ответственности. Представитель территориальной административной комиссией Даниловского муниципального района Волгоградской области в судебном заседании не согласился, пояснив, что административное правонарушение, совершенное ФИО является длящимся, поэтому срок исчисляется со дня обнаружения административного правонарушения. Суд посчитал, что доводы о том, что административное правонарушение, совершенное ФИО, является длящимся, являются несостоятельными. В качестве обоснования судья привел пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ N 5, однако почему именно данное правонарушение не считается длящимся, суд не пояснил. Постановление было отменено в силу положений пункта 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, ибо срок давности привлечения к административной ответственности ФИО, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ (2 месяца), истек.

В решении Златоустовского городского суда Челябинской области от 10.11.2016 рассматривалось дело о выбросе ФКУ ИК-25 ГУФСИН вредных веществ в атмосферный воздух. В данном решении суд не указал, является ли данное правонарушение длящимся. Как следует из материалов дела, в ходе проведения плановой выездной проверки государственным инспектором РФ в области охраны окружающей среды по Челябинской области от 27 сентября 2016 года был составлен протокол об административном правонарушении, в котором было зафиксировано, что ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области в 2015 году осуществлялась производственная и хозяйственная деятельность, в результате которой происходили выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух. Часть первая статьи 4.5 КоАП РФ гласит, что «постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, за нарушение законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды и природопользования». Исходя же из материалов дела можно установить, что постановление было вынесено позже этого срока. При длящемся административном правонарушении сроки начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. Следовательно, суд мог не указать, что данное правонарушение является длящимся, но по умолчанию принять его за таковое.

Присутствуют решения судов, в которых данные правонарушения характеризуются как длящиеся. Камчатский краевой суд установил, что директор МУП «Оссорское ЖКХ» Подкопаев А.В. допустил сброс загрязняющих веществ в окружающую среду в отсутствие соответствующего разрешения. Суд отнес данное дело к длящимся, причиной указав, что имело место «длительное непрекращающееся невыполнении требований законодательства РФ в сфере природопользования и охраны окружающей среды». Однако выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду представляют собой лишь ряд систематических действий, объединенных единым умыслом, что не является длящимся правонарушением по определению.

В постановлении Кемеровского Областного суда от 14 октября 2015 г. разбирается дело в отношении ОАО «Евразруда», которое уже было привлечено к административной ответственности за сброс в период с апреля 2013 года по декабрь 2013 года и 26 марта 2014 года загрязняющих веществ в отсутствии разрешения на сброс загрязняющих веществ в окружающую среду (водные объекты). 23 июня 2014 года в отношении ОАО «Евразруда» было еще раз возбуждено дело об административном правонарушении за сброс 13 января 2014 года, 3 февраля 2014 года и 5 марта 2014 года за сброс загрязняющих веществ в отсутствии разрешения. Кемеровский Областной суд решил, что «конкретная дата сброса загрязняющих веществ — 5 марта 2014 года, установленная судом, охватывается периодом длящегося правонарушения, имевшего место в период с апреля 2013 года по 26 марта 2014 года», следовательно, новообнаруженные правонарушения образуют одно правонарушение с теми, за которое ОАО «Евразруд» уже было привлечено, следовательно, повторно привлечь к ответственности уже нельзя (повторное привлечение лица за одно и то же правонарушение недопустимо, даже если оно выявлено по результатам разных проверок, осуществляемых одним и тем же административным органом). Правонарушение в виде выбросов в атмосферу суд признал длящимся, несмотря на то, что присутствуют перерывы в действиях правонарушителя, что противоречит самому понятию длящегося правонарушения.

Верховные суды не высказываются по данной проблеме. Так, в деле N 303-АД14-5393 общество с ограниченной ответственностью «РН-Сахалинморнефтегаз» признано виновным в совершении административного правонарушения, выражающегося в осуществлении обществом в период с IV квартала 2012 года по I квартал 2013 года выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух без специального разрешения. Верховный суд не определяет точно, является ли данное правонарушение длящимся. Он только говорит, что «осуществление обществом выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух из всех источников без соответствующего разрешения образует одно правонарушение».

Рассмотрим судебную практику по делам о невосстановлении благоустройства. П. 14 Постановления Пленума ВС №5 гласит, что «невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся».

В науке до сих пор существует дискуссии по поводу данного критерия определения длящихся правонарушений. Д. Н. Бахрах считает, что данное положение является лишним, так как «до истечения срока выполнения обязанности деяние вообще не является правонарушением». И «на следующий после истечения срока день деяние становится начавшимся длящимся правонарушением и лишь в последующие дни считается длящимся правонарушением».

Однако с вышеприведенной позицией Д. Н. Бахраха не согласен П. П. Серков. Он высказывает точку зрения о том, что «неисполнение, ненадлежащее исполнение правового предписания в конкретное время свидетельствует о том, что образовалась объективная сторона конкретного административного правонарушения. В свою очередь, возможность определения момента ее совершения позволяет установить начало течения срока давности привлечения к административной ответственности».

В решении Санкт-Петербургского городского суда установлено, что ООО «Роскар Трейд» совершило административное правонарушение, выразившееся в невосстановлении благоустройства, нарушенного после производства земляных работ. Данное административное правонарушение суд признал длящимся, поскольку «невосстановление благоустройства, нарушенного после производства земляных работ начинается по окончании произведенных работ и продолжается до дня обнаружения административного правонарушения».

В то же время Второй Арбитражный Апелляционный суд установил, что ОАО «Кировская теплоснабжающая компания» не восстановила благоустройство по окончании произведенных работ. Суд указал, что «обязанность, невыполнение которой вменено в вину Обществу по данному делу, должна была быть выполнена к определенному сроку, ввиду чего правонарушение, образуемое ее невыполнением, не может являться длящимся».

Чаще суды не признают правонарушение в восстановлении благоустройства длящимся. Верховный суд по поводу толкования правонарушения невосстановления благоустройства по окончании работ не высказывался.

Будет уместным также рассмотреть дела о нарушении требований пожарной безопасности. Московский городской суд установил, что юридическому лицу «***» 19.05.2015 было выдано предписание об устранении выявленных требований пожарной безопасности, но оно их не устранило. Суд указал, что невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся.

Арбитражный Суд Дальневосточного Округа указал, что нарушение правил техники пожарной безопасности является длящимся правонарушением. В отношении ОАО «Артемовский хлебокомбинат» назначено административное наказание, причиной которого послужили нарушения требований пожарной безопасности, выявленные в ходе проверки, проведенной в период с 27.05.2014 по 17.06.2014. Суд постановил, что «допущенные обществом нарушения требований пожарной безопасности являются длящимися, поскольку не были обусловлены соблюдением требований пожарной безопасности в установленные сроки, и выразились в длительном непрекращающемся невыполнении возложенных на него обязанностей».

Чаще суды признают нарушения в области пожарной безопасности длящимися. В частности, Верховный Суд РФ в деле от 29.07.2016 указал, что ФГКУ комбинат «Речной» Росрезерва нарушил требования пожарной безопасности, и это правонарушение Верховный суд признал длящимся, однако свою точку зрения он не аргументировал.

Следует отметить, что по своей структуре правонарушения в области нарушения благоустройства и нарушений техники пожарной безопасности идентичны, но суды по-разному склоняются к отнесению категорий данных дел к длящимся.

Также необходимо рассмотреть дела по ч.1 ст.18.8 КоАП РФ (уклонение от выезда из РФ по истечении определенного срока пребывания). Амурский Областной суд установил, что в ходе проверки соблюдения миграционного законодательства был выявлен гражданин иностранного государства А., который не выехал за пределы Российской Федерации по истечении срока временного пребывания (до 24.07.2007 года). Суд низшей инстанции (Ромненский районный суд) не признал данное правонарушение длящимся, поскольку посчитал его невыполнением обязанности к сроку и прекратил производство по делу. Суд сослался на п. 14 постановления Пленума ВС РФ N 5, согласно которому срок давности привлечения к ответственности исчисляется по общим правилам исчисления сроков — со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (за днем обнаружения правонарушения). По мнению судьи, поскольку срок действия визы истек 24.07.2007 года, то годичный период времени для привлечения к административной ответственности А. по ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ истек 24.07.2008 года.

Судья Амурского областного суда сказал, что инкриминируемое А. правонарушение в области нарушения миграционного законодательства, выраженное в уклонении от выезда с территории Российской Федерации по истечении срока пребывания, является длящимся, так как А. длительно не выполнял обязанностей, возложенных на него законом.

В другом похожем деле суд низшей инстанции (Анжеро-Судженский городской суд) также не признал уклонение от выезда из Российской Федерации по истечении определенного срока пребывания длящимся правонарушением, так как невыполнение предусмотренной правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся.

Но судья Кемеровского областного суда не согласился с этим, аргументировав свое решение тем, что в случае, если иностранный гражданин не выехал за пределы территории России по истечении установленного законом срока, его действия образуют состав административного правонарушения, объективная сторона которого выражается в пребывании такого лица на территории Российской Федерации без документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, поскольку виза либо миграционная карта по истечении срока их действия не могут считаться документами, подтверждающими законность пребывания иностранного гражданина на территории России.

Существует постановление Верховного суда, в котором рассматривается дело по ч. 1.1 ст. 18.8, но в нем не указывается, является ли данное правонарушение длящимся.

В 2015 году на рассмотрение в Государственную Думу Российской Федерации поступили на рассмотрение проекты нового Кодекса об административных правонарушениях. В проекте Александра Агеева, депутата Государственной Думы, который внес проект Кодекса Российской Федерации об административной ответственности (далее – КАО РФ), предусмотрено определение длящегося административного правонарушения — «Длящееся административное правонарушение, то есть не прерывающееся во времени единое противоправное действие (бездействие), предусмотренное какой-либо статьей (частью статьи) Особенной части настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административной ответственности». Также дается определение продолжаемого правонарушения — «совершение лицом двух или более тождественных самостоятельных противоправных действий (бездействия) как эпизодов единого продолжаемого во времени противоправного поведения, квалифицируемых по одной статье (части статьи) Особенной части настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административной ответственности».

Также в Государственную Думу был внесен проект КоАП депутатами В.А. Васильевым, В.Н. Плигиным, С.А. Поповым, Д.Ф. Вяткиным, В.А. Поневежским. В данном проекте закреплено определение длящегося правонарушения: «Длящимся признается единое не прерывающееся во времени административное правонарушение, которое выражается в длительным непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении лицом возложенных на него обязанностей, установленных законом либо иным нормативным правовым актом. Административное правонарушение, выражающееся в невыполнении предусмотренной правовыми актами обязанности к установленному сроку, не является длящимся правонарушением». В кодексе присутствует определение и продолжаемого правонарушения — «единое административное правонарушение, которое состоит из ряда сходных по направленности и содержанию действий либо бездействия».

Исходя из результатов рассмотренных вышеприведенных примеров, можно сделать вывод, что при аналогичных обстоятельствах дела в зависимости от усмотрения судьи одни и те же правонарушения либо относятся, либо не относятся к длящимся, что влияет как и на исход конкретного дела, так и на формирование судебной практики по длящимся правонарушениям в целом. На основании вышеизложенной судебной практики можно сделать вывод, что четких критериев для определения длящегося правонарушения по некоторым делам так и не было выработано. Следовательно, присутствует необходимость рассмотрения вышеприведенных категорий дел в Верховном суде, чтобы точно указать судам, к какому типу правонарушения они относятся. Также считается необходимым включить определения длящегося и продолжаемого правонарушения в КоАП РФ.

П. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

П. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Ст. 8.14; 8.21 КоАП РФ

Решение по делу №12-269/16 Златоустовского городского суда Челябинской области 10.11.2016 // СПС Консультант Плюс

Решение Верховного Суда РФ от 13.10.2016 N 81-ААД16-14 // СПС Консультант Плюс

Решение № 12-21/2015 Даниловского районного суда Волгоградской области от 08.05.15 года. URL: http://sudact.ru/regular/doc/34JJz1Q2l5YW/. Дата обращения: 31.05.2017

Решение по делу №12-269/16 Златоустовского городского суда Челябинской области 10.11.2016 // СПС Консультант Плюс

Решение Смирныховского районного суда Сахалинской области) № 12-44/2016 от 12.05.2016 // СПС Росправосудие

Решение Камчатского краевого суда № 21-493/2016 от 21.09.2016. URL: http://sudact.ru/regular/doc/xFNAMK4dluWx/. Дата обращения: 31.05.2017

Постановление Кемеровского областного суда от 14.10.2015 по делу N 4а-931/2015 // СПС Консультант Плюс

Ст. 4.1 КоАП РФ

Постановление Верховного Суда РФ от 03.06.2015 N 303-АД14-5393 по делу N А59-1480/2014 // СПС Консультант Плюс

Бахрах Д.Н. Проблемы длящихся правонарушений // Современное право. 2005. № 11. C. 41-42.

Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы. М. Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 130

Решение Санкт-Петербургского городского суда от 08.10.2015 N 7-1185/2015 по делу N 12-291/2015 // СПС Консультант Плюс

Постановление Второго Арбитражного Апелляционного суда от 03.03.2015 г. по делу N А28-10559/2014 // СПС Консультант Плюс

Решение Московского городского суда от 26.09.2016 по делу N 7-11037/2016 // СПС Консультант Плюс

Постановление Арбитражного Суда Дальневосточного Округа от 15.04.2015 г. N Ф03-1129/2015 // СПС Консультант Плюс

Постановление Верховного Суда РФ от 29.07.2016 N 310-АД16-2724 по делу N А23-4959/2014 // СПС Консультант Плюс

Постановление Амурского областного суда от 17.12.2015 по делу N 4А-775/2015 // СПС Консультант Плюс

Решение Кемеровского областного суда по делу №12-555/16 от 27.06.2016 // СПС Консультант Плюс

Постановление Верховного суда от 24.02.2015 г. N 86-АД15-1 // СПС Консультант Плюс

Ст. 16 проекта N 917598-6 Кодекс Российской Федерации об административной ответственности (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 30.10.2015)

Ст. 3.3 Проекта Федерального закона N 703192-6 «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Общая часть)» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 20.01.2015)

Адвокат, к. ю. н. Виталий Шакин, специально для Клерк.Ру

E-mail: shakin@rambler.ru
Тел. 8-926-533-45-83
http://shakin-v-shakina.ru

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации регламентирует самые различные сферы общественных отношений, поэтому можно уверенно предположить, что не найдется такой коммерческой организации, которая ни разу не совершила бы административное правонарушение.

В связи с этим весьма актуальным для юридических лиц (как впрочем и для других субъектов, которые могут быть привлечены за административное правонарушение) является вопрос о сроках давности привлечения к административной ответственности.

Как установлено в ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Это так называемый общий срок давности. За нарушения ряда иных отношений (за нарушение законодательства о налогах и сборах, о защите прав потребителей, о рекламе, о лотереях, таможенного, антимонопольного, валютного законодательства и др.) предусмотрен более длительный специальный срок, который равен одному году со дня совершения административного правонарушения.

Если было совершено простое правонарушение, то вопросов по применению приведенных сроков давности, как правило, не возникает. Например, если 1 апреля 2005 года был выявлен факт продажи товаров без применения контрольно-кассовой машины (ст. 14.5 КоАП РФ), то привлечь организацию к ответственности возможно только до 2 июня 2005 года.

Ситуация меняется, если правонарушение является длящимся.

Как указано в ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные в ч. 1 статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. При этом закон не раскрывает понятия длящегося правонарушения, что приводит к возникновению споров относительно применения сроков давности при совершении отдельных правонарушений.

Следует отметить, что при анализе поставленной проблемы не будет рассматриваться вопрос о том, насколько целесообразно и правомерно по длящимся правонарушениям устанавливать срок исчисления давности с момента их обнаружения. Поставленная задача заключается в другом: найти те критерии, которые помогут отличить длящееся административное правонарушение.

Так, предположим, что организация, суммарная стоимость активов по последнему балансу которой превышает 100 тыс. (на настоящий момент 2 млн.) установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, приобрела 15 февраля 2004 года определенную долю в другом обществе (в соответствии с надлежащим договором). Согласно ст. 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» организация в течение 45 дней с момента совершения данной сделки должна уведомить об этом антимонопольный орган.

Допустим, что юридическое лицо не выполнило данной обязанности (не направило уведомление в государственный орган до 1 апреля 2004 года). Это означает, что было совершено правонарушение в области антимонопольного законодательства – не предоставление соответствующего уведомления в антимонопольный орган (ст. 19.8 КоАП РФ).

Срок давности по таким правонарушениям равен одному году. Но с какого момента следует его исчислять?

Например, антимонопольный орган обнаружил факт совершения правонарушения 4 апреля 2005 года и 8 апреля 2005 года принял решение о привлечении организации к ответственности. Следует ли признать решение государственного органа незаконным, поскольку с момента окончания срока уведомления о сделке (с 1 апреля 2004 года) прошло более года? Или же данное решение обоснованно, поскольку с момента обнаружения правонарушения (4 апреля 2005 года) прошло менее года?

Если признать правонарушение простым, то после 1 апреля 2005 года организацию нельзя привлечь к ответственности, так как прошел год с момента его совершения. Соответственно, решение государственного органа незаконно.

Если же признать правонарушение длящимся то, срок в один год будет исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения, то есть с 4 апреля 2005 года. Соответственно, решение государственного органа будет вполне правомерным.

Тем самым ответ на вопрос о том, можно ли в приведенном примере привлечь организацию к административной ответственности, зависит от того, будет ли признано правонарушение, предусмотренное ст. 19.8 КоАП РФ, длящимся или не будет признано таковым.

Следует отметить, что по своей сути рассматриваемое в примере правонарушение представляет собой нарушение субъектом предусмотренной законом обязанности, при том, что обязанность должна была быть исполнена к установленному в законе сроку. Именно по подобным правонарушениям возникает проблема отнесения их к простым или к длящимся.

Ни в теории, ни в практике не дается окончательного ответа на вопрос о том, признавать ли неисполненную к установленному законом сроку обязанность длящимся административным правонарушением или нет. Одни авторы считают, что это длящиеся правонарушения, другие – придерживаются иной позиции, при том каждая из сторон приводит свои аргументы.

Государственные органы в своей практике в большинстве случаев исходят из того, что подобные правонарушения являются длящимися, что вполне естественно, так как в таком случае контролирующие органы получают дополнительные возможности по воздействию на организации. Фактически в таком случае государственные органы продляют срок давности на неизвестное время, так как обнаружено правонарушение может быть не скоро.

Так, в Письме ГТК РФ от 27 мая 2002 г. N 01-06/20585 «Об отнесении административных правонарушений к длящимся» указано: «… в случае, когда в соответствии с нормативными правовыми актами по таможенному делу обязанность должна быть выполнена к определенному сроку, с момента истечения такого срока правонарушение является оконченным, однако противоправное деяние, заключающееся в невыполнении указанной обязанности, продолжает длиться до его прекращения» 1.

В обоснование того, что подобные правонарушения являются длящимися, специалисты обычно ссылаются на то, что обязанность по уведомлению антимонопольного органа никуда не исчезает и после того, как прошел срок, установленный законом: установленная законодательством обязанность не прекращается в момент наступления установленного для ее исполнения срока. Лицо продолжает быть обязанным исполнить действия, предписанные законом.

Исходя из изложенного, делается вывод, что правонарушение «протекает» во времени (обязанность продолжает не исполняться), что характерно для длящихся правонарушений.

Опровергая данную позицию, авторы, не относящие подобные правонарушения к длящимся, указывают, что не совершение лицом определенной обязанности означает не только само действие (бездействие), но и его результат. Следовательно, делается вывод, что основу противоправных деяний, заключающихся в неисполнении обязанности к определенному сроку, составляет именно фактическое неисполнение (неуведомление – в приведенном примере). Соответственно окончено такое деяние тогда, когда истек срок исполнения обязанности (истек срок подачи заявления в антимонопольный орган). С данного момента и следует исчислять срок давности привлечения к ответственности.

Представляется, что расхождение позиций и дискуссия по рассматриваемому вопросу являются следствием несовершенства административного законодательства. Для сравнения, например, в уголовном праве таких проблем нет.

В УК РФ установлено, что сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу. В связи с особенностью уголовно-правовых отношений в срок давности привлечения к уголовной ответственности включается все время, прошедшее до обнаружения преступления и после этого – до приговора суда. При этом ч. 2 ст. 9 УК РФ определяет время совершения преступления – это время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Поэтому срок давности по всем уголовным преступлениям начинает исчисляться с одной даты – с момента совершения деяния, независимо от того, является ли данное преступление длящимся или нет, обнаружено оно или нет.

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации, как уже указывалось, не содержит понятия длящегося правонарушения, и кроме того, устанавливает различный момент начала исчисления срока давности по простым и по длящимся правонарушениям, не определяя при этом, что является днем совершения правонарушения.

Данные недостатки, должны быть устранены только законодательным путем. Например, представляется вполне приемлемым, установление в законе единого начала исчисления срока давности – с момента совершения противоправного деяния. Однако, до внесения изменений необходимо обозначить более четкие критерии, которые позволили бы на практике разграничивать простые и длящиеся административные правонарушения.

В общем смысле длящееся правонарушение – это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой административного наказания, оканчивающееся вследствие действия самого лица, направленного к прекращению правонарушения, либо наступления событий, препятствующих его совершению, либо, когда отпадает сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание правонарушения.

Тем самым для длящегося правонарушения характерно начало его осуществления – с момента, когда лицо нарушило закон, и фактическое окончание его совершения – когда лицо само перестало его совершать или правонарушение было пресечено. При этом на всем протяжении (от начала до окончания) длящееся правонарушение является юридически оконченным, что определяет возможность привлечения лица к ответственности. То есть с момента начала совершения противоправного деяния длящееся правонарушение является юридически оконченным, но деяние продолжает осуществляться дальше, до его фактического прекращения.

У недлящихся правонарушений момент начала совершения противоправного деяния совпадает с моментом юридического окончания правонарушения и моментом фактического окончания осуществления правонарушения.

Таким образом, можно условно обозначить, что если при совершении правонарушения имеется возможность его пресечения со стороны государственных органов или же сохраняется возможность прекращения его совершения самим лицом, то это длящееся правонарушение. Именно это и является характерным признаком длящихся правонарушений. Если же таких возможностей нет (поскольку правонарушение фактически окончено когда и начато) – то это обычное правонарушение.

В качестве примера первого правонарушения можно привести ст. 5.32 КоАП РФ, в которой предусмотрена ответственность за уклонение от получения требований работников и от участия в примирительных процедурах. Правонарушение будет окончено фактически лишь тогда, когда либо сам руководитель устранит свое нарушение или на это укажут ему уполномоченные органы.

В случае с неуведомлением антимонопольного органа возможности пресечения или прекращения правонарушения нет. Лицо не может вернуть время назад и отправить уведомление в срок. Даже, если лицо направит уведомление, то оно все равно может быть привлечено к ответственности за нарушение сроков. Пресечь правонарушение государственные органы также не могут, так как оно уже совершено, уже нарушены сроки. Можно только потребовать представить уведомление, но это не устранит факта совершения правонарушения.

Таким образом, представляется более обоснованной, логичной и последовательной позиция, в соответствии с которой противоправные деяния, заключающиеся в неисполнении обязанности к определенному сроку, не являются длящимися. Соответственно исчисление сроков давности по таким правонарушениям следует осуществлять с момента их совершения, когда обязанность не была исполнена к установленному сроку.

Для того, чтобы определить длящееся правонарушение или простое, необходимо проанализировать признаки его состава и определить имеется ли возможность пресечения или прекращения деяния. В длящихся правонарушениях противоправное деяние совершается до момента его пресечения или самостоятельного прекращения. В рассматриваемом примере о неуведомлении антимонопольного органа противоправное деяние уже совершено. При этом сохраняется обязанность совершить определенные действия, что не означает того, что само противоправное деяние продолжает совершаться. В связи с этим, решение антимонопольного органа о привлечении организации к ответственности должно быть признано незаконным.

Следует отметить, что разрешение вопроса об ответственности за административные правонарушения, заключающиеся в неисполнении обязанности в срок, будет зависеть в первую очередь от того, как положения кодекса будут трактоваться и применяться на практике.

И тут имеются как положительные, так и отрицательные моменты.

Так, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года, № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» 1 неоднократно указывается, что:

— невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением;

— срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем Постановлении от 1 сентября 2003 г. N Ф08-3268/03 указывает: «Обязанность по получению согласия ограничена во времени, согласие антимонопольного органа необходимо получать до совершения сделки. Следовательно, нарушение статьи 18 названного закона считается законченным в момент совершения сделки и с этого момента следует исчислять срок привлечения к административной ответственности» 3. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем Постановлении от 1 июня 2005 года по делу N А42-4765/03-12 4 также соглашается с тем, что невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением и что срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Сараев Д.В., анализируя рассматриваемую проблему, приводит в пример решение апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы.

Арбитражный суд г. Москвы сделал выводы, что длящимся является такое правонарушение, которое носит непрерывный характер и совершается ежедневно, вплоть до его пресечения (обнаружения). Длящееся правонарушение в любой момент может быть пресечено и устранено непосредственно самим правонарушителем 5.

Приведенные из практики примеры решений указывают на то, что суды склонны разрешать дела исходя из позиции, в соответствии с которой невыполнение обязанности к установленному законом сроку не является длящимся правонарушением. В тоже время необходимо заметить, что в практике по схожим ситуациям существуют и иные, противоположные судебные решения.

Так, тот же Федеральный Арбитражный Суд Северо-Западного округа в Постановлении от 14 марта 2005 года (по делу N А56-28535/04) признал ошибочными выводы суда первой инстанции 6.

Суд первой инстанции признал незаконным решение о привлечении общества к ответственности по ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ в связи с пропуском срока давности. Однако суд кассационной инстанции указал, что правонарушение, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ, является длящимся, в связи с чем таможенные органы не пропустили срока давности привлечения общества к ответственности.

Таким образом, судебная практика по рассматриваемой проблеме неоднозначна. Вследствие этого остается только ждать выводов Высшего Арбитражного Суда РФ по данному вопросу, так как до законодательных изменений в связи со спорностью позиции практика пойдет по тому пути, который будет установлен высшей судебной инстанцией. На данный момент Высший Арбитражный Суд РФ ограничился только разъяснением относительно того, что является днем обнаружения административного правонарушения 7.

1 См.: Таможенные ведомости. 2002. N 9.

2 См.: Российская газета. 2005. 19 апреля.

3 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

4 См.: Там же.

5 См.: Сараев Д.В. Реализация норм о сроках привлечения к административной ответственности и практика их применения арбитражными судами // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2003. N 1-2.

6 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

7 См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. N 3 .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *