Доллар запретят

Национальная валюта реагирует «на продолжающееся восстановление потребительской активности на основных рынках, восстановление фондовых рынков и цен на нефть», добавляет начальник дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук. 26 мая индекс крупнейших компаний США S&P 500 преодолел отметку 3000 пунктов — на таком уровне он торговался 5 марта. Рост показывали и другие крупнейшие индикаторы, в частности NASDAQ Composite и Dow Jones Industrial Average. Настроения рынка все оптимистичнее, и на этом фоне укрепляются валюты многих развивающихся стран, отмечает экономист «БКС Премьер» Антон Покатович.

Нефть в понедельник росла в том числе на новостях, что новая встреча министров стран ОПЕК+ может пройти уже на этой неделе, поскольку Россия согласилась перенести ее на более ранний срок (об этом сообщил Reuters). Саудовская Аравия, по данным агентства, предлагает продлить максимальные ограничения добычи сырья до конца года (пока что сокращение до 9,7 млн барр. в сутки действует только до начала июля).

Аналитики выделяют и внутренние факторы, которые поддерживают рубль.

  • Ограничение импорта товаров и услуг. «Сейчас у нас очень низкий импорт товаров и услуг. Услуги — это прежде всего поездки в дальнее зарубежье, они практически на нуле», — говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. В России спад, по всей видимости, будет более глубоким и продолжительным в силу продолжающегося роста диагностированных случаев коронавируса и меньшего объема стимулирующих мер (около 3% ВВП против 12% в среднем в развитых странах, по оценке BCG), предполагает Романчук: это приведет к тому, что выездного туризма «почти не будет», а покупки валюты населением сократятся по сравнению с обычными годами.
  • Падение импорта услуг в Россию может составить до $30 млрд в 2020 году, если туризм совсем не возобновится, говорит экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. Но вероятно, определенное восстановление будет наблюдаться с июля, предполагает она, так как некоторые страны уже открывают границы. Для сравнения, в 2019 году импорт услуг составил $99 млрд, по данным ЦБ.
  • Рост экспорта. «Экономическая активность подавлена, и это в гораздо большей степени сказывается на импорте, нежели на экспорте. С экспортом больших проблем нет, и ряд экспортных позиций даже растут в этом году, несмотря на то что в прошлом роста не было, в первую очередь сырьевые. Сделка по нефти, понятно, ограничивает экспорт, но не радикально, потому что цены стали покомфортнее», — говорит главный экономист консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.
  • Снижение дивидендов, ради которых экспортеры могут продавать валютную выручку. Порывай оценивает влияние на курс доллара от падения импорта и сокращения дивидендных выплат в 5–7 руб. Это сокращение продолжит оказывать поддерживающее влияние на рубль и в июне, говорит Донец. По сравнению с прошлым годом снижение может составить до $5 млрд, оценивает она.

«Можно прогнозировать, что в ближайшее время рубль с большей вероятностью продолжит умеренное укрепление. При этом укрепление рублевого курса выше уровней 67–68 руб. за доллар в ближайшее время выглядит маловероятным, а в перспективе ближайших двух-трех месяцев ожидаем возвращения рубля к умеренной девальвации», — отмечает Покатович.

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова ожидает, что к концу года курс доллара будет на уровне 67 руб., значительное укрепление может случиться в третьем квартале. Кроме того, к концу года пройдут выборы в США, напоминает она: «В зависимости от того, останется ли Дональд Трамп на второй срок или будет новый президент, геополитическая премия за риск может стать более проявленной в курсе рубля».

Курс доллара снизится до 65 руб., если глобальное восстановление продолжится, говорит Романчук. Летом рубль будет крепким, но ближе к осени его ждет ослабление, считает эксперт.

Что приведет к ослаблению

«Текущий рубль мы считаем очень крепким по сравнению с нефтью», — говорит Порывай. Аналитики Райффайзенбанка ожидают в третьем квартале укрепление доллара до 74 руб. и восстановление до 72 руб. по итогам года при условии, что нефть будет торговаться на уровне $40. «Прогноз сильно зависит от карантинных мер, которые снимают очень слабо и неравномерно по России, и это держит импорт, — продолжает Порывай. — В июне мы не ожидаем разворота».

«Ренессанс Капитал» сохраняет базовый прогноз на уровне 76 руб. в среднем за 2020 год, говорит Донец. Она считает, что со смягчением карантинных мер спрос на непродовольственные товары восстановится, а это, в свою очередь, будет компенсировать влияние на рубль низкого импорта услуг. «Постепенно будет ощущаться снижение добычи нефти, это будет сказываться на объемах экспорта. Этот фактор тоже может несколько ослабить рубль», — отмечает эксперт.

Еще один значимый фактор — сокращение валютных интервенций ЦБ. Регулятор признавал, что скупка иностранной валюты нерезидентами и иностранными банками на рынке привела к повышенной волатильности курса рубля. Чтобы сгладить ситуацию, ЦБ начал сам предлагать валюту рынку. В соответствии с бюджетным правилом Центробанк начинает продавать валюту при падении цены на нефть марки Urals ниже $42,4. В текущем кризисе он начал дополнительные продажи, когда цена Urals опустилась ниже $25 (продавалась валюта из Фонда национального благосостояния для сделки по покупке правительством Сбербанка). За апрель и начало мая ЦБ и другие участники рынки продали валюту примерно на 240 млрд руб.

«Интервенции ЦБ пока сохраняются на более высоком уровне, так как они рассчитываются по цене на нефть в апреле. Со следующей недели интервенции будут уже считаться по майской нефти, и они снизятся. Это снизит поддержку рубля», — говорит Донец.

Перед регулятором стоит задача «заякорить» курс в интервале 70–75 руб. на горизонте нескольких лет, считает Орлова. «ЦБ должен будет продолжать снижение процентной ставки. В противном случае Россия, во-первых, столкнется с дополнительным дефляционным давлением из-за эффекта переноса; во-вторых, укрепление курса само по себе может привлекать дополнительный капитал в расчете на курсовой выигрыш», — отмечает она. Наконец, укрепление будет неблагоприятно для бюджета, которому важно получить доходы от курсовой переоценки. Ближайшее заседание совета директоров ЦБ, где будет принято решение по ставке, пройдет 19 июня. В рыночные ожидания по курсу рубля уже заложено ее снижение на 100 б.п., но не больше, отмечает Орлова.

Надоршин из «ПФ Капитала» считает, что сейчас нет существенного потенциала для укрепления рубля. «Это временная ситуация, я свой прогноз — 85 руб. за доллар — не менял. Я думаю, что нефть, скорее всего, отскочит и доллар на значениях ниже 70 руб. не задержится», — говорит он. Отскок до 80 руб. может случиться, если начнется вторая волна пандемии или проявятся «крупные последствия» первой волны, предполагает Романчук. «С другой стороны, все это может быть купировано успешным созданием вакцины», — заключает он.

Я уже много раз затрагивал тему эмиссии, но она всплывает снова и снова. Впрочем, понятно почему.

Речь идет о том, может ли ФРС, ну, ЕЦБ для случая евро, печатать деньги вечно?

Ну, действительно, какая разница, какие долги у США, если казначейство исправно печатает свои бумажки, их выставляют на аукцион по некоторой фиксированной ставке, например, -0,05%.

Затем все, что не выкупают частные лица, которые это все равно делают, потому как нужно где-то размещать деньги, которые страшно держать в банках, докупает ФРС — и все отлично!

Главный аргумент против такой схемы, который выдвигают некоторые эксперты, — это инфляция. Мол, денег становится все больше, цены растут, экономика валится.

Однако опыт последних лет показал, что никакой инфляции нет, во всяком случае, официальные цифры ее не показывают. То есть имеет место полное счастье. И вот тут нужно дать более или менее серьезный комментарий.

Во-первых, утверждение о том, что инфляции нет, не совсем верное. Официальная статистика дает сильно заниженные данные, в реальности инфляция в США где-то между 5% и 6%.

Для экономики, в которой падает спрос, это очень много. Это означает, что стагфляционные процессы уже начались. Кроме того, это значит, что реальный спрос падает каждый год на 5%, и только для его компенсации нужно увеличить доходы граждан. А они вовсе не растут на 5 с лишним процентов в год.

Почему же этого не видно? Дело в том, что имеет место довольно большой разброс по субъектам экономики — от очень доходных до убыточных.

Причем в современной экономике убыточное предприятие может существовать довольно долго за счет правильной реструктуризации финансовых потоков. Особенно в том случае, если капитализация его активов намного превышает показатели реальных продаж.

Так что тут есть большое поле для полета фантазии статистиков, как точно считать средние числа. Особенно если учесть желание начальников этих статистиков получить оптимистический результат и быстрое изменение ситуации, которое настоятельно требует изменения методик расчетов.

Это даже не совсем фальсификация — просто из нескольких методик выбрали более оптимистичную, а дальше все предельно честно.

Однако в реальности проблемы накапливаются. В результате, после нескольких лет оптимистических ожиданий ситуация резко ухудшается. Что-то подобное происходило в 2010-2011 годах, когда оптимистические ожидания сменились резким пессимизмом, который потом начали разгонять наигранным оптимизмом.

Барак Обама. Фото bigpicture.ru

Во-вторых, поскольку «реальный» спрос пока падает и компенсируется ростом искусственного, принципиально меняется поведение потребителей.

Одно дело получать устойчивую зарплату, совсем другое — тот или иной вид государственного пособия. В любом случае, второй вариант не предполагает инвестиций в развитие и сложных покупок.

Потребитель старается ограничить себя: он не видит будущего и не имеет никакой гарантии, что все это закончится достаточно быстро. Соответственно, принципиально меняется структура спроса.

В-третьих, эмиссионная модель предполагает, что реальный сектор становится лишним. Точнее, эта модель имеет в виду, что эмиссионные доллары попадают потребителям ровно в том объеме, чтобы компенсировать их «выпадающий» спрос, а все остальное концентрируется в финансовом секторе.

В последнем инфляция выражена в полной мере, а это увеличивает инфляцию издержек для производителей.

В то же время, их кредитование становится все менее и менее выгодным делом. В такой ситуации нет смысла вкладывать в развитие. Это почти наверняка потеря денег, которые худо-бедно мультиплицируются в чисто финансовых операциях, стимулированных за счет эмиссии.

Иными словами, модель эмиссии «закрывает» развитие и постепенно снижает рентабельность реального сектора. Частично это может компенсироваться, например, снижением цен на энергоносители, однако этот ресурс ограничен. Впрочем, на коротких промежутках он может давать хорошие результаты.

Однако долго такое снижение продлиться не может, поскольку «горячие» инвестиционные деньги ищут потенциальные источники прибыли. Даже административные меры не станут панацеей: пусть с более низкой точки, но сырьевые рынки все равно будут расти.

Не забудем и о такой составляющей роста издержек, как страхование. Постоянный рост рисков вызывает необходимость увеличения страховых расходов, а более или менее приличные компании просто не могут себе позволить отказываться от этих расходов.

В отличие от людей, кстати, что хорошо видно по статистике. Это и заставляет власти США внедрять соответствующую систему чуть ли не насильно.

Фото engadget.com

Есть и более тонкие механизмы, например, изменение психологии инвесторов. Они видят, что финансовые рынки исчезают именно как рынки, что их знания уже не играют никакой роли, поскольку ставки определяют денежные власти из соображений, далеких от экономики.

Многие из этих механизмов даже не видны до тех пор, пока они вдруг не начинают неожиданно выскакивать, как черт из табакерки, в некоторый момент. Таких историй было много и будет еще больше, и учесть их наперед невозможно.

Остается только констатировать, что темпы спада за счет эмиссии резко затормозились, но сами негативные процессы никуда не делись. Они медленно, но верно подтачивают действующую экономическую систему.

Оригинал публикации: Можно ли печатать доллары и евро вечно. К последствиям эмиссии

Хотя ЦБ РФ с 1 ноября и установил относительно выгодный тариф покупки доллара (65,6 рублей за единицу), большинство экспертов делают неутешительный вывод относительно курса доллара на ноябрь 2018 года.

График динамики курса доллара к рублю

Рубль может укрепиться, но это явление окажется временным. Главные «губительные факторы” — возможность введения нового пакета антироссийских санкций и нестабильность цен на нефть. Стоит ли вкладываться в эту валюту, и какой курс доллара будет в ноябре — в свежем прогнозе 24СМИ.

Официальное мнение

Минфин считает, что рубль сильно недооценен. В последнее время наблюдается его укрепление, и, по прогнозу финансового ведомства, даже к концу осени американская валюта продолжит ослабевать и будет держаться на уровне 62-63 руб. Антон Силуанов заявил, что даже если антироссийские действия США будут ужесточаться, это не приведет к избыточной волатильности рубля.

Антон Силуанов, rossaprimavera.ru

Тем не менее, большинство экспертов сходятся во мнении, что факторы, поддерживающие российскую валюту, исчерпаны: пенсионная реформа принята, налоговый период завершён, начинает наступать инфляция, а иностранные инвесторы продолжают покидать российский валютный рынок. Поэтому аналитики рекомендуют воспринимать октябрьский скачок как «затишье перед бурей”.

Кроме того, американский Конгресс откладывал принятие очередных ограничений в отношении РФ из-за парламентских каникул и промежуточных выборов. В середине ноября ситуация в правительстве США станет более стабильной, и тогда от выбора конгрессменов будет зависеть поведение рубля в отношении доллара.

«Шесть испытаний”: прогнозы экспертов

Заместитель директора аналитического департамента «Альпари” Наталья Мильчакова уверена, что в ноябре рублю придется пережить «шесть испытаний”: нефтяное эмбарго на поставку иранской нефти позитивно отразится на российской валюте, а вот негативных последствий стоит ожидать из-за выборов в Конгресс США и нового пакета американских санкций.

Наталья Мильчакова, nur.kz

Безусловное влияние на валютные курсы окажут решение ФРС США по процентной ставке, встреча стран-участников ОПЕК и встреча Владимира Путина и Дональда Трампа в Париже. Финальный удар по рублю нанесет пакет санкций «по делу Скрипалей”, который, вероятнее всего, вступит в силу в конце ноября.

«Если санкции все же будут введены, в ноябре мы увидим диапазон по доллару на уровне 65-70 руб., а по евро — 74-80 руб.», — делает прогноз Мильчакова.

В том случае, если санкции все же не будут введены, курс доллара на ноябрь, по ее мнению, будет варьироваться в пределах 63-66 руб., а евро — 73-76 руб.

Рубль в ноябре ждет послабление, brodv.ru

Обозреватель финансовых рынков Кира Юхтенко призывает хранить сбережения в долларах. Причины, которые, по ее мнению, приведут к ослаблению рубля, схожи с мнением других экспертов: слабость экономики РФ и политика ФРС. По мнению Юхтенко, до конца года курс будет варьироваться в коридоре 65-70 руб. Крупные российские банки, в том числе Сбербанк, ВТБ и Внешэкономбанк, могут пострадать из-за санкций.

Стоит ли покупать доллар в ноябре 2018 года

Аналитики рекомендуют покупать доллары, tvrain.ru

Аналитик Андрей Князев отметил нестабильную внешнеполитическую ситуацию в России и заявил, что никто не может знать точный курс доллара на ноябрь. Тем не менее, он рекомендует вкладываться именно в эту валюту по ряду причин:

  • слабость российской экономики,
  • отсутствие зарубежных инвесторов в России,
  • рост долларовых активов,
  • усиление доллара,
  • относительно выгодный курс,
  • возможность для выгодных инвестиций на международном рынке.

Советник президента России об Украине, санкциях и новой экономической политике Фото: РБК

Когда Сергей Глазьев говорит «мы», он, как правило, подразумевает своих коллег по Российской академии наук — о том, какие споры сейчас ведутся в Кремле по поводу ситуации на Украине, советник президента говорит неохотно. Но интервью он дал в своем кабинете на Старой площади. На стене — портрет Владимира Путина, взгляд президента падает на репродукцию Ван Гога напротив. Во всю ширь карта России, Крым на ней окрашен в цвета, отличные от остальной Украины. Впрочем, представитель Глазьева уверяет, что карта старая. После того как чиновник еще до референдума в Крыму поддержал присоединение полуострова к России, ему запретили въезд на Украину, а затем он попал в санкционный список США. РБК он рассказал, что думает о будущем власти в Киеве, чем ответит Россия на санкции Запада и был ли у него вклад в лишившемся лицензии Моем Банке.

Сценарий для Украины

— Недавно агентство S&P дало прогноз, что в случае потери Украиной восточных регионов страну ждет дефолт. Каким вы видите дальнейшее развитие событий в стране?

— Меня эти проамериканские рейтинговые агентства забавляют. В ситуации, когда на Украине уже давно дефолт, они пытаются делать вид, что он вот-вот наступит и его еще, может быть, можно предотвратить. Это не менее забавно, чем когда рушились американские инвестиционные банки, а эти агентства ставили им рейтинги AAA. Украина уже не платит по своим обязательствам, во всяком случае за российский газ. Запоздалая и пока что символическая помощь США и Евросоюза не может оказать никакого принципиального воздействия на совершенно бесперспективную финансовую ситуацию в стране.

— То есть вы считаете, что обещанных денег Украине не хватит?

— Даже при самом благоприятном сценарии программа помощи МВФ покрывает лишь две трети минимальной потребности Украины на ближайшие три года. А при плохом сценарии, если нацистская хунта изолирует Украину от России, в стране наступит финансовая катастрофа. По экономическому уровню она скатится на уровень Средней Африки.

— В итоге — сколько денег нужно Украине?

— Гигантские вливания. Давайте вернемся к благоприятному сценарию. По расчетам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, при этом сценарии Украине потребуется в нынешнем году для сведения платежного баланса не менее 25 млрд долл. Весь пакет помощи МВФ плюс то, что пообещал Евросоюз, составит в этом году чуть более 25 млрд долл. Но наиболее вероятно все же ухудшение условий кооперации с Россией. Трудно предположить, что, если в Киеве утверждается антироссийская власть, сохранится зона свободной торговли. Тогда для компенсации выпадающих доходов Украине надо будет где-то взять еще порядка 30 млрд долл. В расчете до 2018 года критический объем привлечения внешних заимствований оценивается теми же экспертами в 104 млрд долл. Это втрое превышает объявленный ЕС, США и МВФ объем финансовой помощи на предстоящую пятилетку. Если к этому добавить необходимый для обеспечения прогнозируемых МВФ темпов роста объем инвестиций, оцениваемый в 190 млрд долл., то общий объем финансовых вливаний в украинскую экономику до 2018 года должен составить 300 млрд долл. Это возможно только в том случае, если будет реализована инициатива президента России о совместной программе сотрудничества Россия — Украина — ЕС. Но после карательных операций, проводимых фашистским режимом против населения юго-востока Украины, это едва ли возможно.

— Насколько вообще вероятен сценарий, при котором Украина остается единой?

— Нелегитимную хунту, которая узурпировала власть путем силового переворота, восток Украины не признает. То есть страна уже раскололась. Выборы 25 мая на востоке и на юге рассматриваются как попытка узаконить преступный режим. Попытка навязать легитимизацию преступников поддерживается и направляется США и ЕС, они по сути являются соучастниками преступления против народа Украины. Я уверен, что целые области Украины в этих выборах участвовать не будут, особенно после чудовищного преступления нацистов в Одессе, которое планировалось заранее и направлялось из Киева. Сжигание людей заживо происходило в прямом эфире, в Киеве в телестудиях сидели фашиствующие элементы, в том числе депутаты Верховной рады, их даже людьми не хочется называть. Но фашисты в Киеве долго не протянут, если только не путем отсечения восточных, а теперь уже южных регионов. Единственный способ сохранить целостность Украины — осудить киевскую хунту, организовать международный трибунал. Их ждет свой Нюрнбергский процесс.

— В случае обострения ситуации на юго-востоке Украины сценарий с отправкой туда российских военных кажется вам возможным?

— Военное вмешательство — как раз то, чего очень хотят от нас американцы. Поэтому они и пытаются использовать армию для расстрела украинских городов.

Реакция на санкции

— Недавно вы написали в Минфин письмо с предложениями реагирования на экономические санкции против России. Оно получило неоднозначную реакцию со стороны членов правительства. Вы получили официальный ответ?

— Этот вопрос лучше задать тем людям в Минфине, которые совершили утечку. Комментировать отдельные фрагменты наших предложений я бы не хотел, потому что предлагаемый комплекс мер является системным. А когда пытаются вырвать что-то из контекста, исказить, переврать и дальше сделать из этого страшилку, комментировать это бесполезно.

— Больше всего комментаторов напугали ваши предложения, связанные с ограничением на хождение доллара…

— Да, это одна из таких приписываемых мне страшилок, вырванная из контекста. Правда заключается в том, что это американцы хотят запретить использование доллара для России. Если американский президент примет решение о замораживании российских активов, то это будет означать, что американцы откажутся выполнять свои обязательства. Значит, ваши деньги в долларах, хранимые на депозите в российском банке, тоже не будут признаваться США в качестве своих платежных обязательств. Если банк успеет их вовремя продать, может быть, вам он деньги вернет в другой валюте. А если нет, то так и останетесь с записью на счете в вашу пользу и ощущением кредитора США, которого дядя Сэм «кинул на деньги». Эти риски с каждым днем увеличиваются. Первый пакет санкций, потом второй, теперь третий. Так они доберутся до каждого человека, у которого в кармане есть доллар. Поэтому приписывать мне страшилку, которая исходит от американцев, — просто смешно.

— Тогда в чем заключаются ваши предложения?

— Некоторые из них уже реализуются сейчас, хотя мы их предлагали больше десяти лет назад. Например, создание собственной платежной системы. Или, например, переход на взаимные расчеты в национальных валютах — это необходимая часть работы по евразийской интеграции. Я помню, когда внедрялся евро, сюда приезжал Проди, просил, чтобы мы включили евро в состав резервных валют. Я ему предложил в обмен: «Давайте симметрично включим рубль в состав резервных валют Евросоюза». Самое удивительное, что он сразу же согласился. Но, к сожалению, находившийся тогда у руководства Минфина Кудрин даже не отреагировал на эту возможность. Да и сейчас, буквально перед введением санкций, ездил в Берлин, объяснял, что если Европа присоединяется к санкциям, мы будем вынуждены перейти на рубли во взаимных расчетах. У них это не вызвало отторжения.

— Насколько вероятен иранский сценарий санкций для России, чем мы можем ответить?

— Я не думаю, что мы пойдем по пути «око за око, зуб за зуб». Зачем арестовывать американские активы из-за того, что группа умалишенных американских политиков в русофобской истерии толкает нас к экономической войне? Вводя санкции по типу иранских для нас, американцы накажут прежде всего европейцев. По нашим оценкам, ЕС в этом случае теряет порядка 1 трлн евро. Самые большие потери несет Германия, номинально порядка 200 млрд евро. Катастрофические последствия будут для Прибалтики и ряда стран Восточной Европы. Для Эстонии объем потерь сопоставим с объемом всего ВВП. Поэтому я и надеюсь, что Европа будет вести себя разумно. Ведь что означает замораживание наших активов? То, что наши банки не смогут возвращать кредиты. И не по своей воле, а в силу того, что у них просто отберут активы. И я сильно сомневаюсь, что европейцы выиграют суды. Вообще, я думаю, что в конце концов Обама закончит импичментом от такой политики.

— Необходимы ли меры валютного контроля как реакция на санкции?

— Меры валютного контроля должны быть против жуликов. Ведь утечка капитала, которая идет сегодня из России, — это одновременно уход от налогов, который наносит ущерб нашей стране на сумму от 0,5 трлн до 1 трлн руб. в год. Вторая задача — мы должны обезопасить нашу валютно-финансовую систему от атак спекулянтов. В 2008—2009 годах государство дало банкирам деньги, а тех обуял дух наживы, и вместо того чтобы кредитовать реальный сектор, они бросили значительную часть денег на спекуляции против рубля. В итоге машиностроение потеряло 40% производства, добропорядочные граждане — свои сбережения, а банкиры получили 300 млрд руб. прибыли.

— Валютный контроль нужно вводить поправками в Уголовный кодекс?

— Бороться с валютными спекулянтами методами Уголовного права — дело безнадежное. Самый простой инструмент, который почему-то в 2008—2009 годах не был применен, — ограничение валютной позиции коммерческих банков. Недавно был принят пакет законов, который дает право банкирам отказывать клиентам в сомнительных операциях. Надо идти дальше.

— Физических лиц может коснуться валютный контроль?

— Валютный контроль в отношении нас с вами и так действует. В отличие от банковских переводов граждане не смогут свободно, без ограничений, возить деньги в своих карманах. Не вижу особой необходимости в этой части ужесточать нормы контроля.

Советские уроки

— В идеале все это должно привести к созданию экономической самодостаточности России. Должна ли она сопровождаться политической само­изоляцией?

— Все, что мы имеем как следствие санкций, — это не самоизоляция. Это попытка изолировать нас извне. Финансовые санкции, если не будем дураками, мы легко обойдем и сделаем себя даже сильнее. А вот санкции технологические — вещь гораздо более опасная. Придется прорывать блокаду по чувствительным технологиям. Надо больше посылать специалистов за рубеж. То есть парадоксальным образом санкции нас принуждают не к изоляции, а к гораздо более активной политике вовне. У нас уже есть определенный опыт. Например, ответом на санкции против Советского Союза в связи с вводом войск в Афганистан стало создание машиностроения для нефтехимической промышленности и ряда других отраслей наукоемкой промышленности, которых до этого в стране не было.

— Вы говорите про то, какие уроки из санкций извлек Советский Союз. Очень многие сейчас отмечают возвращение в России советских традиций. Первомай вот вернулся на Красную площадь. Какие чувства вы испытываете по этому поводу?

— За последние 20 лет мы потеряли очень значительную часть нашего культурно-исторического наследия. Мы во многом утратили чувство солидарности, чувство взаимной ответственности. Деградация нравственно-культурной среды сегодня столь глубока, что заставляет задуматься о будущем нашего общества и нашей страны. Смыслообразующими ценностями нашей культуры являются чувства социальной справедливости, общей ответственности, правды, первенства духовного над материальным. Это то, что нас отличает во многом от западного мира, где доминируют ценности индивидуализма и самообогащения. Импорт западных ценностей и подрыв ценностей наших делает наше общество безоружным. Вы делаете упор на советские символические образы. Они тоже являются частью нашей культуры, но мы должны вспомнить и о тех образах, которые были в дореволюционной России.

— Какие меры нужно предпринять, чтобы стагнирующая российская экономика возобновила рост?

— Почему мощности простаивают? Простое объяснение в том, что они устарели. Неправильный ответ. Мощности стоят, потому что нет долгосрочного кредита для освоения сложных производств. А его нет, потому что процентная ставка выше нормы рентабельности в обрабатывающей промышленности. Поэтому стоит задача расширения нерыночных залогов, удлинения кредитов, в том числе через банки развития. Второе структурное ограничение — у нас не хватает трудовых ресурсов. Это связано с низкой производительностью труда. Если мы модернизируем экономику, у нас не будет потребности в избыточных трудовых ресурсах мигрантов.

— То есть стимул должны дать денежные власти через каналы кредитной политики? Это чревато инфляцией, которая и так не самая низкая…

— Любые инструменты экономического регулирования обоюдоострые. В эпоху подъема китайской экономики темпы монетизации экономики были исключительно высокими. То же самое было в период японского экономического чуда. У нас сегодня отношение кредита к ВВП составляет порядка 50%, у наших конкурентов — 80—100%, у некоторых — 200%. Понятно, что если деньги просто раздавать, как это бывало раньше, то эмиссия приведет к дальнейшему падению курса рубля и инфляции. Если мы правильно выстроим денежно-кредитную политику и замкнем контуры рефинансирования в рамки реального сектора и инвестиций в модернизацию научно-технического потенциала, то получим позитивный антиинфляционный эффект.

Личные счеты

— Вы попали в санкционные списки. Вам лично это мешает?

— Нет, скорее помогает. Не надо тратить время на зарубежные поездки. А творческому сотрудничеству это не мешает. Мы с зарубежными коллегами сейчас заканчиваем книгу о евразийской интеграции. Ее авторы — из Америки, европейских стран, из Китая, Индии. Редактирует гражданин Канады польского происхождения. Замечу, что мои коллеги по научному сообществу крайне возмущены введением санкций, которым подвергаются, как правило, люди наиболее активные. Для меня это не было удивительным, потому что я последовательно говорю правду о том, что США несут ответственность за преступления, которые совершает киевская хунта. А правда, как известно, глаза колет.

— В СМИ писали, что вы были вкладчиком Моего Банка и предпринимали действия по урегулированию ситуации вокруг него, в частности, ратовали за санацию, а не за отзыв лицензии. Это действительно имело место?

— У меня лично вкладов там не было. Но травля в печати, которая была развернута вокруг Глеба Фетисова, я убежден, имела какие-то мотивы. Инсинуации не имели под собой никакой объективной информации, скорее это были попытки очернить Фетисова. Я его знаю очень давно, он мой соавтор по Академии наук, мы выпустили с ним несколько книжек по теории длинных волн. Это добросовестный человек, который всегда стремился выполнять свои обязательства. Просто банк был поставлен в такую ситуацию, когда попытки его акционеров обеспечить выполнение обязательств перед вкладчиками не были поддержаны денежными властями, вследствие чего банк лишили лицензии.

Слабость доллара может нанести серьезный ущерб инвесторам, вкладывающимся в долларовые активы, поскольку в ближайший год американская валюта может обвалиться по отношению к евро на 36%, сказал Reuters топ-менеджер AG Bisset Ульф Линдал.

Реклама

Аналитик отметил, что несмотря на уже свершившееся заметное падение доллара к корзине сопоставимых валют сейчас все еще есть хорошая возможность избавиться от американской валюты.

Отметим, что с начала года доллар действительно просел по отношению к евро: если 1 января курс был $1,12 за единицу европейской валюты, то сейчас он составляет $1,18 за евро (падение на 5,3%).

Опрошенные «Газетой.Ru» аналитики отметили, что

вероятность реализации такого сценария в целом существует, хотя прогнозы Линдала чересчур негативные.

Так, аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин утверждает, что оценочный диапазон закрытия первого и второго полугодия 2021-го в паре евро-доллар составляет 1,05-1,43 и 1,25-1,69.

Другие эксперты в целом отнеслись к прогнозу Линдала со скепсисом. Руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев сказал, что снижение доллара по отношению к евро — временное явление, и, скорее всего, разворот случится после президентских выборов в США. Дело в том, что слишком сильный евро вредит экспортоориентированной экономике ЕС, поскольку из-за этого товары, произведенные в Евросоюзе, дорожают для американского покупателя.

Эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Дмитрий Бабин считает, что

достигнутый на этой неделе двухлетний максимум курса в $1,2 за евро — предел роста европейской валюты в среднесрочной перспективе. Евро и так достаточно сильно подорожал с мая — более чем на 10%.

Бабин отметил, что это произошло на фоне ожиданий более быстрого восстановления европейской экономики по сравнению с американской. Но на практике все происходит иначе.

«Угроза второй волны пандемии в ЕС, усилившаяся в последнее время на фоне всплеска заболеваемости коронавирусом, может вызвать более глубокий и продолжительный экономический кризис в регионе, что будет способствовать снижению евро», — предположил эксперт.

Но есть и обратные риски, которые могут привести к реализации сценария, при котором доллар будет падать по отношению к евро. Артем Деев из AMarkets сказал «Газете.Ru», что общая нестабильность в США в любом случае влияет на курс доллара, и его снижение по отношению к другим валютам остается возможным.

Александр Осин из «Фридом Финанс» добавил, что потенциальное ускорение инфляции под влиянием реализуемых сейчас и уже реализованных с периода ипотечного кризиса 2008 года мер стимулирования в США вкупе с ростом ставок приведет к удорожанию доллара как глобального средства платежа, хранения, фондирования и обмена. Поэтому интерес бизнесменов и инвесторов может переключиться на другие национальные валюты.

Как это скажется на рубле

Если доллар будет снижаться к евро, то рубль будет укрепляться к американской валюте, а к евро он будет слабеть, уверен Артем Деев из AMarkets. Но даже если к концу года произойдет разворот и американская валюта снова подорожает, рубль все равно окажется в минусе.

«Рубль в любом случае будет терять позиции по отношению к доллару и евро и может выйти за рамки 77-80 в паре с долларом и 90 в паре с евро к началу 2021 года»,

– констатирует эксперт.

Дмитрий Бабин из «БКС Брокер» привел несколько иное мнение, но по рублю прогноз эксперта все равно звучит негативно.

«Если доллар все же будет снижаться на мировых рынках, это, конечно, окажет умеренную поддержку рублю, как и другим валютам развивающихся стран, поэтому рубль будет сдержанно укрепляться к доллару, но по отношению к евро будет нести более серьезные потери, — сказал эксперт «Газете.Ru». — То есть рубль, скорее всего, сохранит относительную слабость, особенно в случае роста доллара на мировом рынке».

Давайте меняться

В свете приведенных прогнозов автоматически возникает вопрос, стоит ли россиянам, которые держат часть своих средств в долларах, менять их на евро. На этот счет мнения опрошенных «Газетой.Ru» экспертов разделились.

Александр Осин из «Фридом Финанс» считает, что

такая стратегия в среднесрочной перспективе может помочь сохранить или даже приумножить накопленные средства. Ее результаты хорошо заметили россияне, обменявшие рубли на обе валюты в начале года: за это время доллар подорожал на 21,3%, а евро — на 28,7%.

Впрочем, эксперт предостерег, что евро, как и доллар, тоже является глобальной валютой, и ей тоже присущи долгосрочные риски. «В 65% случаях повышение или снижение за 12-месячный период курса доллара к рублю сопровождается соответственно повышением или снижением и курса евро к рублю. Эта вероятность увеличится на 24-месячном отрезке», — сказал эксперт.

Артем Деев из AMarkets тоже не рекомендует сломя голову менять все доллары на евро, а советует присмотреться к политике Банка России.

«Регулятор не совершает пока таких операций, а просто держит мультивалютную корзину из нескольких валют и золота. Россиянам стоит поступать так же: часть средств держать в рублях на непредвиденные нужны, часть — в долларах и евро. Можно использовать валюты других стран, а также можно приобретать золотые монеты», — поясняет аналитик.

Дмитрий Бабин из «БКС Брокер» не видит смысла резко перекладываться в евро из долларов, поскольку риск падения европейской валюты достаточно существенный. А при выборе альтернативных доллару валют стоит присмотреться к швейцарскому франку.

Держать в банке — не вариант

Еще одна проблема, связанная с хранением сбережений в евро — отрицательные ставки ЕЦБ, из-за которых многие банки давно не принимают вклады в европейской валюте, а те, которые все еще принимают ее на депозиты, дают символические 0,01% (отрицательные ставки в России они не могут вводить по закону). Но учитывая инфляцию, реальная ставка по такому депозиту все равно выходит отрицательной.

При этом

некоторые банки начиная с августа уже вводят своего рода «налог» на европейскую валюту. То есть если клиент просто держит ее на валютном счете, банк может взимать с него комиссию за обслуживание самого счета.

Хранить евро в банковской ячейке тоже не совсем уместная идея, поскольку этот способ съест еще больше денег, чем комиссия по счету.

Стоит отметить и то, что у россиян есть не так много способов выгодно инвестировать европейскую валюту на той же бирже. Зачастую акции и облигации на российских биржах можно купить либо за рубли, либо за доллары.

Но для тех, кто больше верит в потенциал европейской валюты, некоторые варианты остаются.

«На Московской Бирже есть небольшой выбор корпоративных облигаций российских эмитентов, номинированных в евро. Однако эти инструменты недостаточно ликвидные, и в целом доходность облигаций и банковских депозитов, номинированных в евро, ниже, чем в других валютах», — отметил Дмитрий Бабин из «БКС Брокер», подчеркнув, что снижение курса евро может принести весьма заметный убыток.

Александр Осин из «Фридом Финанс» привел еще один вариант — размещение депозита у форекс-дилера с хорошей репутацией и открытие длинной позиции по евро на рынке маржинальной торговли с минимальным «плечом». Но подробно останавливаться на этом способе смысла нет, так как он доступен только квалифицированным инвесторам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *