Донос в ФСБ

Директор Федеральной службы безопасности (ФСБ) РФ Александр Бортников. Сергей Гунеев / РИА Новости

ФСБ станет не только самой влиятельной, но и самой коррумпированной силовой структурой в стране, если обретет право вести одновременно оперативную работу и следствие в отношении спецсубъектов. Так считает большинство экспертов.

Сотрудники ФСБ осуществляют оперативно-розыскную деятельность в отношении прокуроров, следователей и адвокатов, то есть спецсубъектов — лиц, обладающих специальным статусом. А следствие же в отношении данной категории лиц ведет только Следственный комитет РФ. Законопроект, поступивший от депутата Алексея Александрова на рассмотрение председателю Госдумы Вячеславу Володину предполагает наделение ФСБ правом возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов.

Мотивы. Реформы. Следствие.

По предложению народного избранника соответствующими полномочиями наделят главу следствия федеральной службы безопасности. Ведение следствия чекистами, считает автор законопроекта, повысит эффективность предварительного следствия в отношении прокуроров и следователей. Кроме того, депутат предложил наделить ФСБ правом изымать дела у других следственных органов. Для этого представители ведомства должны обратиться с соответствующим ходатайством к генпрокурору или его заместителям.

Эксперты разошлись во мнениях относительно эффективности указанных мер, которые предпринимаются по борьбе с коррупцией

«То, что сейчас предлагается в Госдуме — лишь расширение уже имеющихся полномочий. Ведь Путин одним из своих лозунгов сделал борьбу с коррупцией, а чтобы успешно вести эту борьбу нужно передать полномочия одной из спецслужб». — считает Валерий Малеванный, генерал ФСБ, историк спецслужб.

«Похожий законопроект был ранее предложен в отношении прокуратуры. То есть, прокурорам предлагалось право изымать дела для проведения более тщательного расследования. — говорит заместитель председателя Комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев. — Главное, чтобы работало по всем субъектам. И, наверное, такая функция больше подошла бы все-таки прокуратуре».

Мнение экспертов о том, что законопроект предложенный Алексеем Александровым, мало чем поможет в борьбе с коррупцией — тоже имеет право на существование. Специалисты все больше склоняются к мнению о том, что перераспределение полномочий в сложившейся в России ситуации — мера неэффективная и запоздалая.

«Проблема в том, кто заказывает антикоррупционные дела. ФСБ действует на стороне политических сил, которые расправляются с конкурентами. Пример Улюкаева и Сечина показателен. А ФСБ сыграла роль топора. Поэтому я, в данном случае, не стал бы особо обращать внимание на то, какое ведомство занимается данной деятельностью. Есть закон, в рамках которого действуют правоохранительные органы, — считает политолог Павел Тарусин. — Но это — компанейщнина, а нужна системная борьба. Подставляют колбасой, решаются личные счеты, устраняются конкуренты… Скажут ФСБ заниматься уголовными делами, следить за происходящим в этой сфере — будут заниматься. Не скажут — не будут. А определенный уровень неприкосновенности, как был так и останется. Зависит от положения того или иного чиновника. Мэр или префект — это не тот уровень, на котором можно проводить борьбу с коррупцией. Все решается на более высоком уровне.»

«Видимо, такое явно запоздалое решение было принято исходя из того, что ФСБ — менее коррумпированная структура, нежели, например, суды. Но, все равно, может получиться так, что дела будут передаваться из одной коррумпированной структуры в другую. А чтобы этого не происходило, надо создавать какую-то независимую не коррумпированную структуру. Например, масонскую ложу по борьбе с коррупцией. Они же совсем некоррумпированы». — считает политолог Сергей Марков.

Главный редактор Первого Антикоррупционного СМИ, Дмитрий Вербицкий считает, что закон излишне усилит одну силовую структуру по отношению к другим, что может, напротив, привести к еще большим злоупотреблениям со стороны ФСБ и давлением на прокуратуру и следствие.

«ФСБ не исключение, она также поражена коррупцией, как все правоохранительные, надзорные и судебные органы. Тактически эта инициатива будет верной в настоящее время, только при единственном условии — если ФСБ взяла курс на самоочищение, и такой мощнейший процессуальный ресурс окажется в здоровых руках. Тогда можно будет временно остепенить коррумпированные сообщества прокуроров и следователей, защитивших себя от правосудия статусом спецсубъекта. Забыты в этом законопроекте остались ключевые субъекты — судьи. А стратегически — это решение кардинально не изменит ситуацию, а может только ухудшить, нужна перезагрузка работы всей правоохранительной и судебной системы и борьбы с коррупцией». — уверен главред ПАСМИ Вербицкий.

Эксперты выражают опасения, что усиление ФСБ — очередной шаг к закручиванию гаек, которое не решит проблемы борьбы с коррупцией, а станет инструментом борьбы элит за власть.

Напомним, что в декабре этого года в Кремле рассматривали инициативу по реформированию следственных органов страны.

Работа с анонимками в нашей стране имеет плохую предысторию. Впрочем, сейчас, уверены эксперты, история не повторяется. Согласно проекту учету, регистрации и проверке подлежат анонимные сообщения, в которых содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении. Иногда информация, которой хочет поделиться человек, настолько опасна, что ему страшно ставить свою подпись. Между тем эта информация может спасти чьи-то жизни.

Когда-то — именно из-за плохой предыстории — работа с анонимками в государственных ведомствах была прекращена. Слишком часто безымянные бумажки разбивали чью-то жизнь. Поэтому теперь их положено выбрасывать в корзину. Однако для спецслужб и правоохранителей все-таки приходится делать исключение. «Согласно Закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» анонимные заявления не рассматриваются, — говорит доктор юридических наук Иван Соловьев. — Однако существуют отдельные ведомственные инструкции, которые допускают рассмотрение анонимных заявлений об актах терроризма».

Обыватели при словах «анонимки» и спецслужбы обычно вспоминают 37 год. Прошлого, естественно, века. Однако связывать репрессии с анонимками все-таки не совсем правильно. Действительно, масса людей в те мрачные годы попадали в тюрьму по ложным доносам. Однако доносы в большинстве своем не были анонимными, спецслужбы, как правило, прекрасно знали их авторов. Другое дело, что имена доносчиков, конечно, не разглашались.

Анонимкой по действующему закону считается даже письмо с фамилией автора, но без адреса

«Когда я писал кандидатскую работу по истории, мне пришлось изучить немало материалов в архивах ФСБ, — рассказал недавно «РГ» действующий офицер, защитивший диссертацию по истории органов безопасности. — Читать приходилось в том числе и доносы 20-х и 30-х годов. Весьма занимательное чтение. Многие бумаги были написаны хорошим литературным языком. Но донос был своего рода игрой в русскую рулетку. Руководство, получив сигнал, решало, нужен или нет человек, на которого написали. Если нужен, никакой компромат его не мог свалить, зато вполне могли разобраться с доносчиком. Если же решали, что человек не нужен, его, как говорится, пускали в расход. Такие были времена».

Анонимки же, по его словам, стали культовым средством расправы уже позже, и судьбы людям ломали не спецслужбы, а райкомы, обкомы и т.п. Тогда было принято пропесочивать людей на парт и других собраниях. А отправить человека на мытарства перед коллективом вполне могла грязная безымянная бумажка, написанная, быть может, из зависти. Именно поэтому в свое время было большим достижением принятие правил, что анонимные сообщения в государственных органах не рассматриваются.

Недавно, кстати, «РГ» опубликовала закон, уточняющий понятие анонимки. По предыдущему положению, ответ не давался, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина или почтовый адрес. Получалось, если указано что-то одно, письмо вроде как не анонимка. Однако фамилия часто вовсе ничего не значит, нужны еще какие-то данные, позволяющую установить личность человека. Поэтому сейчас ответы положено давать, если в письме указаны и фамилия, и адрес. Иначе будет анонимка. Тот же закон, к слову, предусматривает, что анонимки с сообщениями о преступлениях могут браться в работу.

Такой же принцип закреплен и в проекте приказа ФСБ. «На письменное обращение, не содержащее фамилии гражданина, направившего обращение, или почтовый адрес (адрес электронной почты), по которому должен быть направлен ответ, ответ не дается. Такое обращение на основании письменного решения руководителя, начальника органа безопасности либо другого уполномоченного им должностного лица может быть признано анонимным и приобщено к соответствующему делу или уничтожено в установленном порядке», — говорится в документе.

«Здесь также следует не забывать о главном принципе — разумности, — считает Иван Соловьев. — Важно рассматривать лишь конструктивные обращения граждан. Хотя от неадекватных обращений никто не застрахован, и их порой бывает очень много. Так как нужно будет отделять подобные заявления из общего потока, анализировать, можно спрогнозировать увеличение нагрузки на аналитиков ведомства». По его словам, если же говорить о возможных злоупотреблениях, то злоупотреблять можно и без анонимности. Ведь под нее, при желании, можно подвести любую информацию. Анонимность же может спасти, когда человек знает нечто важное, но боится за себя. На хамские же обращения в ФСБ отвечать по существу не будут. Человеку лишь вежливо укажут на его невоспитанность.

«Если в поступившем обращении содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица органов безопасности, а также членов его семьи, то оно может быть оставлено без ответа по существу поставленных в нем вопросов», — сказано в проекте. «В этом случае гражданину, направившему обращение, сообщается о недопустимости злоупотребления правом». При этом обращение может быть направлено в соответствующий орган безопасности или государственный орган для принятия необходимых мер по предотвращению возможных противоправных действий. Например, если в письме содержатся реальные угрозы, ответить просто вежливой отпиской было неправильно. Кстати, обратиться в ФСБ можно не только обычным письмом, но и по электронной почте.

Ответ человек также может получить на бумаге или по Интернету. Как захочет. Любопытно, что в прошлом году был опубликован приказ с новыми квалификационными требованиями к чекистам. Теперь сотрудники ФСБ должны быть на «ты» с компьютером. Чекисты должны иметь навыки «работы в операционной системе, управления электронной почтой, работы в текстовом редакторе, работы с электронными таблицами, работы с базами данных».

Кстати

Проект инструкции ФСБ о работе с обращениями граждан предусматривает еще важное положение: автору письма должны дать возможность знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения его обращения, если в документах нет государственных и иных охраняемых законом секретов. Знакомить граждан с документами и материалами будут в приемных, о результатах ознакомления составляется справка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *