Доступ к правосудию

УДК 343.11:343.211.5

Бородинова Татьяна Геннадьевна

доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия

ПРАВО ГРАЖДАН НА СВОБОДНЫЙ ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ: ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, СУБЪЕКТЫ

Borodinova Tatyana Gennadyevna

THE CITIZENS’ RIGHT TO ACCESS TO JUSTICE: THE CONCEPT, CONTENT, ENTITIES

Аннотация:

Опираясь на международно-правовое и национальное правовое толкование, автор формулирует понятие права граждан на доступ к правосудию. При этом данная процессуальная категория расценивается в качестве неотделимого первоначального элемента права на судебную защиту. Вниманию предлагается расширенное внутреннее содержание права на доступ к правосудию, включающее комплекс процессуальных условий и охватывающее все стадии уголовного судопроизводства. Подчеркивается тождественность круга субъектов права на свободный доступ к правосудию и субъектов права на судебную защиту. В качестве иллюстрации восприятия исследуемой процессуальной категории гражданами приводятся отдельные данные социологического опроса, проведенного в связи с исследованием настоящего вопроса.

Ключевые слова:

суд, защита прав граждан, уголовное судопроизводство, право на судебную защиту, справедливое судебное разбирательство, правовые позиции суда, правосудие, доступ к правосудию, гарантии права.

Охраняемые права и интересы граждан в Российской Федерации в случае их нарушения либо ограничения могут быть восстановлены посредством реализации гражданами права на судебную защиту, обеспеченного высочайшей конституционной гарантией (ст. 46 Конституции РФ). Эффективность самого обращения в суд зависит от условий, гарантирующих отсутствие каких-либо препятствий к реализации права на получение судебной защиты. Одной из таких важнейших гарантий является сформированный в уголовно-процессуальном праве институт свободного доступа к правосудию. Следует признать, что данный институт обладает уже достаточно устоявшимся механизмом функционирования в процессе правоприменения, но естественное его развитие в условиях перманентно реформируемого уголовно-процессуального законодательства не может не выявлять новых отдельных проблем его реализации. Это, в свою очередь, актуализирует неослабевающий интерес к нему как теоретиков судебного права, так и непосредственных правоприменителей.

Нельзя не признавать многоаспектность проблемы доступа граждан к правосудию, что обусловлено спецификой организации и производства в каждой стадии уголовного судопроизводства, различными целями, преследуемыми его участниками, различным характером возможных препятствий на пути к правосудию. Вместе с тем выявление возможных методов разрешения разнородных проблем обеспечения доступа к правосудию требует уяснения правового смысла термина «доступ к правосудию», выявления его внутреннего содержания.

Право на доступ к правосудию находится в системе правовых гарантий права на судебную защиту, при этом оно выступает в качестве обязательного первоначального «права-условия», предваряющего начало инициации процедуры судебной защиты. При отсутствии свободного, беспрепятственного доступа граждан к судебной защите механизм защиты нарушенных прав человека остается обездвиженным. И в этом отношении совершенно точно доступ к правосудию в научной литературе определяется как имеющий «значение «запускающего механизма» и необходимого условия реализации судебной власти» .

Как процессуально-правовой феномен, доступ к правосудию базируется на серьезной нормативной основе международного уровня. Он находит свое выражение в таких известных обще-

принятых международных актах, как Всеобщая декларация прав человека (ст. 8), Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 14), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 6).

Доступ к правосудию, согласно международно-правовому толкованию, сосредоточивает в себе комплекс процессуальных гарантий, направленных как на обеспечение самой беспрепятственной возможности обращения к судебному механизму защиты прав любых лиц, нуждающихся в этом, так и на гарантирование справедливости непосредственно судебного разбирательства.

В судебный терминологический оборот «доступ к правосудию» вводится Европейским судом по правам человека (далее — ЕСПЧ), раскрывшим его общее содержание в деле «Голдер против Соединенного Королевства». Смысл данного термина в указанном деле выводится посредством толкования п. 1 ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции о защите прав человека и основных свобод и заключается в том, что предоставляемые сторонам процессуальные гарантии справедливого судебного разбирательства не могут восприниматься без возможности практически пользоваться ими, иными словами, они теряют всякий смысл при отсутствии доступа к суду. Таким образом, под доступом к правосудию ЕСПЧ предлагает понимать беспрепятственную возможность передачи любого спора о гражданских правах и обязанностях на рассмотрение суда .

В последующей судебной практике ЕСПЧ расширил и более детально конкретизировал содержание права на свободный доступ к правосудию, указывая, что как нарушение права на доступ к суду следует признавать запрет или препятствие для возбуждения уголовного дела, обращения в суд, чрезмерно высокий размер пошлины, невозможность получения бесплатной юридической помощи при сложной процедуре обращения с иском , ограничение доступа обвиняемого и его защитника к материалам уголовного дела, нарушение разумных сроков судебного разбирательства , неуведомление о времени судебного заседания судом надзорной инстанции и др.

Анализ правоприменительной практики ЕСПЧ позволяет прийти к выводу, что право на свободный доступ как возможность беспрепятственного обращения в суд каждого, чьи права и интересы нарушены, включается в систему процессуальных гарантий справедливого судебного разбирательства. Кроме того, из правовых позиций ЕСПЧ усматривается место доступа к правосудию в системе таких судебных гарантий, как право на независимый и беспристрастный суд, созданный на основе закона, право на разумный срок судебного разбирательства, право на публичное судебное разбирательство, право на мотивированное решение, право на пересмотр судебного решения и др., находящихся «в преддверии» реализации права на справедливое судебное разбирательство, связанного как с беспрепятственной инициацией судебного производства в целом, так и со свободой реализации прав участниками во всех отдельных этапах судопроизводства.

Отечественную нормативную основу права граждан на доступ к правосудию составляют положения Конституции РФ (ст. 45, 46, 52). Самостоятельного нормативного закрепления в качестве принципиального положения в рамках УПК РФ доступ к правосудию не получил. В содержании УПК РФ этот термин применяется лишь единожды, в ст. 125 УПК РФ. Однако это положение выравнивается за счет учета конституционно-правового толкования доступа к правосудию Конституционным судом РФ. В частности, уже стала хрестоматийной его позиция о допустимости признания правосудия «таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах», при этом доступность правосудия определяется как одна из гарантий права на судебную защиту . Как ограничение права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда Конституционный суд РФ расценивает «незаконное и необоснованное продление сроков предварительного расследования, а тем более приостановление производства» ; ограничение права потерпевшего довести свою позицию до сведения суда в судебных прениях и др. Приведенные примеры, конечно же, не охватывают всей практики Конституционного суда РФ, касающейся выявления свойств института «доступ к правосудию», но в целом анализ позиций Конституционного суда РФ позволяет установить его органичную связь с другим важным институтом — справедливого судебного разбирательства.

Доступ к правосудию как уголовно-процессуальная категория неоднократно исследовался учеными, и в юридической литературе можно встретить различные подходы к определению данного понятия . Вместе с тем точка зрения о том, что доступ к правосудию есть открытая «возможность обращения в суд», разделяется большинством ученых-процессуалистов. Полагаем, что это и есть содержательное ядро в смысле термина «доступ к правосудию».

Таким образом, под доступом к правосудию в уголовном судопроизводстве мы предлагаем понимать возможность лиц, чьи права и законные интересы были нарушены преступлением либо ограничены в процессе осуществления уголовного преследования и разрешения уголовного дела по существу, беспрепятственно реализовать право на судебную защиту с целью восстановления нарушенных либо ограниченных прав.

Вопрос о внутреннем содержании права на свободный доступ к правосудию уже имеет свою разработанность в теории судебной власти, где он рассматривается в качестве принципа, включающего следующие основные элементы: «1) свобода и равенство доступа всех субъектов права к суду (субъектный элемент); 2) универсальность компетенции суда в предметном, территориальном и темпоральном аспектах (компетенционный элемент); 3) правило ординарного суда и должного судьи, включая запрет на существование чрезвычайных судов (институциональный элемент); 4) состязательность судебной процедуры (процессуальный элемент)» .

Применительно к особенностям внутреннего содержания доступа к правосудию в уголовном судопроизводстве можно выделить следующие компоненты — права граждан, представляющиеся в виде процессуальных возможностей каждого субъекта свободного доступа к правосудию: 1) беспрепятственно и незамедлительно обращаться в суд и органы предварительного расследования; 2) непосредственно участвовать в судебном разбирательстве дела независимым и беспристрастным судом; 3) получать в судебном порядке восстановление всех нарушенных прав и соответствующую компенсацию вреда, причиненного преступлением; 4) обжаловать в суд любые незаконные действия (бездействие) органов и должностных лиц, участвующих в осуществлении уголовного судопроизводства; 5) получать квалифицированную юридическую помощь на всех стадиях уголовного процесса, равно как и содействие в реализации прав участника уголовного судопроизводства со стороны суда; 6) получать копии всех процессуальных актов, принимаемых в ходе производства по уголовному делу, касающихся конкретного участника процесса, а также получить окончательное мотивированное решение по уголовному делу; 7) претендовать на рассмотрение уголовного дела в разумные сроки; 8) обжаловать в вышестоящие судебные инстанции правосудность итогового судебного решения по уголовному делу; 9) требовать и получать полное исполнение судебного решения по уголовному делу.

Относительно круга субъектов права на свободный доступ к правосудию можно утверждать о его тождественности с кругом субъектов на судебную защиту, который, как следует и из общепризнанного международного и российского законодательства, гарантирующего каждому судебную защиту его прав и свобод, распространяется на всех без исключения лиц: граждан РФ, лиц без гражданства, иностранных граждан, находящихся в пределах территории РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Неизменность данного положения подтверждается практикой Конституционного суда РФ, который включает в перечень субъектов права на судебную защиту, следовательно, и права на свободный доступ к правосудию всех лиц, права и интересы которых нарушены в связи с совершённым преступлением либо в процессе осуществления уголовного производства. Как подчеркивает Конституционный суд РФ, «правосудие по уголовным делам осуществляется при обеспечении права на судебную защиту как потерпевшим от преступлений, так и лицам, преступившим уголовный закон» .

В рамках исследования права граждан на свободный доступ к правосудию в условиях уголовного судопроизводства нами был проведен социологический опрос 76 граждан, участвующих в уголовном процессе на уровне судов первой инстанции в Краснодарском крае. Согласно результатам опроса, право на свободный доступ к правосудию 93 % граждан понимается как возможность беспрепятственного обращения в суд и правоохранительные органы за защитой своих нарушенных прав. Рассматриваемое право неразрывно связывается с правом на справедливое судебное разбирательство и именно в этом аспекте воспринимается 52 % респондентов. В качестве неотъемлемого элемента права на судебную защиту доступ к правосудию расценивается 43 % граждан, принявших участие в анкетировании.

В заключение отметим, что доступность правосудия как условие получения судебной защиты напрямую зависит от законной и обоснованной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляемой во всех стадиях производства по уголовному делу. Из этого следует вывод, что методы повышения доступности правосудия должны охватывать не только саму статичную систему правосудия по уголовным делам, но и конкретные виды уголовно-процессуальной деятельности всех субъектов, ее осуществляющих.

Ссылки и примечания:

1. Материал подготовлен в рамках реализации проекта РФФИ при поддержке гранта № 17-13-23011 (конкурс 2017 г.).

2. Воскобитова Л.А. Процессуальное регулирование доступа граждан к правосудию в уголовном судопроизводстве // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения : материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 2004.

9. Постановление Конституционного суда РФ от 15 янв. 1999 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 и 2 ст. 295 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 4. Ст. 602.

11. Судебная власть / под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. 720 с.

12. Постановление Конституционного суда РФ от 16 июля 2015 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 3-7 ст. 109 и ч. 3 ст. 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина С.В. Махина» . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

К такому выводу пришел Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного уголовного суда, рассмотрев 15 февраля жалобу на решение Апелляционного суда города Киева, в которой жалобщик утверждал о нарушении апелляционным судом его права на обжалование постановления следственного судьи, а следовательно, права на доступ к правосудию.

Жалобщик ссылался на нормы Конституции Украины, общие принципы УПК Украины, Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) и практику Европейского суда по правам человека, в частности решение «Голдер против Великобритании».

По материалам дела установлено, что Печерский районный суд города Киева постановлением от 16 января 2017 года удовлетворил ходатайство прокурора и назначил внеплановую документальную проверку жалобщику по вопросам соблюдения требований налогового, валютного и другого законодательства за период 1998-2016 годы. Апелляционный суд города Киева постановлением от 30 августа 2017-го отказал в открытии апелляционного производства на указанное определение следственного судьи.

Верховный Суд считает правильным вывод апелляционного суда о том, что при отсутствии в исчерпывающем перечне, указанном в ч. 1 ст. 309 УПК Украины, постановления следственного судьи об удовлетворении ходатайства следователя или прокурора о проведении внеплановой документальной проверки его апелляционное обжалование невозможно.

Кроме того, ч. 3 ст. 309 УПК Украины установлено, что жалобы на другие постановления следственного судьи обжалованию не подлежат и возражения против них могут быть поданы во время подготовительного производства в суде. Таким образом реализуется право человека на судебный контроль законности такого вида решения следственного судьи. Поэтому апелляционный суд обоснованно отказал в открытии апелляционного производства на основании требований ч. 4 ст. 399 УПК Украины.

Что же касается ссылок истца на то, что апелляционный суд оставил без внимания общие принципы уголовного производства, которыми обеспечивается право на апелляционное обжалование судебных решений, которые прямо не предусмотрены нормами УПК Украины, то они не основываются на законе из-за того, что преодоление пробелов процедуры, не предусмотренной УПК Украины, путем применения аналогичного процессуального порядка недопустимо, поскольку это приведет к пренебрежению отдельными правами и свободами, которые в равной степени гарантированы государством.

Суд также отметил, что отказ в открытии апелляционного производства на постановление следственного судьи не подлежит обжалованию, не является свидетельством ограничения доступа к правосудию, как об этом говорится в кассационной жалобе.

В постановлении Европейского суда по правам человека от 8 января 2008 г. о приемлемости жалобы №32671/02 по делу «Скорик против Украины» указано, что право на суд, одним из аспектов которого является право доступа в суд, не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям, особенно в отношении условий приемлемости жалобы. Однако эти ограничения не должны влиять на пользование правом таким образом и в такой степени, что его суть будет нарушена. Они должны отвечать законной цели, и здесь должна быть разумной степень пропорциональности между средствами, которые применяются, и целью, которую пытаются достичь.

При таких обстоятельствах наличие определенных в законе требований по обращению в суд высшего уровня в случае несогласия с судебным решением не является тождественным ограничению в доступе к правосудию, а следовательно, не означает ограничения в праве на справедливое судебное разбирательство.

Подробнее с текстом постановления можно ознакомиться по .

Ранее Верховный Суд разъяснял, в каких случаях ограничивается доступ к информации.

Доступ к правосудию является основным принципом верховенства права. В отсутствие доступа к правосудию люди не в состоянии добиться того, чтобы их голос был услышан, осуществлять свои права, вести борьбу с дискриминацией или привлечь к ответственности лиц, ответственных за принятие решений. В Декларации Совещания на высоком уровне по вопросу о верховенстве права подчеркивается право на равный доступ к системе правосудия для всех, включая представителей находящихся в уязвимом положении групп, и вновь подтверждается обязательство государств-членов принимать все необходимые меры для оказания справедливых, транспарентных, эффективных, недискриминационных и подотчетных услуг, которые способствуют доступу к системе правосудия для всех . Деятельность Организации Объединенных Наций по поддержке усилий государств-членов в целях обеспечения доступа к правосудию является одним из ключевых компонентов работы в области верховенства права.

Отправление правосудия должно быть беспристрастным и недискриминационным. В Декларации Совещания на высоком уровне по вопросу о верховенстве права государства-члены особо подчеркнули, что независимость судебной системы, наряду с ее беспристрастностью и целостностью, является важнейшим необходимым условием обеспечения верховенства права и недискриминации в процессе отправления правосудия .

В деле расширения доступа к правосудию система Организации Объединенных Наций работает с национальными партнерами в целях разработки национальных стратегических планов и программ по реформе сектора правосудия и оказания услуг. Подразделения Организации Объединенных Наций оказывают государствам-членам поддержку в укреплении правосудия в таких, например, областях, как: контроль и оценка; расширение прав и возможностей беднейших и социально изолированных слоев населения с целью получить ответ, а также средства правовой защиты в случае несправедливости; повышение эффективности правовой защиты, правовой грамотности и оказания правовой помощи; гражданское общество и парламентский надзор; решение проблем в секторе правосудия, таких, как жестокое обращение со стороны полиции, бесчеловечные условия содержания в тюрьмах, длительное содержание под стражей до суда и безнаказанность в отношении лиц, виновных в совершении актов сексуального и гендерного насилия и других серьезных преступлений, связанных с конфликтом; и укрепление связей между формальными и неформальными структурами.

Одним из главных препятствий для обеспечения доступа к правосудию является стоимость юридических услуг и представительства. Программы юридической помощи являются одним из центральных компонентов стратегий расширения доступа к правосудию. В Декларации Совещания на высоком уровне по вопросу о верховенстве права государства-члены взяли на себя обязательство принять все необходимые меры для оказания справедливых, транспарентных, эффективных, недискриминационных и подотчетных услуг, которые способствуют доступу к системе правосудия для всех, в том числе юридической помощи . В декабре 2012 года Генеральная Ассамблея единогласно приняла Принципы и руководящие положения Организации Объединенных Наций, касающиеся доступа к юридической помощи в системах уголовного правосудия (A/RES/67/187), первый международный документ о праве на юридическую помощь. Принципы и руководящие положения Организации Объединенных Наций устанавливают минимальные стандарты для права на получение юридической помощи в системах уголовного правосудия и обеспечивают практические руководящие указания относительно того, каким образом обеспечивать доступ к эффективной юридической помощи в уголовных делах.

Организация Объединенных Наций оказывает помощь в области развития и реформирования национальной политики и рамочных программ по оказанию юридической помощи и поддерживает наращивание потенциала государственных и негосударственных субъектов, которые предоставляют услуги по оказанию юридической помощи по гражданским, уголовным и семейным делам. Система Организации Объединенных Наций также поддерживает предоставление юридической помощи путем укрепления потенциала обладателей прав, расширения программ юридической помощи по расширению прав и возможностей правообладателей, в первую очередь малоимущих и маргинализированных групп населения, и оказания поддержки в распространении юридических знаний и проведении юридических консультаций и информационно-пропагандистских кампаний. С тем чтобы и далее вносить вклад в глобальную базу знаний по вопросам юридической помощи, система Организации Объединенных Наций приступила к проведению глобального исследования по вопросу о юридической помощи в целях сбора данных о текущем положении дел в области доступа к юридической помощи во всем мире.

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

УДК 347.9

Е. В. Пластинина

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ «ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ»

Серьезнейшим достижением человечества, позволяющим обеспечивать реализацию основных прав и свобод граждан, является доступное правосудие. Доступ к правосудию — средство гарантирования конституционного права на судебную защиту, обеспечения реальности ее получения, опосредованное наличием законодательно установленных процедур.

Ключевые слова: доступ к правосудию, право на судебную защиту, конституционное право, обеспечение доступа к правосудию.

Проблема доступа граждан к правосудию, несомненно, является одной из базовых применительно к условиям современных государственных систем, основанных на идее правового государства, разделения властей и существования основных или неотъемлемых прав человека.

Понятие права на доступ к правосудию в российской юриспруденции на настоящий момент еще не получило своего распространения. Такое право не закреплено ни в Конституции Российской Федерации, ни в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, ни в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации. Более того, текст международных договоров, участником которых является Россия, также не содержит формулировок о праве на доступ к правосудию. И, тем не менее, о наличии такого права и возможностях его национальной и международной зашиты нам позволяет говорить судебная практика международных органов, которая считает право доступа к суду особым и неотъемлемым аспектом права на судебную защиту.

Нарушения прав граждан в судебной системе позволяют говорить о том, что в большинстве случаев нарушается именно право доступа к правосудию -не все граждане и не при любых обстоятельствах имеют реальную возможность защищать свои права в суде, возможность обращения в суд. Доступ к правосудию является сегодня категорией не только процессуальной, но и конституционно-правовой. Право на доступ к правосудию признается в качестве основных прав человека и гражданина.

Статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы провозглашаются высшей ценностью. Право каждого на свободный доступ к правосудию закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых документах. В Российской Федерации право каждого на защиту прав и свобод, в том числе и на судебную защиту, закреплено в статьях 45, 46 и 52 Конституции РФ.

Фундаментальным принципом судебной власти является конституционное закрепление самой возможности беспрепятственного, вне зависимости от субъекта-заявителя и субъекта-нарушителя, обращения в суд. В качестве одного из неотъемлемых прав человека оно закреплено в статье 46 Конституции

2. Вопросы публичного права России и зарубежных стран

Российской Федерации, статьях 32 и 37 Конституции Японии1, статье 24 Конституции Италии1 2, ст. 19 Основного закона ФРГ3 и конституциях многих других государств мира.

Идея беспрепятственного доступа к суду была признана международным сообществом в качестве одной из фундаментальных еще в 1948 году, когда Генеральная Ассамблея ООН одобрила Всеобщую декларацию прав и свобод человека. Статья 10 этого документа содержит основные элементы права на доступ к правосудию, а именно: «Каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». В дальнейшем эта конструкция была развита в части 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого в 1966 году, в которой более четко сформулирован институциональный элемент, определивший суд не только как независимый и беспристрастный, но и как компетентный и созданный на основании закона. В данный момент полная формула принципа свободного доступа к правосудию содержится и в Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, которая гласит, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона4.

Впервые право доступа к суду по гражданским делам в качестве основного права было признано Европейским судом по правам человека в связи с делом Голдер (Golder) против Соединенного Королевства (1975), где «право на суд» рассматривается как совокупность нескольких взаимосвязанных элементов:

— право доступа к суду (возможность инициировать судебное производство);

— гарантии, относящиеся к организации состава суда (наличие «надлежащего суда»);

— гарантии, относящиеся к движению процесса (справедливость судебного разбирательства5.

В Российской Федерации отсутствует развернутая формула принципа доступа к правосудию любого субъекта права в случае, если его права нарушены

1 Конституция Японии . Доступ из справочной правовой системы «Гарант» (дата обращения 23.01.2013).

4 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета. — 1955. — 5 апр. — ч. 1 ст. 6.

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

или предположительно нарушены, а точнее, она содержится в норме части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации имплицитно. Слово «каждый» (несмотря на то, что статья помещена в главе 2 «Права человека» Конституции), безусловно, обозначает любого субъекта права и индивидуального, и коллективного, и частного, и публичного. Эта позиция нашла свое выражение во многих нормах федеральных законов, целом ряде решений Конституционного суда Российской Федерации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сущность, содержание понятия «доступа правосудия» является объектом исследований российских ученых, что определяет существование различных научных подходов к данному понятию. Так, М. И. Клеандров указывает, что правосудие можно охарактеризовать как способ осуществления государственной власти, точнее, её судебной власти. Правосудие, как это следует даже из написания этого слова, состоит из двух частей: право и суд… правый (в смысле «основанный на праве») суд- а судопроизводство и судоустройство являются неотъемлемой компонентой понятия «правосудие»1 2. Д. Козак определял доступность правосудия как наличие институциональных и процессуальных гарантий, обеспечивающих право потенциальных участников процесса получить справедливое правосудие3. Р. М. Масладжиу указывает, что «доступность правосудия представляет собой гарантированную законом возможность для заинтересованных лиц инициировать судебный процесс в любой его стадии и получить судебную защиту посредством вынесения законного и обоснованного судебного акта»4. И. А. Приходько понимает право доступа к суду применительно к отечественной правовой системе как составную часть права на судебную защиту, а именно на процессуальную составляющую этого права, связанную с реализацией права на судебную защиту при обращении в суд в ходе судебного производства5. Н. М. Чепурнова полагает, что правосудие является самостоятельной формой судебной деятельности, осуществляемой только судебной властью, по обслуживанию и защите интересов человека и гражданина6.

Таким образом, общей категорией для приведенных позиций является гарантированность. Интересной представляется точка зрения, раскрывающая правовую природу гарантирования. Гарантирование — разновидность обеспечения, т. е. такой особенной формы всеобщего взаимодействия элементов дей-

1 Клеандров М. И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. -М.: Волтерс Клувер, 2006. — С. 14.

2 Там же. — С. 15-16.

3 Козак К. Суд в современном мире: проблемы и перспективы // Российская юстиция. -2001.

6 Чепурнова Н. М. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии теории и государственно-правовой практики. — Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 1999. — С. 62.

2. Вопросы публичного права России и зарубежных стран

ствительности, при которой одни элементы (или продукты их деятельности) выступают условием существования или функционирования других элементов. Появление в данной сфере субъекта социального (в первую очередь государственного) управления требует (для достижения целей такого управления) усиления ординарного обеспечительного воздействия в отдельных аспектах, что достигается с помощью дополнительных средств (гарантий). Гарантии призваны осуществлять специальное (повышенное) обеспечение, выступая дополнительными мерами, средствами и способами, целенаправленно создающими в комплексе требуемые условия (среду) существования и функционирования обеспечиваемого объекта1.

Бесспорно, право на доступ к правосудию существует для каждого, но по воле властных субъектов человек может быть лишен этого права. Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд. В соответствии с толкованием решения Европейского суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию1 2.

Верховный суд Российской Федерации в Обзоре законодательства сформулировав позицию о содержании права доступа к правосудию, указывает, что право на доступ к правосудию включает в себя не только право возбудить иск в порядке гражданского судопроизводства, но и право на получение разрешения спора в суде, при этом решение суда, вступившее в законную силу, подлежит исполнению безотлагательно3. Согласно ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»4, вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации подлежат неукоснительному исполнению на всей территории России. Совершенно очевидно, что без исполнения судебных постановлений, вступивших в законную силу, весь предшествующий процесс судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов становится бессмысленным, а право на доступ к правосудию — нереализованным5. Реальный доступ к суду предполагает само обеспечение права на судебную защиту. Право доступа к суду не может считаться обеспеченным в отсутствие справедливого судебного разбирательства и наоборот.

2 Европейский суд по правам человека. Избранные решения. — М., 2000. — Т. 1. — С. 45-46.

5 Жуйков В. М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. — М.: Статут, 2006. -283 с.

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

В Российской Федерации право на суд и право на судебную защиту законодательно не разделяются. Право на судебную защиту включает в себя все аспекты права на суд, в том числе и право доступа к суду.

Правосудие непосредственно влияет на развитие конституционализма в нашей стране, создает баланс между государством и гражданином в правовой системе, между всеми ее элементами, позволяет обеспечить законную и справедливую реализацию прав и законных интересов граждан1.

Представляется, что доступ к правосудию следует рассматривать как средство гарантирования конституционного права на судебную защиту, обеспечения реальности ее получения, опосредованное наличием законодательно установленных процедур (подачи, рассмотрения и разрешения жалобы, заявления и иного документа компетентным судом, исполнения решения).

Е. V. Plastinina

LEGAL ASPECTS OF THE DEFINITION «ACCESS TO JUSTICE»

Keywords: access to justice, right for legal defense, constitutional law, securing access to justice.

ПЛАСТИНИНА Елена Вениаминовна — соискатель кафедры конституционного и административного права Марийского государственного университета, г. Йошкар-Ола.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Абдувалиева А. Ф. Предпосылки и перспективы внедрения электронной формы уголовного дела в деятельность судебных органов // Юридические исследования. — 2013. — № 5. — С. 150—164.

3. Александров А. С. О доктринальной модели современного доказательственного права России // Вестник Нижегородской правовой академии. — 2015. — № 5. — С. 7—11.

6. Быков А. Ю. Право цифровой экономики: некоторые народно-хозяйственные и политические риски. — М. : Проспект, 2018.

7. Гаврилов Б. Я. Роль института возбуждения уголовного дела в обеспечении прав потерпевших на их доступ правосудию // Вестник Сибирского юридического института МВД России. — 2018. — № 2 (31). — С. 19—27.

8. Гирько С. И. Производство по уголовному делу дознания в сокращенной форме: прогнозы и суждения // Российский следователь. — 2013. — № 21. — С. 2—5.

9. Зуев С. В. Цифровая среда уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Сибирский юридический вестник. — 2018. — № 4. — С. 118—121.

10. Кожокарь В. В. Возбуждение уголовного дела: вопросы теории и практики : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2016.

11. Марковичева Е. В. Элементы электронного правосудия в российском уголовном процессе // Современное уголовно-процессуальное право России: уроки истории и проблемы дальнейшего реформирования : сб. материалов Междунар. науч.-практ. конф., 20—21 октября 2016 г. — Орел, 2016. — С. 246—249.

13. Оконенко Р. И. Доказательственное право Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки в информационную эпоху: уголовно-процессуальный аспект // Юридический вестник СамГУ. — 2015. — Т. 1. — № 3. — С. 145—149.

14. Основы цифровой экономики : учебное пособие / колл. авт. ; под ред. М. И. Столбова, Е. А. Бренделевой. — М. : Научная библиотека, 2018.

15. Пастухов П. С. Электронное вещественное доказательство в уголовном судопроизводстве // Вестник Томского государственного университета. — 2015. — № 396. — С. 149—153.

16. Познанский Ю. Н. Электронное уголовное дело в решении проблемы расследования уголовных дел в разумные сроки // Труды Академии управления МВД России. — 2015. — № 1 (33). — С. 41—44.

18. Сидоров В. В. Актуальные вопросы применения современных цифровых технологий при реализации принципа обжалования в уголовном судопроизводстве России // Вестник Калининградского юридического института МВД России. — 2009. —№ 2 (18). — С. 217—220.

19. Сидоров Ю. В. Отличия в понимании сущности электронного правосудия в России и за рубежом // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Юридические науки. — 2015. — Август № 5. — С. 108—111.

20. Солдаткина О. Л. Возможности применения технологии блокчейн для информатизации судебной системы // Российская юстиция. —2019. — № 3. — С. 38—40.

21. Таболина К. А. Надзор прокурора за возбуждением и расследованием уголовных дел : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2016.

22. Чернышев В. Н., Лоскутова Е. С. Проблемы собирания и использования цифровых доказательств. — 2017. — Т. 12. — № 5. — С. 199—203.

23. Шваб К. Четвертая промышленная революция. — М. : Э, 2017.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *