Фактически и формально

Работе с обращениями граждан в Законодательном Собрании области всегда уделялось особое внимание. Однако в последнее время это направление, по сути, признано одним из приоритетных. Подробнее об этом мы попросили рассказать председателя Законодательного Собрания Павла Каменского.

— Павел Федорович, сколько обращений поступает в Законодательное Собрание?

— Сразу замечу, что наблюдается тенденция увеличения количества обращений. Это характерно как для прошлого, так и для текущего года. В 2006 году на мое имя поступило несколько сотен писем.

По итогам прошлого года повысился процент обращений, по которым приняты положительные решения. Это каждое восьмое обращение. Людям, проблемы которых не могли быть разрешены по объективным причинам, направлены аргументированные разъяснения.

Наибольшее количество обращений поступило из г. Калуги, Дзержинского, Жуковского, Боровского, Малоярославецкого районов области. Основными корреспондентами были люди старшего поколения, социально незащищенные граждане.

Большое количество писем поступает другим депутатам Законодательного Собрания. Так, в прошлом году только депутату Александру Бушину поступило более 1500 обращений граждан.

Все поступившие обращения и результаты их рассмотрения находятся на личном контроле председателя Законодательного Собрания или моих заместителей. Руководством Законодательного Собрания повышены требования к качеству рассмотрения обращений граждан комитетами и работниками аппарата. Эти вопросы рассматриваются на заседаниях комитетов, в управлениях, на еженедельных совещаниях. Работа с обращениями граждан в Законодательном Собрании области осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 г. №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации».

— Какие проблемы преобладают?

— В 38 обращениях авторы поднимают тему роста коммунальных услуг и восстановления льгот. Так, избиратели Калуги, Людинова, Сосенского, поселка Товарково, села Высокиничи Жуковского района в коллективных обращениях обеспокоены резким повышением цен на услуги ЖКХ, ростом цен на продовольствие, низкой заработной платой в бюджетных организациях и низкими пенсиями. Они пишут, что чувствуют ухудшение жизни. Имея мизерные доходы, многие просто не в состоянии оплатить услуги ЖКХ. Средний размер пенсии по области на 1 января 2007 года составляет немногим более 2800 рублей в месяц. После оплаты всех услуг у человека остается совсем незначительная сумма на питание, лекарства, одежду и другие расходы.

В текущем году напряженная ситуация сложилась с отпуском льготных лекарств. Я разделяю эту тревогу и обеспокоен состоянием лекарственного обеспечения в области. Но это проблема не только нашего региона, подобная ситуация складывается по стране в целом. Есть проблемы, которые, к сожалению, мы не можем решить на уровне области. Лекарственное обеспечение льготных категорий граждан — одна из таких. Она, может быть, и должна решаться на уровне федерального центра.

Поэтому на последнем заседании Законодательного Собрания мы приняли обращение к председателю Совета Федерации Сергею Миронову, председателю Государственной Думы Борису Грызлову и председателю правительства РФ Михаилу Фрадкову по вопросам дополнительного лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на государственную социальную помощь. Мы просим увеличить лимит финансовых средств для нашей области на реализацию дополнительного лекарственного обеспечения до 500 млн. рублей, выделить в отдельную федеральную программу лекарственного обеспечения некоторые категории больных, нуждающихся в дорогостоящем лечении, а также оптимизировать перечень лекарственных средств, отпускаемых по рецепту врача при оказании бесплатной медицинской помощи. Мы также убеждены, что корректировать вышеуказанный перечень достаточно один раз в год, а не по нескольку раз, как это происходит сейчас. Все это очень мешает людям, а мы прежде всего должны исходить из интересов граждан.

Постановление об обращении было принято единогласно, а его появлению предшествовала кропотливая работа депутатского корпуса и сотрудников аппарата Законодательного Собрания. Хочу подчеркнуть: мы понимаем обеспокоенность людей и не стоим в стороне от вопросов, даже если они находятся в компетенции федерального центра. Так, недавно я выступал по вопросам здравоохранения на Совете ЦФО в г. Иваново.

Около 30 обращений касаются изменения действующего порядка присвоения звания «Ветеран труда». Жительница села Перемышль пишет: трудовой стаж — 43 года, начала работать с 15 лет, из них 23 года отработала в колхозе; за хорошую работу имеет очень много грамот, но правительственной награды нет, а значит, звания «Ветеран труда» и льгот тоже нет.

15 обращений в Законодательное Собрание касаются социальной поддержки специалистов, работающих в сельской местности и вышедших на пенсию.

Продолжают поступать письма с требованием о принятии закона области, запрещающего работу объектов игорного бизнеса. В областном центре в поддержку этого требования собрано 10 тысяч подписей. На последнем заседании сессии Законодательного Собрания мы приняли Закон «О запрете на территории Калужской области деятельности по организации и проведению азартных игр». Напомню, что новым федеральным законом, регулирующим правоотношения в этой сфере, субъектам Федерации дано право самим принимать решение о дальнейшей судьбе игорных заведений. И мы таким правом воспользовались: объекты игорного бизнеса, расположенные на территории нашей области, с 1 июля подлежат закрытию.

— Какие формы работы применяются при рассмотрении обращений граждан?

— Одной из форм является личный прием граждан, что позволяет более эффективно и оперативно откликаться на нужды заявителей. Думается, депутатам и работникам аппарата нужно продолжать совершенствовать работу с избирателями. Однако в связи с тем, что избиратели отдаленных муниципальных образований не могут добраться до областного центра, есть необходимость внедрять в практику выездные приемы по личным вопросам.

Действенным методом работы с обращениями граждан становится проверка фактов на местах. В 2006 году 26 обращений рассмотрено с выездом в муниципальные образования, по 30 обращениям созданы рабочие группы, 32 обращения рассмотрены на заседаниях комитетов Законодательного Собрания. Так, в Законодательное Собрание поступил ряд коллективных обращений из Дзержинского района по вопросам работы учреждений культуры, образования, сельского хозяйства. По данным проблемам были созданы комиссии, которые неоднократно выезжали в деревни Галкино, Барсуки, вместе с руководством муниципального образования «Дзержинский район» изучали ситуацию на месте и помогали решению поднятых проблем. Работа в данном направлении еще продолжается.

— Наверно, не все проблемы, поднимаемые в обращениях, находятся в компетенции Законодательного Собрания?

— Да, это действительно так. Есть немало вопросов, решение которых во многом зависит от федеральных органов власти. Однако Законодательное Собрание может обращаться к президенту, правительству, в Федеральное Собрание. У нас есть право законодательной инициативы, к чему мы нередко прибегаем. Уже в текущем году Законодательным Собранием принято три обращения: к президенту РФ Владимиру Путину о разработке подпрограммы «Переселение граждан из жилья, непригодного для проживания и подлежащего сносу, модернизация и капитальный ремонт жилищного фонда» в составе федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 гг. приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», к председателю правительства РФ Михаилу Фрадкову и председателю Государственной Думы Борису Грызлову о необходимости увеличения доходных источников местных бюджетов. Еще одно обращение направлено в Федеральное Собрание РФ. В нем говорится о необходимости принятия федерального закона, регулирующего особенности осуществления местного самоуправления в наукоградах страны. Как видите, наши инициативы направлены на решение наиболее важных проблем, решить которые на региональном уровне мы не можем.

— Все ли просьбы удается удовлетворить?

— Есть проблемы, которые не сразу удается решить положительно. В таких случаях они ставятся на дополнительный контроль и их авторы информируются о принимаемых мерах. Сегодня на дополнительном контроле находятся 42 обращения. Это прежде всего вопросы о водоснабжении, газификации населенных пунктов, ремонте дорог и жилых домов. Срок их контроля в основном установлен до 1 июля.

В то же время еще встречаются случаи невнимательного отношения к обращениям граждан. Так, в феврале в Законодательное Собрание обратилась жительница Калуги, проживающая на ул. Тульской, с просьбой оказать содействие в ремонте лифта. Это письмо было направлено в городскую управу и взято на контроль помощником председателя Законодательного Собрания Александром Качуриным. Благодаря его вмешательству лифт в течение трех дней был отремонтирован. Однако в ответе, полученном из городской управы, говорится, что выделить деньги на ремонт лифта не представляется возможным, так как программа ремонта на 2007 год уже утверждена. Казалось бы, элементарный вопрос, который можно решить в два счета. Однако городская управа предпочла ограничиться простой отпиской в адрес Законодательного Собрания. Конечно, мы никогда не примиримся с такой позицией.

Также из-за невнимательного отношения работников администрации муниципального образования «Поселок Ферзиково» и министерства здравоохранения и социального развития один из жителей Ферзикова был фактически лишен статуса многодетного родителя. Только после его обращения в Законодательное Собрание этот вопрос был решен положительно.

В целом проведенный анализ работы с обращениями граждан позволит в дальнейшем совершенствовать эту работу в Законодательном Собрании.

Главное требование, которое я ставлю перед депутатами и сотрудниками аппарата при работе с заявителями, — вся работа должна быть направлена на оказание конкретной помощи. При этом недопустим формальный подход к работе с обращениями. Мы должны тщательно вникнуть в каждую конкретную ситуацию, в суть проблемы и постараться ее решить. Хотя порой это бывает очень непросто. Главная цель депутатов — сделать все от нас зависящее, чтобы помогать избирателям конкретными делами, оправдать оказанное нам доверие и в конечном итоге сделать жизнь каждого человека лучше и достойнее во всех отношениях.

Беседовал Игорь САМОХИН

С 18 декабря должен вступить в действие давно ожидаемый Закон «Об оценке влияния на окружающую среду». До этого времени Министерство экологии и природных ресурсов должно подготовить все необходимые нормативно-правовые акты относительно того, как предприятия будут получать заключения о своей вредности для окружающей среды, как будут проходить общественные слушания в случае, если, например, в вашем городе будут строить свиноферму или мусороперерабатывающий завод, как будет работать база данных обо всех выданных министерством заключениях относительно оценки влияния на окружающую среду (ОВО).

Однако сейчас готовы всего лишь три проекта постановлений, которые должно утвердить правительство. Первый — о порядке передачи документации для предоставления заключения с ОВО и порядке ведения Единого реестра по оценке влияния на окружающую среду. Второй — о порядке проведения общественных слушаний в процессе оценки влияния на окружающую среду. Третий — относительно критериев определения планируемой деятельности, ее расширения и изменений, которые не подлежат оценке влияния на окружающую среду.

По крайней мере именно столько проектов ведомство вынесло на обсуждение с общественностью, которое завершилось 4 ноября. Как считают эксперты международной благотворительной организации «Экология-Право-Человек» и Реанимационного пакета реформ, они несовершенны и «сыры», что сводит на нет все преимущества от введения оценки влияния на окружающую среду. К тому же часть подзаконных нормативно-правовых актов, которые должны быть разработаны, еще даже не обнародованы.

«Это формальный подход к подготовке нормативных актов. Ведь введение оценки влияния на окружающую среду — это основная реформа в сфере охраны окружающей среды на сегодняшний день, — акцентирует София Шутяк, юрисконсульт МБО «Экология-Право-Человек». — Закон утверждает, что заключение об ОВО выдается бесплатно, а предшествует ему процедура, за которую тоже никто не должен платить. Но в нормативных актах почему-то появляется информация о квитанции за проведение ОВО. Если на проведение этой процедуры нужны деньги, для этого можно увеличить экологический налог по всей Украине или взять средства из фондов охраны окружающей среды. Можно говорить, что эти расходы берет на себя, равно как и на проведение общественных слушаний, хозяйственник. Но это все нужно четко прописывать. Возникает вопрос, как вообще определять эту стоимость. Якобы через систему ProZorro будут закупаться конкурсы. Например, нужны средства на проведение общественных слушаний, но мы не знаем, сколько будет таких общественных слушаний, какие деньги это реально потянет, тем более, закон предусматривает повторные слушания. Потом — где проводить эти слушания? В обнародованных Минэкологии порядках указано, что место будут выбирать по согласию субъектов ведения хозяйства и органов местного самоуправления. Но они могут согласовывать это между собой неделями. Почему организатору общественных слушаний не дать полномочия по выбору места их проведения? Ведь это полностью его ответственность».

Экологи сетуют на предложение экологического ведомства относительно создания отдельного государственного органа, который будет регистрировать все документы по ОВО. Хотя в законе речь шла о том, что будет работать специальный портал, где все будет изложено в открытом доступе.

«Все очень волнуются, что будет трудно провести общественные слушания, разъезжать всем уполномоченным органам по местам. Но никто не переживает, что в течение 20 дней им нужно будет проработать документы по этим слушаниям, которые могут состоять из тысячи страниц. Как они это будут успевать? — добавляет София Шутяк. — Почему-то опять говорят о частных экспертах, которые будут привлекаться за дополнительные средства. Для чего? Процедуру ОВО могут разработать научные институции, которые имеют базы данных, работают десятилетиями в этих направлениях. Было бы логично, если бы Минэкологии привлекало к этому профильные научно-исследовательские институты. Поэтому мы просим министерство доработать эти нормативные акты. И не нужно бояться общественности и показывать ей все эти проекты».

Итак, эксперты с нетерпением ждут 18 декабря. С этого дня каждый из нас будет иметь больше ресурсов для контроля за вредными предприятиями, будет возможность узнать, насколько чистая вода, воздух и почва в регионе. Чтобы процедура оценки влияния на окружающую среду заработала на полную, достаточно вступления закона в силу. Как объяснила София Шутяк, международная практика свидетельствует, что отсутствие конкретных инструкций, стратегий и порядков при наличии закона не является основанием, чтобы процедура не работала.

1. Государства-члены ЕС не могут требовать, чтобы создание, действительность, завершенность, возможность принудительной реализации или допустимость доказательств механизма финансового обеспечения или предоставления финансового обеспечения согласно механизму финансового обеспечения зависели от совершения какого-либо формального действия.

Без ущерба действию Статьи 1(5), когда кредитные требования предоставляются в качестве финансового обеспечения, государства-члены ЕС не могут требовать, чтобы создание, действительность, завершенность, очередность, возможность принудительной реализации или допустимость доказательств такого финансового обеспечения зависели от совершения какого-либо формального действия, такого как регистрация или уведомление должника о предоставленном в качестве обеспечения кредитном требовании. Вместе с тем государства-члены ЕС вправе требовать совершения формального действия, такого как регистрация или уведомление, для целей завершенности, очередности, возможности принудительной реализации или допустимости доказательств в отношениях против должника или третьих лиц.

Не позднее 30 июня 2014 г. Европейская Комиссия отчитывается перед Европейским Парламентом и Советом ЕС о том, сохраняется ли целесообразность настоящего параграфа.

gr_s приводит, вслед за моей записью о «не мог иначе», ещё примеры эвфемизмов или вранья в языке. В частности, то, как любят говорить, что нечто уже «практически» или «фактически» сделано.
Между словами фактически и практически есть интересная разница, которую не слишком легко определить с точностью. Может быть, так: фактически — подчёркивает действительное положение вещей, вопреки формальностям: может быть, на бумаге он и начальник, но фактически — начальник я. Практически, с другой стороны, подчёркивает оттенок «почти» (я практически закончил институт, остался один экзамен). С точки зрения близости к формальному положению вещей, к формальному успеху — практически несколько слабее, дальше от него, чем фактически.
(кстати, ни в словаре Ушакова, ни в словаре Ожегова этих слов вообще нет, а в словаре Ожегова-Шведовой их определения очень неудачны).
Английское слово practically довольно хорошо подходит по смыслу к русскому практически. Сложнее со словом virtually. У него, в зависимости от контекста, могут проявляться оба значения:
The prime minister is virtually the ruler of his country.
Премьер-министр фактически управляет страной/фактически являеся главой государства.
(например, про Израиль это можно сказать: здесь формально глава государства — президент, а фактически — премьер-министр)
Virtually the whole town was left without electricity.
Практически весь город остался без света (но не фактически).
До недавнего времени во всех (по крайней мере известных мне) англо-русских словарях virtually переводилось неправильно — фактически — в то время как на самом деле в подавляющем большинстве случаев (практически всегда) оно означает именно практически. Так, например, в большом словаре Мюллера. В словаре Апресяна (можно посмотреть, например, в Рамблере) исправили:
«фактически, практически, в действительности, реально; по существу, на деле, в сущности». Всё равно не очень хорошо: «практически» надо было поставить первым, и добавить значение «почти» (в некоторых контекстах virtually фактически синонимично almost).
В какой-то момент, сколько-то там лет назад, я внезапно осознал, что знаю значение слова virtually, не прочитав его ни разу ни в каком словаре. Я был уверен, что в англо-английском словаре его не смотрел (тогда очень редко ещё ими пользовался), а в англо-русских словарях, как оказалось, значение было неверным! Для меня это было шоком: я осознал, что его смысл вошёл меня исключительно через контекст читанных по-английски текстов. Сейчас я понимаю, что ничего удивительного в этом нет, но тогда это для меня явилось открытием (учитывая ещё и то, что возможности — «практически» и «фактически» — так близки друг к другу).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *