Фаргиев ибрагим аюбович

Визитная карточка
Фаргиев Ибрагим Аюбович – доктор юридических наук, профессор, Председатель Верховного Суда Республики Ингушетия, судья 1 квалификационного класса, Почетный работник судебной системы.

№ 10 (41) 2011г.
В 1982 г. поступил в Военный Краснознаменный институт, который окончил с отличием по военно-юридической специальности в 1987 г.
2 сентября 1987 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР избран членом военного трибунала Хабаровского гарнизона Дальневосточного военного округа. 12 февраля 1993 г. Постановлением Верховного Совета Российской Федерации избран членом военного суда Хабаровского гарнизона Дальневосточного военного округа. 30 сентября 1995 г. Указом Президента Российской Федерации назначен членом военного суда Дальнево-сточного военного округа. 2 декабря 1998 г. Указом Президента Российской Федерации назначен членом военного суда Северо-Кавказского военного округа. 5 августа 1999 г. Постановлением Президиума Северо-Кавказского окружного военного суда И.А.Фаргиев утвержден председателем судебного состава. 31 августа 2005 г. Указом Президента Российской Федерации назначен заместителем председателя Северо-Кавказского окружного военного суда. 2 февраля 2011 г. Указом Президента Российской Федерации назначен Председателем Верховного Суда Республики Ингушетия.
29 мая 1997 г. решением диссертационного совета Московской юридической академии И.А.Фаргиеву присвоена ученая степень кандидата юридических наук. Тема кандидатской диссертации – «Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего». 17 марта 2006 г. решением Высшей аттестационной комиссии Минобразования РФ Ибрагиму Аюбовичу присуждена ученая степень доктора юридических наук. Тема докторской диссертации – «Учение о потерпевшем в уголовном праве России». 18 ноября 2009 г. И.А.Фаргиеву приказом Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки присвоено ученое звание профессора по кафедре уголовно-правовых дисциплин.
И.А.Фаргиев – автор свыше 100 научных работ, опубликованных в том числе и на немецком языке. В их числе: «Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими (уголовно-правовые, криминологические, виктимологические аспекты)» (1999); «Уголовно-исполнительное право» (учебник, в соавторстве, 2000); «Объект преступления в уголовном праве» (в соавторстве, 2001); «Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой» (2002); «Уголовное право. Особенная часть» (учебник, 2008); «Уголовно-правовые и криминологические основы учения о потерпевшем» (2009); «Уголовное право. Часть общая и Особенная» (учебник, 2011).
Автор многочисленных научных статей, опубликованных в ведущих научных журналах страны («Государство и право», «Уголовное право», «Российская юстиция», «Законность, «Lex Russia» и др.).
Область профессиональных интересов: уголовное право, криминология.
************************************
– Многоуважаемый Ибрагим Аюбович, около года назад Вы, известный практик и ученый, возглавили Верховный Суд Ингушетии, субъекта Российской Федерации, который в силу многих обстоятельств и причин является в течение последних двух десятилетий одним из нестабильных в России. Извините, может быть, это является для Вас личным, но, если можно, поделитесь, чем Вы руководствовались, когда решились вернуться через 30 лет на свою малую Родину?
– Моя жизнь последние 30 лет связана с военной службой, из них около 25 лет – работа в военных судах страны. Служба в военной юстиции очень сложна и имеет свои особенности, которые накладывают отпечаток на характер и образ жизни. Решение об участии в конкурсе на замещение должности председателя Верховного Суда Республики Ингушетия я принимал самостоятельно. В принятом решении меня поддержали жена и дети. Знал, что будет сложно, поскольку Ингушетия – молодая и неспокойная республика Северо-Кавказского региона, который является «солнечным сплетением» Евразии. Хочу сказать, что никогда не избегал сложных сторон жизни. Вынашивал мысль, что, может быть, мой скромный вклад в дело развития ингушской государственности поможет как-то укрепить Российскую Федерацию в этой ее части.
– Многоуважаемый профессор, с Вашего позволения, прежде чем при-ступить к непосредственной теме разговора, хотелось бы спросить у Вас, как выглядит и как выглядела Ингушетия, когда много лет назад Вы – юноша, полный желаний и стремлений, – уехали учиться в далекую Москву, столицу нашей великой Родины СССР, и поступили в один из самых престижных сто-личных вузов?
– Ингушетия в те времена была составной частью Чечено-Ингушской АССР. Ингушская часть республики была многонациональна. Люди занимались сельским хозяйством, часть населения работала на промышленных предприятиях г. Назрани, нефтедобывающих и перерабатывающих заводах г. Малгобека. Следует отметить, что основной промышленный, научный, творческий потенциал сосредотачивался на Чеченской территории республики и, в частности, в ее столице г. Грозном.
Современная Ингушетия – самый молодой и динамично развивающийся субъект страны, имеющий все институты государства. В 2012 году республика отмечает свое двадцатилетие. Может быть, читателям журнала будет интересно узнать, что она расположена на северных склонах предгорья Большого Кавказского хребта, в центральной его части граничит с Северной Осетией и Чеченской Республикой. По территории республики проходит участок государственной границы Российской Федерации с Республикой Грузия. Территория республики – 3,6 тыс. кв. км. Протяженность с севера на юг – 144 км, с запада на восток – 72 км. Климат континентальный. Средняя температура июля +21 градус, средняя температура января – 5 градусов по Цельсию. В республике проживают представители свыше 70 национальностей: ингуши, чеченцы, русские, украинцы, осетины, грузины, черкесы, кабардинцы, кумыки, аварцы, даргинцы, калмыки и другие.
– В связи с этим хочется спросить, что означает лично для Вас Советский Союз? Вопрос, возможно, несколько ностальгический, но, тем не менее, думается, важный для понимания душевных и умственных чаяний миллионов людей, когдато населявших нашу единую многонациональную и дружную страну. Чем для Вас является Россия, наша многонациональная, многострадальная Родина?
– В географическом измерении Советский Союз – огромное евразийское пространство, представляющее собой шестую часть суши планеты Земля. В понимании тогдашнего молодого человека, Вашего покорного слуги, это было мощное федеративное государство, имеющее свою политическую, социально-правовую, идеологическую доктрину, которая последовательно доводилась в различных формах и в дошкольных учреждениях, и в учебных заведениях, и на предприятиях, фабриках, заводах, организациях и т. д. Серьезное внимание уделялось вопросам межнациональных отношений, укреплению дружбы народов. В классе со мной учились русские, чеченцы, ингуши, евреи, армяне, грузины, осетины, кумыки и т. д. При этом никого не интересовала национальность того или иного ученика. Скажу, что интернациональным и поистине дружным был круг общения и в одном из самых идеологических вузов Советского Союза – в Военном институте. Наряду с русскими здесь обучались армяне и грузины, узбеки и таджики, азербайджанцы и курды, аварцы и кумыки, ингуши и осетины, украинцы и белорусы, с которыми, несмотря на распад великого государства и территориальную отдаленность, созваниваешься, встречаешься, а увидев, радуешься, как самому родному человеку.
Основы такого доброго человеческого отношения, представляется, были заложены советским федерализмом. Мне могут возразить: если советский федерализм был так хорош, почему развалился СССР. Это тема отдельного разговора. Скажу лишь, что одна из разгадок «величайшей трагедии» ушедшего столетия, как именуют ее в современной отечественной политической и правовой литературе, в том, что наше общество не смогло удержать свое государство под собственным национальным, гражданским, народным контролем.
Что представляет для меня Россия – наша многонациональная, многострадальная Родина? Это очень простой и в то же время сложный вопрос.
Простота вопроса заключается в том, что Россия – все, что у меня есть. Я люблю нашу Родину. Приходилось бывать во многих странах, и в экономически развитых, и в развивающихся государствах, но лучше, красивее, говорю это совершенно искренне, нет, чем Российская Федерация. Наши люди всегда себя недооценивают. В то же время самое мощное богатство страны – это многонациональный народ России, единство, дружба, сплоченность которого позволили поднять страну на самый высокий пьедестал социально-экономического и политического развития. Обремененные бытовыми, семейными, трудовыми, личными и иными проблемами, мы не задумываемся над сильной стороной нашего общества и забыли, что IBI VICTORIA, UBI CONCORDIA – там победа, где согласие! А надобно помнить! К сожалению, недостаточная работа в этом плане проводится и на государственном уровне.
Между тем наши «друзья» давно осознали, что сила России в единстве и сплочённости ее народов, и с целью не допустить дружбы между нами, созидательного и мирного труда людей разыгрывают, а порой и даже очень удачно, национальную карту, как это было в новейшей истории. Попытки продолжаются и по сей день.
Сложность поставленного передо мной вопроса заключается в том, что невозможно в формате интервью изложить все аспекты моего безгранично доброго отношения к нашей великой стране – Российской Федерации.
– Ну, и теперь мы подошли к основным профессиональным вопросам. Что из себя сегодня представляет система Верховного Суда Республики Ингушетия? Может, начнем с судейского корпуса, как говорят на профессиональном языке…
– Судебная система Ингушетии имеет богатую историю. Суд обычного права мехккхел действовал в Ингушетии с глубокой древности. Со времени принятия ингушами ислама в начале ХIХ в. в Ингушетии также существовали шариатские суды. После включения Ингушетии в состав России российская администрация создавала здесь различные суды, стараясь приблизить судопроизводство Ингушетии к судопроизводству Российской империи. После установления в Ингушетии советской власти и образования Горской Республики был создан единый Главсуд для всей Горской Республики.
7 июля 1924 г. Горская автономная республика распалась, и была образована Ингушская автономная область. 1 августа 1924 г. был образован Областной суд Ингушской АО. Первым Председателем Ингушского Облсуда стал известный революционный деятель Юсуп Тохович Албогачиев. С этого времени ведется отсчет истории Верховного Суда Ингушетии.
Учитывая историческую преемственность системы правосудия, по ходатайству президиума Верховного Суда РИ 6 мая 2004 г. Парламент Ингушетии принял постановление № 125 «О дате образования судебной системы в Республике Ингушетия», которым установил 1 августа Днем образования судебной системы Ингушетии.
Значительный вклад в развитие судебной системы Ингушетии внесли работавшие в разное время в судах республики судья Верховного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист России Рашид Хусейнович Батхиев, председатель Верховного Суда РИ, заслуженный юрист России Дауд Хасанович Албаков, заместитель председателя Верховного Суда РИ, заслуженный юрист России Азамат-Гирей Лорсович Чаниев и др.
Сегодня судебная система судов общей юрисдикции Ингушетии состоит из Верховного Суда республики, 6 районных судов, 19 судебных участков, насчитывает 80 судебных должностей.
В соответствии с Конституцией Ингушетии Верховный Суд республики, являясь федеральным судом России, одновременно входит и в систему органов государственной власти республики, наряду с высшим представительным и исполнительным органами власти. Кроме того, являясь высшим судебным органом республики, он осуществляет надзор за судебной деятельностью районных (городских) судов, мировых судов на всей территории республики.
В Верховном Суде Республики действует президиум, две судебные коллегии – по уголовным и гражданским делам. Осуществление судопроизводства высшей судебной инстанции республики обеспечивается пятью отделами, в которых добросовестно работает 61 сотрудник суда.
Судьи и аппарат суда работают в напряженных условиях. В предыдущие неполные десять лет на жизнь, здоровье судей и сотрудников суда, а также их имущество в связи с служебной деятельностью совершены неоднократные особо опасные преступные посягательства, завершившиеся убийством двух заместителей председателя Верховного Суда Республики Ингушетия – Хасана Яндиева и Азы Газгиреевой.
В результате огромной работы, проведенной руководством субъекта страны, правоохранительными органами, социально-политическая и криминогенная обстановка в республике в последнее время значительно улучшилась. Вместе с тем, к сожалению, угро-за посягательства на деятельность судов и судей остается, о чем свидетельствуют события текущего 2011 года, о которых неоднократно упоминалось в средствах массовой информации.
Но, несмотря на это, моральный дух судей и аппарата судов республики по-прежнему остается высоким, и судьи осуществляют свою деятельность по защите конституционных прав и свобод российских граждан.
– Если Вы не против, отсюда плавно перейдем к проблемам организационного и материального обеспечения деятельности районных судов и самого Верховного Суда Республики, который Вы возглавили в феврале этого года. Что уже сделано и что предстоит сделать в этом действительно сложном направлении в ближайшее время?
– Широко известны слова Карла Маркса из предисловия к первому изданию классического произведения экономической науки «Капитал» о том, что «всякое начало трудно». Конечно, начиная работу руководителем Верховного суда субъекта страны, я испытывал определенные трудности, обусловленные рядом объективных и субъективных причин. К числу последних я отношу в первую очередь переживания – в связи с прибытием в новый коллектив, необходимостью знакомства с новыми людьми, переменой места жительства и т. п.
К сожалению, и это не секрет, в самом судейском сообществе обстановка была весьма напряженная, проблемы взаимоотношений судебной власти республики с другими конституционными ветвями власти вышли за ее пределы и стали предметом обсуждения общественности, в том числе и в средствах массовой информации.
В настоящее время в судейском сообществе здоровая, деловая атмосфера. В порядке, предусмотренном Федеральным законом от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», избраны совет судей и квалификационная коллегия судей, экзаменационная комиссия.
Судом налажено взаимодействие со всеми ветвями власти республики. Изучена судебная практика по отдельным категориям дел, и скорректировано ее направление. Проделана большая работа по обеспечению судопроизводства. Во многих вопросах содействие мне как руководителю суда оказало и оказывает руководство Верховного Суда РФ, Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.
– Кстати, как обстоят дела с подготовкой кадров в юридических вузах республики, в том числе для вашей системы?
– В республике несколько высших учебных заведений готовит юристов. Одно из них, дающее наиболее качественное образование, – юридический факультет Ингушского государственного университета. Справедливости ради следует отметить, что уровень под-готовки юридических кадров не только в республике, но и в целом в стране оставляет желать лучшего. В настоящее время редкое высшее учебное заведение, далекое от юридического профиля, не готовит юристов. Их подготовка осуществляется в экономических, технических, кооперативных, железнодорожных, педагогических, сельскохозяйственных и т. п. вузах. Создаются условия, когда юридическое образование и среда гораздо слабее вовлекают достойных, чем недостойных. Зато в нее косяками, стадами и стаями прут и лезут антиподы, ошеломленные полученным вторым или третьим высшим образованием, среди которых и образование в области права. Бесспорно, прав доцент В.Г.Беляев, утверждающий, что «юрист – профессия совсем не массовая и не должна быть общедоступной».
Величайшая проблема в подготовке юридических кадров – слабое знание будущими правоведами грамматики русского языка. В течение многих лет предлагал в учебной аудитории будущих юристов, а также на курсах переподготовки практических работников написать диктант, состоящий из нескольких предложений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Как правило, 65–70 % указанных лиц пишут диктант со значительными орфографическими, синтаксическими и др. ошибками. В результате и обнаруживаем в процессуальных документах несуразности типа: «слева от трупа лежала трупова жена, и тоже пьяная»; «беседуя с нею, меня искусала ее собака», «…обвиняется в краже гусей, курей и утей» и т. п.
– Как Вы, профессор и большой практик, относитесь к происходящему сегодня реформированию системы высшего юридического образования в нашей стране? Что положительного, что отрицательного Вы видите в этом? Насколько жизненно необходимым был переход к западной системе высшего образования в соответствии с Болонским соглашением? Или этот шаг оказался несколько преждевременным? Что было ценного в советской системе образования?
– Болонский процесс, может, и актуален в ситуации современного состояния российской региональной образовательной системы с учетом не только глобализационных процессов, но и социально-экономической обстановки. Однако какие бы реформы образования ни проводились, следует помнить, что отечественное высшее образование по многим направлениям является конкурентоспособным. Поэтому необходимо стремиться к тому, чтобы лучшие традиции, в том числе и советской школы, были сохранены и получили дальнейшее развитие. Важно, чтобы реформой образования занимались профессионалы. Известно, что у лодырей и бездельников, как у всякого иного подавляющего меньшинства, свои заветы и приоритеты – быть в главной роли не там, где работают, а там, где указывают, приказывают и с особым удовольствием отказывают. Там, где планируют, проверяют, контролируют, критикуют, оценивают, определяют и главным образом распределяют, а не там, где требуется кропотливый труд. Необходимо, чтобы к процессу улучшения образования указанные негативные лица не допускались. В противном случае будет поставлено под угрозу производство качественного высокообразованного специалиста – первичное и конечное нематериальное благо, титульный вузовский продукт.
– В Ингушетии, как и в других соседних национально-территориальных образованиях в составе Российской Федерации, большое значение имеют обычаи и традиции предков, в том числе и в плане правоприменительной практики и судопроизводства. Не могли бы Вы подробнее рассказать о положительных и отрицательных моментах в данной сфере?
– Ингуши гордятся своими прекрасными традициями и обычаями, оставленными мудрыми предками. В них непоколебимый дух добрососедства и настоящего кавказского долголетия. Традиции и обычаи народа играют важную роль в воспроизводстве культуры и духовной жизни, в обеспечении преемственности духовной жизни, в гармоническом развитии общества и личности.
Доброта, открытость, душевность, уважение собственного достоинства и достоинства другого – основные духовные принципы национальной культуры ингушей.
Уважение к родителям и старшим, заботливое отношение к младшим, почтительное обращение с женщиной, толерантность к различным культурам, доброжелательность во взаимоотношениях с соседями – всё это проявления вековых традиций народа. Этикет взаимоотношений ингушей друг с другом и с представителями других народов – яркое тому подтверждение.
Уважительное отношение к родителям и забота о них, почтительное отношение к старикам являются святым долгом.
Кавказцы, по природе своей философски относящиеся к жизни, высоко ценят роль женщины в обществе. В ингушском обществе с малолетства прививается чувство высокой почтительности к женщине. В далёком прошлом даже самый жестокий поединок прекращался, если женщина, прося об этом, снимала головной платок. Женщину издревле называют «хранительницей очага». Она обязана явить собою пример нравственности, любви и верности, терпимости и миротворчества в воспитании души и ума ребёнка, развивать его в верном направлении. Её роль всегда ценилась в ингушском обществе. Ингушский этикет требует относиться к женщине со всем вниманием и предупредительностью. Чувство внутренней свободы и ума, практическая мудрость и такт поднимают авторитет женщине в обществе.
Эти и другие традиции, обычаи ингушей должен знать судья, разрешая гражданское дело либо решая семейный или административный спор.
В уголовном праве признано, что мотив преступления – это внутренние осознанные побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при совершении преступления. Отдельные традиции и обычаи ингушей, регулирующие поведение, взаимоотношения между виновным и потерпевшим и т. п., могут служить не только осознанной побудительной силой совершения преступления, с ними нередко связаны интересы, потребности, вызвавшие решимость со-вершить преступление. Это обстоятельство в силу ст. 60 УК РФ должно приниматься во внимание судом при индивидуализации наказания.
– Многоуважаемый профессор, в связи с этим возникает другой логический вопрос: насколько национальные правовые обычаи и традиции должны быть учтены при дальнейшем развитии федерального и регионального законодательств?
– Правовые обычаи есть особая разновидность общегражданских обычаев (к которым принято относить обычаи делового оборота и другие обычаи, обыкновения и заведенный порядок), действующих в обществе. Их содержание образуют конкретные правила, предписывающие строго определенную линию поведения в тех или иных ситуациях. Устойчивость, повторяемость социальных отношений и связей вызывает возникновение в индивидуальном, групповом и массовом общественном сознании определенных стерео-типов поведения. Поэтому национальные правовые обычаи и традиции могут и должны учитываться в формировании регионального законодательства. Что же касается учета этих обычаев при принятии норм федерального законодательства, то они также должны быть приняты во внимание, если отвечают интересам евразийского населения Российской Федерации.
– Вы много лет назад защитили кандидатскую диссертацию, затем стали доктором юридических наук по уголовно-правовой специальности. Все эти годы Вы, как профессор, читаете лекции в институтах и университетах. Что Вас, профессионального судью, заставило параллельно заниматься на таком высоком уровне наукой? Это же, более чем уверен, потребовало от Вас сильной мобилизации своих внутренних сил, скажу, исходя и из личного опыта…
– Я в первую очередь практик-судья, этой профессии я безгранично предан. Судья не может полноценно осуществлять судопроизводство без глубоких знаний действующего законодательства и теории права. Диалектическое сочетание науки и практики всегда дает более высокий результат при осуществлении судопроизводства по защите прав и за-конных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.
Да, это трудно, да, это сложно, но никто не обещал, что быть судьей и ученым будет легко. Как гениально заметил К.Маркс, «в науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам». Эти слова в полном объеме применимы и к повседневной жизни любой профессии.
– Ваш интересный жизненный путь, большие успехи в профессиональной деятельности, думается, не могут не являться примером для подражания для тысяч и тысяч Ваших молодых земляков, их ровесников из соседних республик, да и вообще для любого молодого человека, стоящего на жизненном перепутье. Что же Вас, как говорится, подвигло в детстве к такому выбору жизненного и профессионального пути, я даже сказал бы больше, образа жизни и мысли? Что мешало и что помогало все эти годы Вам высоко нести гордое имя Человека и Гражданина? Какую роль в этом сыграли Ваши родители, дедушки и бабушки…
– Я родился в селе Бамут Чечено-Ингушетии в 1962 году и воспитывался на рассказах отца, простого рабочего, воевавшего в годы Великой Отечественной войны против Квантунской армии, о героическом прошлом многочисленных народов нашей тогда необъятной страны, на трудовом примере матери, растившей с любовью детей.
Среднюю школу окончил в Грозном, после чего призвался на срочную военную службу, которую проходил в дивизии, дислоцировавшейся в Германской Демократической Республике. В это время я сносно говорил на немецком языке, в связи с чем меня довольно часто привлекали в качестве переводчика. От одного из сослуживцев узнал, что в Москве имеется Военный институт иностранных языков, переименованный незадолго до моего поступления в Военный Краснознаменный институт Министерства обороны. Загорелся желанием обучаться там. В Франкфурт-на-Одре прибыла выездная комиссия вуза, членом которой был начальник кафедры романо-германских языков полковник Иван Дмитриевич Хавранюк. Он невольно предопределил мою судьбу. Как-то, услышав изречения, произносимые мною на многих языках народов СССР, он отметил мои способности и по-отцовски рассоветовал идти по этой стезе: знание языка – не профессия, куда большего можно достигнуть, если учиться на военно-юридическом факультете, продолжая совершенствовать язык, который, без сомнения, пригодится.
Я принял его совет и поступил на военно-юридический факультет указанного выше учебного заведения. И закончил его с отличием. Во время учебы занимался научной деятельностью, получив на третьем курсе диплом ЦК ВЛКСМ и Московского горкома партии за победу на конкурсе молодых исследователей…
Но научная деятельность тоже была до поры отодвинута в сторону. Меня ждала юридическая практика, к которой я очень стремился. После назначения в 1987 году Указом Президиума Верховного Совета СССР членом военного трибунала Хабаровского гарнизона мне посчастливилось проработать в этой должности на протяжении 8 лет.
Пришло время заниматься наукой, поступил в аспирантуру Московской юридической академии, по окончании которой защитил кандидатскую диссертацию на тему «Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего». Исследование этого направления юриспруденции продолжил и в докторской. Честно говоря, меня всегда интересовала жертва преступления, ее поведение в предкриминальной, криминальной и посткриминальной обстановке, «вклад», вносимый ею в совершение противоправного дея-ния, в какой мере данные о личности потерпевшего должны учитываться при индивидуализации уголовной ответственности и назначении наказания виновному.
– Пожалуйста, расскажите немного о Вашей семье. Есть ли у Вас в жизни постоянные увлечения и интересы, как говорят сегодня, хобби?
– Моя супруга Фатима с отличием окончила Грозненское медицинское училище и Хабаровский медицинский институт, она врач-офтальмолог. У нас трое детей. Дочь Ася работает в арбитражном суде помощником председателя. Дочь Аза, окончив школу с золотой медалью, поступила в текущем году на юридический факультет университета. Сын Имран – ученик средней школы, увлекается вольной борьбой и шахматами.
– Многоуважаемый Ибрагим Аюбович, в заключение хотелось бы задать наши традиционные вопросы. Что хотели бы Вы пожелать редколлегии, авторам и читателям Евразийского юридического журнала, являющегося ведущим общим русскоязычным юридическим журналом в евразийском правовом пространстве? Какие конкретные пути расширения деятельности нашего журнала подсказали бы Вы?
– Не ради одного общепринятого обыкновения, а от действительного удовольствия и радости хотел бы поблагодарить коллектив маститого юридического журнала за заслуги и достоинства перед юридической наукой России и стран СНГ.
Я желаю читателям и авторам журнала новых творческих успехов в освоении без-граничного океана евразийского правового пространства.
Примите уверения в моем к вам почтении!

Беседу вел И.З. Фархутдинов, д-р юрид. наук, главный редактор ЕврАзЮж


Понравился материал, поделитесь с коллегами.

Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС) России сегодня проголосовала за рекомендацию на должность главы Верховного суда Ингушетии судьи Ибрагима Фаргиева.
Напомним, что сегодня ВККС также рекомендовала судью Руслана Мирзаева на должность председателя Верховного суда Дагестана.
Документы на рекомендованных кандидатов теперь направят в кадровую комиссию при президенте РФ, передает РАПСИ.
Решение по кандидатуре Фаргиева, в данный момент работающего заместителем председателя Северо-Кавказского окружного военного суда, принималось в открытом режиме, поскольку больше на эту должность никто не претендовал, уточняет РИА Новости.
Должность председатель Верховного суда Ингушетии стала вакантной в октябре этого года, когда руководивший судебным корпусом республики Михаил Задворнов покинул Ингушетию, а затем выиграл конкурс ВККС и занял место судьи Верховного суда России.
По словам президента Ингушетии Юнкус-Бека Евкурова, назначение Фаргиева, если оно состоится, положительно скажется на работе судейского корпуса республики. «Я не лоббировал его кандидатуру, но наслышан о нем как о высоком профессионале и надеюсь, что он сможет хорошо организовать работу Верховного суда», — сказал Евкуров, слова которого приводит газета «Коммерсант».
Удачной считают кандидатуру господина Фаргиева и представители судейского корпуса Ингушетии. «Мы тут между собой уже обсуждали возможное назначение господина Фаргиева и считаем его кандидатуру наиболее подходящей», — заявил изданию зампред Верховного суда Ингушетии Магомед Даурбеков, добавивший, что «Фаргиев хотя имеет опыт работы только в военных судах, но специфику региона как выходец из Ингушетии знает хорошо».

Как сообщал «Кавказский узел», Евкуров ранее обвинял судейский корпус в республике в том, что суды порой создают чувство безнаказанности, когда «так просто освобождают виновных» от ответственности, а также заявлял, что некоторые судьи таким образом становятся пособниками боевиков. В свою очередь Совет судей Ингушетии жаловался президенту России Дмитрию Медведеву, на то, что Евкуров вмешивается в работу судей, требуя выносить нужные ему приговоры.

Полковник юстиции Ибрагим Фаргиев родился 11 января 1962 года в селе Бамут Ачхой-Мартановского района Чечено-Ингушской АССР. В 1987 году окончил военно-юридический факультет Военного института Минобороны. С июля 1987 года по сентябрь 1995 года — член военного трибунала (с 1992 года — военного суда) Хабаровского гарнизона. С сентября 1995 года по декабрь 1998 года — член военного суда Дальневосточного военного округа. С декабря 1998 года по август 1999 года — член военного суда Северо-Кавказского военного округа. С августа 1999 года по август 2005 года — председатель судебного состава Северо-Кавказского окружного военного суда. Указом президента РФ от 31 августа 2005 года назначен зампредом Северо-Кавказского окружного военного суда. Награжден восемью медалями. Имеет ученую степень — доктор юридических наук, ученое звание — доцент. Судья первого квалификационного класса.

Судебная система Ингушетии имеет богатую историю. Суд обычного права мехк-кхел действовал в Ингушетии с глубокой древности. Со времени принятия ингушами ислама в начале Х1Х в. в Ингушетии также существовали шариатские суды. После включения Ингушетии в состав России, Российской администрацией в Ингушетии создавались различные суды, стараясь приблизить судопроизводство Ингушетии к судопроизводству Российской империи. После установления в Ингушетии советской власти и образования Горской Республики был создан единый Главсуд для всей Горской Республики.

7 июля 1924 г. Горская автономная республика распалась и была образована Ингушская автономная область. 1 августа 1924 г. был образован Областной суд Ингушской АО.

Первым Председателем Ингушского Обл-суда стал известный революционный деятель Юсуп Тохович Албогачиев. С этого времени ведется отсчет истории Верховного Суда Ингушетии.

6 мая 2004 г. Парламент Ингушетии принял постановления за № 125 «О дате образования судебной системы в Республике Ингушетия», которым установил 1 августа Днем образования судебной системы Ингушетии.

Указом Президента Республики Ингушетия за № 100 от 4 июня 2004 г. 1 августа – День образования судебной системы в Республике Ингушетия – установлен праздничным днем. В Российской Федерации впервые в системе судебной власти день образования судебной системы признан праздничным днем в нашей республике.

Автор книги «История развития судебной системы Ингушетии» Н.Д. Кодзоев отмечает: «Большое значение при судебном разбирательстве по адату имела присяга» «Лицо, подозреваемое в совершении преступления, могло «очиститься» присягой.»» присяга считалась доказательством невиновности, если вместе с подозреваемым в преступных действиях лицом присягу давали уважаемые в обществе люди из рода подозреваемого – соприсяжники». «Присяга у ингушей, – отмечает ингушский исследователь Х1Х в. Ч.Э. Ахриев, – употребляется во всех уголовных, а также иногда и в гражданских делах».

О подобных присягах у ингушей упоминает исследователь XVIII в. Я. Потоцкий.Ч.Э. Ахриев приводит несколько образцов присяг у ингушей: «Так, например, если у кого пропадет бык, тот требует от заподозренного очистительной присяги, мало того, при этом должны присягать еще несколько соприсяжника в том, что он, подозреваемый, действительно не виноват в данном воровстве. Если же подозревается не одно лицо, а несколько, то от каждого из них требуется тем же порядком клятва с компанией. В результате выходит, что по поводу пропажи какого-то быка или овцы, десятки ни в чем не повинных лиц вынуждены бывают напрасно произносить имя Бога, что по понятиям всех горцев составляет великий грех. А между тем уклониться от присяги нет никакой возможности, так как по обычаю отказывающийся от нее признается виновным в совершении именно того преступления, по которому требуется от него присяга.

Наконец, был до последнего времени обычай – присягать перед часовней какого-нибудь святого. Происходило это таким образом: дававший присягу, вместе с соприсяжниками, назначенными медиаторским судом, являлся к указанной истцом часовне и там, в присутствии последнего и его родственников, сняв с себя шапку и подняв глаза к небу, произносил следующее заклинание: «Если я повинен в том, в чем подозревает меня такой-то (имярек), то пусть накажет меня и моих родственников вот этот святой (называет по имени святого, которому посвящена часовня) и все святые; да лишусь я потомства, если говорю неправду и пр.» Соприсяжники повторяли за ним те же слова».

Присяга у святилища «совершалась преимущественно по предложению суда медиаторов или посредников (третейских судей). К ней прибегали в крайних случаях, когда все прочие средства (просьбы, увещевания, присяга у каша и.т.) были исчерпаны». Вера в святость и могущество святого (ццу) была так сильна, отмечает Б.К. Далгат, «что присягающий, если хоть немного не был уверен в своей правоте, ни за что не решался на присягу у святилища и весь дрожал от страха перед карой божественного ццу».

Также ни за что не решались принести ложную клятву и родственники подозреваемого. «Если родственники знали, что подозреваемый действительно виновен, то ни за что не присягали за ним и всегда умоляли его лучше сознаться в своей вине, чем подвергать себя и всех их великому несчастью. Они предпочитали собственное разорение и обещали ему, если он сознается, принять на себя уплату искомого имущества или возмездие за преступление». На принявшего ложную присягу ингуши смотрели как на проклятого Богом и всеми святыми. Ч.Э. Ахриев отмечает, что встречу с таким человеком «считали знаком несчастья, потому путники, узнав на дороге, что им предстоит встреча с таким присягателем, переменяли направление или же возвращались домой»

Верховный Суд Республики Ингушетия – образован Указом Президента Республики Ингушетия «Об образовании Верховного Суда Республики Ингушетия» от 5 мая 1994 года №150 в соответствии со статьями 2, 54, 73-85 Конституции Республики Ингушетия.

Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации № 11 от 29 января 2004 года состав суда увеличен до 17 составного.

Задачи суда — осуществление правосудия, реализация гарантированных законом прав граждан на судебную защиту, обеспечение верховенства закона. Верховный Суд Республики Ингушетия входит в систему органов государственной власти на ряду с высшим представительным и исполнительным органами власти Республики Ингушетия.

Верховный Суд Республики Ингушетия является высшим судебным органом республики и осуществляет надзор за судебной деятельностью районных (городских) судов, мировых судов на всей территории республики.

С 04.08.1994 по 04.08.2007 Председателем Верховного Суда Республики Ингушетия являлся Албаков Дауд Хасанович, который проработал в этой должности до окончания срока, августа 2007 года.

C 12.09.2007 года Председателем Верховного Суда Республики Ингушетия являлся Задворнов Михаил Васильевич , назначенный Указом Президентом Российской Федерации от 12 сентября 2007 года № 1191., указом Президента Республики Ингушетия за заслуги в укреплении законности и правопорядка и многолетнюю добросовестную работу Задворнову Михаилу Васильевичу присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Республики Ингушетия» В октябре 2010 года Задворнов Михаил Васильевич был назначен на должность судьи Верховного Суда Российской Федерации.

С 02.02.2011 года, Председателем Верховного Суда Республики Ингушетия является Фаргиев Ибрагим Аюбович, назначен Указом Президентам Российской Федерации от 02 февраля 2011 года № 129.

02.01.2017 г. Указом Президента Российской Федерации № 1 Фаргиев Ибрагим Аюбович повторно назначен Председателем Верховного Суда Республики Ингушетия.

Состоялся 5 выпуск следователей обучавшихся на курсах повышения квалификации в учебном центре Южного федерального округа.

В торжественном выпуске учебного центра повышения квалификации Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в Южном Федеральном округе приняли участие заместитель руководителя следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Ростовской области Березин Игорь Гарриевич, руководитель отдела криминалистики Ватулян Тигран Артемович, заместитель Председателя Северо-Кавказского военного суда, доктор юридических наук, профессор Фаргиев Ибрагим Аюбович, ветеран следствия прокуратуры Яндиев Амурхан Хадрисович, сотрудники учебного центра.

Учебный центр функционирует с 19 января 2009 года. За этот период прошли обучение 120 следователей с опытом работы до 3 лет.

В проведении занятий приняли участие наиболее опытные сотрудники следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Ростовской области: руководитель отдела криминалистики Ватулян Тигран Артемович, прокурор-криминалист Парада Сергей Владимирович, ведущие преподаватели «Южного федерального университета»: профессор, доктор психологических наук Михайлова Ольга Юрьевна, доцент, кандидат юридических наук Шимбарева Нина Георгиевна эксперты ведущих экспертных учреждений Ермаков Александр Юрьевич и многие другие.

Программа обучения предусматривает вопросы раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений против личности. В частности, в рамках занятий по уголовному праву рассмотрены наиболее типичные ошибки квалификации преступлений, существующие в практике расследования, способы преодоления подобных ошибок, в том числе на основе изучения и анализа практики Верховного Суда Российской Федерации. Кроме того, слушатели курсов прослушали цикл лекций и приняли активное участие в практических занятиях по вопросам применения норм УПК РФ на досудебных стадиях уголовного процесса (избрание, изменение или отмена мер пресечения; основания и порядок производства отдельных следственных действий, приостановления или прекращения уголовного дела и т.д.).

Также, со следователями проведены занятия по проблемам выдвижения и проверки версий, планированию и организации расследования на начальном и последующем этапах; по проблемам применения полиграфа на досудебных стадиях уголовного судопроизводства; по проблемам подготовки, организации производства и оценке результатов современных экспертных исследований. Особое внимание уделялось особенностям назначения и производства психолого – психиатрических экспертиз. Следователи подготовили проекты процессуальных документов, планы расследования и проведения отдельных следственных действий; обсудили наиболее проблемные ситуации, возникающие в их следственной практике. В рамках обучения организовано практическое занятие на базе одного из ведущих центров судебной медицины — 16 Государственного центра судебной медицины и криминалистической экспертизы СКВО.

По итогам обучения проведено тестирование знаний выпускников курсов, которое показало заметный рост их профессиональной подготовки, что было отмечено руководством следственного управления и учебного центра. Положительно зарекомендовавшим в учебном процессе слушателям будут направлены благодарственные письма по месту прохождения ими службы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *