Игорь третьяков адвокат

Председатель АК «Третьяков и партнеры» Игорь Третьяков, который обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, подал кассационную жалобу на постановление Арбитражного суда Московского округа, который ранее согласился с решениями нижестоящих инстанций по делу о взыскании с адвоката вознаграждения за оказанные юридические услуги НПО им. Лавочкина.

Напомним, с 5 июля 2016 г. по 26 января 2018 г. НПО им. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг, дела по которым были однородны и касались споров об исполнении государственных контрактов. За свою работу адвокат получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»).

Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело и ему предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

13 августа прокуратура Московской области в интересах Росимущества подала к НПО им. Лавочкина и Игорю Третьякову исковое заявление о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Первая инстанция удовлетворила иск прокуратуры частично

Согласно решению Арбитражного суда Московской области от 18 декабря 2018 г. прокуратура просила взыскать с Игоря Третьякова в пользу НПО им. Лавочкина более 308 млн руб. неосновательного обогащения и 13 млн руб. процентов, а также проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ по дату рассмотрения спора по существу.

Тогда суд отметил, что при привлечении исполнителя для оказания юридических услуг АО «НПО им. Лавочкина» следовало руководствоваться требованиями Положения о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос», а именно разместить извещение о закупке с приложением проекта договора либо с формированием пояснительной записки. Суд указал, что согласно представленным документам только в одном случае была сформирована служебная записка с указанием цены договора 150 тыс. руб. и предмета договора, между тем каких-либо обоснований выбора данного способа закупки, конкретного поставщика и определения цены не имеется.

Суд решил, что требования заявителя о признании недействительными оспариваемых договоров подлежат удовлетворению, и указал на необходимость вернуть НПО им. Лавочкина более 308 млн руб., отказав во взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Апелляция оставила решение в силе

Не согласившись с решением суда, прокуратура, Игорь Третьяков, Сергей Лемешевский и Межрегиональная коллегия адвокатов (МКА) г. Москвы обратились в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.

Кроме того, в суд обратились начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина и юрист Алексей Тарасевич, которые были привлечены Игорем Третьяковым для оказания содействия в исполнении обязательств по оспариваемым договорам. Они полагали, что судебный акт нарушает их права и законные интересы.

В своем постановлении апелляционный суд указал, что не может согласиться с выводом первой инстанции о недоказанности факта оказания услуг для НПО им. Лавочкина по спорным договорам, поскольку он противоречит представленным в материалы дела доказательствам, в том числе протоколам судебных заседаний и процессуальным документам, составленным по судебным делам, являющимся предметом оспариваемых договоров.

Вместе с тем суд посчитал, что это не привело к принятию неправильного решения. Апелляционный суд указал, что до 5 апреля 2017 г., т.е. до преобразования, НПО им. Лавочкина находилось в ведомственном подчинении Роскосмоса, которым было утверждено Положение о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».

Апелляция указала: с учетом того что сделки исполнялись и истцом не доказано явное превышение произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», удовлетворению не подлежит.

Кассация оставила решения нижестоящих судов в силе

Согласно постановлению Арбитражного суда Московского округа, прокуратура Московской области, Межрегиональная коллегия адвокатов г. Москвы, Сергей Лемешевский и Игорь Третьяков в кассационных жалобах просили отменить судебные акты нижестоящих судов, ссылаясь на неполное выяснение судами обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суды посчитали установленными, а также нарушение норм материального и процессуального права. Кроме того, МКА г. Москвы указала на нарушение судами принципа подведомственности. Лемешевский и Третьяков дополнительно указывали на неправомерность выводов судов о заключении договоров в обход действующего законодательства и непринятие во внимание судами того обстоятельства, что условие Положения о закупках устанавливает право НПО им. Лавочкина заключить договор с адвокатом без проведения торгов независимо от цены договора.

В судебном заседании МКА г. Москвы заявила письменное ходатайство о направлении в Конституционный Суд запроса о выявлении конституционно-правового смысла ст. 52 АПК РФ. По мнению коллегии, суды допустили расширительное толкование полномочий прокурора в соответствии со ст. 52 АПК, что привело к необоснованному изменению подведомственности рассмотренного иска.

Кассационный суд отклонил ходатайство, отметив, что в соответствии со ст. 52 АПК прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок и о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенных органами государственной власти РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия РФ, доля участия субъектов РФ, доля участия муниципальных образований. В данном случае одним из акционеров НПО им. Лавочкина является Российская Федерация в лице Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».

Суд округа согласился с выводами апелляции о том, что «дробление» договоров на юридические услуги с одним исполнителем, по однотипным договорам, не отличающимся ни по содержанию, ни по условиям, указывает на искусственное создание видимости обособленности действий друг от друга в целях обхода Положения о закупках «Роскосмос», требований Закона о закупках и ГК РФ, что может быть квалифицировано как явное злоупотребление правом.

Кассация отметила, что выводы нижестоящих судов о том, что с учетом того, что сделки исполнялись и истцом не доказано явное превышение произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, удовлетворению не подлежит, соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, а также отвечают правилам доказывания и оценки доказательств.

Суд посчитал, что доводы кассационной жалобы прокуратуры о неправомерности признания апелляционным судом выводов суда первой инстанции о мнимости оспариваемых договоров являются несостоятельными, поскольку мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая ее, стороны не имеют намерений исполнять сделку либо требовать ее исполнения. Апелляционный суд, указал он, признавая выводы первой инстанции о мнимости сделок неправомерными, сослался на то, что оспариваемые договоры фактически исполнялись, о чем свидетельствуют протоколы судебных заседаний и процессуальные документы, составленные по судебным делам, указанным в оспариваемых договорах.

Кассационный суд отклонил доводы жалоб Лемешевского и Третьякова о неправомерности выводов судов о заключении спорных договоров в обход действующего законодательства и непринятии во внимание судами того обстоятельства, что условие Положения о закупках устанавливает право акционерного общества НПО им. Лавочкина заключить договор с адвокатом без проведения торгов независимо от цены договора, поскольку, по его мнению, они основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства. Кроме того, они не опровергают обстоятельств, установленных судами при рассмотрении дела, и не влияют на законность обжалуемых судебных актов.

Посчитав доводы МКА г. Москвы о нарушении судами принципа подведомственности несостоятельными, кассация указала, что основополагающим критерием отнесения гражданских споров к подведомственности арбитражных судов является характер спорных правоотношений. В настоящем деле рассматривался спор о признании недействительными договоров об оказании юридических услуг, заключенных между юридическим лицом – АО «НПО им. Лавочкина» и Игорем Третьяковым – председателем Адвокатской конторы «Третьяков и Партнеры».

Суд посчитал, что апелляция, с учетом того что спорные договоры заключены в нарушение публичных интересов, поскольку совершение спорных сделок нарушает права и законные интересы как НПО им. Лавочкина, так и Российской Федерации как акционера, правомерно отклонила доводы о нарушении судами принципа подведомственности. «Признание судом апелляционной инстанции рассматриваемого спора корпоративным ошибочно, однако это обстоятельство не привело к принятию неправильного решения», – отметил кассационный суд.

Игорь Третьяков подал жалобу в Верховный Суд

8 ноября Игорь Третьяков подал кассационную жалобу (имеется у «АГ») в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. В ней отмечается, что нижестоящие суды фактически уклонились от исследования самих спорных договоров и обстоятельств их заключения, освободили прокурора от доказывания факта нарушения процедуры закупки, немотивированно отказав в удовлетворении ходатайств ответчика об истребовании у НПО им. Лавочкина документов, сопровождавших процедуру закупки. При этом, указывается в документе, в материалах уголовного дела, предоставленных адвокату после окончания следственных действий в рамках ст. 217 УПК РФ, содержатся пояснительные записки и протоколы закупочной комиссии НПО им. Лавочкина по каждому спорному договору, которые по утверждению прокурора якобы никогда не принимались.

Игорь Третьяков также отметил, что в соответствии с п. 75 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Российская Федерация в гражданских правоотношениях действует как равноправный участник и нарушение ее прав как акционера юридического лица или нарушение прав юридического лица с прямым или косвенным участием Российской Федерации не является нарушением публичных интересов.

Адвокат указал, что в соответствии с подп. 18 п. 6.6.2 Положения о закупках заключение договоров на оказание услуг адвокатами (физическими лицами) является основанием для осуществления закупки у единственного поставщика. При этом Положение не предусматривает каких-либо ограничений и специальных требований к предмету и цене договоров, заключаемых с адвокатами.

Согласно подп. 37 п. 6.6.2 Положения основанием для проведения закупки у единственного поставщика является заключение договора для приобретения продукции, начальная (максимальная) цена которой не превышает 500 тыс. руб. с НДС в год, при условии, что совокупный годовой объем закупок заказчика по данному основанию не превышает 10% от общего объема закупок, совершенных в течение предыдущего отчетного периода). Игорь Третьяков указал, что материалами дела подтверждается, что цена договоров не превышала 500 тыс. руб.

Он отметил, что обладает статусом адвоката, а в силу подп. 18 п. 6.6.2 Положения о закупках договоры на оказание услуг с адвокатом заключаются неконкурентным способом. При этом для заключения договора с адвокатом как с единственным поставщиком цена договора не имеет значения. Таким образом, при заключении спорных договоров мог применяться неконкурентный способ закупки.

Игорь Третьяков указал, что согласно п. 5 ст. 166 ГК заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на это лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на ее действительность. Адвокат заметил, что при рассмотрении дела суды, на основании пояснений прокуратуры, пришли к выводу о том, что НПО им. Лавочкина нарушило процедуры закупки у единственного поставщика.

Он подчеркнул, что признание договоров ничтожными построено исключительно на доводе об их искусственном дроблении. Нижестоящие инстанции никак не прокомментировали довод о невозможности заключения единого договора по 19 судебным делам, которые возбуждались судами на протяжении 2015–2018 годов.

Адвокат также указал, что подавал заявление о применении срока исковой давности, которое было проигнорировано судами первой и апелляционной инстанций. Это привело к принятию незаконного решения.

По мнению Игоря Третьякова, признав недействительными оспариваемые сделки, суды должны были не только решить вопрос о возврате полученных денежных средств за оказанные услуги, но и рассмотреть вопрос о взыскании в его пользу всего, что получила другая сторона – НПО им. Лавочкина. При этом в силу того, что судом установлен факт оказания услуг по спорным договорам, взаимные предоставления сторон считаются равными, денежные средства, уплаченные НПО им. Лавочкина за оказанные и принятые им услуги, не подлежат возврату.

Игорь Третьяков указал, что была предусмотрена возможность выполнения услуг привлеченными исполнителем лицами: в соответствии с условиями договоров заказчик обязался оформить доверенности на представителей исполнителя на ведение арбитражных дел. «Более того, тот факт, в какой части оказаны услуги были лично Третьяковым, а в какой – привлеченными сотрудниками, не является основанием для признания сделки недействительной, а касается того обстоятельства, надлежащим образом оказаны услуги или ненадлежащим. Исполнение обязательства не может служить основанием для вывода о недействительности сделки. Представитель АО «НПО Лавочкина” подтвердил, что АО «НПО Лавочкина” были заинтересованы в получении юридических услуг от Третьякова И.А. и намеревались получить юридические услуги», – подчеркивается в кассационной жалобе.

Адвокат отметил, что неоднократно обращался в администрацию СИЗО-4 с просьбой заверить доверенность на судебное представительство его интересов при рассмотрении дела либо допустить к нему нотариуса, однако следственные органы немотивированно отказывают в предоставлении разрешения на выдачу доверенности, а руководство СИЗО без соответствующего согласия доверенности заверять отказывается.

Игорь Третьяков также указал, что вывод кассационного суда о том, что спор вытекает из нарушения прав акционеров НПО им. Лавочкина, но при этом не является корпоративным, подтверждает тот факт, что суды не смогли установить характер спорного правоотношения и надлежащим образом разрешить вопрос о составе участвующих в деле лиц.

Он подчеркнул, что при заявлении корпоративного иска корпорация, совершившая оспариваемую сделку, должна была быть привлечена в качестве истца, однако НПО им. Лавочкина участвовало в деле в качестве ответчика. Это, по мнению адвоката, повлекло неправильное распределение бремени доказывания. НПО им. Лавочкина, являясь истцом по делу и лицом, в чьих интересах заявлены требования, должно было наравне с прокурором доказывать факт несоблюдения Положения о закупке и недобросовестность адвоката. «Статус ответчика не только помог избежать бремени доказывания, но позволил АО «НПО Лавочкина” делать заявления о признании иска», – резюмировал Игорь Третьяков.

Он указал, что НПО им. Лавочкина при заключении и исполнении спорных договоров выступало как самостоятельный субъект гражданского права, обладающий имуществом на праве собственности, которое включает право свободного распоряжения этим имуществом. При этом прокурор указал, что обращается с иском в суд в защиту прав и интересов Российской Федерации в лице Росимущества и ГК «Роскосмос» как акционера НПО им. Лавочкина. Данные обстоятельства, посчитал адвокат, свидетельствуют о том, что спор не затрагивал какие-либо государственные интересы.

Таким образом, Игорь Третьяков попросил Верховный Суд отменить решения нижестоящих инстанций и отказать в удовлетворении иска.

В комментарии «АГ» представитель Игоря Третьякова Елена Кузьмина рассказала, что при рассмотрении дела, особенно в суде первой инстанции, они с коллегами столкнулись с постоянным нарушением принципа состязательности сторон. В частности, Третьякову так и не удалось добиться от следствия и администрации СИЗО разрешения на заверение доверенности для арбитражного дела или допуска нотариуса, а Лемешевский вообще не уведомлялся о судебных заседаниях первой инстанции, за исключением последнего.

«В заседаниях от прокуратуры принимались документы, не направленные заранее сторонам, а ходатайства иных лиц об отложении дела для ознакомления с этими документами не удовлетворялись. Прокурор в арбитражном процессе настаивал на том, что при заключении договоров не проводилось никаких закупочных процедур, при этом ходатайства ответчикам об истребовании документов были отклонены. Почему прокуратура настаивала на отсутствии таких документов, остается только догадываться. Возможно, такое процессуальное поведение связано с попыткой сформировать доказательственную базу для уголовного дела», – предположила Елена Кузьмина.

Мосгорсуд отпустил из СИЗО под домашний арест адвоката Игоря Третьякова и экс-гендиректора НПО им. Лавочкина Сергея Лемешевского, которых обвиняют в хищении 330 млн руб. Об этом сообщает РБК со ссылкой на адвоката Алексея Коврижкина, который защищает главу дирекции правового обеспечения НПО Лавочкина Екатерину Аверьянову, третью фигурантку дела (она находится под домашним арестом с конца 2018 года).

В этом сюжете

  • Суд взыскал 308 миллионов с адвоката Третьякова за неоказанные услуги 28 ноября, 13:37
  • Прокуратура объяснила, почему требует с адвоката Третьякова 330 миллионов 17 октября, 18:53

Следствие ходатайствовало о продлении Лемешевскому и Третьякову срока содержания под стражей. Оно ссылалось на возможность обвиняемых повлиять на свидетелей из-за обширных знакомств в органах госвласти, а также особую сложность дела и большой объем его материалов. Эту просьбу поддержал и прокурор.

Однако судья Елена Поспелова не согласилась с доводами обвинения: активные следственные действия по делу давно закончились, а повторно знакомиться с материалами фигуранты отказались.

По версии следствия, Лемешевский и Аверьянова, заключив 21 фиктивный договор на оказание юридических услуг с управляющим партнёром АК «Третьяков и партнёры» Игорем Третьяковым, похитили деньги госкорпорации «Роскосмос». Адвокат должен был представлять интересы НПО в судебных спорах с «Роскосмосом». Однако, как настаивает СКР, в действительности работу выполняли штатные юристы объединения, а деньги, выплаченные в качестве так называемого гонорара успеха, просто выводились из НПО.

Дело НПО им. Лавочкина дошло до суда еще в прошлом году. Однако в декабре 2019-го суд вернул его в прокуратуру для устранения нарушений. В начале апреля фигурантам дела предъявили обвинение в окончательной редакции.

  • Право.ru

МОСКВА, 11 ноя — РАПСИ. Адвокат Игорь Третьяков подал заявление в Верховный суд (ВС) РФ о пересмотре решения о взыскании с него 308,5 миллиона рублей, полученных им в качестве гонорара успеха в рамках представления интересов «НПО им. Лавочкина», говорится в материалах картотеки дел «Электронное правосудие».

Арбитражный суд Московской области 27 ноября 2018 года признал ничтожным 21 договор об оказании юридических услуг, заключенный между НПО и Третьяковым с июля 2016 года по январь 2018 года. Также суд обязал адвоката возвратить НПО 308,5 миллиона рублей.

Десятый арбитражный апелляционный суд 8 мая и кассационная инстанция 12 сентября оставили решение столичного арбитража без изменения.

Прокуратура настаивала, что указанные сделки являются недействительными, поскольку защитник не принимал участия в судебных заседаниях.

Защита Третьякова указала на отсутствие у прокурора права на обращение в суд с иском в защиту интересов государства, поскольку Российская Федерация на момент подачи заявления не имела доли в «НПО им. Лавочкина», а все 100% акций общества принадлежали госкорпорации «Роскосмос», действующей как самостоятельный участник гражданских правоотношений.

Кроме того, в своей апелляционной жалобе Третьяков сослался на отсутствие у суда права применять по собственной инициативе одностороннюю реституцию: суд обязал вернуть 308 миллионов рублей второму ответчику — «НПО им. Лавочкина», не рассмотрев вопрос о стоимости оказанных услуг. «Тем самым нарушены разъяснения Верховного суда, где указано, что взаимные предоставления по недействительной сделке считаются равными, а, следовательно, стоимость оказанных юридических услуг соответствует стоимости оплаты этих услуг», — уточнил защитник Третьякова Адам Ужахов.

Юрист отметил, что в судебных заседаниях было установлено, и сторонами не отрицалось, что юридические услуги «НПО им. Лавочкина» были оказаны. «Факт участия наших юристов в судебных заседаниях признавался и прокурором, и самим НПО. Подход суда, при котором фактически полученные услуги остаются без оплаты, противоречит основам и принципам гражданского законодательства», — считает защитник.

Дело Третьякова

В октябре Химкинский городской суд Подмосковья продлил на шесть месяцев срок содержания под стражей в отношении адвоката Третьякова по уголовному делу о хищении 330 миллионов рублей у «Роскосмоса», сообщил РАПСИ его защитник Станислав Шостак.

«Мера пресечения Третьякову была продлена безосновательно: прокурор никаких аргументов в пользу этого не привела, да и не могла привести. Более того, в процессе она пояснила, что с материалами дела и обвинительным заключением не знакома, а материалы дела были получены ею лишь накануне вечером», — прокомментировал продление меры пресечения Шостак.

Адвокат также добавил, что на предварительном судебном заседании сторона защиты заявила ходатайство о возвращении дела прокурору в порядке статьи 237 УПК, поскольку государственный обвинитель не ознакомился с материалами дела. Кроме того, защитник считает, что территориальная подсудность уголовного дела выбрана неправильно.

Помимо Третьякова, обвиняемыми являются бывший гендиректор «НПО им. Лавочкина» Сергей Лемешевский и бывший руководитель дирекции правового обеспечения этого же предприятия Екатерина Аверьянова.

По данным следствия, Лемешевский, его непосредственная подчинённая Аверьянова и председатель коллегии адвокатов Третьяков похитили денежные средства Государственной корпорации «Роскосмос», путем заключения фиктивных договоров с адвокатской конторой «Третьяков и партнеры» на оказание юридических услуг, которые в действительности выполнялись штатными сотрудниками юридического отдела НПО.

«Общая сумма выплат адвокатской конторе за два годы составила порядка 330 миллионов рублей», — считает следствие.

На имущество обвиняемых наложен арест на общую сумму около 400 миллионов рублей. В ходе расследования Аверьянова заключила сделку и частично признала вину в обмен за освобождение из СИЗО под домашний арест. Третьяков свою вину не признает.

«Дело Третьякова» стало поводом для полемики в юридическом сообществе России. История находящегося в следственном изоляторе адвоката заставила его коллег по корпорации начать новую профессиональную дискуссию о правомерности и допустимых размерах гонорара успеха, а также рисках, связанных с его получением.

МОСКВА, 22 апр — РАПСИ. Мосгорсуд изменил меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест адвокату Игорю Третьякову, обвиняемому по делу о хищении 330 миллионов рублей у Роскосмоса, сообщил РАПСИ его защитник Станислав Шостак.

«Московский городской суд сегодня вынес постановление о переводе адвоката Игоря Третьякова под домашний арест. Таким образом, суд впервые отказался от продления меры пресечения в виде содержания Третьякова под стражей», — отметил Шостак.

Он уточнил, что обвинение просило оставить адвоката под стражей до 26 июля 2020 года.

Сам Третьяков не присутствовал на заседании в связи с нахождением на карантине в СИЗО.

«Освободить Третьякова Игоря Анатольевича из-под стражи незамедлительно», — сказано в постановлении Мосгорсуда. Срок домашнего ареста установлен до 26 июля 2020 года.

«Мы очень рады, что мера пресечения изменена на домашний арест. Сам процесс был очень качественным, а судья педантично разбиралась в доводах следствия и защиты. Судья Поспелова вынесла, на мой взгляд, совершенно законное и справедливое решение», — заявил Шостак.

Третьяков находился в СИЗО более полутора лет. Своей вины он не признает.

Дело Третьякова

В конце прошлого года Химкинский суд Московской области вернул в прокуратуру дело адвоката в связи с тем, что обвинительное заключение было составлено с нарушением требований закона.

По данным следствия, генеральный директор НПО «Лавочкина» Сергей Лемешевский, его непосредственная подчиненная Екатерина Аверьянова и председатель коллегии адвокатов Третьяков похитили денежные средства Государственной корпорации «Роскосмос», путем заключения фиктивных договоров с адвокатской конторой «Третьяков и партнеры» на оказание юридических услуг, которые в действительности выполнялись штатными сотрудниками юридического отдела НПО.

«Общая сумма выплат адвокатской конторе за два года составила порядка 330 миллионов рублей», — считает следствие.

В ходе расследования Аверьянова заключила сделку и частично признала вину в обмен за освобождение из СИЗО под домашний арест. Третьяков свою вину не признает.

«Дело Третьякова» стало поводом для полемики в юридическом сообществе России. История находящегося в следственном изоляторе адвоката заставила его коллег по корпорации начать новую профессиональную дискуссию о правомерности и допустимых размерах гонорара успеха, а также рисках, связанных с его получением.

Арбитражный суд Московского округа 5 октября 2019 года признал законным решение о взыскании с адвоката Третьякова 308 миллионов рублей, полученных им в качестве гонорара успеха в рамках представления интересов «НПО им. Лавочкина».

Прокуратура отказалась утвердить обвинительное заключение по делу адвоката Игоря Третьякова, бывшего гендиректора НПО им. Лавочкина Сергея Лемешевского и руководителя дирекции правового обеспечения предприятия Екатерины Аверьяновой о хищении более 300 млн руб. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на защитника одного из фигурантов дела Алексея Коврижкина.

В этом сюжете

  • Суд выпустил из СИЗО адвоката Третьякова 22 апреля, 15:43
  • Суд взыскал 308 миллионов с адвоката Третьякова за неоказанные услуги 28 ноября, 13:37

«По делу Третьякова, Лемешевского и Аверьяновой прокуратура не утвердила обвинительное заключение и вернула дело в следствие», – сказал он.

По версии правоохранителей, Лемешевский и Аверьянова, заключив фиктивные договоры на оказание юридических услуг с Третьяковым, управляющим партнёром АК «Третьяков и партнёры», похитили деньги госкорпорации «Роскосмос» (в нее входит НПО им. Лавочкина). Адвокат должен был представлять интересы НПО в судебных спорах с «Роскосмосом». Однако, как настаивает СКР, в действительности работу выполняли штатные юристы объединения, а деньги, выплаченные в качестве так называемого гонорара успеха, просто выводились из НПО.

Дело НПО им. Лавочкина дошло до суда еще в прошлом году, но суд вернул его в прокуратуру для устранения нарушений. В конце апреля этого года Лемешевского и Третьякова перевели из СИЗО под домашний арест. Аверьянова к тому времени пробыла под домашним арестом уже больше года.

  • Право.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *