К какой ветви относится прокуратура РФ?

Законодательная экспертиза

О типе и месте российской прокуратуры в современной системе органов государственной власти

О.В. Воронин

Вопрос об определении места прокуратуры в современной системе органов государственной власти РФ вызывает ожесточенные дискуссии. Эта проблема имеет ряд историко-правовых предпосылок.

На протяжении почти трехсотлетней истории роль прокуратуры неоднократно менялась. Изначально она была учреждена как орган надзора за точным и единообразным исполнением императорских актов и велений. Ярким выражением роли прокуратуры того времени является ставшая впоследствии крылатой для науки прокурорского надзора фраза Петра I, произнесенная им перед Сенатом во время представления первого генерал-прокурора: «Вот мое око, коим я буду все видеть. Он знает мои намерения и желания; что он заблагорассудит, то вы и делайте…» Такая модель прокуратуры фактически просуществовала до судебной реформы 1864 года, когда надзорные полномочия прокурора были обусловлены и ограничены осуществлением функций уголовного преследования и поддержания государственного обвинения. Сама прокуратура превратилась из надзорного органа в учреждение, призванное обслуживать преимущественно интересы правосудия, главным образом по уголовным делам. Этот тип прокуратуры (прокуратура прежде всего как орган уголовного преследования) просуществовал до 1917 года. В советское время прокуратура была возрождена и развивалась как орган надзора за советской, а позже за социалистической законностью. В 1992 году была образована многофункциональная, или смешанная, модель прокуратуры, основными функциями которой было реализация надзорной деятельности и осуществление уголовного преследования. Таким образом, исходя из приведенной исторической ретроспективы, довольно трудно определить наиболее характерный для нашего государства исторический тип прокуратуры.

Научно-теоретические основы прокурорского надзора и прокурорской деятельности были сформированы в основном в советский период. Советская доктрина государственного строительства официально не признавала теорию разделения властей. Прокуратура традиционно рассматривалась как самостоятельная система контрольно-надзорных органов, подотчетных высшему

государственному органу — Верховному Совету СССР (именно поэтому прокурорский надзор считался высшим государственным надзором). Признание приоритета принципа разделения властей в современном государственно-правовом устройстве подвигло ряд ученых начать поиски места прокуратуры в системе органов государственной власти с учетом классической триады разделения властей. При этом отсутствие теоретических и правовых традиций заставило одних определять ее институциональную принадлежность путем отнесения к той или иной традиционной ветви власти, других — путем признания за ней особой государственно-правовой природы.

Наконец, отсутствию однозначных подходов к рассматриваемому вопросу способствует неопределенность действующего законодательства относительно природы прокурорских органов. С одной стороны, ст. 11 Конституции РФ, устанавливая перечень государственных органов РФ, вообще не называет среди них прокуратуру. С другой — ст. 129 Конституции РФ, определяя правовой статус прокуратуры наряду с судебными органами в главе 7, не раскрывает ни характер связи между ними, ни правовую природу прокуратуры. В свою очередь, действующая редакция Закона о прокуратуре, устанавливая компетенцию, организацию и порядок деятельности прокуратуры, также оставляет открытыми вопросы о ее государственно-правовой природе, месте и уровне в системе органов власти. Очевидно, что такой подход законодателя создает предпосылки для конструирования различных теоретических моделей относительно природы прокуратуры.

В современной науке прокурорского надзора существует несколько точек зрения относительно правовой природы прокурорских органов. Указанные позиции условно можно сгруппировать в два подхода:

1. Прокуратура принадлежит одной из традиционных ветвей власти или образует самостоятельную ветвь власти.

2. Прокуратура, не принадлежа ни к одной из традиционных ветвей власти и не образуя отдельную ее ветвь, занимает особое место в системе отечественных государственных органов.

Первый подход составляют взгляды на прокуратуру как на орган представительной1, исполнительной2, судебной3 и президентской4 ветвей власти, а также как на орган самостоятельной контрольной власти5.

По мнению сторонников первой позиции, прокуратура представляет собой орган представительной (законодательной) ветви власти, т.к. основным предметом прокурорской деятельности является надзор за исполнением и соблюдением действующего законодательства, принятие которого является результатом деятельности представительного (законодательного) органа государственной власти. В этой связи, поскольку прокуратура не исполняет законы, а надзира-

1 Козлов А.Ф. Прокурорский надзор в РФ. Общая часть: учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во Ур-ГЮА, 1994. С. 8.

2 Черемных ГГ. Судебная власть в Российской Федерации: автореф. дис. … докт. юрид.наук. М., 1999. С. 11.

3 Настольная книга государственного служащего / под ред. В.И. Шатулла. М: Норма, 1999. С. 44.

4 Королев Г.Н. Прокуратура РФ в период правовой реформы: лекция. Ижевск: Изд-во «Детектив Q форм», 1998. С. 7.

5 Чиркин В.Е. Государствоведение: учеб. М.: Юристъ, 1999. С. 358.

ет за их исполнением, она принадлежит к законодательной ветви власти как ее контрольный орган.

Сторонники второго подхода исходят из того, что контроль (надзор) за исполнением законов является функцией исполнительной власти, поэтому прокуратура как орган надзора должна относиться именно к этой ветви власти. Дополнительным аргументом, по их мнению, также является исторический опыт функционирования этого органа в структуре Министерства юстиции Российской империи, а позже — Наркомата юстиции РСФСР.

Буквальное толкование главы 7 «Судебная власть» Конституции РФ, включающей в себя ст. 129, устанавливающую понятие прокуратуры, позволяет некоторым ученым относить этот орган к судебной ветви власти. При этом подчеркивается, что основной целью прокуратуры прежде всего является обеспечение интересов правосудия, в основном при рассмотрении и разрешении уголовных дел.

Сторонники отнесения прокуратуры к президентской ветви власти исходят из того, что Президент РФ как глава государства и гарант Конституции РФ имеет значительное влияние на процессы формирования, организации и функционирования органов прокуратуры. Кроме того, отнесение прокуратуры к президентским структурам позволяет ей «стоять» над иными федеральными и региональными органами власти и осуществлять единый независимый надзор за соблюдением Конституции РФ, законов, действующих на территории РФ, а также прав и свобод человека и гражданина всеми иными органами власти.

Любопытный подход предлагают ученые, считающие прокуратуру представительницей отдельной контрольной ветви власти. По их мнению, современное устройство государственной власти не укладывается в традиционную триаду. Наряду с представительной, исполнительной и судебной властью фактически существуют иные ветви власти, такие как избирательная, контрольная и т.д. Яркими представителями последней как раз и являются органы прокуратуры.

Несмотря на внешнюю логичность приведенных суждений, практически все они обладают следующими недостатками.

Во-первых, для них характерно отсутствие нормативно-правовых аргументов. Все приведенные суждения либо не соответствуют, либо противоречат действующему законодательству. К примеру, довольно проблематично вести речь о существовании отдельной контрольной ветви власти или об отнесении прокурорских органов к президентским структурам.

Во-вторых, как правило, сторонники приведенных позиций сводят роль современной прокуратуры к осуществлению какой-либо одной функции (преимущественно надзорной), в то время как современная российская прокуратура является многофункциональным органом. Игнорирование других направлений деятельности прокуратуры способствует формированию неправильных представлений о функциональном содержании той или иной ветви власти, а также неадекватному отражению значения прокурорских органов в российском государственном аппарате.

Наконец, изложенные суждения по существу представляют собой, на наш взгляд, не совсем удачную попытку модификации существовавшего в советской науке подхода к определению институциональной принадлежности прокурату-

ры с учетом современной теории разделения властей. При этом авторы того или иного взгляда чисто формально относят этот орган к какой-либо ветви власти на основании, как правило, одного признака, не раскрывая сущности и значения прокурорских органов в целом. К примеру, функционирование прокуратуры довольно продолжительное время в системе ведомства юстиции позволяет относить ее к исполнительной ветви власти; включение основных положений, регулирующих ее статус, в главу 7 «Судебная власть» Конституции РФ — к судебной; подотчетность прокуратуры в советское время высшему представительному (законодательному) органу — Верховному Совету СССР — к законодательной ветви власти.

На наш взгляд, более продуктивным является рассмотрение прокуратуры не в рамках традиционных или вновь придуманных ветвей власти, а как органа, однозначно не принадлежащего ни к одной из них, но в то же время занимающего особое положение в системе органов государственной власти. Такой подход впервые был заложен в Концепции развития прокуратуры на переходный период (далее — Концепция)6.

Согласно Концепции, традиционные ветви власти — законодательная, исполнительная и судебная, олицетворяющие собой единую верховную власть и ее разделение, вовсе не исключают возможность существования иных самостоятельных правовых институтов, к которым относится прокуратура. Имея функциональное отношение к каждой из ветвей власти, прокуратура тем не менее в полной мере не относится ни к одной из них. Это специфичное положение в государственном устройстве, с одной стороны, позволяет выступать ей в качестве самостоятельного эффективного элемента системы сдерживания любой из ветвей власти, а также осуществлять различные многочисленные функции, возложенные на нее Законом о прокуратуре. С другой стороны, в качестве «органа, представляющего. все три высшие федеральные ветви власти и защищающего с позиции надзора за соблюдением и исполнением общефедеральной законности их интересы, а значит, и интересы федеральной власти в целом»7.

Таким образом, определяя место прокуратуры в системе органов государственной власти, необходимо учитывать, что:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— современная российская прокуратура является самостоятельным государственно-правовым институтом, представляющим собой отдельную, независимую федеральную централизованную систему органов государственной власти;

— она в полной мере не относится ни к одной из существующих ветвей власти, а выступает в качестве самостоятельного элемента системы сдерживания любой из ветвей власти. В то же время прокуратура является органом представительства центральной власти (всех трех ветвей), призванным обеспечивать ее общефедеральные интересы практически во всех возникающих правоотношениях;

6 Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). М., 1994. С. 12.

— особое положение в системе органов государственной власти позволяет прокуратуре осуществлять многочисленные функции, по своей природе характерные для различных ветвей власти. К примеру, осуществление уголовного преследования и координация деятельности иных правоохранительных органов по борьбе с преступностью свойственны органам исполнительной власти. В то время как надзорная функция, на наш взгляд, более присуща представительным органам (по крайней мере когда речь идет о надзоре за исполнением законов). В свою очередь, поддержание государственного обвинения и участие прокурора при рассмотрении судом иных дел призваны прежде всего способствовать интересам осуществления правосудия, т.е. достижению целей, стоящих перед судебной ветвью власти.

Говоря об особом положении прокурорских органов, следует иметь в виду, что в зарубежных странах также довольно трудно однозначно отнести прокуратуру к какой-либо одной ветви власти (более того, такой задачи вообще не ставится). К примеру, в современной литературе выделяют четыре группы стран, исходя из места прокуратуры в системе органов государственной власти: 1) страны, где прокуратура входит в состав министерства юстиции, хотя при этом может относиться к органам правосудия и действовать при судах, а прокуроры могут принадлежать к судейскому корпусу («магистратуре»); 2) страны, где прокуратура полностью включена в состав судебной системы и находится при судах либо пользуется в рамках судебной власти административной автономией; 3) страны, где прокуратура выделена в самостоятельную систему и подотчетна парламенту или главе государства; 4) страны, где прокуратуры или прямого аналога вообще нет8. Примером первой группы стран могут быть: США, Франция, Страны Бенилюкса, Израиль, Япония и т.п.; второй — Испания, Колумбия, Болгария и др.; третьей — КНР, Вьетнам, КНДР, Куба и Лаос; последней, четвертой, — Великобритания9.

Отталкиваясь от предложенного подразделения, можно привести следующую исторически сложившуюся типологию устройства органов и учреждений прокуратуры, взяв за основу национально-правовую классификацию:

1. Англосаксонский тип прокуратуры. Основными функциями для этого типа прокуратуры являются осуществление уголовного преследования, поддержание публичного обвинения, а также участие в судах как органа представительства публичной власти. Для него характерно отсутствие у прокуроров надзорных полномочий. Организационно прокуратура этого типа представляет собой скорее не орган государственной власти (по крайней мере в континентальном понимании), а совокупность профессиональных корпорации юристов, состоящих на государственной службе (нанятых клиентом — представителем публичной власти). Этот тип включает в себя два вида прокуратуры — американский и британский.

Для американской модели характерна более высокая степень включения в государственный аппарат на федеральном уровне. Привычный для нас термин «прокуратура» применительно к США будет включать в себя несколько служб и должностных лиц: атторнейскую службу (точнее, федеральную аттор-

8 Додонов В.Н., Крутских В.Е. Прокуратура в России и за рубежом. М.: Норма, 2001. С. 5-6.

9 Там же. С. 6.

нетуру), возглавляемую генеральным атторнеем США (US Attorney General), являющимся одновременно министром юстиции США; солиситорскую службу (федеральную солиситуру), возглавляемую генеральным солиситором США; а также должность так называемого независимого прокурора (US Independent Counsel), осуществляющего свою деятельность в специальном присутствии по назначению независимых прокуроров (Special Division of Appointing Independent Counsels) Апелляционного суда округа Колумбия (U.S. Court of Appeals for the District of Columbia)10. Если на федеральном уровне прокуратура США представляет собой единую систему органов и должностных лиц, то на уровне штатов атторнетуры являются скорее профессиональной корпорацией юристов, представляющей интересы штата (публичной власти) при уголовном преследовании и в судебных делах, чем самостоятельной централизованной службой. Между федеральной атторнетурой и атторнетурами штатов существует в основном координационная связь.

Британская модель по существу является государственной корпорацией юристов (некоторые авторы открыто именуют ее «государственной адвокатурой»11 , основанной не на принципах единства и централизации, а на принципах профессионального сотрудничества. Возглавляет корпорацию генеральный атторней Великобритании, по своему статусу приравненный к члену английского парламента, однако не являющийся членом Кабинета министров. Будучи высшим должностным лицом британского сообщества адвокатов, генеральный атторней Великобритании поддерживает обвинение от имени правительства в суде по особо важным уголовным делам, а также представляет интересы правительства в качестве истца или ответчика.

Основными функциями континентально-европейского типа прокуратуры также являются осуществление уголовного преследования, поддержание государственного обвинения и участие в иных судебных делах. Однако кроме этого, указанные прокуратуры осуществляют судебное представительство интересов государства и реализуют надзорные полномочия. В этой связи европейские прокуратуры являются прежде всего правоохранительными органами. Организационно они занимают двойственное положение: с одной стороны, административно подчиняясь соответствующим министрам юстиции (т.е. формально входят в состав исполнительных органов власти), с другой — состоят и реализуют свои функции при многочисленных судах (функционируют в судебной системе). При этом в отличие от англосаксонского для этого типа характерны высокая степень централизации и наличие субординационных связей между вышестоящими и нижестоящими прокурорами. Наиболее типичными представителями данного типа являются французская, германская и российская прокуратуры.

Французская модель прокуратуры является классической, сочетающей в себе основные признаки, характерные для прокуратуры как органа государственной власти. Во-первых, это жесткая централизация и единство прокурор-

10 Власихин В.А. Служба обвинения в США: закон и политика. М.: Юридическая литература, 1981. С. 21.

11 Деришев Ю.В. Прокуратура Российской Федерации: Учебное пособие. Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-та, 2003. С. 6.

ской системы: прокуроры республики подчиняются генеральным прокурорам при апелляционных судах, которые назначаются и смещаются Президентом Республики по рекомендации министра юстиции. Во-вторых, осуществление различных функций: уголовное преследование, поддержание государственного обвинения, осуществление надзора за предварительным следствием и полицейским дознанием, участие в гражданском судопроизводстве в качестве самостоятельной стороны, представительство в суде интересов исполнительной власти. В-третьих, при осуществлении своих полномочий французские прокуроры вправе требовать содействия Вооруженных сил республики, т.е. наделены правом существенного государственного принуждения для реализации возложенных на них обязанностей. Наконец, как уже отмечалось выше, институционально французская прокуратура занимает двойственное положение между министерством юстиции (исполнительной властью) и судебной системой (судебной властью).

Германская прокуратура, будучи по своей природе правоохранительным органом, отличается большим уклоном в сторону обслуживания интересов правосудия. Основная функция этой прокуратуры заключается в осуществлении уголовного преследования. В широком смысле это означает осуществление процессуальных действий, руководство предварительным расследованием, формулирование, направление и поддержание обвинения в суде, участие в исполнительном производстве. Современная прокуратура ФРГ, несмотря на то что сам этот институт был заимствован из Франции в начале XIX века, практически лишена надзорных полномочий, что и позволяет выделить ее в отдельный вид. Другой ее отличительной чертой является меньшая степень централизации, что отчасти объясняется федеративным устройством германского государства.

Российская (советская) прокуратура занимает особое место в системе прокуратур континентальной Европы. Хотя, как уже отмечалось выше, прообразом российской прокуратуры также послужила французская прокуратура, изначально она учреждалась (и позже функционировала) на несколько иных принципах. Во-первых, для российской модели наряду с функцией уголовного преследования (поддержания государственного обвинения) характерны обширные надзорные полномочия. При этом наличие последних не обусловливается возложением на нее уголовного преследования как у французской прокуратуры, а является самостоятельным имманентным признаком отечественной прокуратуры. Во-вторых, российская (советская) прокуратура представляет собой систему независимых органов, обладающих лишь внешними признаками органов юстиции. Эта система органов подчинялась высшему органу государственной власти в стране, изначально — императору, а позже, в советское время, — Верховному Совету СССР. И в этой связи одной из основных ее задач являлось и является обеспечение интересов центральной власти на всей территории государства. В-третьих, такая модель прокуратуры под советским влиянием стала определяющей для ряда социалистических стран, ранее не знавших или не использовавших европейские традиции государственного строительства. Наконец, отсутствие аналогов петровской и советской прокуратур в правовых системах соответствующих исторических периодов позволяет выделить их в отдельный самостоятельный вид.

АЛМАТЫ. 28 апреля. КАЗИНФОРМ — Из числа сотрудников прокуратуры города на внеочередную аттестацию направлено более 300 оперативных работников.

Об этом сегодня в Алматы на брифинге о проведении внеочередной аттестации сотрудников органов прокуратуры заявил старший помощник прокурора южной столицы Болат Мажатаев.

«Нами проведена разъяснительная работа с личным составом органов прокуратуры вплоть до каждого помощника прокурора района. До всех доведены цель и порядок внеочередной аттестации», — сказал Б.Мажатаев. Он отметил, что основной задачей аттестации является создание эффективных механизмов отбора честных и профессиональных сотрудников при одновременном очищении от некомпетентных, скомпрометировавших себя должностных лиц, а также качественное изменение кадровой политики правоохранительных органов и повышение доверия к ним населения.

«При проведении внеочередной аттестации сотрудников правоохранительных органов будет дана оценка служебной деятельности аттестуемого, соблюдения им антикоррупционного законодательства. Особое внимание будет уделяться профессиональным и личностным качествам, определяющим нравственный облик аттестуемого сотрудника, для чего будет учитываться и мнение населения», — подчеркнул старший помощник прокурора Алматы.

от 17 января 1992 года № 2202–1

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Прокуратура Российской Федерации

1. Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 10.02.1999 № 31-ФЗ)

Прокуратура Российской Федерации выполняет и иные функции, установленные федеральными законами.

2. В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет:

надзор за исполнением законов федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

(в ред. Федеральных законов от 10.02.1999 № 31-ФЗ, от 01.07.2010 № 132-ФЗ, от 22.12.2014 № 427-ФЗ)

надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций;

(в ред. Федеральных законов от 10.02.1999 № 31-ФЗ, от 01.07.2010 № 132-ФЗ, от 22.12.2014 № 427-ФЗ)

надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

надзор за исполнением законов судебными приставами;

(абзац введен Федеральным законом от 10.02.1999 № 31-ФЗ)

надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу;

уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью;

возбуждение дел об административных правонарушениях и проведение административного расследования в соответствии с полномочиями, установленными Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и другими федеральными законами.

(абзац введен Федеральным законом от 21.11.2011 № 329-ФЗ)

3. Прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, арбитражными судами (далее — суды), опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов.

(в ред. Федерального закона от 10.02.1999 № 31-ФЗ)

4. Прокуратура Российской Федерации принимает участие в правотворческой деятельности.

5. Генеральная прокуратура Российской Федерации выпускает специальные издания.

Статья 2. Международное сотрудничество

Генеральная прокуратура Российской Федерации в пределах своей компетенции осуществляет прямые связи с соответствующими органами других государств и международными организациями, сотрудничает с ними, заключает соглашения по вопросам правовой помощи и борьбы с преступностью, участвует в разработке международных договоров Российской Федерации.

Статья 3. Правовые основы деятельности прокуратуры Российской Федерации

Организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации и полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации.

(в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 № 87-ФЗ, от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

На прокуратуру Российской Федерации не может быть возложено выполнение функций, не предусмотренных федеральными законами.

Статья 4. Принципы организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации

1. Прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов (далее — органы прокуратуры) и организаций и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 21.07.2014 № 233-ФЗ)

2. Органы прокуратуры:

осуществляют полномочия независимо от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений и в строгом соответствии с действующими на территории Российской Федерации законами;

действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об охране прав и свобод граждан, а также законодательства Российской Федерации о государственной и иной специально охраняемой законом тайне;

информируют федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, а также население о состоянии законности.

2.1. Органы прокуратуры в связи с осуществлением ими в соответствии с настоящим Федеральным законом прокурорского надзора вправе получать в установленных законодательством Российской Федерации случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных.

(п. 2.1 введен Федеральным законом от 23.07.2013 № 205-ФЗ)

3. Прокуроры не могут быть членами выборных и иных органов, образуемых органами государственной власти и органами местного самоуправления.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

4. Прокурорские работники не могут являться членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности. Создание и деятельность общественных объединений, преследующих политические цели, и их организаций в органах и организациях прокуратуры не допускаются. Прокуроры в своей служебной деятельности не связаны решениями общественных объединений.

(в ред. Федеральных законов от 28.12.2010 № 404-ФЗ, от 21.07.2014 № 233-ФЗ)

5. Прокурорские работники не вправе совмещать свою основную деятельность с иной оплачиваемой или безвозмездной деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности. При этом педагогическая, научная и иная творческая деятельность не может финансироваться исключительно за счет средств иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации. Прокурорские работники не вправе входить в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

(в ред. Федеральных законов от 02.03.2007 № 24-ФЗ, от 02.07.2013 № 185-ФЗ)

Статья 5. Недопустимость вмешательства в осуществление прокурорского надзора

1. Воздействие в какой‑либо форме федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений, средств массовой информации, их представителей, а также должностных лиц на прокурора с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в какой‑либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность.

(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

2. Прокурор не обязан давать каких‑либо объяснений по существу находящихся в его производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных пунктом 4 настоящей статьи.

(в ред. Федеральных законов от 28.12.2010 № 404-ФЗ, от 02.07.2013 № 156-ФЗ)

3. Никто не вправе без разрешения прокурора разглашать материалы проверок, проводимых органами прокуратуры, до их завершения.

(в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 № 87-ФЗ, от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

4. Ознакомление гражданина с материалами проверки осуществляется по решению прокурора, в производстве которого находятся соответствующие материалы, либо вышестоящего прокурора, принятому по результатам рассмотрения обращения гражданина, если материалы непосредственно затрагивают его права и свободы.

Не могут быть предоставлены гражданину для ознакомления документы, имеющиеся в материалах проверки и содержащие сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну.

Решение об ознакомлении гражданина с материалами проверки либо мотивированное решение об отказе в ознакомлении с материалами проверки принимается в десятидневный срок со дня подачи обращения гражданина. В случае принятия решения об отказе в ознакомлении с материалами проверки гражданину разъясняется право обжаловать принятое решение вышестоящему прокурору и (или) в суд.

(п. 4 введен Федеральным законом от 02.07.2013 № 156-ФЗ)

Статья 6. Обязательность исполнения требований прокурора

1. Требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в статьях 9.1, 22, 27, 30 и 33 настоящего Федерального закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок.

(в ред. Федерального закона от 17.07.2009 № 171-ФЗ)

2. Статистическая и иная информация, справки, документы и их копии, необходимые при осуществлении возложенных на органы прокуратуры функций, представляются по требованию прокурора безвозмездно.

(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

3. Неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, а также уклонение от явки по его вызову влечет за собой установленную законом ответственность.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ)

Статья 7. Участие прокуроров в заседаниях федеральных органов законодательной и исполнительной власти, представительных (законодательных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления

1. Генеральный прокурор Российской Федерации, его заместители и по их поручению другие прокуроры вправе присутствовать на заседаниях палат Федерального Собрания Российской Федерации, их комитетов и комиссий, Правительства Российской Федерации, представительных (законодательных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

2. Прокурор субъекта Российской Федерации, города, района, приравненные к ним прокуроры, их заместители и по их поручению другие прокуроры вправе присутствовать на заседаниях представительных (законодательных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления соответствующего и нижестоящего уровней.

3. Прокурор, его заместитель, а также по их поручению другие прокуроры вправе участвовать в рассмотрении внесенных ими представлений и протестов федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, коммерческими и некоммерческими организациями.

Статья 8. Координация деятельности по борьбе с преступностью

1. Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов таможенной службы и других правоохранительных органов.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2003 № 86-ФЗ)

2. В целях обеспечения координации деятельности органов, указанных в пункте 1 настоящей статьи, прокурор созывает координационные совещания, организует рабочие группы, истребует статистическую и другую необходимую информацию, осуществляет иные полномочия в соответствии с Положением о координации деятельности по борьбе с преступностью, утверждаемым Президентом Российской Федерации.

Статья 9. Участие в правотворческой деятельности

Прокурор при установлении в ходе осуществления своих полномочий необходимости совершенствования действующих нормативных правовых актов вправе вносить в законодательные органы и органы, обладающие правом законодательной инициативы, соответствующего и нижестоящего уровней предложения об изменении, о дополнении, об отмене или о принятии законов и иных нормативных правовых актов.

Статья 9.1. Проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов

(введена Федеральным законом от 17.07.2009 № 171-ФЗ)

1. Прокурор в ходе осуществления своих полномочий в установленном Генеральной прокуратурой Российской Федерации порядке и согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации, проводит антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и организаций, органов местного самоуправления, их должностных лиц.

2. При выявлении в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов прокурор вносит в орган, организацию или должностному лицу, которые издали этот акт, требование об изменении нормативного правового акта с предложением способа устранения выявленных коррупциогенных факторов либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Требование об изменении нормативного правового акта может быть отозвано прокурором до его рассмотрения соответствующими органом, организацией или должностным лицом.

3. Требование прокурора об изменении нормативного правового акта подлежит обязательному рассмотрению соответствующими органом, организацией или должностным лицом не позднее чем в десятидневный срок со дня поступления требования. Требование прокурора об изменении нормативного правового акта, направленное в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации или в представительный орган местного самоуправления, подлежит обязательному рассмотрению на ближайшем заседании соответствующего органа.

О результатах рассмотрения требования об изменении нормативного правового акта незамедлительно сообщается прокурору, внесшему требование.

Требование прокурора об изменении нормативного правового акта может быть обжаловано в установленном порядке.

Статья 10. Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений

1. В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Решение по жалобе на приговор, решение, определение и постановление суда может быть обжаловано только вышестоящему прокурору.

2. Поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы, иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством.

3. Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом.

4. Прокурор в установленном законом порядке принимает меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения.

5. Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются.

Статья 35. Участие прокурора в рассмотрении дел судами

1. Прокурор участвует в рассмотрении дел судами в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами.

2. Осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя.

3. Прокурор в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

4. Полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются процессуальным законодательством Российской Федерации.

5. Генеральный прокурор Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации принимает участие в заседаниях Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

6. Генеральный прокурор Российской Федерации вправе обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации по вопросу нарушения конституционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Статья 36. Опротестование судебных решений

1. Прокурор или его заместитель в пределах своей компетенции приносит в вышестоящий суд кассационный или частный протест либо протест в порядке надзора, а в арбитражный суд — апелляционную или кассационную жалобу либо протест в порядке надзора на незаконное или необоснованное решение, приговор, определение или постановление суда. Помощник прокурора, прокурор управления, прокурор отдела могут приносить протест только по делу, в рассмотрении которого они участвовали.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 10.02.1999 № 31-ФЗ)

2. Прокурор или его заместитель независимо от участия в судебном разбирательстве вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым решение, приговор, определение или постановление вступили в законную силу. Усмотрев, что решение, приговор, определение или постановление суда являются незаконными или необоснованными, прокурор приносит протест в порядке надзора или обращается с представлением к вышестоящему прокурору.

3. Протест на решение судьи по делу об административном правонарушении может быть принесен прокурором города, района, вышестоящим прокурором и их заместителями.

Статья 37. Отзыв протеста

Протест на решение, приговор, определение или постановление суда до начала его рассмотрения судом может быть отозван прокурором, принесшим протест.

Статья 38. Приостановление исполнения судебного приговора

Принесение Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем протеста на приговор, которым в качестве меры наказания назначена смертная казнь, приостанавливает его исполнение.

Статья 39. Представление о даче судам разъяснений

Генеральный прокурор Российской Федерации вправе обращаться в Пленум Верховного Суда Российской Федерации, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с представлениями о даче судам разъяснений по вопросам судебной практики по гражданским, арбитражным, уголовным, административным и иным делам.

«Чайка: Прокуратура не является карательным органом. Обвинительный приговор не самоцель.
Ну и так далее. Сложно понять, какую мысль хотел донести руководитель надзирающего органа. Если строго юридически, то прокуратура, конечно, не карательный орган по одной простой причине — у нас нет карательных органов, официально конечно. Если в более широком бытовом понимании, то кто тогда карательный орган, если не прокуратура?
Ну а если смотреть на реальное положение вещей, прокуратура потеряла свою значимость, а уровень профессионализма упал ниже некуда. Сейчас в уголовном процессе прокурор еще более ритуальная фигура, чем адвокат.
Гособвинение практически никак не противостоит защите, если есть защита, конечно. Мы состязаемся в процессе не с гособвинением, а с судом. Так что, если продолжить мысль Чайки, то карательный орган у нас сегодня суд. Добро пожаловать!»

Про Чайку полно в интернете

И там же ссылка ещё на одну новость:

ЕСПЧ наложил штраф на Россию за содержание подсудимых в металлической клетке в зале суда. Решение опубликовано на сайте.
ЕСПЧ признал, что российские власти нарушили статью 3 Европейской конвенции по правам человека.
Суд постановил выплатить потерпевшим компенсацию за моральный ущерб в размере от €3000 до €7500, а также возместить судебные издержки.
Про этих же людей https://pda.pravo.ru/news/view/137802/
UPD: внимательнее присмотрелись к информации право.ру: отличились, как обычно, писаки 🙂 указанная в заметке статья 3 Конвенции поименована как «Запрещение рабства и принудительного труда». Не говоря о том что рабство ну никак не соотносится с обсуждаемой темой, это — статья 4 Конвенции. Перепутали малёхо… Искали в поисковике, видимо, яндекс выдаёт в числе первых такую вот ссылку
http://зачётка.рф/book/6115/264374/3.%20%D0%97%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D1%80%D0%B0%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0%20%D0%B8%20%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%83%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%B0%20(%D1%81%D1%82.4).html
Ну, раз сперва стоит троечка, то, стало быть, и статья Конвенции — тоже третья. Перепутали № раздела монографии по найденной ссылке, и № самой статьи Конвенции 🙂 Бывает…
Ну, хоть саму монографию почитаем на досуге, подсказали 🙂
Короче: право ру в своём стиле… Троечка вам самим! Ладно, это из серии «в каждый горшок с кашей плюнуть». Поехали дальше…
На самом деле таких решений Европейского Суда намного больше. Упомянутая ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит, что никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.
Таким образом, Суд установил, что содержание подсудимого в клетке нарушает эту самую статью, поскольку является пыткой, бесчеловечным и унижающим достоинство обращением. При этом совершенно неважно, был ли признан подсудимый виновным. Даже преступников нельзя в суде держать в клетке.
Кроме всего прочего, такая клетка вообще не предусмотрена действующим законодательством РФ: она не является спецсредством, обязательным атрибутом зала судебного заседания и т.п. Её существование регламентируется различными документами, имеющими гриф ДСП (для служебного пользования), т.е. не зарегистрированными в Минюсте, и официально не опубликованными.
Таким образом, на основании этих документов не могут ограничиваться права и свободы человека. И конечно же, даже на основании официальных нормативно-правовых актов не могут быть применены ни пытки, ни бесчеловесное, унижающее достоинство, обращение. Об этом — выше.
Почему так подробно: в соответствии с ч. 3 ст. 37 УПК РФ прокурор в ходе судебного производства по уголовному делу поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.
В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Там же говорится о том, что если этими международными нормами установлены иные правила, нежели УПК, то применяются именно эти правила международного договора.
Т.е. в случае с клетками в суде и нахождении в них подсудимых во время процесса с законностью ну совсем никак, учитывая неоднократно установленные Европейским Судом нарушения Россией международного договора — Конвенции.
Поэтому, если-таки принимать за основу слова Чайки о том, что «прокуратура совершенно точно не является карательным органом», и что приговоры не являются главной задачей, и что в соответствии с фЗ 2202-1 «О прокуратуре в РФ» «прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации» (ч. 1 настоящего Закона), и свою деятельность прокуратурав осуществляет «в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства» (ч. 2 настоящего закона), совершенно непонятно:
1. Почему прокуратура не реагирует на нарушения как минимум ч. 4 ст. 15, ст. 18, ч. 2 ст. 19, ст. 21, ч. 1 ст. 22, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ (не перечисляя иных норм национального и международного права), допущенные при нахождении подсудимого в клетке в зале суда при рассмотрении дела?
2. Почему прокуратура не устраняет причины, по которым (вследствие допущенных и описанных выше нарушений) из бюджета РФ выплачиваются деньги жертвам — пострадавшим от действий властей?
С защитой прав человека всё более-менее понятно.
Где та самая защита охраняемых законом интересов государства, обязанность осуществления которой прокурором установлена ст. 2 ФЗ «О прокуратуре в РФ»?!
Следим за развитием событий. Должно быть интересно…Tags: прокурор, суд

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *