К уголовной ответственности не привлекалась

Конституционный Суд РФ вынес Постановление от 13 февраля № 8-П по делу о проверке конституционности п. 1 и 2 ст. 5 Закона о муниципальной службе в РФ в связи с жалобой гражданки Малышевой.

Прочерк в пункте о наличии судимости как повод для увольнения с муниципальной службы

В июне 2017 г. Наталия Егорова (после вступления в брак в августе 2018 г. изменившая фамилию на Малышева) обратилась в администрацию Цивильского района Чувашской Республики с заявлением о приеме на должность начальника отдела строительства и ЖКХ управления экономики. Согласно требованию ч. 3 ст. 16 Закона о муниципальной службе РФ ею также была представлена заполненная и подписанная анкета, в которой в пункте о наличии судимости соискательница поставила прочерк.

Решением конкурсной комиссии Егорова была признана победителем конкурса на замещение вакантной должности и с 26 июня 2017 г. приступила к работе, а спустя 5 месяцев назначена на должность первого зам. главы администрации – начальника управления экономики, строительства и ЖКХ.

В январе 2018 г. в ходе прокурорской проверки, проведенной на основании получения анонимного сообщения, было установлено, что при поступлении на муниципальную службу Наталия Егорова не представила сведения о судимости, в то время как приговором мирового судьи от 11 ноября 2015 г. она была признана виновной в совершении преступления по ч. 1 ст. 116 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в 8000 руб. Несмотря на то что в сентябре 2016 г. судимость с нее была снята до истечения срока погашения, в адрес районной администрации было внесено представление об устранении нарушений законодательства о муниципальной службе и противодействии коррупции, допущенных при приеме женщины на муниципальную службу.

В феврале того же года распоряжением администрации района Наталия Егорова была освобождена от должности, а трудовой договор с ней расторгнут на основании п. 3 ч. 1 ст. 19 Закона о муниципальной службе (в связи с несоблюдением ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой). Предшествовавшая увольнению служебная проверка показала, что, поставив прочерк в анкете, заполненной при поступлении на службу, соискательница тем самым не указала на наличие судимости – то есть фактически предоставила заведомо недостоверные сведения.

Наталия Егорова обратилась в суд с иском к районной администрации о выдаче копий документов, связанных с работой, признании распоряжения об увольнении незаконным и восстановлении в должности, а также взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Суды двух инстанций в удовлетворении иска отказали. При этом они критически отнеслись к доводам истицы об отсутствии умысла представить заведомо недостоверные сведения при поступлении на муниципальную службу – так, истица поясняла, что первоначально указала в анкете сведения о судимости, но, после того как глава администрации разъяснил, что она вправе не заполнять данный пункт по причине указания в самом тексте анкеты на необходимость его заполнения только при поступлении на государственную гражданскую службу, переписала анкету.

Также суды признали не имеющим правового значения тот факт, что на момент поступления на муниципальную службу и заполнения анкеты судимость с истицы была снята, а деяние, за которое она была осуждена, – декриминализовано. По мнению судов, основанием для расторжения трудового договора с муниципальным служащим по инициативе представителя нанимателя служит сам факт представления гражданином при поступлении на муниципальную службу заведомо недостоверных или неполных сведений – независимо от того, могли ли они повлиять на возможность принятия на муниципальную службу или стать основанием для отказа в заключении трудового договора.

Отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение Верховным Судом Республики Марий Эл, судья республиканского ВС со ссылкой на п. 2 ст. 5 Закона о муниципальной службе указал, что лицо, претендующее на замещение должности муниципального служащего, обязано сообщать о себе достоверные сведения, в том числе касающиеся судимости. В передаче кассационной жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ также было отказано.

Доводы жалобы в КС

В жалобе в Конституционный Суд заявительница подчеркнула, что п. 1 и 2 ст. 5 Закона о муниципальной службе не соответствуют Конституции РФ, поскольку обязывают гражданина, поступающего на муниципальную службу, сообщать о наличии судимости независимо от срока, истекшего с момента вынесения обвинительного приговора, а также вступления в силу нового уголовного закона, устраняющего преступность совершенного гражданином деяния, – притом что соответствующий пункт анкеты, обязательной для поступающего на муниципальную службу, подлежит заполнению только при поступлении на госслужбу.

В обоснование своих доводов она привела позицию Департамента государственной политики в сфере государственной и муниципальной службы, противодействия коррупции Минтруда РФ, выраженную в письме от 21августа 2018 г. № 18-0/10/ООГ-1216, из которого следует, что гражданин, поступающий на муниципальную службу, не обязан заполнять пункт анкеты о наличии судимости: ему может быть лишь рекомендовано представить такую информацию, в то время как неуказание в анкете данных о том, что такой гражданин был судим, само по себе не может рассматриваться как представление работодателю заведомо ложных сведений при заключении трудового договора (контракта) и служить основанием для отказа в поступлении на муниципальную службу.

Аналогичный подход к решению вопроса о предоставлении лицом, поступающим на муниципальную службу, сведений о судимости применен, как указала заявительница, судебной коллегией по гражданским делам Ульяновского областного суда в апелляционном определении от 7 мая 2013 г. № 33-1321/2013.

КС указал, что единство ограничений и обязательств для государственных и муниципальных служащих не предполагает полного тождества

Рассмотрев материалы жалобы, КС указал, что, поскольку п. 1 оспариваемой нормы в данном деле непосредственно не применялся, производство по делу в этой части подлежит прекращению.

Касательно п. 2 ст. 5 Закона о муниципальной службе Конституционный Суд со ссылкой на свои ранее высказанные правовые позиции отметил, что специфика публичной службы предопределяет особый правовой статус государственных (муниципальных) служащих, включающий их права, а также ограничения и запреты, наличие которых компенсируется в том числе предоставляемыми гарантиями и преимуществами. В силу этого введение особых правил поступления и прохождения государственной (муниципальной) службы и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение прав, закрепленных Конституцией (постановления от 30 июня 2011 г. № 14-П, от 21 марта 2013 г. № 6-П, от 21 марта 2014 г. № 7-П, от 30 октября 2014 г. № 26-П, от 8 декабря 2015 г. № 31-П, от 29 ноября 2016 г. № 26-П; определения от 1 декабря 1999 г. № 219-О, от 3 октября 2002 г. № 233-О и др.).

Вместе с тем, добавил КС, устанавливая такие ограничения и запреты и определяя правовые последствия их несоблюдения лицами, поступающими на соответствующую службу, а также государственными и муниципальными служащими, федеральный законодатель должен следовать и предписаниям ч. 2 ст. 54 Конституции, согласно которой юридическая ответственность может наступать только за деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями.

Данное требование, указал Суд, распространяется не только на отношения, связанные с установлением составов различных правонарушений и привлечением к ответственности за их совершение, но и на предполагающие наступление для таких граждан любых неблагоприятных правовых последствий, имеющих публично-правовую природу. Так, для муниципальных служащих указанные последствия могут наступать лишь в случае нарушения законодательных предписаний, адресованных непосредственно им.

Также КС отметил, что, утверждая единую форму анкеты, представляемой при поступлении как на государственную гражданскую службу, так и на муниципальную, Правительство РФ руководствовалось принципом взаимосвязи данных видов службы, а при определении объема сведений, требуемых при заполнении анкеты, оно исходило из обстоятельств, исключающих возможность поступления на службу и ее прохождения. В частности, поступлению на госслужбу (равно как и ее прохождению) препятствует наличие у гражданина неснятой или непогашенной судимости. Исходя из этого, в пункт анкеты и был включен соответствующий вопрос.

Вместе с тем, отмечается в постановлении, в отношении граждан, поступающих на муниципальную службу, а также муниципальных служащих аналогичное ограничение Законом о муниципальной службе не предусмотрено.

На этом основании, а также учитывая, что установленное оспариваемой нормой единство ограничений и обязательств при прохождении муниципальной и государственной службы не предполагает их полного тождества, а значит – автоматического распространения на муниципальных служащих такого связанного с госслужбой ограничения, как наличие неснятой или непогашенной судимости, – сведения о ее наличии либо отсутствии у лица, поступающего на муниципальную службу, не могут повлиять на оценку соответствия его квалификационным требованиям, предусмотренным законом для замещения должностей муниципальной службы, а равно не являются безусловно необходимыми для выявления обстоятельств, препятствующих принятию на муниципальную службу.

В связи с этим, указал КС, в анкете прямо предусмотрено, что пункт о наличии судимости заполняется только при поступлении на госслужбу. «Поскольку установление для государственных гражданских и муниципальных служащих различных ограничений, являющихся элементами правового статуса указанных лиц, само по себе не выходит за пределы дискреции федерального законодателя, приведенное правовое регулирование не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями и основанным на них принципом взаимосвязи государственной гражданской и муниципальной службы», – подчеркивается в постановлении.

Вместе с тем, добавил Конституционный Суд, непредставление гражданином при поступлении на муниципальную службу сведений, обязанность представления которых прямо не установлена Законом, не должно повлечь, в том числе после поступления на муниципальную службу, соответствующие правовые последствия, что в полной мере относится к ситуации, когда лицо, поступающее на муниципальную службу, не указало в анкете сведения о судимости.

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявительницы, КС признал подлежащими пересмотру.

Эксперты прокомментировали выводы КС

По мнению адвоката АП Архангельской области Владимира Цвиля, данное постановление можно отнести к разряду «рабочих», то есть решающих конкретный вопрос, связанный с дефектом правоприменительной практики.

Вместе с тем эксперт обратил внимание на следующие моменты. «Во-первых, процессуальные, – пояснил он в комментарии «АГ». – Так, в отличие от большинства иных постановлений, здесь подробно изложена позиция заявительницы. Это должно приветствоваться, так как зачастую позицию заявителя КС описывает абстрактно. Кроме того, сделан особый акцент на такое условие приемлемости жалобы, как невозможность восстановления конституционных прав и свобод заявителя иначе, чем посредством конституционного правосудия. При этом Суд сконцентрировал внимание на том, что заявительницей исчерпаны все средства судебной защиты в судах общей юрисдикции (пройдены все инстанции). В этом видится развивающаяся тенденция: КС приветствует призыв потенциала конституционного правосудия, когда исчерпаны все ординарные способы судебной защиты. Целесообразность соответствующих законодательных изменений также выразил председатель КС Валерий Зорькин 12 декабря 2019 г. на встрече Президента РФ Владимира Путина с судьями КС».

Во-вторых, добавил Владимир Цвиль, важным представляется вывод о том, что конституционный принцип недопустимости юридической ответственности только за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением (ч. 2 ст. 54 Конституции), распространяется не только на правонарушения в узком смысле, но и на отношения, предполагающие наступление любых неблагоприятных правовых последствий, имеющих публично-правовую природу. Данная правовая позиция, считает адвокат, обогащает судебную доктрину и раскрывает потенциал конституционных принципов.

«Кроме того, КС указал, что единство ограничений и обязательств, налагаемых на государственных гражданских и муниципальных служащих, не предполагает их полного тождества и допускает дифференциацию соответствующего правового регулирования. В частности, констатировал КС, такая дифференциация действует в отношении объема предоставляемой при поступлении на службу информации (анкетных данных). Однако этот вывод следует не столько из конституционных положений, сколько из действующего законодательства, а потому не предопределяет однозначных вариантов развития», – заметил Владимир Цвиль.

При этом он добавил, что вопрос о степени тождественности условий, налагаемых на государственных и муниципальных служащих, остается открытым, и только законодатель должен определять вектор направления соответствующей политики. «Думается, что в свете принципа единства публичной власти регулирование вопросов государственной гражданской и муниципальной службы также должно сближаться, поскольку не обнаруживается какой-либо ценности и целесообразности различного подхода в регулировании данных правоотношений», – резюмировал он.

«Если рассматривать позицию Конституционного Суда РФ с точки зрения конституционного и муниципального права, она изложена в постановлении ясно и конкретно», – отметил профессор кафедры публичного права Государственного университета управления, д.ю.н. Владимир Таболин. По его мнению, анкетные отличия не должны являться основанием ущемления прав граждан. «Иначе мы очень скоро вернемся к временам, когда анкета была важнее человека и легко ломала его судьбу», – добавил эксперт.

Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н. Александр Чертков поддержал позицию КС о недопустимости распространения на муниципальных служащих обязанности, прямо не предусмотренной законодательством. «Применение к ним аналогии с обязанностями госслужащих на основании единства природы публичной службы видится умозрительным и нарушает как права служащего, так и автономность местного самоуправления», – считает он.

Эксперт добавил, что позиция заявительницы жалобы базируется на верном понимании дифференцированного порядка заполнения единой анкеты при поступлении на муниципальную службу. «Требование закона указывать факт снятой судимости при поступлении на муниципальную службу отсутствует, и глава муниципального образования, со слов заявительницы, был устно осведомлен о судимости. Никаких оснований увольнять муниципального служащего с должности постфактум в связи с обращением прокуратуры не было», – считает Александр Чертков.

Он выразил надежду, что в связи с данным постановлением правоприменительная практика будет гуманизироваться, и снятая судимость перестанет быть «клеймом» на человеке, препятствовать его профессиональному развитию: «В России круг должностей, замещению которых препятствует судимость, представляется излишне широким, равно как и круг преступлений, порождающих такие ограничения. Особенно остра проблема неофициальной практики, когда люди подвергаются не основанным на требованиях закона ограничениям при трудоустройстве и в иных аспектах профессиональной деятельности в связи с фактом снятой судимости и даже по реабилитирующим обстоятельствам».

По мнению адвоката Октябрьского специализированного филиала Башкирской республиканской коллегии адвокатов Надежды Крыловой, постановление является примером правильного и справедливого понимания сути и различий государственной и муниципальной службы в РФ, исходя из действующих конституционных положений, их духа и смысла. «Так сложилось, что правоприменители в большей степени руководствуются принципом единства публичной природы государственной и муниципальной службы, – пояснила она. – При этом самостоятельность местного самоуправления, закрепленная в положениях ст. 130–133 Конституции, не учитывается. Именно этот отличительный признак местной власти определяет особенности и специфику муниципальной службы и одновременно не предполагает полного тождества государственной и муниципальной службы. В связи с этим ограничения и обязательства, налагаемые на муниципальных служащих, отличаются от ограничений и обязательств, налагаемых на госслужащих».

В связи с этим, полагает эксперт, представляется убедительной правовая позиция КС о невозможности «автоматического распространения на муниципальных служащих такого связанного с государственной гражданской службой ограничения, как наличие у гражданина неснятой или непогашенной судимости» и об «отсутствии у гражданина, поступающего на муниципальную службу, обязанности указывать при заполнении анкеты сведения о наличии или отсутствии у него судимости».

В заключение Надежда Крылова выразила надежду, что правовые позиции КС РФ окажут позитивное влияние на правоприменительную практику, в том числе на недопущение фактов «применения в отношении муниципального служащего неблагоприятных правовых последствий при отсутствии нарушения прямых правовых предписаний с его стороны».

в городской меже было всего от 1,5 до 4,0 тыс. дес. Кроме земель во владении городского общества были различного рода здания — как необходимые для размещения общественно-городских учреждений, Собрания общества (городового магистрата), так и служащие для промыслов. В Алатыре городу принадлежали две мучные водяные мельницы, которые отдавались «от градской думы, градским жителям из платежа». Темников имел на реке Мокше рыбные ловли, которые в 1784 г. были отданы на 5 лет «с платежом в градскую сумму» 47 руб. Городу принадлежали также трактир и перевоз на Мокше .

Внешним выражением сущности юридического статуса города становятся герб и печать, которыми общество скрепляет постановления и распоряжения обществен-но-городских учреждений как своих органов. Каждый вступающий в городское общество обязывается «учинить расписку вместо присяги» в том, что он признает городские общественные права и обязанности.

Таким образом, лишь с 1785 г. город приобретает статус юридического лица. До сих пор выборные сословно-городские должности представляли интересы не городского населения, общины, а государства. Воевода назначался и снимался царским указом. Он управлял как городским, так и уездным населением. По Положению 1785 г. городское общество становится политической единицей, субъектом прав и обязанностей. Этот акт, обозначив статус городского населения (имущественный ценз), выделил его из общеуезд-ного, создал собственно городское управление, в котором были разделены судебные и административные власти, выбираемые Собранием всего «градского общества» . Теперь городские выборные должности пользовались своей долей власти именно в силу того, что их избрало общество, которое как бы перенесло на них часть своих прав. Став юридическим лицом, города получили материальную независимость и право решать все вопросы самостоятельно — силами местной администрации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

п

1. Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. Т. 1 / И. И. Дитятин. СПб., 1875.

2. Известия Тамбовской ученой архивной комиссии. Вып. 42. Тамбов, 1897.

3. Кирилов И. К. Цветущее состояние Всероссийского государства / И. К. Кирилов. М. : Наука, 1977. 443 с.

4. Лезина Е. П. Города на территории Мордовии в XVI — XVIII вв. / Е. П. Лезина. Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2002. 100 с.

5. Полное собрание законов Российской империи : в 45 т. СПб., 1830.

Поступила 18.02.05.

К ВОПРОСУ О РАЗГРАНИЧЕНИИ ПОНЯТИЙ «ПРИВЛЕЧЕНИЕ К УГОЛОВНОМУ ПРЕСЛЕДОВАНИЮ» И «ПРИВЛЕЧЕНИЕ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

А. Г. СМОЛИН, старший преподаватель

Изменения уголовного и уголовно-процессуального законодательства дают повод поразмыслить над смысловым соотношением понятий «привлечение к уголовной ответственности» и «привлечение к уголовному преследованию».

Общеизвестно, что институт уголовной ответственности — это уголовно-право-вой институт, а институт уголовного преследования — процессуальный. Логично предположить, что термин «уголовная ответственность» уместен для обозначения

© А. Г. Смолин, 2005

уголовно-правовых (материальных) явлений, а термин «уголовное преследование» — уголовно-процессуальных.

Не вызовет возражений, полагаем, и то, что имеется неразрывная связь между этими институтами. Традиционно считается, что основанием уголовной ответственности служит совершение преступления. По мнению многих ученых, именно преступление есть юридический факт, порождающий материальное уголовно-правовое отношение между государством и субъектом преступления.

Получается, что процессуальные отношения, которые возникают в связи с необходимостью реализации (а равно установления, оформления, возложения) уголовной ответственности, вторичны в сопоставлении с базовым материально-уголовным отношением, носят якобы производный от него характер. Но тут просматривается ряд сложностей. Первая из них состоит в объяснении того, когда лицо привлекается к уголовной ответственности, вторая — в объяснении юридических последствий привлечения к уголовной ответственности в ходе досудебного производства в контексте ряда принципов уголовного процесса (презумпции невиновности, состязательности, законности и пр.).

Местом, где в наиболее острой форме встают указанные проблемы, становится институт прекращения уголовного дела или уголовного преследования по нереабили-тирующим основаниям. Очевидно, что решение о прекращении публичного уголовного преследования является актом, которым констатируется совершение обвиняемым преступления. Это подтверждается существующей системой учета преступлений1 Следовательно, такого рода решение можно считать одной из форм реализации уголовного преследования.

1 В настоящее время данная система базируется на Инструкции о едином учете преступлений, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры РФ и МВД России от 14.12.94 г. № 66/418; Указании Генеральной прокуратуры РФ и МВД России от 5.11.96 г. № 65/20-1 и 1/18430; Распоряжении Генеральной прокуратуры РФ и МВД России от 3.06.2002 г. № 1/32. Согласно § 12 Инструкции лица, в отношении которых уголовные дела прекращены по ч. 1 ст. 427 УПК, учитываются как совершившие преступления.

Между тем нельзя не признать справедливость мнения, согласно которому практика прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования противоречит принципу презумпции невиновности, закрепленному в ст. 49 Конституции РФ, а также в ч. 2 ст. 8, ч. 1 ст. 14 УПК РФ. Именно такая позиция нашла свое отражение в Заключении Комитета конституционного надзора СССР от 13.09.902 Однако позднее Конституционный Суд РФ признал ст. 6 УПК РСФСР соответствующей Конституции. При этом было отмечено, что прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки, хотя и предусматривает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), т. е. вопрос о его виновности остается открытым. Принятое на основании ст. 6 УПК РСФСР решение не подменяет приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ3. Ст. 26 УПК РФ, бывший аналог ст. 6 УПК РСФСР, теперь исключена из кодекса, однако вопросы, поднятые в связи с про-

2 Комитет конституционного надзора пришел к заключению, что, во-первых, ст. 5-1 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик в части, дающей возможность признать лицо виновным без рассмотрения дела в суде, не соответствует принципу презумпции невиновности; во-вторых, § 12 Инструкции о едином учете преступлений, утвержденной Генеральным прокурором СССР 30.12.85 МЬ 59/11, в части, предусматривающей учет в качестве совершивших преступление лиц, уголовные дела в отношении которых прекращены в связи с изменением обстановки, применением к виновному мер административного взыскания, передачей виновного на поруки, не соответствует ст. 160 Конституции СССР и законам СССР и утрачивает силу .

3 Подробнее об этом можно узнать в Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова».

веркой ее конституционности, сохраняют актуальность по отношению к другим статьям — 25, 28, 427 УПК. В частности, что

следует понимать под «привлечением к уголовной ответственности» и «признанием виновным лица», в отношении которого принимается решение о прекращении дела по нереабилитирующему основанию в ходе досудебного производства?

Перед нами вырисовывается круг более общих вопросов, требующих принципиального позиционирования, чтобы ответить на них. Что является основанием уголовного преследования и уголовной ответственности? Как соотносятся эти понятия — что первично, а что вторично?

Перед тем как приступить к рассмотрению указанных проблем, сделаем разъяснения по существу исходных представлений, из которых мы попытаемся вывести необходимые ответы.

Что кладет начало уголовно-процессу-альной деятельности, как, впрочем, и опера-тивно-розыскной, разница между которыми, по нашему мнению, может быть снята законодательным путем? Отвечаем: сведения, которые позволяют официальным органам уголовного преследования сделать обоснованное предположение о том, что было совершено преступное деяние и, следовательно, есть лицо, к которому должен быть применен уголовный закон. Понятно, что эти сведения дают обвинительной власти возможность только сделать предположение о том, что совершено.

Именно обязанность проверить данную презумпцию, процессуально оформленную в виде подозрения или обвинения, или вообще не оформившуюся ввиду отсутствия возможного адресата обвинительных притязаний, но, тем не менее, предполагающую наличие такового, приводит в движение механизм уголовного судопроизводства.

Обвинение — уголовный иск, т. е. обращенная к суду просьба обвинителя признать законным и обоснованным его утверждение о совершении обвиняемым преступления, о его виновности и, в случае удовлетворения этой просьбы, о мере уголовной ответственности, которая может быть по уголовному закону возложена на виновного.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Производимое обвинительной властью публичное уголовное преследование имеет назначением побудить судебную власть признать наличие материального уголовно-правового отношения между государством и обвиняемым. Основаниями для признания подсудимого виновным в совершении преступления могут быть только представленные суду обвинителем доказательства. Поэтому получение обвинительных доказательств и представление их судебной власти составляют главное содержание уголовного преследования. Полагаем, что в него входят: собирание и фиксация данных, которые могут быть представлены в качестве обвинительных доказательств в суде; применение процессуальных мер принуждения; принятие мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением; привлечение в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления; поддержание государственного обвинения; принесение обвинителем апелляционного (кассационного) представления и его деятельность в суде второй инстанции в сторону ухудшения положения осужденного (оправданного).

Общество поручило государству борьбу с преступлениями — наиболее опасными для общества посягательствами. Государство осуществляет ее правовыми способами через создание уголовного законодательства, в котором предусматривается уголовная ответственность за совершенные преступления. Уголовная ответственность выступает средством государственной оценки общественно опасных поступков и действий, способом реагирования на их совершение. Материальное основание для привлечения лица к уголовной ответственности возникает с момента совершения им преступления.

В литературе имеются различные мнения по поводу момента привлечения лица к уголовной ответственности. Советские ученые связывали начало ее реализации с привлечением лица в качестве обвиняемого. Однако более обоснованна в свете принципа презумпции невиновности позиция, согласно которой уголовная ответственность возлагается на обвиняемого обвинительным приговором суда, вступив-

шим в законную силу .

В. Г. Смирнов отмечает, что персонификация и установление конкретных прав и обязанностей сторон уголовно-правового отношения осуществляются путем издания актов о применении права. При этом возникают первоначально уголовно-процессуальные отношения, направленные на установление прежде всего признаков юридического факта уголовно-пра-вового отношения, а затем уже, после вступления в силу обвинительного приговора суда, и собственно уголовно-правовые отношения. Субъектами уголовно-правового отношения являются, с одной стороны, осужденный, а с другой — либо суд, либо государственные органы, ведающие исполнением наказания . Эта точка зрения перекликается с высказываемой рядом других авторов. В частности, П. И. Люблинский пишет: «Карательного полномочия государства до судебного приговора не существует. Судебный приговор, как юридический факт, порождает его… если иметь в виду карательное право, как абстрактную возможность, то оно всегда присуще государству, по отношению же к данному, конкретному лицу это право возникает лишь тогда, когда виновность этого лица констатирована, то есть после судебного приговора» . Е. Б. Мизулина полагает, что обвинение противостоит наказанию, не отрицает и не обусловливает его необходимости; оно есть то, что дозволено государству помимо суда .

В свете приведенных соображений, думается, можно предположить, что после совершения преступления у государства возникает абстрактно-потенциальное право на наказание преступника, поскольку его законодательная власть запретила это деяние законом под угрозой наказания. Но это право есть «право в себе». Оно существует только как абстрактная возможность. Можно сказать, что есть уже связь между государством и преступником, но это скрытая связь, предпосылка для правовой (но никак не властеотношение между государством и лицом, совершившим преступление, как утверждает

В. Г. Смирнов ).

Она находится в сфере потенциальных правовых возможностей, но не правовых реалий, и ее вполне допустимо охарактеризовать как дух права, но не само право.

Другими словами, совершение престу п-ления не есть юридический факт для возникновения уголовно-правовых или уголовно-процессуальных отношений, пока государство в лице его компетентных органов не осведомлено о факте преступления. Ведь возможно, что преступление останется латентным и не войдет в правовую сферу . Кроме того, прокурор (частный обвинитель) может и не добиться успеха в своей обвинительной деятельности; лицо, совершившее преступление, будет оправдано в суде, например из-за исключения из дела обвинительных доказательств, собранных с отступлениями от закона. Уголовно-правовое отношение не возникнет и в данном случае. Следует иметь в виду теоретическую необходимость объяснения таких явлений, как отказ в возбуждении или прекращение публичного уголовного преследования (уголовного дела) по мотивам целесообразности (например, прекращение уголовного дела (преследования) по ст. 25, 28 УПК при наличии оснований, указанных в ст. 76, 78 УК РФ). Существование подобных феноменов невозможно допустить, если признать совершение преступления юридическим фактом, производящим уголовно-правовое отношение. Кроме того, прокурором может быть предъявлено обвинение лицу, не совершавшему никакого преступления.

Уголовный процесс может возникнуть и даже завершиться вынесением обвинительного приговора (неправосудного) в отношении лица невиновного и даже не причастного к совершению преступления. В то же время многие преступления остаются нераскрытыми, многие остаются неизвестными для правоохранительных органов .

В любом случае уголовный приговор реализует право государства на наказание как конкретное притязание исполнительной власти к конкретному лицу. Приговор суда базируется на доказательственной основе, установленной в ходе судопроизводства, и

лишь опосредствованно связан с внепро-цессуальным составом.

Утверждение суда о наличии уголов-но-правовой связи между государством и преступником есть итог самопознания права, признания его как всеобщего. Данный процесс слагается из различных этапов, каждый из которых имеет свое содержание, своих субъектов познания. Это обусловлено следующим. Для того чтобы абстрактное право познало себя и стало конкретным, очевидным для нас, т. е. реальным, необходимо, чтобы оно развернулось в конкретно-актуальные правомочия притязания. В силу разделения властей эти полномочия сосредоточиваются не у какого-то одного государственного органа, выступающего от имени всего государства как юридического лица, а у различных государственных органов. Субъективное право на уголовный иск имеется у прокурора, притязание на исполнение наказания — у органов, исполняющих наказание; суд обвинительным приговором утверждает правомочность правопритязания государственной власти на наказание лица, обвиняемого в совершении преступления. При этом обвинительная власть в лице прокуратуры и иных государственных органов уголовного преследования активна, судебная власть — пассивна. На основании представленных обвинителем доказательств суд может признать наличие уголовно-правового отношения между обвиняемым и государством. Таким образом, уголовный суд по результатам рассмотрения уголовно-правового спора между обвинительной властью и стороной защиты констатирует право государства на привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступление .

Процессуальное досудебное уголовное преследование по делам публичного обвинения начинается с моментов: 1) возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица; 2) привлечения в качестве обвиняемого; 3) фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления; 4) применения любых мер процессуального принуждения, объективно ограничивающих права и законные интересы лица; 5) начала производства иных процессуальных действий, затрагивающих

права, свободы и законные интересы лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления.

Формы реализации уголовного преследования — процессуальные акты по распоряжению и использованию прокурором своих обвинительных полномочий для достижения цели защиты общества от общественно опасных посягательств, прав и законных интересов потерпевшего. К ним относятся: утверждение обвинительного заключения (обвинительного акта), постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию; дача согласия на применение особого порядка принятия судом решения (гл. 40 УПК) и т. п.

Исходя из вышеизложенного мы предлагаем считать, что привлечение к уголовной ответственности — это деятельность, а не акт. Данная деятельность складывается из нескольких этапов, каждый из которых знаменует более высокий уровень вызревания предположения о совершении определенным лицом преступления, его виновности.

Первично предположение о виновности лица в преступлении формулируется публичной обвинительной властью в обвинении (в идеале — это должен быть уголовный иск, представляемый суду). Таков начальный этап. Обвинение есть утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом (п. 22 ст. 5 УПК). Привлечение к уголовной ответственности — выдвижение против лица официального обвинения в порядке, установленном УПК РФ.

Из системного анализа уголовно-процессуальных норм, содержащихся, в частности, в п. 2 ч. 1 ст. 154, п. 3 ч. 1 ст. 225, п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК, вытекает, что первым процессуальным актом привлечения к уголовной ответственности выступает вынесение следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого или составление органом дознания обвинительного акта.

Сказанное не входит в разрез с конституционным установлением (ст. 49 Конституции РФ) о том, что только приговор конституирует уголовно-правовую связь между государством и преступником (ч. 2

ст. 8, ч. 1 ст. 14 УПК). Обвинительный приговор суда официально устанавливает виновность осужденного и возлагает на него несение уголовной ответственности. Заметим, кстати, что судебная власть может констатировать в окончательном виде виновность лица не только в обвинительном приговоре суда, но и в ином решении — в частности, постановлении, предусмотренном ч. 3 ст. 427 УПК.

Думаем, что обоснованное предположение о совершении определенным лицом преступления может быть сформулировано в постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого, постановлении об избрании меры пресечения или о возбуждении соответствующего ходатайства перед судом, а также и в других процессуальных решениях, в которых орган уголовного преследования обосновывает свое утверждение о совершении преступления подозреваемым в совершении преступления (ст. 46 УПК) или лицом, подозреваемым в совершении преступления (п. 4 ч. 3 ст. 49 УПК). Однако в подобных случаях следует говорить не о привлечении к уголовной ответственности, а о привлечении к уголовному преследованию1

Вторым этапом привлечения лица к уголовной ответственности является утверждение прокурором обвинительного заключения, обвинительного акта. Тем самым обвинительная власть формулирует перед судом требование о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого.

Третьим этапом в развитии обвинительной деятельности и, соответственно, привлечения к уголовной ответственности будет постановление судьи о назначении судебного заседания. Лицо, предположительно совершившее преступление, этим решением суда привлекается к судебному уголовному преследованию (предается суду) и становится подсудимым.

В окончательном виде вопрос о законности, обоснованности и справедливости привлечения к уголовной ответственности обвиняемого разрешается судом в форме приговора или постановления (определе-

1 Выражение «привлечение к уголовному преследованию» содержится в ст. 23 УПК.

Применение уголовного наказания не определяет сути не только привлечения к уголовной ответственности, но и реализации этой ответственности. Законодатель достаточно четко проводит различие между освобождением от уголовной ответственности и неприменением наказания (ч. 1 ст. 443 УПК)2. Уголовная ответственность может быть реализована в виде применения наказания к осужденному. Однако она может быть сочтена реализованной и при вынесении приговора без назначения наказания (п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК), а также и в других случаях, указанных, например, в ст. 431, ч. 1 ст. 443 УПК.

Итак, сложившаяся на настоящий момент система принятия решений по уголовному делу (обусловленная «смешанной» моделью нашего процесса) приводит к выводу, что привлечение к уголовной ответственности — это деятельность, инициируемая и поддерживаемая обвинительной властью в связи с наличием обоснованного предположения о совершении лицом преступления. Начало ей кладут действия стороны обвинения по привлечению лица, подозреваемого в совершении преступления, к уголовному преследованию. Затем она оформляется в предварительном акте привлечения к уголовной ответственности, т. е. в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительном акте. Эти процессуальные акты есть вместе с тем и акты предварительного обвинения. Таким образом, привлечение к уголовной ответственности происходит в процессе уголовного преследования. Последнее направлено на привле-

2 Косвенно на это указывает и формулировка

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ч. 1 ст. 427 УПК, где, в отличие от ст. 90 УК,

говорится о возможности исправления несовер-

шеннолетнего без «применения наказания», а не

об освобождении его от уголовной ответственности. Правда, в ст. 431 УПК законодатель опять употребляет выражение «освобождение от уголовной ответственности». Подобная терминологическая неразборчивость вносит дополнительную трудность в выявление истинного смысла правовых понятий, являющихся предметом нашего разговора.

чение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности в форме решения суда, разрешающего дело по существу.

Уголовное преследование можно считать реализованным тогда, когда достигаются цели обвинительной деятельности, а именно: 1) преступление раскрыто; 2) лицо, совершившее преступление, изобличено собранными по делу обвинительными доказательствами; 3) обвиняемый привлечен к уголовной ответственности в соответствии с законом; 4) к лицу, совершившему преступление, применен уголовный закон; 5) восстановлено юридическое состояние потерпевшего, в котором он находился до совершения преступления; 6) устранены условия и причины, способствовавшие совершению преступления.

Из сказанного вытекает вывод: привлечение к уголовной ответственности — деятельность, а еще точнее — становление. Уголовное преследование и привлечение к уголовной ответственности — это хотя и несовпадающие, но пересекающиеся понятия, цбо указывают на репрессии, применяемые государством к лицу, предположительно совершившему преступление.

Уголовное преследование реализуется в актах привлечения к уголовной ответственности, которые основываются на сведениях (доказательствах), полученных в ходе уголовного преследования, направленного на привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Но само оно проявляется в актах, которые совершаются на основе обоснованного допущения о том, что лицо совершило преступление. Меры процессуального принуждения — одна из составляющих содержания уголовного преследования. Однако они не засчитываются при определении размера неотбытого наказания.

Основания уголовной ответственности суть установленные судом (или органом предварительного расследования) по результатам исследования обвинительных доказательств факты, которые подтверждают с большой степенью вероятности (исключающей всякие разумные сомнения) то, что обвиняемый совершил преступление. Об основаниях привлечения к уголовной ответственности можно сказать, что это факты, позволяющие опровергнуть презумпцию невиновности обвиняемого.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Александров А. С. Диспозитивность в уголовном процессе / А. С. Александров. Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. 209 с.

2. Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 39. Ст. 775.

3. Люблинский П. И. Новая теория уголовного процесса / П. И. Люблинский. СПб., 1916. 60 с.

4. Марцев А. И. Преступление: сущность и содержание / А. И. Марцев. Омск : ОВШМ МВД СССР, 1986. 215 с.

7. Сборник законодательства РФ. 1996. № 45. Ст. 5203.

8. Смирнов В. Г. Функции советского уголовного права / В. Г. Смирнов. Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1965. 277 с.

Поступила 20.11.04.

В наше время работодателю не составляет труда узнать о вашем прошлом, особенно если это «темное» прошлое. Рынок труда у нас совсем не поощряет тех, кто, будучи в свое время осужден, решил вернуться к нормальной жизни: судимость – «черная метка», с которой очень сложно устроиться на работу. Естественно, работодатель не озвучит вашу судимость в качестве причины отказа, так как за это можно подать в суд. Согласно закону (86 статья уголовного кодекса РФ), после погашения судимости человек может не только пойти работать, но и, например, получить лицензию на хранение оружия для работы телохранителем или охранником (конечно, если он не был осужден за тяжкое или особо тяжкое преступление).

Конечно, есть сферы, в которые по закону не берут людей даже после погашения судимости: прокуратура, ФСБ, милиция. В остальном же судимость формально не должна являться причиной отказа кандидату. Но на практике все происходит иначе.

Вопросы о судимости встречаются в анкетах при прохождении собеседования, приеме на работу. Решение о внесении такого пункта в анкету может внести руководство компании, HR-отдел или служба безопасности. И он будет вполне правомерен. Человек, отвечающий на подобные вопросы в анкете, после заполнения подписывает ее и дает разрешение на проверку заполненных данных службой безопасности компании. Информация о судимости необходима при приеме на работу сотрудников любого уровня в государственных и смежных с ними структурах. Также если специалист подбирается на позиции среднего и высшего звена в финансовую, материально ответственную сферу, либо его работа связана с информационными технологиями. Если мы, к примеру, говорим о позиции руководителя IT-департамента крупного банка, то, разумеется, информация о судимости соискателя будет проверена службой безопасности в обязательном порядке. А если речь идет, скажем, о должности рядового менеджера по продажам зубной пасты, то данный факт не будет иметь решающего значения.

Конечно, при трудоустройстве человек, имевший ранее судимость, может столкнуться с рядом проблем, – главным образом, этического характера. Но не стоит забывать, что сейчас существует ряд социальных программ по адаптации, помощи при поиске работы, перепрофилированию. Также есть агентства по трудоустройству, которые всегда имеют целый ряд вакантных предложений для самых разных специалистов.

Если отсутствие судимости не является обязательным требованием, установленным нормативным или ненормативным актом, то работодатель по закону не может отказать в приеме на работу судимого претендента. Но, к примеру, в органы МВД, ФСБ принимаются не судимые граждане, следовательно судимому откажут правомерно. Отстоять свои права можно, требуя письменный отказ в приеме на работу с обоснованием причины, но на практике, конечно, получить его маловероятно. В таком случае, даже если отказа в письменном виде нет, все равно есть повод обратиться в суд за защитой своих прав. Если судимость погашена или снята досрочно, то смело в анкетах можно писать — «не судим».

Заполняя анкету при приеме на работу, ранее судимый соискатель может смело писать, что он не судим (в том случае, конечно, если судимость погашена). Лучше устраиваться в небольшие компании и на рядовые должности: скорее всего, служба безопасности не будет проверять кандидата. В дальнейшем же можно подняться по карьерной лестнице и перейти в крупную компанию. Запомните, если человек был судим, то это не значит, что он не сможет устроиться на нормальную работу и вернуться к полноценной жизни.

При рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, необходимо иметь в виду, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (статьи 19, 37 Конституции РФ, статьи 2, 3, 64 Кодекса, статья 1 Конвенции МОТ №111 1958 г. о дискриминации в области труда и занятий, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1961 г.).

Между тем при рассмотрении дел данной категории в целях оптимального согласования интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор, и с учетом того, что исходя из содержания статьи 8, части 1 статьи 34, частей 1 и 2 статьи 35 Конституции РФ и абзаца второго части первой статьи 22 Кодекса работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала) и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя, а также того, что Кодекс не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, необходимо проверить, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора.

При этом необходимо учитывать, что запрещается отказывать в заключении трудового договора по обстоятельствам, носящим дискриминационный характер, в том числе женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (части вторая и третья статьи 64 Кодекса); работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы (часть четвертая статьи 64 Кодекса).
Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела.
Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным.

Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудового функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

Скользкие и недопустимые вопросы в анкете

В Вашем случае она так и не наступила. НО, если быть честным до конца, то Вы можете объяснить работодателю (и в некоторых отраслях это лучше не скрывать), что привлекались к суду. Решение этого вопроса будет лежать на Вашей совести.

ВажноЯ хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления… Татьяна Российская Федерация, Санкт-Петербург #12 22 октября 2009, 13:46 Lyudmila писал(а): Если писать честно — то нужно писать «Привлекался».
Судя по посту, дело о преступлении небольшой или средней тяжести правоохранительными органами однозначно было возбужедено и даже было передано в суд. В суде, согласно ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ, состоялось примирениние сторон и уголовное дело было прекращено.
То что в отношении подсудимого не был вынесен приговор, не означает, что к уголовной ответственности он не привлекался.
В статье мы расскажем о том, законен ли такой отказ, стоит ли скрывать свою судимость перед работодателем и в каких профессиях бывший осужденный не сможет себя реализовать. Содержание статьи ○ Какие типы судимости существуют? ○ Ограничения по закону: где нельзя трудиться лицам с судимостью? ○ Учитывают ли основания получения судимости? ○ Кто может получить сведения о судимости, как работодатель узнаёт? ○ Как устроиться на работу если судимость была снята или погашена? ✔ Графа о судимости в анкете.✔ Причины отказа, как доказать? ○ Советы юриста: ✔ Привлекался несколько лет назад к уголовной ответственности, но судим не был, проблемы с трудоустройством могут быть?✔ Один из моих родственников отбывает срок за уголовное преступление, может ли это быть мне препятствием в поступлении в академию ФСБ или МВД?✔ При поступлении на работу заполнял анкету и в графе о судимости написал «Нет”.

Можно выделить такие типы судимости:

  1. Текущая судимость – она бывает у человека, который отбывает наказание или только освободился от него, а нужный период еще не прошел.
  2. Условная судимость – устанавливается для людей, осужденных условно и по сути ничем не отличается от текущей. Если преступник докажет своим поведением, что не заслужил наказания, судимость подлежит досрочному снятию через суд.
  3. Погашенная судимость – имеет место, когда человек после отбытия наказания определенный период не совершал преступлений.
  4. Снятая судимость – снимается судом или другим органом ранее установленного срока вследствие хорошего поведения преступника или других причин (амнистия, помилование).

Сведения о судимости человека сохраняются в ГИАЦ РФ.
Существует лишь один способ убрать ее из базы – снять судимость по реабилитирующим обстоятельствам.

О применении части второй статьи 86 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2003 N 3-П. 2. Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.3.

Судимость погашается:а) в отношении лиц, условно осужденных, — по истечении испытательного срока;б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении трех лет после отбытия наказания;г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, — по истечении шести лет после отбытия наказания;д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — по истечении восьми лет после отбытия наказания.4.
Но на вопрос о том, привлекались ли вы к ответственности и на каком основании, следует ответить правду, указать статью и год, в котором был вынесен приговор. Крайне не рекомендуется указывать неправдивые данные о себе, так как наличие погашенной или снятой судимости по закону не является препятствием для трудоустройства (если только речь не идет об образовательной и правоохранительной сферах). Наряду с этим сокрытие данных является причиной для увольнения сотрудника, если речь идет о таких сферах как обеспечение транспортной безопасности, гражданская служба (п. 6 ч. 1 ст. 10 Закона № 16-ФЗ, п. 8 ч. 1 ст. 16 Закона № 79-ФЗ). Предоставление подложных документов при трудоустройстве чревато для всех граждан (ст. 81 ТК РФ).
Уголовная ответственность — репресивные действия со стороны государства. Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления… Lyudmila Российская Федерация, Москва #13 22 октября 2009, 13:57 Людмила писал(а): Уголовная ответственность не наступила, т.к. это выражение, проще говоря, означает «срок» или другое наказание.Условный или фактический. Людмила, будьте добры, не путайте понятия «ответственность» и «наказание». Срок — это наказание. Ст. 43 УК РФ сказано: «Наказание – мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных Кодексом лишении или ограничении прав исвобод этого лица».Все виды наказаний перечислены в ст.
44 УК РФ.

Привлекался к уголовной ответственности — это значит обязательно судим?

  1. это значит не привлекался
  2. Судим- значит есть обвинительный приговор суда, привлекался к уголовной ответственности, значит, уголовное дело в суде и на следствии (дознании) прекращено по нереабилитирующим основаниям (примирение, деятельное раскаяние, истечение срока давности, амнистия и т. д.) , то есть фактически человек признан виновным, но освобожден от наказания. Судимым числится не будет, но на биографии будет «пятно», таким образом, устроиться на работу в правоохранительные органы и куда-нибудь ещ, где будет проверяться данные будет невозможно. Даже при возбуждении в отношении человека уголовного дела или предъявлении обвинения в совершении преступления человек не обязательно будет считаться привлеченным к уголовной ответственности, важно какое решение будет по результатам расследования или рассмотрения дела в суде. Совет: при устройстве на работу не в правоохранительные органы предоставлять с собой копию процессуального решения, чтобы работодатель мог не на словах, а на бумаге увидеть за что человек был судим или привлекался к уголовной ответственности.
  3. Привлекаться к уголовному преследованию не означает быть судимым. . Судимость ст. 86 УК РФ

    1. Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания.

    О применении части второй статьи 86 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2003 N 3-П.

    2. Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.
    3. Судимость погашается:
    а) в отношении лиц, условно осужденных, — по истечении испытательного срока;
    б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;
    (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
    в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении трех лет после отбытия наказания;
    г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, — по истечении шести лет после отбытия наказания;
    д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — по истечении восьми лет после отбытия наказания.
    4. Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.
    5. Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.
    6. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

  4. уголовная ответственность предполагает применение наказания, установленное УК.

    кстати, в период предварительного расследования и даже в период судебного разбирательства, и более того, до вступления в силу обвинительного приговора, например в кассации, уголовной ответственности лицо не несет. Соответственно к ней и не привлекается.

  5. Привлечение к уголовной ответственности и судимость — разные вещи.
  6. Судимости то нет, но в милицейских базах следы останутся до конца Вашей жизни, так что будьте готовы, что это когда-нибудь где-нибудь может всплыть.
  7. Привлекался к уголовной ответственности и был судим — это два разных понятия. Судим — значит осужден вступившим в законную силу приговором суда. Привлекался к уголовной ответственности — это значит, что в отношении лица осуществлялось уголовное преследование, которое затем было прекращено, в том числе по нереабилитирующим основаниям.
  8. я так поняла, что закончили примирением сторон. получается что уголовное преследование прекратилось в связи с примирением сторон. в этой фразе и есть ответ на ваш вопрос-судимости нет.
  9. Привлекался, значит был вынесен приговор
  10. Привлекался к уголовной ответственности — это значит что человеку официально предъявляли обвинение в совершении преступления по ст. УК РФ. Но суда еще не было. После предъявления обвинения, на обвиняемого заполняется статистическая карта, данные из которой передаются в инфор. центр МВД (так называемые вами базы данных) . Человек сведения о котором попали в эту базу данных, становится лицом, которое привлекалось к уголовной ответственности. То есть по сути дела вс зависит от сотрудника милиции — заполнит он стат. карту или нет, передаст ее в центр или нет. Информация пришла — человек привлекался. Когда состоится суд и будет вынесен обвинительный приговор — то же самое — стат. карта — человек судим.

Данный вопрос был задан другим лицом в конференции авто.ру, но ситуация кажется мне крайне неоднозначной. В отношении определенного лица было возбуждено уголовное дело (видимо ст. 167. умышленные уничтожение или повреждение имущества), впоследствии прекращенное дознавателем в связи с возмещением ущерба, примирением или малозначительностью (основание неизвестно, и возможно прекращено по УПК РСФСР). Понятно, что по базе будет проходить, что в отношении данного лица возбуждалось уголовное дело. Часто в анкетах требуют заполнить графу «привлекались ли Вы к уголовной ответственности». В данном частном случае лицо в качестве обвиняемого привлечено не было, а если бы и было?В такой графе анкеты не указываются погашенные и снятые судимости, но, получается, что всегда указывается факт возбуждения уг.

ВажноКроме того, постарайтесь заручиться поддержкой как можно большего числа коллег, которые смогут доказать, что со своими обязанностями вы хорошо справляетесь и обладаете нужными навыками. Вернуться к содержанию ○ Советы юриста: ✔ Привлекался несколько лет назад к уголовной ответственности, но судим не был, проблемы с трудоустройством могут быть? Если вы не были судимы, то данных о вас в системе ГИАЦ РФ нет. Можете не переживать по поводу трудоустройства. ✔ Один из моих родственников отбывает срок за уголовное преступление, может ли это быть мне препятствием в поступлении в академию ФСБ или МВД? Да, но не обязательно.

SHelen Российская Федерация, Нижний Новгород #9 22 октября 2009, 11:50 Я ждала, когда появится Lyudmila, она все расставит на свои места. Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления… Если не можешь изменить мир, измени свое отношение к нему! Станислав Ежи Лец.

Lyudmila Российская Федерация, Москва #10 22 октября 2009, 11:56 SHelen писал(а): Я ждала, когда появится Lyudmila, она все расставит на свои места. Мерси за комплиман Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления… Людмила Российская Федерация, Москва #11 22 октября 2009, 13:37 Уголовная ответственность не наступила, т.к.
это выражение, проще говоря, означает «срок» или другое наказание.Условный или фактический. Уголовная ответственность наступает по решению суда.

Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.5. Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.6. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

  • уголовная ответственность предполагает применение наказания, установленное УК.
    кстати, в период предварительного расследования и даже в период судебного разбирательства, и более того, до вступления в силу обвинительного приговора, например в кассации, уголовной ответственности лицо не несет.

  • Привлекался, значит был вынесен приговор
  • Привлекался к уголовной ответственности — это значит что человеку официально предъявляли обвинение в совершении преступления по ст. УК РФ. Но суда еще не было. После предъявления обвинения, на обвиняемого заполняется статистическая карта, данные из которой передаются в инфор. центр МВД (так называемые вами базы данных) . Человек сведения о котором попали в эту базу данных, становится лицом, которое привлекалось к уголовной ответственности.
    То есть по сути дела вс зависит от сотрудника милиции — заполнит он стат. карту или нет, передаст ее в центр или нет. Информация пришла — человек привлекался. Когда состоится суд и будет вынесен обвинительный приговор — то же самое — стат. карта — человек судим.
  • загрузка…

Здравствуйте! Исходя из содержания главы 9 УК РФ, замечу, что наказаниями, исключающими возможность исполнения должностных обязанностей, являются: лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение свободы, арест, лишение свободы (на определенный срок или пожизненное). Следовательно, назначение судом других видов наказаний не должно служить препятствием для поступления гражданина на гражданскую службу и нахождения на гражданской службе. Однако в соответствии с ч. 1 ст. 86 УК РФ, судимость начинается со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу и заканчивается моментом погашения или снятия судимости.
Согласно другим положениям ст.
SHelen Российская Федерация, Нижний Новгород #6 22 октября 2009, 10:53 Я конечно не знаю, данному автору вопроса какой предстоит заполнять документ, но в стандарном резюме, анкете, как правило такого вопроса нет. Нет вопроса — нет ответа. Но, еще раз повторю, стандартной, может здесь какая-то особенная анкета?А потом если вчитываться в слова «ПРИВЛЕКАЮТ» — а тут дело закрыли, было следствие, но не привлечение, наказания -то не было. Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления…
Если не можешь изменить мир, измени свое отношение к нему! Станислав Ежи Лец.

Загрузка… Привлекался к уголовной ответственности — это значит обязательно судим?

  1. это значит не привлекался
  2. Судим- значит есть обвинительный приговор суда, привлекался к уголовной ответственности, значит, уголовное дело в суде и на следствии (дознании) прекращено по нереабилитирующим основаниям (примирение, деятельное раскаяние, истечение срока давности, амнистия и т. д.) , то есть фактически человек признан виновным, но освобожден от наказания. Судимым числится не будет, но на биографии будет «пятно», таким образом, устроиться на работу в правоохранительные органы и куда-нибудь ещ, где будет проверяться данные будет невозможно.

ИнфоТК РФ).На транспорте, в авиации, в армии, на гражданской службе не могут работать те, у кого судимость не снята или не погашена, а преступление было совершено умышленно. Экономистом не может стать лицо с непогашенной или неснятой судимостью, совершившее уголовно наказуемое деяние в сфере экономики или преступление против государства. Работниками правоохранительных органов лица, имевшие когда-либо судимость, стать никогда не смогут.
ВниманиеОснования привлечения к ответственности роли не играют. Вернуться к содержанию ○ Кто может получить сведения о судимости, как работодатель узнаёт? Доступ к данным о судимости имеют исключительно правоохранительные органы. Когда соискатель к ним устраивается на работу, его обязательно проверяют по базе ГИАЦ РФ.
Причем не только его, а и его близких родственников.
Кроме того, органы полиции обязаны: «32) Выносить заключение о возможности допуска лиц к выполнению работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности; … 39) предоставлять по межведомственным запросам органов государственной власти, органов местного самоуправления, предоставляющих государственные или муниципальные услуги, сведения о наличии у лица непогашенной или неснятой судимости, если для предоставления государственной или муниципальной услуги предусмотрено предоставление таких сведений или документа, содержащего такие сведения, в указанные государственные органы или органы местного самоуправления» (ст. 12 Закона «О полиции»). То есть, органы власти и администрация транспортных предприятий теоретически могут узнать о наличии судимости у соискателя.
Возник спор: считается чевеловек привлеченным к уголовной ответственности после решения суда или на стадии следствия ?В теории уголовного права даются различные определения уголовной ответственности: 1. Уголовная ответственность есть следствие совершения преступления, и возникает она только с момента осуждения лица судом и вынесения обвинительного приговора (Ю.М. Ткачевский, В.Г. Смирнов, А.В. Кладков и ДР.). 2. Уголовная ответственность — это обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть меры государственного принуждения. Такая обязанность возникает уже с самого момента совершения преступления (М.Д. Шаргородский, М.П. Карпушин и В.И. Курляндский). 3. Уголовная ответственность это обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться мерам уголовно-процессуального воздействия, а затем и понести наказание, назначенное судом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *