Какой должен быть процент оригинальности научной статьи?

Чем отличается плагиат от цитаты? Где проходит граница между ними? Чем это регламентируется? Какой объем заимствований может быть в научной статье?

Включать в свою научную статью чужие высказывания, таблицы или рисунки можно. Иногда это бывает просто необходимо. Вопрос в том, чтобы сделать это правильно.
Плагиатом является умышленное присвоение авторства на чужое произведение или часть произведения.
Исходя из этого, прежде всего для заимствованного фрагмента нужно указать автора. После цитаты (в виде текста, рисунка или таблицы) делается сноска или ссылка на источник с указанием страницы. Этого достаточно, чтобы не нарушать чужих авторских прав.
Но у любого заимствования должны быть разумные пределы. Научная работа не может состоять из одних цитат. В каком объеме можно процитировать автора, и какой объем цитат в общем может содержать научная статья?
Если рассматривать область защиты авторского права, то в законодательстве четкого ответа на вопрос об объеме заимствования не дается, использовать заимствованные материалы можно «в объеме, оправданном целью цитирования». Так указано в ст. 1274 ГК РФ.
Для научной статьи нормальным является объем заимствований не более 5-10 % текста. В любом случае заимствования любого объема должны быть оправданы целями написания статьи.
В статьях для журналов «Российское предпринимательство» и «Креативная экономика» допускается не более 10% заимствованного текста. При этом, обращаем ваше внимание на то, что если это фрагмент закона или отдельные предложения из научной работы, то объем может быть и немного больше 10%. Но если это абзац, целиком взятый из реферата или книги, то такие заимствования не допускаются независимо от объема.
Все поступающие в редакцию материалы проверяются системой Антиплагиат.

Дмитрий Мищенко 788 3 года назад музыкант

Блин, такая же фигня. Самый жесткий фейл со мной случился, когда я полностью записал трек, и дело уже дошло до сведения. Долго не мог понять, почему она звучит так, как будто я где-то это слышал. Оказалось, что я почти полностью скопировал песню, которую слышал года 3-4 назад всего пару раз. Понял это, когда она случайным образом попала в плейлист, когда я был в гостях у друзей. Поэтому я знаю, что это за чувство.

Как бороться. Лично для меня работает такой способ: когда начинаю писать трек, заранее подбираю чужой. То есть — никогда не начинаю придумывать с нуля. Я разбираю этот чужой трек примерно, не углубляясь, но охватывая всё: гармонию, мелодию, ритм, структуру и даже тембры. Получается, можно сказать «осознанный плагиат», точнее даже это близко к каверу. А потом беру и изменяю по своему усмотрению, но главное – до неузнаваемости. В это время в голове подсознательно не будет возникать какая-то песня, услышанная сто лет назад и которую ты боишься случайно скопировать. Вместо этого будет возникать песня, с которой ты только что сознательно всё сплагиатил, а теперь меняешь таким образом, чтобы от этого плагиата и следа не осталось.

Фото: SplitShire

Дело Кормухиной против Гагариной сложное: Кормухина сообщает, что аранжировку песни «Кукушка» для нее написал еще в 2011 году музыкант Алексей Белов с одобрения Александра Цоя, сына погибшего лидера группы «Кино». Позже Ольга услышала эту песню в исполнении Гагариной на аранжировку Константина Меладзе, изначально созданную для фильма «Битва за Севастополь». Кормухина заявила, что специалист, проводивший экспертизу, признал обе аранжировки идентичными — в общем плане музыкальной формы, соотношении разделов формы (куплеты, припевы, инструментальные эпизоды), в метрической схеме.

Скопировала ли Гагарина аранжировку музыкального произведения, станет известно после проведения судебной экспертизы, о которой ходатайствовали представители Кормухиной в декабре 2019 года. Пока известно, что Константин Меладзе зарегистрировал в Российском авторском обществе (РАО) авторские права на аранжировку к песне, тогда как музыки Белова к «Кукушке» в реестре РАО нет.

Для того чтобы определить, где самостоятельное творчество, а где музыкальный плагиат, необходимо иметь ясные критерии. В России сложившейся судебной практики по разрешению подобных дел крайне мало. Хотя периодически в музыкальной среде звучат обвинения в плагиате (так, например, известен случай, когда Юрий Шевчук обвинял Олега Газманова в плагиате песни «Рожденный в СССР»), до суда дело обычно не доходит.

В этом смысле хрестоматийными являются недавние конфликты между известными исполнителями.

Дидье Моруани, Филипп Киркоров и Олег Попков

Таганский районный суд в 2019 году отказал французскому композитору Дидье Моруани в иске к Филиппу Киркорову и композитору Олегу Попкову на сумму 272 млн рублей. Композитор обвинял Киркорова и Попкова в том, что в композиции «Жестокая любовь» присутствуют существенные заимствования из его песни Symphonic Space Dream.

Чтобы иметь шанс выиграть дело, сторона обвинения должна доказать права на «украденное» произведение и факт использования плагиатором. Суд посчитал, что ни первое, ни второе Моруани не доказал.

Это была не первая попытка Моруани. В 2016 году композитор также предъявлял иск к Киркорову о нарушении авторских прав при исполнении песни «Жестокая любовь», однако он был возвращен истцу по формальным основаниям.

Александр Ревва и Руслан Кагарманов

Предметом спора известного комедианта и по совместительству певца Александра Реввы с сочинским исполнителем Русланом Кагармановым стала песня «Чика», которую, по мнению Кагарманова, беззастенчиво украл у него Ревва. Кагарманов обратился в Кунцевский районный суд.

Кагарманов:

Ревва:

Кагарманов не зарегистрировал права на песню и в качестве доказательств авторства представил договоры с компаниями, осуществляющими продажи музыкальных произведений через интернет, а также заключение музыковеда. Суд эти доказательства отклонил, отметив, что права истца на музыкальное произведение с наименованием «Чика» в РАО не зарегистрированы, название песни не запатентовано и не является объектом исключительного права. Мнение эксперта также не было учтено, поскольку в ходе судебного разбирательства выяснилось, что составивший заключение человек не имеет для этого достаточной квалификации.

По итогу семи заседаний суд вынес решение в пользу Александра Реввы.

Гораздо сложнее ситуация, когда нужно определить критически допустимый предел совпадений. Самым распространенным критерием является совпадение семи нот подряд, а для песен — пяти и более слов. Такой критерий сходства музыкальных произведений является спорным и в мировой практике считается устаревшим: последовательность нот далеко не главное. Если сыграть одни и те же ноты на другом инструменте, в другом регистре и изменить ритм, сохранив последовательность, даже профессионал может не найти сходства.

Американские суды для определения плагиата применяют критерий, который помог выработать судебный спор, произошедший в 1946 году. Композитор Арнштейн обвинял певца Коула Портера в краже текстов его религиозных песен. Хотя дело Арнштейн проиграл, этот случай помог установить определение плагиата: суд указал, что плагиат — это когда копирование зашло так далеко, что представляет собой ненадлежащее присвоение. Руководствуясь этим определением, суд решает, является ли произведение оригинальным или заимствованным.

Ольга Кормухина Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Исторически подход судов сильно менялся в зависимости от ответа на вопрос, что дороже — свобода творчества или защита прав конкретного автора. Долгое время практика исходила из приоритета свободы творчества. Примером может служить дело Джона Фогерти против Creedence Clearwater Revival (CCR). Солист и автор большей части репертуара CCR Джон Фогерти, покидая группу, оставил ей права на свои песни. Однако позже он записал свою сольную песню, которая была репликой песни CCR. Группа подала иск против Фогерти. И хотя обычно в делах о плагиате речь идет о присвоении чужого произведения, в данном случае Фогерти по сути обвиняли в плагиате своей же песни. Суд отклонил иск, посчитав, что это две совершенно разные песни и единственное, что их объединяет, — это общий стиль. Джон Фогерти создал важный прецедент, поскольку в этом случае стоял вопрос о том, может ли художник продолжать работать в своем стиле после того, как передаст кому-либо права на свои творения.

С недавних пор практика изменилась в пользу защиты прав автора в ущерб свободе творчества, а критерий плагиата расширился до «заимствования общего впечатления». Так, популярный американский рэпер Фаррелл Уильямс и R&B-певец Робин Тик в 2015 году проиграли суд по иску Марвина Грея, одного из «отцов» ритм-энд-блюза.

Фонограмма Марвина Грея Got to Give it Up, в плагиате которой были обвинены Уильямс и Тик, была опубликована до 1972 года и не охранялась авторским правом. Поэтому, по мнению адвокатов обвиняемых, спор должен был идти только относительно самой мелодии. Однако суды сравнивали фонограммы и установили «заимствование общего впечатления», что является беспрецедентным. Ведь, согласно сложившейся доктрине и практике, охраняется лишь внешняя форма произведения. Содержание, идеи, впечатление — все это не охватывается правовой охраной. Поэтому решение по данному делу крайне встревожило музыкальную индустрию: впервые плагиатом признан хит, где позаимствована не основная мелодия, а общее ощущение и детали аранжировки. Журнал NME назвал это решение катастрофой для музыки.

Через три года апелляционный суд девятого округа США поддержал это решение, чем вызвал в музыкальной среде опасения о создании прецедента для подобных исков. И не зря: позже — в июле-августе 2019 года — суд Лос-Анджелеса признал певицу Кэти Перри виновной в нарушении авторских прав в связи с использованием ритмического рисунка песни Joyful Noise 2008 года рэпера Маркуса Грея. Суд постановил, что в ее песне Dark Horse используется бит из композиции Joyful Noise. Вполне можно считать, что решение суда — логическое продолжение разбирательства 2015 года по делу Робина Тика и Фаррелла Уильямса.

Затронет ли эта тенденция Россию — время покажет. Спор Ольги Кормухиной с Полиной Гагариной может стать одним из громких кейсов в этом ряду.

Руконтекст (text.rucont.ru) это новая система проверки текстов и учебных работ студентов на заимствования (плагиат), которая легла в основу известного Сколково антиплагиат или просто связана с ней.

В 2017 году эта система заработала в полном функционале и ввергла в шок всех ее пользователей. Сам движок Руконтекста стал умным, а значит начал понимать смысл проверяемого текста, его семантику, орфографию, стилистику и еще целый ряд параметров. Для студентов это значит только одно — обойти систему или обмануть как раньше стало крайне сложно.

Уже в базе появилась функция проверки методик обхода, которая постоянно совершенствуется.

Преподаватель или менеджер учебного заведения обязательно активирует данную функцию при проверке Вашей работы. Следует заметить, что ее работа крайне эффективна и позволяет вычислить практически все современные методы обхода антиплагиата (даже те, которые предлагают автоматические сайты с низкими ценами).

Мы попробовали загрузить документ со всеми самыми современными методами обхода антиплагиата, которые буквально 2-3 месяца назад без проблем доводили уровень оригинальности с 38 до 75% без всяких предупреждений.

Вот что получилось:

Несмотря на высокий процент Руконтекст выдал предупреждение «!есть подозрение на сокрытие заимствований». Это значит, что преподаватель или специалист легко сможет понять, что оригинальность повышена не совсем честным путем.

При попытке открыть подробный отчет о документе в графе статуса указан «Обход». Также имеется характерный желтый значок. Такая работа не пройдет проверку, даже несмотря на достаточно высокий процент.

Методики которые не позволят Вам добиться прохождения проверки:

  1. Замена букв (даже на греческий алфавит уже не проходит);
  2. Синонимайзинг (просто замену на синонимы система легко распознает);
  3. Скрытый текст и все его виды (мгновенно обнаруживаются как метод обхода);
  4. Вставка различных символов, точек, формул поверх текста с помощью макросов и пр.;
  5. Перемена местами абзацев, слов, предложений;
  6. Использование переводчиков с иностранных языков;
  7. Автоматический рерайтинг без учета требований Руконтекст.

Таким образом, можно сказать, что обход Руконтекста всеми старыми методами невозможен, однако выход есть.

На сегодняшний день существует методика оптимизации текстов для повышения итогового процента оригинальности. Она совершенно законна и не имеет даже цели обмануть систему проверки. Ее суть состоит в правильном рерайтинге текстов по специальному принципу (семантическая уникализация). Разработана она специалистами нашего сайта Антиплагиатик.ру. Вы можете к нам обратиться как за помощью со своей работой, так и просто за бесплатной консультацией. Свяжитесь с нами любым из способов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *