Какой закон регулирует отношения по защите конкуренции?

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ

Принят

Государственной Думой

8 июля 2006 года

Одобрен

Советом Федерации

14 июля 2006 года

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Предмет и цели настоящего Федерального закона

Статья 2. Антимонопольное законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты о защите конкуренции

Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона

Статья 4. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Статья 5. Доминирующее положение

Статья 6. Монопольно высокая цена товара

Статья 7. Монопольно низкая цена товара

Статья 8. Согласованные действия хозяйствующих субъектов

Статья 9. Группа лиц

Статья 9.1. Система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства

Глава 2. Монополистическая деятельность

Статья 10. Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением

Статья 11. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов

Статья 11.1. Запрет на согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию

Статья 12. Допустимость соглашений

Статья 13. Допустимость действий (бездействия), соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий

Статья 14. Утратила силу

Глава 2.1. Недобросовестная конкуренция

Статья 14.1. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации

Статья 14.2. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем введения в заблуждение

Статья 14.3. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем некорректного сравнения

Статья 14.4. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг

Статья 14.5. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности

Статья 14.6. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с созданием смешения

Статья 14.7. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с незаконным получением, использованием, разглашением информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну

Статья 14.8. Запрет на иные формы недобросовестной конкуренции

Глава 3. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты, действия (бездействие), соглашения, согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Статья 15. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Статья 16. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Глава 4. Антимонопольные требования к торгам, запросу котировок цен на товары, запросу предложений, Особенности заключения договоров с финансовыми организациями, порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества, порядка рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, порядка осуществления процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства

Статья 17. Антимонопольные требования к торгам, запросу котировок цен на товары, запросу предложений

Статья 17.1. Особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества

Статья 18. Особенности заключения договоров с финансовыми организациями

Статья 18.1. Порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, порядка осуществления процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства

Глава 5. Предоставление государственных или муниципальных преференций

Статья 19. Государственные или муниципальные преференции

Статья 20. Порядок предоставления государственной или муниципальной преференции

Статья 21. Последствия нарушения требований настоящего Федерального закона при предоставлении и (или) использовании государственной или муниципальной преференции

Глава 6. Функции и полномочия антимонопольного органа

Статья 22. Функции антимонопольного органа

Статья 23. Полномочия антимонопольного органа

Статья 24. Права работников антимонопольного органа при осуществлении контроля за соблюдением антимонопольного законодательства

Статья 25. Обязанность представления информации в антимонопольный орган

Статья 25.1. Проведение проверок антимонопольным органом

Статья 25.2. Доступ должностных лиц антимонопольного органа на территорию или в помещение для проведения проверки

Статья 25.3. Осмотр

Статья 25.4. Истребование документов и информации при проведении проверки

Статья 25.5. Общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при проведении действий по осуществлению антимонопольного контроля

Статья 25.6. Оформление результатов проверки

Статья 25.7. Предостережение о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства

Статья 26. Обязанность антимонопольного органа по соблюдению коммерческой, служебной, иной охраняемой законом тайны

Глава 7. Государственный контроль за экономической концентрацией

Статья 26.1. Сделки, иные действия, подлежащие государственному контролю

Статья 27. Создание и реорганизация коммерческих организаций, заключение соглашений между хозяйствующими субъектами-конкурентами о совместной деятельности с предварительного согласия антимонопольного органа

Статья 28. Сделки с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций с предварительного согласия антимонопольного органа

Статья 29. Сделки с акциями (долями), активами финансовых организаций и правами в отношении финансовых организаций с предварительного согласия антимонопольного органа

Статья 30. Утратила силу

Статья 31. Особенности государственного контроля за экономической концентрацией, осуществляемой группой лиц

Статья 32. Лица, представляющие в антимонопольный орган ходатайства и уведомления об осуществлении сделок, иных действий, подлежащих государственному контролю, а также документы и сведения

Статья 33. Принятие антимонопольным органом решения по результатам рассмотрения ходатайства, выдача антимонопольным органом предписания лицу, представившему уведомление

Статья 34. Последствия нарушения порядка получения предварительного согласия антимонопольного органа на осуществление сделок, иных действий, а также порядка представления в антимонопольный орган уведомлений об осуществлении сделок, иных действий, подлежащих государственному контролю

Статья 35. Государственный контроль за ограничивающими конкуренцию соглашениями хозяйствующих субъектов

Глава 7.1. Антимонопольные требования к созданию унитарных предприятий и осуществлению их деятельности

Статья 35.1. Запрет на создание унитарных предприятий и осуществление их деятельности на конкурентных рынках

Статья 35.2. Направление запроса о выдаче заключения антимонопольного органа о соответствии создания унитарного предприятия либо изменения видов его деятельности антимонопольному законодательству

Статья 35.3. Порядок рассмотрения антимонопольным органом запроса о выдаче заключения о соответствии создания унитарного предприятия либо изменения видов его деятельности антимонопольному законодательству

Статья 35.4. Последствия нарушения запрета на создание унитарных предприятий и осуществление их деятельности на конкурентных рынках

Глава 8. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Статья 36. Обязательность исполнения решений и предписаний антимонопольного органа

Статья 37. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Статья 38. Принудительное разделение или выделение коммерческих организаций, а также некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход

Глава 9. Рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 39. Основания для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства, место рассмотрения дела, а также последствия выявления признаков административного правонарушения при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 39.1. Предупреждение о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства

Статья 40. Комиссия по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 41. Акты, принимаемые комиссией

Статья 41.1. Сроки давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 42. Лица, участвующие в деле о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 42.1. Иные лица, участвующие в рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 42.2. Отводы членов комиссии по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 43. Права и обязанности лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 44. Рассмотрение заявления, материалов и возбуждение дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 45. Рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 45.1. Доказательства и доказывание по делу о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 45.2. Порядок доступа лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства, к материалам дела, содержащим коммерческую тайну

Статья 46. Перерыв в заседании комиссии

Статья 47. Отложение и приостановление рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 47.1. Объединение или выделение дел о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 48. Прекращение рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 48.1. Заключение об обстоятельствах дела

Статья 49. Принятие комиссией решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 50. Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства

Статья 51. Исполнение предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Последствия неисполнения предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции

Статья 51.1. Разъяснение решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Исправление описки, опечатки и арифметической ошибки

Статья 51.2. Пересмотр решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым и (или) вновь открывшимся обстоятельствам

Статья 52. Порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органа

Глава 10. Заключительные положения и вступление в силу настоящего Федерального закона

Статья 53. Заключительные положения

Статья 54. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Судебная практика и законодательство — 135-ФЗ О защите конкуренции

<Письмо> Минздрава России от 25.09.2019 N 28-2/И/2-8923 <О направлении Методических рекомендаций к порядкам взаимодействия органов власти, государственных учреждений, с организаторами добровольческой (волонтерской) деятельности и добровольческими (волонтерскими) организациями при содействии в оказании медицинской помощи в организациях, оказывающих медицинскую помощь>

5.4. В соответствии с планами и поручениями Федеральной антимонопольной службы, а также в рамках рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства Российской Федерации проводит анализы конкурентной среды, направленные на выявление административных барьеров и иных препятствий для входа новых участников на стратегически важные и приоритетные товарные рынки Приморского края в целях выявления и пресечения нарушений Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

<Письмо> ФАС России от 24.05.2017 N ИА/34601/17 «О разъяснении вопросов установления государственными и муниципальными заказчиками в документации о закупках остаточного срока годности (службы) медицинских изделий»

В целях предупреждения ограничения конкуренции ФАС России считает, что остаточный срок годности медицинских изделий, установленный в документации о закупках государственными и муниципальными заказчиками, должен быть обоснован и определен конкретным периодом (например, в годах, месяцах, днях), в течение которого медицинские изделия сохраняют свою пригодность, либо конкретной датой, до которой медицинские изделия должны сохранять свою пригодность для использования по назначению. Вместе с тем требование заказчиков к остаточному сроку годности, значительно превышающему планируемый период потребления (например, при планировании закупки на календарный год заказчиком требуется к поставке лекарственный препарат с остаточным сроком годности 18 месяцев), может иметь признаки нарушения Закона о контрактной системе и антимонопольного законодательства. В любом случае при наличии жалобы, в том числе поданной в соответствии с Законом о защите конкуренции, на проведение закупки объективность и обоснованность установления остаточного срока годности определяется антимонопольным органом в порядке, предусмотренном Законом о контрактной системе с учетом обстоятельств и условий определенной закупки.

<Письмо> ФАС России от 13.07.2015 N АЦ/34893/15 «О направлении разъяснения по вопросу соответствия требованиям статей 15, 16 Федерального закона «О защите конкуренции» решений органов власти о создании бюджетных учреждений и предоставлении им субсидий из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации»

В таком случае, действия органа государственной власти (органа местного самоуправления), выразившиеся в предоставлении субсидии бюджетному учреждению на оказание (выполнение) услуг (работ), относящихся к государственным (муниципальным) нуждам, без осуществления конкурсных процедур, могут быть квалифицированы как нарушение Закона о защите конкуренции.

<Письмо> ФАС России от 11.04.2017 N АД/24002/17 «О направлении разъяснений о предоставлении государственных или муниципальных преференций в целях поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства»

В целях настоящих разъяснений обращаем внимание на то, что понятия «оказание поддержки» и «предоставление преференций» по смыслу Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) не тождественны. Следует учитывать, что в соответствии с пунктом 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции преференции — это предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот, государственных или муниципальных гарантий.

<Письмо> ФАС России от 07.12.2015 N ИА/69780/15 «О направлении разъяснений в связи с принятием Федерального закона от 13.07.2015 N 250-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Соответствующие изменения положений Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) были подготовлены в рамках правительственного плана мероприятий («дорожной карты») по совершенствованию градостроительной деятельности в целях избавления отрасли от административных барьеров.

Приказ ФНС России от 03.04.2017 N ММВ-7-22/280@ «О внесении изменений и дополнений в приказ ФНС России от 29.12.2016 N ММВ-7-1/735@»

— Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»;

— п. 7 Положения «О Федеральной налоговой службе», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506;

Разъяснение N 7 Президиума ФАС России «Порядок применения закона о защите конкуренции с учетом правил технологического присоединения, правил недискриминационного доступа, правил подключения и законодательства о теплоснабжении» (утв. протоколом Президиума ФАС России от 30.11.2016 N 15)

Настоящие разъяснения определяют порядок применения Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) с учетом Правил технологического присоединения, Правил недискриминационного доступа, Правил подключения и законодательства о теплоснабжении, критерии применения статей 9.21 и 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП), а также основания выдачи представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

Письмо ФАС России от 19.01.2017 N ИА/2401/17 «О применении антимонопольного законодательства в сфере ЖКХ и обязанности органа местного самоуправления проводить торги по выбору управляющей организации в случае, предусмотренном частью 2 статьи 163 ЖК РФ»

Таким образом, в случае, если выбор органом местного управления (или иным публично-правовым образованием, в собственности которого находится более чем пятьдесят процентов в праве общей собственности на общее имущество в МКД) управляющей организации был произведен без проведения торгов, то данное действие, по сути, является предоставлением государственной или муниципальной преференции отдельному хозяйствующему субъекту, в отсутствие на то законного основания, что не соответствует требованиям Закона о защите конкуренции (см. Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2016 N 305-КГ16-7957 по делу N А40-108228/2015).

Приказ ФНС России от 29.12.2016 N ММВ-7-1/735@ (ред. от 15.08.2017) «Об осуществлении бюджетных полномочий главного администратора доходов федерального бюджета Федеральной налоговой службой, администраторов доходов федерального бюджета территориальными органами Федеральной налоговой службы»

— Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»;

— п. 7 Положения «О Федеральной налоговой службе», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506;

Юлия БОНДАРЕВА, начальник Управления контроля финансовых рынков, ФАС

Партнерство банков и страховых компаний вызывает нареканий со стороны ФАС. Но все хотят работать, значит, возникающие проблемы надо решать. В этом номере мы излагаем позицию ФАС по наиболее острым вопросам сотрудничества банков и страховых компаний.

Можно обязать страховать, но нельзя указывать, где именно

В процессе взаимодействия банка, страховщика и заемщика последнему должна быть обеспечена свобода выбора, которая в конце концов и определяет свободу конкуренции.

Безусловно, как антимонопольный орган мы понимаем все доводы банка насчет снижения рисков, связанных с выдачей кредитного продукта под залог имущества. Снижение таких рисков связано, в том числе, и с возможностью обязать заемщика страховать предмет залога, тем более что Гражданский Кодекс позволяет это делать. Другое дело, что законодательство не позволяет третьим

лицам указывать, в какой страховой компании страховать предмет залога — потому что в результате возникает дополнительный барьер для входа страховщиков на рынок. Законодательство определяет два основных условия работы на страховом рынке:

1. получение лицензии

2. соблюдение правил, которые устанавливает регулятор.

Однако кредитные организации, в том числе в целях снижения собственных рисков, устанавливают дополнительные условия деятельности страховщиков. Что по этому поводу говорит антимонопольное законодательство? Любой дополнительный барьер, не установленный законным путем, ограничивает конкуренцию. Следовательно, такое действие наказуемо — особенно учитывая, что барьер возникает в результате соглашения, что является одним из самых серьезных нарушений антимонопольного законодательства.

В результате ограничивающего конкуренцию соглашения изменяется структура рынка. Когда банк определяет список страховых компаний, полисы которых он принимает по страхованию залогового имущества, фактически происходит сегментирование рынка. У каждого банка — свои страховщики. В результате заемщику приходится выбирать из ограниченного количества страховщиков, если он предпочел какой-то определенный банк. Сколько может быть аккредитовано страховщиков в одном банке? Как показывает опыт, в среднем 10-12. Но ведь это далеко не все страховщики, которые имеют лицензию и предлагают один и тот же продукт на рынке! Соответственно, мы получаем замершую конкуренцию. В этих условиях у страховых компаний, как правило, весьма слабые стимулы для улучшения продуктов по цене и качеству. Более того, есть примеры, когда страховые продукты в рамках подобного соглашения значительно ухудшается по своим потребительским качествам.

Так, несколько лет назад банк «Авангард» предоставлял автокредит, не требуя подтверждения доходов заемщика (справку НДФЛ-2). В тот период мало кто из банков мог так рисковать. В комплекте к этому кредиту шел страховой продукт компании «Авангард-Гарант», который содержал своего рода «изюминку» – согласно правилам страхования, 80% страховых случаев таковыми не считались.

Цена на страховой полис была рыночной, правда, по нему, кроме залогового имущества, требовалось застраховать еще и пассажиров, а также приобрести обязательное и добровольное страхование ответственности. Однако люди на все соглашались, потому что полис КАСКО продавался по рыночной цене, а кредитный продукт был вполне привлекательным.

Но когда происходило ДТП и страхователь звонил в call-centre страховщика, там уточняли, по чьей вине случилась авария. Если по вине страхователя, ему разъясняли, что ДТП не является страховым случаем, о чем мелким шрифтом говорится в правилах страхования.

Однако если ДТП, происшедшее по вине страхователя, не считается страховым случаем, то такой полис согласно традициям делового оборота нельзя назвать полисом КАСКО. С другой стороны, эта ситуация ясно указывает на проблему стандартизации страховых продуктов в России.

Как показывает отчетность страховой компании «Авангард-Гарант», самостоятельно она практически не работает – только в связке с банком – ее продукты мало кому известны. Тем не менее, благодаря такому соглашению банку «Авангард» удалось значительно подняться в рейтинге по автокредитам. Банк имел возможность компенсировать потери от невозвратов на страховании, которое

было практически безубыточным.

Теперь рассмотрим влияние соглашений на цену страховых продуктов.

Допустим, некий абстрактный банк хотел снизить свои риски и выбрал 27 страховых компаний. Что происходит с ценами на страховые продукты в этом ограниченном пространстве? Как показывает опыт, если клиент приходит, что называется, с улицы, для него цена КАСКО одна, а если такую же машину отдает в залог — другая. Зачастую — более высокая. Таким образом, клиент получает не

рыночную цену, а цену, установленную в результате соглашения, точнее, сужения рынка.

Когда банк аккредитовывает страховщиков, он тем самым заявляет о себе как о профессиональном участнике рынка, который лучше, чем клиент, может оценить финансовую устойчивость страховой компании. Но с другой стороны, существует право свободы выбора, которое в данной ситуации закреплено за страхователем. Прямое навязывания страховщика в результате соглашения

с банком запрещено, и есть судебные решения, которые подтверждают эту логику.

Например, в Хакасии было рассмотрено дело в отношении Сбербанка, который не допускал к страхованию залогового имущества региональные страховые компании. Управление ФАС по Хакасии возбудила дело, в ходе которого был констатирован факт нарушения закона о защите конкуренции и выдано предписание. Сбербанк не согласился с решением УФАС по Хакасии, подал в суд, но

проиграл его. Суд констатировал, что если страховщика выбирает не заемщик, а банк, это означает ограничение конкуренции на страховом рынке.

Когда допустимы соглашения

Развитие отечественного страхового рынка связано с большим количеством проблем, однако антимонопольное законодательство позволяет учесть реальную рыночную ситуацию. Статья 13 Закона «О защите конкуренции» предусматривает, что отдельные соглашения могут быть признаны допустимыми, если в силу тех или иных причин они полезны для общества.

Когда мы ведем диалоги с банками и страховщиками, то говорим, что есть запреты двух типов. Принципиальным отличием квалификации соглашений по части первой и части второй статьи 11 Закона «О защите конкуренции» Когда допустимы соглашения является то, что запреты, предусмотренные частью первой данной статьи, относятся к категории так называемых запретов «per se», то есть, запретов, из которых не могут быть сделаны исключениями. Нарушение запрета «perse» не может быть разрешено антимонопольным органом или судом ни при каких обстоятельствах.

Например, нельзя в результате соглашения устанавливать либо поддерживать цены, запрещается раздел рынка по территориям. Нельзя устанавливать экономически и технологически необоснованные разные цены на один и тот же товар или услугу. Также нельзя навязать вместе с кредитным продуктом страхование жизни. Нельзя навязать страхование от НС пассажира, или, скажем, добровольное страхование ответственности. Иными словами, нельзя навязывать контрагенту условия договора, не выгодные для него или не относящиеся к договору.

В то же время соглашения, нарушающие запрет второй части статьи 11 Закона «О защите конкуренции», могут быть признаны допустимыми в соответствии со статьей 13 того же закона. Согласно данной статье, условием допустимости соглашения является то, что такими соглашениями не создается возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию, не налагаются на их участни

ков или третьих лиц ограничения, не соответствующие достижению целей таких соглашений, а также если их результатом является получение покупателями преимуществ, соразмерных преимуществами, полученных участниками соглашений.

Если цель соглашения – снижение рисков банка и финансовая устойчивость партнерских страховых компаний, к тому же взаимоотношения сторон ограничиваются только этой целью, то соглашение может быть признано допустимым.

Напомню ситуацию с «Росбанком». Сейчас он изменил все свои договоры со страховщиками таким образом, чтобы любой страховой продукт предлагался заемщику только в добровольном порядке и этому были бы достаточные доказательства.

«Росбанк» уже вывесил на своем сайте информацию о порядке сотрудничества со страховыми компаниями, а также оповестил заемщиков о том, что каждый из них, вопервых, имеет право поменять кредитный договор, который был заключен с нарушением антимонопольных правил, а во-вторых, может ежегодно менять страховщика.

Когда весь список требований будет исполнен, ФАС обязана будет признать, что хотя соглашение со страховщиками и ограничивает конкуренцию, но, согласно ст.13 Закона «О защите конкуренции», может быть на некоторое время признано допустимым.

Бесспорно, проблема соглашений банков и страховщиков системна. Чтобы ее решить, необходим нормативный акт.

Вторая часть статьи 13 Закона «О защите конкуренции» позволяет Правительству РФ определить случаи допустимости соглашений в разных сферах, для чего нужно выпустить постановление, которое четко — так, чтобы было понятно заемщику, банку и страховщику — определяло, о чем можно договариваться, а о чем нельзя. То есть, в документе должны быть прописаны все случаи допустимых соглашений.

Постановление Правительства будет определять открытые правила игры. Но! Хочу отметить: оно выпускается на ограниченный срок — только на 5 лет. Сейчас ФАС плотно работает над проектом постановления, и надеюсь, документ будет готов уже к осени.

Отмечу, что на рынке есть примеры сотрудничества несколько иные, чем описано выше. Их используют Home Credit Bank и банк «Ренессанс».

У Home Credit Bank страховщик — «Чешская страховая компания», у банка «Ренессанс» — Ренессанс-Страхование». В схемах, которые они применяют, страхователем является банк, а застрахованным — заемщик, если он добровольно согласится на эту схему. Договор страхования касается только НС, и он прямой: страховые премии платит банк. Для антимонопольного органа в этой ситуации самое главное — добровольность. Заемщик должен отдавать себе отчет в том, что он присоединяется к программе страхования.

В банке «Ренессансе» заемщик заполняет заявление на страхование почти полностью от руки — а не ставит «галочки» в соответствующих графах. Таким образом, заемщик подтверждает, что он сознательно приобретает страховку, и речи о навязывании страхового продукта уже нет.

В случае Home Credit Bank, заемщик получает кредитной продукт по одной и той же процентной ставке, независимо от того, согласится он присоединиться к программе страхования банка или нет. Иными словами, если заемщик хочет снять со своих родственников обязанность выплачивать кредит при неблагоприятном развитии событий, он соглашается на программу страхования и оплачивает банку страховую премию. В противном случае он получает кредитный продукт в Home Credit Bank по той же процентной ставке, что и со страховкой.

Технические ограничения IT-системы и число партнерских страховых компаний

Если обратиться к западному опыту сотрудничества банков и страховых компаний, то, например, в Италии с помощью IT-системы каждый банк связан только с одной страховой компанией. Дело в том, что страховое законодательство западных стран позволяет агенту представлять интересы только одного страховщика. Соответственно, банк, будучи агентом страховой компании, тоже

представляет только ее интересы. Много аккредитованных в банке страховщиков — специфика чисто российская. Однако отмечу, что западные банки страхуют свои риски сами, а не перекладывают ответственность на потребителя. И ФАС постоянно об этом говорит.

У кредитной организации есть риски — и она должна страховать их сама. При этом она может выбирать себе контрагента на любой основе: по тендеру, персонально и т.д. То есть страхователем выступает уже не заемщик, а сам банк.

«Антимонопольное право» перенаправляется сюда. Для фильма 2001 года см. Антимонопольное право (фильм) . Чтобы узнать о законах, действующих в США, см. Антимонопольное законодательство США .

Закон о конкуренции

Базовые концепции

  • История конкурентного права
  • Монополия и олигополия
    • Принудительная монополия
    • Естественная монополия
    • Молчаливый сговор
  • Барьеры для входа
  • Индекс Херфиндаля – Хиршмана
  • Концентрация рынка
  • Рыночная власть
  • SSNIP тест
  • Соответствующий рынок
  • Контроль за слияниями

Антиконкурентная практика

  • Монополизация
  • Сговор
    • Формирование картелей
    • Фиксирование цен
    • Сговор на торгах
  • Комплектация и связывание продуктов
  • Отказ от сделки
    • Групповой бойкот
    • Основные удобства
  • Эксклюзивное дело
  • Разделение территорий
  • Сознательный параллелизм
  • Хищническое ценообразование
  • Неправомерное использование патентов и авторских прав

Органы исполнительной власти и организации

  • Международная сеть соревнований
  • Список регуляторов конкуренции

Закон о конкуренции — это закон, который поощряет или стремится поддерживать рыночную конкуренцию , регулируя антиконкурентное поведение компаний. Закон о конкуренции реализуется посредством государственного и частного правоприменения. Закон о конкуренции , как известно , как антимонопольное законодательство в Соединенных Штатах по историческим причинам, а также анти — монопольного законодательства в России и Китае. В предыдущие годы он был известен как закон о торговой практике в Великобритании и Австралии. В Европейском союзе это называется антимонопольным законодательством и законодательством о конкуренции .

История закона о конкуренции восходит к Римской империи . Деловая практика рыночных торговцев, гильдий и правительств всегда подвергалась тщательной проверке, а иногда и суровым санкциям. С 20 века закон о конкуренции стал глобальным. Двумя крупнейшими и наиболее влиятельными системами регулирования конкуренции являются антимонопольное законодательство США и закон о конкуренции Европейского союза . Национальные и региональные органы по вопросам конкуренции во всем мире сформировали международные сети поддержки и правоприменения.

Современное антимонопольное законодательство исторически развивалось на национальном уровне для поощрения и поддержания справедливой конкуренции на рынках, главным образом в пределах территориальных границ национальных государств . Национальный закон о конкуренции обычно не распространяется на деятельность за пределами территориальных границ, если она не оказывает значительного воздействия на национальном уровне. Страны могут разрешить экстерриториальную юрисдикцию в делах о конкуренции на основе так называемой «доктрины последствий». Защита международной конкуренции регулируется международными соглашениями о конкуренции. В 1945 году, во время переговоров, предшествовавших принятию Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) в 1947 году, в Уставе Международной торговой организации были предложены ограниченные международные обязательства по конкуренции . Эти обязательства не были включены в ГАТТ, но в 1994 году, после завершения Уругвайского раунда многосторонних переговоров по ГАТТ, была создана Всемирная торговая организация (ВТО). Соглашение об учреждении ВТО включала ряд ограниченных положений по различным вопросам конкуренции трансграничных на конкретном секторе основе.

www.volsu.ru

ГЛАВНАЯ ТЕМА НОМЕРА

УДК 346.546 ББК 65.012.2

ПОНЯТИЕ МОНОПОЛИИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПРАВОВОЙ ДОКТРИНЕ

Рыженков Анатолий Яковлевич

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и международного частного права,

Волгоградский государственный университет, базовая кафедра ЮНЦ РАН,

управляющий общества с ограниченной ответственностью

Научно-производственный центр «ГРУС»

4077778@list.ru, gimchp@volsu.ru

просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация

Аннотация. В статье рассматриваются отдельные теоретические проблемы определения понятия монополии, сопоставляются экономические и юридические подходы к интерпретации этого понятия, демонстрируется непоследовательность понимания монополии в действующем российском законодательстве. Анализ действующего законодательства позволяет констатировать, что понятие монополии в нем носит ярко выраженный двойственный характер. Синтезировать две законодательные трактовки монополии и предложить единое определение не представляется возможным. Их объединяет лишь то, что в обоих случаях речь идет о господствующем положении (доминировании) субъекта на рынке.

Ключевые слова: монополия, конкуренция, доминирование, рынок, правовое регулирование.

Развитие антимонопольного регулирования в современной России движется в ос© новном по пути количественного расшире-, ния и усложнения законодательства и соответствующей правоприменительной практи-§ ки; по существу, сегодня правильнее было 5 бы говорить не только и не столько об анти! монопольном праве или законодательстве,

Рч

@ сколько о правовом регулировании монопо-

листической деятельности, которое никоим образом не сводится к ее запрещению или пресечению.

Что касается качественного состояния правового регулирования в данной сфере, то здесь явно недостает теоретической обоснованности и концептуальной последовательности, что наиболее наглядно отражается в используемой базовой терминологии.

Понятие «монополия», строго говоря, не относится к числу наиболее употребительных в рассматриваемой сфере законодательства; максимальная практическая нагрузка ложится на другие термины, в частности, «монополистический» и «антимонопольный». Вместе с тем именно термин «монополия» является для них корневым и определяет значение всех производных от него понятий.

По своему происхождению понятие монополии относится к области экономической науки. Однако это не означает, что для целей права достаточно воспользоваться имеющимися экономическими определениями монополии.

Во-первых, юридические термины выполняют специфические функции, не свойственные экономическим понятиям, а именно выступают нормативными основаниями для принятия властных решений, в том числе связанных с санкциями и ответственностью. Поэтому они должны удовлетворять некоторым особым требованиям, основным из которых является наличие юридически формализованных критериев.

Во-вторых, каждый юридический термин применяется в контексте всего понятийного аппарата соответствующих правовых институтов, поэтому он изначально должен быть согласован по своему содержанию не столько с языком той науки, к которой он изначально относился (в данном случае экономики), сколько с языком права.

Поэтому, например, не может быть непосредственно использовано для целей правового регулирования определение монополии как «экономической силы, позволяющей фирме осуществлять контроль факторов среды, наиболее существенных для ее текущего и перспективного развития, с целью реализации собственных экономических интересов, выражающихся в стремлении к доходности, росту, снижению хозяйственных рисков» . Несмотря на свою логическую и научную корректность, это определение для целей права непригодно, поскольку в качестве родового понятия здесь взята «экономическая сила», которая не подлежит идентификации с юридической точки зрения.

Впрочем, как будет показано далее, попытки сформулировать легальные определения, которые имели бы автономный от эконо-

мической терминологии характер, не увенчались успехом и на законодательном уровне.

К.Ю. Тотьев, также отмечая отсутствие законодательного определения монополии и ссылаясь на англоязычные источники, полагает: «В соответствии с юридическим подходом «монополию» принято определять как исключительное право на определенные действия или на что-либо» . Такое понимание монополии, впрочем, не согласуется с отечественной практикой использования этого термина, поскольку в российском законодательстве монополия чаще рассматривается не столько как право, сколько как противоправная деятельность.

Более корректную характеристику монополии дают авторы курса «Конституционная экономика»: «Конкуренция является основой функционирования рыночной экономики — а значит, и основой конституционного строя, поскольку создает механизм, устанавливающий на рынке равновесные цены на товары и услуги в зависимости от соотношения спроса и предложения на них. Конкуренции противостоит монополия, когда число продавцов становится столь малым, что каждый продавец в состоянии оказывать влияние через регулирование предложения товаров на их цену, что в конечном итоге приводит к неэффективному распределению ресурсов» .

Общей смысловой основой всех вариантов понимания монополии является представление о господстве или контроле определенного субъекта в какой-либо сфере деятельности. Однако в остальных характеристиках данного понятия обнаруживается высокая степень вариативности и неопределенности.

1. Сфера применения. Законодательные акты, посвященные деятельности монополий, указывают на сферу использования этого понятия — товарные рынки (ст. 2 Федерального закона от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях» ); соперничество хозяйствующих субъектов — организаций и лиц, чья деятельность приносит доход (п. 5, 7 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-Ф3 «О защите конкуренции» ).

Вместе с тем в юридической науке понятие монополии часто используется и в другом контексте, за пределами сферы экономических

отношений. Так, достаточно традиционным является представление о «монополии на насилие» как отличительном признаке государства, например: «государство юридически может быть определено как обладатель монополии на безусловное принуждение» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В.Д. Зорькин полагает, что согласование различных правовых систем «возможно лишь благодаря сотрудничеству и объединению наций-государств как носителей суверенной монополии на легитимное принуждающее насилие» . Он же упоминает о «монополизации публичной власти», поясняя, что существо принципа разделения властей состоит «в предотвращении концентрации публичной власти и монополизации ее одним лицом, социальной группой или государственным органом…» .

В последние годы российская юридическая общественность довольно активно обсуждает проблему так называемой «адвокатской монополии» . Этим словосочетанием обозначается инициатива по введению исключительного права адвокатов осуществлять представительство в судах. При этом отнесение адвокатуры к сфере товарных рынков, а адвокатов — к хозяйствующим субъектам в смысле антимонопольного законодательства является по меньшей мере очевидным.

Однако, поскольку на законодательном уровне понятие монополии закреплено лишь в сфере экономических (рыночных) отношений, все иные случаи его использования можно считать не строго юридическими, а метафорическими, доктринальными и т. п.

2. Мера контроля. В экономических исследованиях — например, в «неоклассической» теории монополий, — признается в качестве монополии фирма, владеющая 100 %-й долей рынка . Аналогичным образом под «адвокатской монополией» подразумеваются эксклюзивные права адвокатов в сфере судебного представительства и недопущение кого-либо, кроме них, к этой деятельности.

В сфере конкурентного и антимонопольного права такой радикальный подход развивает Д.А. Петров, который дает следующее определение монополии: «состояние рынка, при котором удовлетворение спроса на определенный товар осуществляется одним субъектом (группой лиц), товар не может быть заменен

в потреблении другими товарами, а предпосылки для развития конкуренции ограничены либо отсутствуют» .

Однако в Федеральном законе «О защите конкуренции» заложена совершенно иная идея; как вытекает из п. 10 ст. 4 данного закона, монополистическая деятельность — это использование субъектом своего доминирующего положения на рынке. В свою очередь, доминирующим считается такое положение одного или нескольких хозяйствующих субъектов, при котором они могут оказывать решающее влияние на условия обращения товара на рынке, устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов или затруднять им доступ на этот рынок (п. 1 ст. 5 Федерального закона «О защите конкуренции»). Таким образом, не предполагается, что монополист безраздельно контролирует рынок и лишен конкурентов — наличие на том же рынке других субъектов законом не только допускается, но автоматически подразумевается.

Далее, из подп. 1 п. 1 ст. 5 того же закона становится ясно, что доминирующим (следовательно, монопольным) является положение того субъекта, чья доля на рынке превышает 50 %; подп. 2 п. 2 ст. 5 уточняет, что доминирующее положение может быть установлено по совокупности критериев и в случае, когда эта доля составляет менее 50 %. Наконец, в п. 2. ст. 5 закрепляется, казалось бы, минимальный порог доминирующего положения: доля в 35 %. Однако последующие положения того же закона, в частности, внесенные Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N° 164-ФЗ, понижают и этот минимум: оказывается, доминирующее положение может занимать и тот субъект, чья доля на рынке менее 35 %, если она превышает доли других субъектов и если доступ других конкурентов на рынок затруднен, товар является незаменимым, изменение цены не влечет соответствующего изменения спроса и т. п. (ст. 6.1).

Таким образом, представление о монополии как о полном контроле рынка не соответствует строго юридическому значению этого понятия; в соответствии с законодательными определениями, субъект монополии не обязательно является единственным на рынке и даже не обязательно занимает более половины этого рынка; при определенных усло-

виях монопольным может быть признано положение субъекта, чья доля на рынке составляет одну треть и меньше.

3. Юридическая оценка. Наиболее сложным в контексте действующего законодательства является вопрос о правовой природе монополии. На сей счет сложились и продолжают одновременно действовать две взаимоисключающие модели.

В Федеральном законе «О защите конкуренции» монополистическая деятельность определяется как «злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством» (п. 10 ст. 4). Иными словами, в конструкции закона заложены два режима использования доминирующего положения на рынке: правомерный (поскольку в целом запрет на доминирование отсутствует!) и противоправный (прямой запрет на злоупотребление доминирующим положением закреплен в ст. 10 того же закона).

При этом «монополистической деятельностью» законодательно именуются не все, но именно противоправные формы доминирования, как-то: установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара; изъятие товара из обращения; навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора; необоснованное сокращение или прекращение производства товара и т. п. (п. 1 ст. 10 Федерального закона «О защите конкуренции»).

Именно этот подход, кстати, полностью соответствует духу и букве Конституции Российской Федерации, в которой относительно монополий сказано со всей определенностью: «Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию» (ч. 2. ст. 34).

Однако параллельно действует законодательство о естественных монополиях, в котором природа монополии представлена совершенно иначе. Так, в ст. 3 Федерального закона от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях» говорится, что естественная монополия — это «состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие

конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства)…».

Таким образом, в данном смысле под монополией понимается не просто доминирование на рынке, а полное отсутствие конкуренции, причем момент противоправности полностью исключен, и функционирование естественных монополий рассматривается в качестве законной практики, являющейся предметом государственного регулирования и контроля. Такая несогласованность приводит к парадоксальному положению, при котором деятельность естественных монополий не является «монополистической деятельностью» в смысле законодательства о защите конкуренции.

В этой связи необоснованными являются утверждения, будто бы «законодательство о естественных монополиях есть составная часть антимонопольного законодательства» . Эти правовые институты, во-первых, имеют различный понятийный аппарат, а во-вторых, в законодательстве о естественных монополиях полностью отсутствует собственно «антимонопольное» содержание, поскольку в нем решается задача не противодействия монополиям, а напротив, их упорядочения, государственной поддержки и т. п.

При этом, по существу, законодателю так и не удалось найти и закрепить никакого объективного признака, позволяющего размежевать зону «естественных монополий» и область действия обычного антимонопольного режима (совершенно очевидно, что указания на эффективность удовлетворения спроса и технологические особенности производства никоим образом не являются критериями, пригодными для юридической практики), и эту задачу пришлось решать путем механического перечисления тех сфер, в которых предусматривается естественная монополизация: транспортировка газа и нефти по трубопроводам; железнодорожные перевозки; услуги в транспортных терминалах, портах и аэропортах; услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи; услуги по передаче электрической энергии и т. п. (п. 1 ст. 4 Федерального закона «О естественных монополиях»).

И без того условное разграничение двух типов монополии дополнительно усложняется положением п. 3 той же ст. 4 Федерального закона «О естественных монополиях», в соответствии с которой предполагается беспрепятственный, никем не сдерживаемый переход сфер естественных монополий в состояние конкурентного рынка; это, в свою очередь, означает, что в такой сфере, в случае изменения ее режима, должен будет в совершенно ином смысле пониматься и термин «монополия».

Таким образом, анализ действующего законодательства позволяет констатировать, что понятие монополии в нем носит ярко выраженный двойственный характер. Синтезировать две законодательные трактовки монополии и предложить единое определение не представляется возможным. Их объединяет лишь то, что в обоих случаях речь идет о господствующем положении (доминировании) субъекта на рынке.

В остальном содержание понятий различно:

— в одном случае монополия представляет собой незаконное использование доминирующего положения на рынке, причем доминирование может выражаться в занятии половинной или даже меньшей доли рынка (из этого исходит законодательство о защите конкуренции);

— во втором случае монополия — это законная деятельность субъекта, осуществляемая в условиях полного отсутствия конкурентов на рынке (такова позиция, лежащая в основе законодательства о естественных монополиях).

Очевидно, столь существенное расхождение вызвано принципиально различными подходами, которые использованы при подготовке соответствующих законодательных актов, что порождает концептуальную непоследовательность правового регулирования монополистической деятельности в целом.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

3. Зорькин, В. Д. Конституционно-правовое развитие России / В. Д. Зорькин. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2011. — 720 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Конституционная экономика / отв. ред. Г. А. Гаджиев. — М. : Юстицинформ, 2010. — 256 с.

6. Мельниченко, Р. Г. Необходима ли адвокатская монополия на рынке юридических услуг / Р. Г. Мельниченко // Закон. — 2008. — № 4. -С. 65-68.

7. Петров, Д. А. Конкурентное право: теория и практика применения / Д. А. Петров ; под общ. ред. В. Ф. Попондопуло. — М. : Юрайт, 2013. -318 с.

10. Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 2006. — №31. — Ч. I. — Ст. 3434.

5. Gadzhiev G.A., ed. Konstitutsionnaya ekonomika . Moscow, Yustitsinform Publ., 2010. 256 p.

8. Totyev K.Yu. Konkurentnoe pravo (pravovoe regulirovanie deyatelnosti subyektov

THE CONCEPT OF MONOPOLY IN THE RUSSIAN LEGISLATION AND LEGAL DOCTRINE

Ryzhenkov Anatoliy Yakovlevich

Prosp. Universitetsky, 100, 400062 Volgograd, Russian Federation

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *