Конституционный суд ФРГ сайт

Недавно Федеральный конституционный суд Германии в Карлсруэ постановил ввести в стране третий пол. Новая графа в документах относится к интерсекс-людям, которые одновременно имеют физиологические признаки и мужчины, и женщины. И это резонансное решение далеко не единственное в послужном списке этой инстанции.

Показать изображение крупным планомЗакрыть Заседание Федерального конституционного суда © picture alliance / Uli Deck/dpa

В Федеральный конституционный суд может обратиться любой, кто считает, что нарушены его фундаментальные гражданские права. За послевоенную историю Германии в Карсруэ разбирались самые разные вопросы: и право женщин на прерывание беременности, и свобода художников, и оказание финансовой помощи Греции, и независимость телевидения от государства. Федеральный конституционный суд – конечная инстанция внутри страны и один из оплотов современного немецкого государства.
Вот пять вынесенных в Карлсруэ постановлений, вызвавших в свое время сильный общественный резонанс.

Третий пол

Обращение в суд поступило от человека по имени Ванья (фамилия не разглашается). Ванья – не мужчина и не женщина, что стало следствием нестандартного набора хромосом. В роддоме Ванью записали девочкой – по первичным половым признакам, но в подростковом возрасте у Ваньи начала расти борода. Врачи пришли к выводу, что определить пол Ваньи однозначно – либо мужской, либо женский – нельзя.
Повзрослев, интерсексуал стал требовать у сотрудников убрать пометку «женский пол» из его метрик, но чиновники ему в этом отказали – неположено. Как отказали и судьи земельного суда. А вот в Карлсруэ постановили: личные права человека защищают в том числе и половую идентичность, а отсутствие специальной графы для интерсексуалов является дискриминацией, запрещенной Основным законом. Законодательно решение суда должно быть закреплено до конца 2018 года, как именно будут обозначены интерсекс-люди – пока не ясно, однако обозначение «должно быть уважительным».

Партию – под запрет

Одно из главных политических решений – о запрете партий – было вынесено Федеральным конституционным судом в 1956 году. В решении говорится: политическую партию можно запретить только в том случае, если она способна причинить ущерб свободному демократическому общественному строю или вовсе ликвидировать таковой.

Показать изображение крупным планомЗакрыть Заседание Федерального конституционного суда © picture alliance / dpa

Антиконституционность сама по себе основанием для запрета не является: следует доказать агрессивную и воинственную позицию в отношении общественного строя. На тот момент 52 процента опрошенных это решение одобрили, 40 процентам не понравилось, что для запрета требуются подтверждения.
В результате этого решения в ФРГ в том же 1956-м году была запрещена Коммунистическая партия Германии (KPD). Много лет спустя под действие закона чуть было не попала праворадикальная Национал-демократическая партия Германии (NPD), однако Федеральный конституционный суд иск о запрете отклонил. Судьи в Карлсруэ признали, что партийная идеология действительно противоречит ценностям, закрепленным в немецкой конституции, но пришел к выводу, что разрушить демократию в стране партии не под силу.

Налоговые поблажки для однополых семей

Так называемый налоговый сплиттинг, то есть уменьшение финансовой нагрузки на общий семейный бюджет, для гомосексуалов был одобрен Федеральным конституционным судом в мае 2013 года. На тот момент однополые пары в Германии не могли вступать в полноценный брак, им разрешалось только «зарегистрированное партнерство». И эта форма узаконенных отношений, по сравнению с традиционной семьей, имела ряд юридических недостатков. В частности, в вопросе налогооблажения. Рядовые немцы решение суда приняли благосклонно. Согласно опросам, только 26 процентов населения высказали недовольство нововведением. 62 процента поддержали уравнивание гей-пар с классическими супругами в правах в вопросе налогооблажения.
Федеральный конституционный суд вообще много сделал в поддержку прав гомосексуалов в Германии. В 2002 году судьи этой инстанции сочли однополые союзы «не противоречащими конституции» и одобрили так называемые зарегистрированные партнерства для однополых семей. В июле 2017 года депутаты бундестага большинством голосов проголосовали за «брак для всех». С этого момента вступать в законный брак в Германии могут как гетеро-, так и гомосексуальные партнеры.

Запрет мусульманского платка

В сентябре 2003 года Федеральный конституционный суд слушал другое резонансное дело: власти федеральной земли Баден-Вюртемберг запретили школьной учительнице-мусульманке вести урок в хиджабе. Судьи в Карслруэ отменили запрет, вынесенный предыдущими инстанциями.
Однако годом позже Баден-Вюртемберг, а также другие федеральные земли (Бавария, Берлин, Бремен, Гессен, Нижняя Саксония, Северный Рейн-Вестфалия, Тюрингия, Саар и Шлезвиг-Гольштейн) модернизировали закон и все же лишили школьных учителей права носить на работу мусульманские платки.
В 2015 году Федеральный конституционный суд Германии признал этот запрет нарушающим свободу вероисповедания. Теперь школы, желающие запретить сотрудницам, исповедующим ислам, носить хиджаб, обязаны предоставить конкретные свидетельства того, какой именно риск представляет собой учительница в мусульманском наряде.

12 имен для одного ребенка

Иной раз судьям Федерального конституционного суда Германии приходится разбирать и курьезные случаи – если упорный истец не сломался о решения предыдущих инстанций.

Так случилось в 2007 году с молодой матерью, которая во что бы то ни стало хотела назвать своего младенца коротко и звучно: Ченеквахов Текумсех Мигискау Киома Эрнесто Инти Притиби Патар Чахара Маджим Хенрико Алессандро. Сотрудники ЗАГСа делать такую запись в свидетельстве о рождении наотрез отказались.
После первых судебных разбирательств служители Фемиды земельного уровня распорядились: ЗАГС может оставить четыре (но не двенадцать!) имени и зарегистрировать новорожденного как Ченеквахов Текумсех Мигискау Киома.
Неугомонная мать отправилась за правдой в верховную инстанцию в Карлсруэ, но Федеральный конституционный суд не увидел в запрете ни нарушения родительских прав, ни притеснения свободы действий. С одной стороны, объяснили свое решение судьи, родители вольны называть свое чадо, как им угодно. Но с другой – права и интересы ребенка должны стоять во главе угла. В итоге, согласно вердикту Федерального конституционного суда, ребенка нарекли пятью именами: Ченеквахов Текумсех Мигискау Киома Эрнесто.
Елена Александрова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *