Коррупция в суде

Предложение по реформированию судебной системы

Как минимум, с 2010 года мы живем и работаем во времена бесконечной судебной реформы, но сказать, что суд стал беспристрастным, независимым и эффективным мы по-прежнему не можем.

Сокращается ли количество судей Верховного Суда или же вводятся новые и не совсем прозрачные критерии отбора в судьи, наша судебная система имеет те же ключевые проблемы, как и до принятия первых законов о судебной реформе.

  • Ключевые проблемы судебной системы:

Проблем можно найти целый ворох и маленькую тележку, но стоит сосредоточиться на двух самых важных для общества проблемах, а именно:

  • Беспристрастность и независимость принятия судебных решений

Судья должен принимать решение сам, без любого влияния третьих лиц, к которым относятся:

  1. коррупция – влияют участники процесса, желая гарантировать положительный для себя результат. Мотивация пряником, а точнее деньгами.
  2. «телефонное право» — влияют заинтересованные лица, облаченные властью и возможностями оказывать давление на судью. Мотивация кнутом: не сделаешь как надо – будет плохо.
  3. «общественное» давление – оказывается давление агрессивными «активистами» (митинги; беспорядки перед и во время заседаний; угрозы судье, в случае принятия «не правильного решения»); компания по дискредитации возможного «неправильного варианта» решения в СМИ и социальных сетях. Мотивация кнутом, как и в «телефоном праве». Из недавних примеров: ситуация с ворвавшимися сторонниками УПЦ МП в заседание Шестого апелляционного административного суда.
  • Своевременность судебных решений

Суд должен оперативно восстанавливать нарушенные права. На сегодня в некоторых судах первой инстанции решения приходиться ждать более года.

Одной из важнейших причин этого являются неравномерное распределение нагрузки в разных судах Украины.

Для примера: согласно данным Государственной судебной администрации Украины (далее ГСА Украины) «Аналитические таблицы о состоянии правосудия за 2018 год», средняя нагрузка на одного судью:

И это данные, включая тех судей, у кого не было полномочий.

Статистика нагрузки на одного судью выглядит гораздо хуже, если учитывать, что согласно данным ГСА Украины, предоставленным в исследовании «Обзор данных о состоянии осуществления правосудия в 2018 году», количество судей с полномочиями:

  • в 2017 году составляло всего 64,7%;
  • в 2018 году «увеличилось» до 66,8%, но стоит учитывать, что общее количество судей в Украине сократилось на 3,34 % и по факту судей с полномочиями в 2018 году стало меньше еще на 6 человек.

Так согласно данным, размещенным на официальном сайте ОАС г. Киева, реальная нагрузка на одного судью с полномочиями составляет 63,1 новых дел/ мес., а с учетом не рассмотренных дел, уже около 100 дел на судью в месяц!

К сожалению, данных от других судов, с указанием фактической нагрузки на одного судью, найти не удалось, но понятно, что данные ГСА Украины занижены, поскольку учитывают всех судей, а не только тех, у кого есть полномочия. Также данные ГСА Украины не учитывают остатки нерассмотренных дел.

  • Решение ключевых проблем с использованием действующих процессуальных инструментов

Все предыдущие попытки реформировать судебную систему, декларировали решение ключевых проблем через изменение «качества судей».

Моё предложение направлено на создание системы, в которой дать взятку, решить дело давлением на судью, будет невозможно. Одновременно в такой системе все судьи Украины будут получать одинаковую нагрузку, что позволит рассматривать дела быстрее.

Для этого необходимо полностью изолировать судью от всех заинтересованных лиц, сделав его анонимным на время процесса и отменить территориальную подсудность. Реализовать такие изменения возможно с помощью действующих уже сегодня процессуальных инструментов, а именно:

  • системы участия в судебном заседании в режиме видеоконференции (предусмотрено ст. ст. 195 КАС, 197 ХПК, 212 ГПК, 336 УПК Украины)
  • изменение внешности и голоса в режиме видеоконференции (ч. 8 ст. 336 УПК Украины)
  • подсистемы Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы (далее – ЕСИТС) «Электронный суд» (действует в тестовом режиме благодаря приказу ДСА Украины от 22 декабря 2018 року N 628 и практике ВС несмотря на то, что это противоречит условиям официального введения в действие, указанным в процессуальных кодексах – детальнее см. статью).

Суть концепции:

  1. Судья недоступен и анонимен до конца процесса
  • судья находиться в городе, отличном от местонахождения сторон по делу, и участвует в процессе исключительно в режиме видеоконференции с изменением голоса и внешности (если в процессе есть заседания);
  • судья анонимен до вынесения решения/ закрытия производства по делу;
  • если для рассмотрения дела необходима коллегия из нескольких судей – все судьи находятся в разных городах, отличных от месторасположения сторон и других судей членов коллегии. Судьи не известны друг для друга, так же, как и для сторон. Каждый принимает решение независимо друг от друга – текст пишет председательствующий судья;
  • если дело рассматривается в порядке письменного производства без заседаний, тогда все становиться технически еще проще: суд и участники процесса только обмениваются документами через «Электронный суд»

Результат: поскольку судья не известен и недоступен, участники процесса не могут на него повлиять.

Если судья находиться в другом городе и личность его не известна:

  • невозможно дать взятку, поскольку непонятно кому давать;
  • у агрессивных «активистов» нет возможности оказать давление, ворвавшись в зал судебных заседаний – судья все равно находиться в другом городе;
  • «телефонное право», как минимум на местном уровне, становится не возможным, а на государственном – труднодоступным (об этом будет далее).
  1. Единый территориальный округ
  • отмена территориальной (юрисдикции) подсудности и создание единых судебных округов для каждого вида предметной (субъектной) юрисдикции (административной, гражданской, уголовной, хозяйственной, административные правонарушения);
  • сохранение инстанционной юрисдикции (первая инстанция, апелляция и кассация). В каждой предметной юрисдикции (административной, хозяйственной и т.д.) остается:
    • один суд первой инстанции – куда входят все судьи Украины конкретной предметной юрисдикции;
    • один суд апелляционной инстанции – куда входят все судьи апелляционных судов конкретной предметной юрисдикции;
    • Верховный Суд;
  • автоматизированное распределение дел, учитывающее ограничения по местонахождению судьи и его фактическую нагрузку.

Результат: выравнивание нагрузки на каждого судью в Украине, независимо от его местонахождения.

Территориальная подсудность существует для удобства участников процесса, чтобы они могли обратиться в ближайший к себе суд. Поскольку, судья в любом случае участвует в процессе дистанционно, потребность в территориальном делении судов отпадает. Одновременно появляется возможность избежать существующих на сегодня перекосов в нагрузке судьей разных судов, что, безусловно, ускорит рассмотрение дел.

Для примера можно посмотреть, как измениться распределение дел в окружных административных судах с введением единого территориального округа:

  • А что если… или немного критики концепции:
  • идентификация судьи

В целом, цифровые технологии предоставляют больше гарантий идентификации судьи, чем подпись на бумажной версии решения.

Для начала можно использовать вариант идентификации, который с подачи министра цифровой трансформации Украины Дубилита, уже используется гос. регистраторами – двухэтапную идентификацию через бесплатный Google Authenticator.

То есть: для авторизации в системе судье, кроме наличия электронной цифрой подписи, необходимо вести пароль, присланный в смс на телефон.

В дальнейшем необходимо разработать приложение для судей, использующее для авторизации дактилоскопические методы защиты, которые предоставляют современные смартфоны (отпечаток пальца, Face ID).

Параллели можно провести с банковскими приложениями, которые давно и успешно используют дактилоскопию для входа и оплаты. Наверняка, опыт разработки банковских приложений министра цифровой трансформации Украины поможет разработать и внедрить такое приложение для судей в относительно сжатые сроки.

Кроме защищенной авторизации судей, должна быть возможность проверить, что заседания проводил действующий судья. Для этого достаточно хранить оригинал видеозаписи заседаний без изменения голоса и изображения судьи.

  • гласность

Если все участники дела участвуют в судебном заседании в режиме видеоконференции, осуществляется трансляция хода судебного заседания в сети Интернет в обязательном порядке – ч. 6 ст. 10 КАС Украины.

Суд, проходящий исключительно в режиме видеоконференции, станет более гласным для общества, чем нынешние заседания, за которыми наблюдают лишь участники процесса.

  • ответственность судей

Анонимность судьи до окончания судебного процесса не подразумевает его безответственность, при наличии оснований для дисциплинарной ответственности, предусмотренных ст. 108 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Судья, все равно, будет идентифицироваться (предположительно цифровым кодом, или же просто по номеру дела) и это никак не будет препятствовать подаче жалоб в Дисциплинарную палату Высшего совета правосудия, которая сможет его идентифицировать и привлекать к ответственности.

  • отводы

При анонимности судьи, казалось бы, больше придется полагаться на самоотвод. Ведь когда участники процесса не знают кто их судья и какие у него могут быть связи с другими участниками судебного процесса, единственный осведомленный источник и должен нести за отвод/ не отвод ответственность.

Но, в целом, механизм отвода судьи не сильно эффективен и сейчас, когда участникам известно кто судья в их деле. Его заинтересованность очень сложно выявить и подтвердить надлежащими доказательствами.

Единственным выходом является разработка программного обеспечения, позволяющего в автоматическом режиме отслеживать связи судьи с участниками процесса: в том числе, родственные связи, совместную работу. Это программное обеспечение должно использоваться при автоматическом распределении дел, исключая основания для отвода.

  • судья может сам выйти на стороны с коррупционным предложением

За двенадцать лет практики мне повезло лишь однажды столкнуться с судьей, который позволял себе некие намеки на тему «дополнительных доказательств».

Уверен, судьи, позволяющие себе вымогать взятки, не могут долго оставаться безнаказанными. Особенно, если вымогать приходиться у незнакомых людей, которые находятся в другом городе.

Считаю, такой вариант маловероятным и слишком рискованным для коррупционера.

  • взлом системы

Система сохранения анонимности должна быть защищена от взлома и это вопрос техники.

Но даже в случае, если участники процесса смогут каким-то образом взломать систему и узнать, что их судья находиться на расстоянии условно 500 километров, это не сильно поможет в достижении коррупционных договоренностей: как правило люди, вовлеченные в коррупционные схемы, знают кому заносить на территории одного города/области. Иметь необходимый контакт с судьями во всех регионах Украины фактически не реально.

За попытку взлома системы, защищающей анонимность судьи, должна быть предусмотрена не только уголовная ответственность, взлом системы должен быть также основанием для пересмотра решения.

Сложность реализации, высокая личная ответственность и возможность потерять незаконный результат должны комплексно удерживать от действий по взлому системы.

  • сложность внедрения

Технически все необходимые инструменты уже давно и успешно работают в нашей судебной системе:

Так, согласно данным Опендатабот, в 2018 году в Украине было проведено 73 500 судебных заседаний в режиме видеоконференции. Уверен, в 2019 году таких заседаний будет еще больше. Цифры красноречиво показывают, что проблем с внедрением не возникнет – технология и так уже работает, просто не используются все ее преимущества.

Судебных заседаний в режиме видеоконференции, во время которых использовалось изменение голоса и внешности, в 2018 году было 70 штук. Чаще всего такой вид видеоконференции в судебном заседании использовали в Ровенской области:

Подсистема ЕСИТС «Электронный суд» активно используется в судах по всей Украине. С 19 марта по 14 июня 2019 года (менее чем за 3 месяца):

  • рост числа пользователей составляет 30,18 %
  • число поданных документов возросло на 292,81 %

Не все суды в Украине в полной мере оборудованы для проведения такого количества видеоконференций, но подобную реформу можно внедрять поэтапно:

  • начать с административных и хозяйственных судов, которые расположены в областных центрах и должны быть лучше технически оборудованы;
  • на втором этапе подключить и все местные суды.

Вывод: Эффективный суд без коррупции возможен, ведь большинство инструментов, необходимых для создания системы, в которой коррупция будет практически невозможна, уже активно применяются в современном процессе.

Система, не дающая коррупции шансов, сама очистится от людей, пришедших в профессию только за материальной выгодой.

Для реализации подобной реформы не требуются фантастические средства и годы разработок – необходима лишь законодательная воля. Технически поэтапную реализацию возможно начать в очень сжатые сроки.

Автор статьи: Бояринцев Александр Анатольевич

согласно данным группы в FB «Електронний суд»

согласно данным полученным из системы анализа судебных решений Verdictum

Прошу вас, граждане России и не граждане России и просто люди мира, помочь отстоять доброе имя и содействовать свершиться правосудию.
За совершение преступлений против правосудия и государственной службы, государственного гражданского служащего Гульчука Алексея Владимировича,
Губернатор Санкт-Петербурга Полтавченко Г.С. назначил Главой Администрации Невского района Санкт-Петербурга.
Видимо это так предусмотрено по ПОНЯТИЯМ установленным вертикалью власти?
Всем гражданам Конституция РФ, а особо одарённым за мошенничество — награды по ПОНЯТИЯМ!
Обратился к А.И. Бастрыкину, — пока молчит…
_______________________________________
Председателю Следственного Комитета РФ
Александру Ивановичу Бастрыкину
Потерпевший по правовой позиции КС РФ
Ахметов Марат Марсельевич 197373 Санкт-Петербург,
Жалоба в порядке ст. ст. 123 и 124 УПК РФ
на действия и бездействия старшего инспектора 2-го зонального отдела УПК за следственными органами ГУ ПК СК РФ Должикова А.В.
Мной, Ахметовым Маратом Марсельевичем, было направлено заявление о преступлениях, совершённых против правосудия Гульчуком Алексеем Владимировичем, и тем самым нанёсшим мне материальный ущерб в сумме 40000 рублей и материальный вред более 1752000 рублей.
Данный гражданин Гульчук А.В., (вместо возбуждения уголовного дела в отношении его), назначен Главой Невского района Санкт-Петербурга, и фактически человек преступивший закон неоднократно, руководит одним из районов Санкт-Петербурга.
Данный гражданин, неоднократно преступил Закон и умышленно (с целью скрыть свою причастность к данным преступлениям) не предоставил в Колпинский районный суд СПб, по запросу от 07.12.2012 г., документы (доказательства), в том числе и содержащие поддельную подпись Кириллова Ю.И. и поддельную печать юридического лица, изготовленные предположительно его сообщниками, а возможно им самим.
До настоящего времени, как он сам ранее, так и его сообщники, не предоставляют в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга документы, (даже после подачи мной Заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам дела № 2-13/13 и №2-1673/13), по запросу Колпинского районного суда СПб № 15 ГК / 8 – 235 от 07.12.2012 года.
Фактически государственным гражданским служащим совершены преступления по признакам ст.ст. 140, 285, 286, 292, 293, 294, 300 и 303 УК РФ, а более того ст. 315 УК РФ. Как Гульчуком А.В., так и Терпигоревым А.В., неоднократно совершены преступления.
Аналогичные преступления по признакам ст.ст. 128.1, 140, 285, 286, 292, 293, 294, 300 УК РФ, несколько лет подряд в нарушение норм ст. 5 п. 25, ст. 7 п. 4, ст. 14, ст. 119-122, ст. 124, ст. ст. 143, 144, 145, ст. 152, ст. 448 УПК РФ совершил старший инспектор 2-го зонального отдела УПК за следственными органами ГУ ПК Должиков А.В.
Он умышленно и многократно, укрывает преступления должностных лиц, и более того, клевещет на заявителя Ахметова Марата Марсельевича, фактически внесудебным порядком осудил меня по статьям 297 и 319 УК РФ или вынес постановление по статье 5.61 КоАП РФ, указывая, что якобы я оскорбляю федеральных судей, должностных лиц СК РФ и сотрудников МВД РФ. Заявитель Ахметов Марат Марсельевич, безнаказанно оклеветан сотрудником ГУ ПК СК РФ гражданином Должиковым А.В., при этом грубо нарушая нормы ст. 5 ч. 25 и ст. 7 УПК РФ, направляет в адрес Ахметова М.М. не процессуальный документ (письмо вместо постановления), препятствуя обжалованию его в суде – не указывает каким Приказом СК РФ Инструкция утверждена. Более того, грубо нарушает норму п.2.2 данной Инструкции, нормы ст.ст. 143, 144, 145 и 148 УПК РФ и правовую позицию Конституционного Суда РФ по ст.ст. 144 и 145 УПК РФ
Таким образом, игнорируются требования статьи 143 УПК РФ, а более того, мне непонятно, неужели норма статьи 315 УК РФ отменена?
Кто позволяет более 5 лет не исполнять норму статьи 315 УК РФ – не исполнять решение Колпинского районного суда СПб № 15ГК/8–235 от 07.12.2012 года.?
Кто или какая норма закона, позволяет должностному лицу СК РФ Должикову А.В., без наличия доверенности от сотрудников МВД РФ, СК РФ и федеральных судей, без проведения судебной экспертизы, без наличия судебных решений, клеветать в отношении гражданина Ахметова М.М., что он занимается оскорблением должностных лиц?
Должностные лица МИФНС № 15 по СПб, Гульчук А.В. и Терпигорев А.В., неоднократно нарушили законы, и совершили преступления по признакам статей 140, 285, 286, 292, 293, 294, 300 и 315 УК РФ, не предоставляли и не предоставляют по требованиям дознавателя по КУСП — 6241 от 24.08.11 года, по требованиям следователя КУСП 1032ПР12 и КУСП 97ПР17, а также по требованиям следователя по уголовному делу №237121 от 08.05.2014 года,
тем самым противодействуют свершению правосудия и защите чести и достоинства гражданина Ахметова Марата Марсельевича,
которого они оклеветали, с целью придания большей достоверности своих деяний по рейдерскому захвату 48 Га стоимостью 5,2 миллиарда рублей.
Данные деяния исполнителей и должностных лиц, нанесли мне материальный ущерб в 40 000 рублей и моральный вред в 1752000 рублей. Повлекли вынесение неправосудного и незаконного решения по делу № 2–1010/2012 (№2–13/13 и №2–1673/13), легализацию по сфальсифицированным документам 1 752 000 рублей, легализацию деяний рейдеров исполнителей его группировки, а также вынесению заведомо неправосудного решения № 2–1990/2013 федеральным судьёй сообщницей преступников Матусяк Т.П.
В период с 21.08.2011 по 12.09.2011 года, через подставных лиц исполнителей ОПГ «Болховская Н.И.–Шевченко В.В.», которой руководил майор полиции убийца 5 человек Крохин Сергей Васильевич (два члена ОПГ: Зорин В. и Зубов З. – осуждены в 2017 году на 8,5 и 9 лет),
(Крохин с Никитиным ожидают приговора: sankt-peterburgsky—spb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=14278056&case_uid=B0EF8875-2BFB-44C4-9497-C5C457A54884&delo_id=1540006 ), предположительно Гульчук А.В., совершил захват земельного участка 48 Га стоимостью более 5,2 миллиарда рублей.
По подложным документам подготовленным его подручными, представленным Губернатору СПб, Полтавченко Г.С. неоднократно подписал незаконные и необоснованные Распоряжения об утверждении границ земельных участков.
Данные документы всплыли при рассмотрении гражданского дела № 2 – 109/2018 в Колпинском районном суде СПб 12 февраля 2018 года, вновь поданы сфальсифицированные (доказательства) документы сообщницей Гульчука А.В., и членом ОПГ майора полиции Крохина С.В. – гражданкой Шевченко В.В., со ссылкой на незаконные (принятые на основании фальшивых протоколов) Распоряжения Полтавченко Г.С., которые якобы не подлежат отмене.
Ранее, причастность Гульчука А.В. всплыла из письма Руководителя УФНС по СПб Корязиной В.А. от 28.02.2017 года, после возбуждения уголовного дела № 237121 от 08.05.2014 года Гульчук А.В. и Терпигорев А.В. противодействовали расследованию уголовных и гражданских дел начиная с 2011 года, с момента совершения преступления ими, через исполнителей Болховской Н.И., Выходцевой Т.В., Шевченко В.В. и другими членами ОПГ майора полиции Крохина С.В.
Гражданку Выходцеву Т.В. за 6,5 лет не вызывали и не допрашивали, на предмет выяснения обстоятельств того, каким образом Кириллов Ю.И. передал ей письма от 26.08.2011 года и доверенность от 23.08.2011 года.
Более того, кому она передала дубликаты легальных документов садоводства СНТ «Красноармейское», якобы полученные по поручению председателя правления СНТ «Красноармейское» Кириллова Ю.И.
При этом, в Следственных Отделах Центрального района, Колпинского района, Приморского района, ГСУ СК РФ по СПб, а также в УМВД РФ этих же районов, а также в Колпинском районном суде, Приморском районом суде, Смольнинском районном суде и Городском районном суде Санкт-Петербурга, и в прокуратурах вышеуказанных районов Санкт-Петербурга, в МИФНС № 15 по СПб, УФНС по СПб и ФНС России Минфина РФ, имеются Заключения специалистов, что подписи Кириллова Ю.И. и печати садоводства на доверенности от 23.08.2011 года, и заявлениях от 26.08.2011 года, представленных в МИФНС № 15 по СПб, в период с 21.08.2011 по 12.09.2011 года, являются поддельными.
Более того, имеются заявления о преступлениях, как от потерпевшего Ахметова М.М., и от Кириллова Ю.И., совершённых в МИФНС № 15 по СПб, однако никаких мер с 24.08.2011 года правоохранительными органами не предпринято, а тем возбуждённое уголовное дело №237121 от 08.05.2014 года, при обнаружении, что в списках совершивших преступления имеются фамилии жены и дочери Умнова С.П., генерал-майор юстиции Парастаева М.Г. умышленно прекратила, при том, что признаки преступления имеются, лица совершившие преступления, как Болховская Н.И., Оруджев К.И-о, Сёмина Т.И. и Шевченко В.В. имеются, а расследование преступлений не проводятся – судебные экспертизы умышленно не назначаются.
Всему этому длительно попустительствует Должиков А.В., видимо имеет что-то с этих лиц, которые совершили преступления и хотят уйти от уголовной ответственности. Кроме Должикова А.В., и многие другие должностные лица СК РФ, умышленно направляют все материалы, заявления о преступлениях на рассмотрение именно тем лицам, которые и совершили данные преступления. В ответ заявителям жалоб в порядке ст. 124 УПК РФ и направившим Заявления о преступлениях, направляют не процессуальные документы, предусмотренные ст. 5 п. 25, и ст.ст. 119-122, 143, 144, 145, 148 УПК РФ, непонятного свойства письма. В действиях этих лиц СК РФ усматриваются признаки преступлений указанных в статьях 128.1, 285, 286, 202, 293, 294, 300 УК РФ.
Таким образом, грубо нарушаются процессуальные права заявителей, в частности Ахметова М.М. и его доверителей Волковой Е.А., Кириллова Ю.И. и Кобрина В.Ш.
Последними двумя письмами от 29.01.2018 и от 05.02.2018 года, должностное лицо СК РФ Должиков А.В., грубо нарушил мои конституционные права и законные интересы, его деяния направлены на сокрытие преступлений:
по признакам ст. ст. 128.1, 137, 138, 140, 285, 286, 294, 303 УК РФ полковников полиции Балумского В.О. и Климовского А.Б.;,
по признакам ст. ст. 128.1, 140, 285, 286, 294, 303 УК РФ федеральных судей Басмановой (Суворовой) С.Б., Васильева Ю.А., Воробьёвой С.А., Иванникова А.В., Суворовой Л.Г., Матусяк Т.П. и Федоришкиной Е.В.;
по признакам ст. ст. 128.1, 140, 285, 286, 294, 307 и 308 УК РФ майора полиции Баландина С.В., майора внутренней службы Перекотий О.Г., майора полиции Крохина С.В., майора полиции Кузьменко С.В., капитана полиции оперуполномоченного Харитоновой А.А.;
по признакам ст. ст. 285, 286, 294, 300 и 315 УК РФ майора полиции Капустина С., полковника полиции Данилова С.Е.;
по признакам ст. ст. 128.1, 140, 285, 286, 294, 300 УК РФ майора юстиции Вдовина А.И., капитана юстиции Чеботаря В.А., подполковника юстиции Ерина А.А., подполковника юстиции Выменца П.С., подполковника юстиции Ефимова Н.С., полковника юстиции Швеца Е.Н., генерал-майора юстиции Парастаевой М.Н. и многих других лиц, замешанных в преступлениях, нанёсших моральных и материальный вред Ахметову М.М. и его доверителям,
а также в преступлениях против правосудия.
После возбуждения уголовного дела № 237121 от 08.05.2014 года, при выемке документов у членов ОПГ, в списках рейдеров, оказались фамилии полковника полиции Тюнькина С.А., жены с дочерью генерал-лейтенанта полиции Умнова С.П.
Укрывать всё это организованное преступное сообщество тут же взялись генерал-майор юстиции Парастаева М.Г., Прокурор СПб Литвиненко С.И. и заместитель генерального прокурора РФ Гринь В.Я. (имеются и неоднократно представлялись доказательства в СК РФ Ахметовым М.М. и Волковой Е.А.). и именно Должиков А.В., являясь сообщником вышеуказанных нарушителей закона, умышленно и неоднократно, либо направлял, наши жалобы в порядке статьи 124 УПК РФ, тем же лицам в отношении которых были поданы Заявления о совершении ими преступлений, либо чьи деяния обжаловались.
Данные деяния Должикова А.В. имеют признаки грубого нарушения норм ст.ст. 5 п.25, ст. 7 п.4, ст. 17, ст.ст. 119-122, ст. 448 УК РФ, и даже норм ФЗ №59-ФЗ от 02.05.2006 года, а также имеют признаки коррупции и направлены на сокрытие преступлений должностных лиц МВД РФ, СК РФ, Прокуратуры РФ и федеральных судей, совершивших деяния имеющие признаки ст. ст. 128.1, 137, 138, 140, 285, 286, 294, 300, 303, 307, 308 и 315 УК РФ.
В настоящее время, всё это коррумпированное сообщество укрывают от возмездия следователь СК РФ Должиков А.В. и федеральные судьи Иванников А.В., Басманова (Суворова) С.Б., Федоришкина Е.В., Воробьёва С.А., Смирнов М.Г., Матусяк Т.П., Суворова Л.Г., Лозовой Д.Ю., Васильев Ю.А. и Быханов А.В. ни одно Заявление о преступлениях не расследовано, при достаточности поводов и оснований проведения процессуальных действий предусмотренных статьями 90, 119-122, 144, 145 и 448 УПК РФ.
Должиков А.В. злоупотребляет должностным положением и превышает должностные полномочия укрывая преступления, а основной задачей следственного комитета является защита прав и свобод граждан!
Ахметов М.М. неоднократно обратился в СК РФ с заявлениями о том, что свидетелями Грушиным А.К. и Харитоновой А.А. по его гражданскому делу №2-5409/2016 Приморского районного суда СПб, были даны заведомо ложные показания, по результатам рассмотрения которых,
Заявления не были зарегистрированы в КУСП, не проведена проверка в соответствии с нормами ст.ст. 119-122, 152, 448 УПК РФ, и в нарушение нормы ст.ст. 5 п. 25, ст. 7, ст. 123 и 124 УПК РФ, и ст. 148 УПК РФ, не предоставлены процессуальные документы в виде постановления. В возбуждении уголовного дела также было отказано.
В удовлетворении поданной в порядке статьи 125 УПК РФ жалобы было отказано постановлениями судьи Лозового Д.Ю. и Суворовой Л.Г., которые отменены в Городском Суде Санкт-Петербурга.
Отказ Приморским Следственным Отделом ГСУ СКР по СПб регистрации в КУСП заявлений о преступлениях Балумского В.О., Климовского А.Б., и Иванникова А.В., сфальсифицировавших доказательства и лжесвидетельствовавших Грушина А.К. и Харитоновой А.А., в гражданском деле № 2-5409/2016, противоречит нормам статей 140, 141, 143, 144, 145, 152 и 448 УПК РФ и нормам статей 1, 2, 23 (часть 1), 45, 46, 52, 55 (часть 3), 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции России, поскольку они позволяют признавать фальсификацию доказательств должностными лицами полиции и судьями, а также следователем Должиковым А.В., доказательств по гражданскому делу №2-5409/2016, гражданскому делу №2-1010/2012 (№2-13/13 и №2-1673/13), следователями Чеботарём В.А., Ериным А.А., Парастаевой М.Г. и Клаусом А.В., по уголовному делу №237121 от 08.05.2014 года, не уголовным деянием и также не привлекать к ответственности свидетелей подполковника полиции Грушина А.К. и капитана полиции Харитонову А.А., давших заведомо ложные показания по делу №2-5409/2016, а государственного гражданского служащего Гульчука А.В. и Терпигорева А.В., за предоставление подложных сведений и сфальсифицированных доказательств в гражданское дело №2-1010/2012 и уголовное дело №237121 от 08.05.2014 года.
Статья 303 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за фальсификацию доказательств как по гражданскому делу, так и по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, сторонами дела или защитником.
Согласно норм статьи 55 ГПК РФ и части первой статьи 74 УПК РФ, доказательствами являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по гражданскому или уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела.
Учитывая то обстоятельство, что искажение доказательств может привести к незаконным и ошибочным судебным решениям и, в конечном счете, не только нарушает установленный данным Кодексом процессуальный порядок, но и подрывает сущность правосудия по гражданским и уголовным делам как такового.
Более того, по сфальсифицированным доказательствам приняты решения по вышеуказанным гражданским делам и уголовному делу №237121 от 08.05.2014.
Соответственно, положения статьи 303 УК РФ не могут оцениваться в отрыве от норм, регулирующих соответствующие уголовно-процессуальные вопросы.
Так, при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по гражданскому и по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие чего искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. В частности дела №2-1010/2012 (№2-13/13 от 25.01.2013 и от 12.12.2013 года и №2-1673/13 от 12.12.2013 года).
Соответствующее расследование проводится в формах и порядке, закрепленных уголовно-процессуальным законом, и не предполагает какое-либо ограничение участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц в их правах, в том числе в праве на обжалование в суд затрагивающих их конституционные права и свободы решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования (определения КС РФ от 15 апреля 2008 года N 304-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1413-О-О, от 25 февраля 2013 года N 182-О и N 289-О, от 23 апреля 2015 года N 840-О и др.).
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, законодатель, устанавливая порядок отправления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру), обеспечивающий соблюдение требований, предъявляемых к правосудному — т.е. законному, обоснованному и справедливому — решению по делу, а также исправление ошибок, в том числе на стадии пересмотра судебного решения ввиду вновь открывшихся обстоятельств.
В рамках уголовного судопроизводства это предполагает, по меньшей мере, установление обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины (или невиновности) лица в совершении инкриминируемого деяния (Постановление КС РФ от 8 декабря 2003 года N 18-П; определения от 29 января 2009 года N 46-О-О, от 21 июня 2011 года N 860-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1185-О-О и от 28 июня 2012 года N 1274-О), что возможно лишь на основе проверки и оценки доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.
Только тогда суд может правильно установить, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, доказано ли, что его совершил подсудимый, является ли это деяние преступлением и какой нормой уголовного закона оно предусмотрено (статьи 73, 74, 85 — 88 и 299 УПК РФ); в противном случае ставилась бы под сомнение правосудность решения по делу.
Именно поэтому заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления, отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим отмену вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда, возобновление производства по уголовному делу (часть первая, пункт 1 части второй и пункт 1 части третьей статьи 413 УПК Российской Федерации) (Определение от 4 апреля 2013 года N 661-О).
При этом значимость нефальсифицированных доказательств для уголовного судопроизводства не ограничивается судебными стадиями. В Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в соответствии с установленным в Российской Федерации порядком уголовного судопроизводства предшествующее рассмотрению дела в суде досудебное производство призвано служить целям полного и объективного судебного разбирательства по делу; в результате проводимых в ходе предварительного расследования следственных действий устанавливается и исследуется большинство доказательств по делу, причем отдельные следственные действия могут проводиться только в этой процессуальной стадии; именно в досудебном производстве происходит формирование обвинения, которое впоследствии становится предметом судебного разбирательства и определяет его пределы (часть первая статьи 252 УПК Российской Федерации).
Положения статей 144 и 145 УПК Российской Федерации, регламентирующие порядок рассмотрения сообщений о преступлении и определяющие решения, принимаемые по его результатам, предусматривают проведение проверки сообщения о любом преступлении, в том числе совершенном сторонами по гражданскому делу и следователем при производстве по уголовному делу.
При этом обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, не могут служить препятствием для возбуждения уголовного дела и свидетельствовать об отсутствии признаков преступления в действиях лиц, осуществляющих производство по уголовному делу (определения КС РФ от 23 июня 2009 года N 886-О-О и от 20 ноября 2014 года N 2678-О).
При отсутствии же основания для возбуждения уголовного дела, в частности при отсутствии в деянии состава преступления, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом такой отказ может быть обжалован, в том числе в суд, в порядке, установленном статьей 125 УПК Российской Федерации, регламентирующей судебный порядок рассмотрения жалоб (пункт 2 части первой статьи 24, части первая и пятая статьи 148 УПК Российской Федерации).
Статья 303 УК РФ, действующая во взаимосвязи с приведенными уголовно-процессуальными положениями, не предполагает произвольного отказа в возбуждении уголовного дела по признакам предусмотренного в ней преступления, в том числе совершенного следователем на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.
Норма статьи 307 УК РФ, применяемая в единстве с положениями Общей части указанного Кодекса (статьи 5, 8, часть первая статьи 14 и статья 25), предусматривает привлечение к уголовной ответственности за заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего и предполагает наличие в их действиях прямого умысла, когда эти лица осознают, что показания, которые они дают, являются ложными, и желают дать именно такие показания (Определение КС РФ от 28 марта 2017 года N 561-О).
Начальник ОЭБиПК РФ Колпинского ОМВД РФ по СПб подполковник полиции Грушин А.К. и оперуполномоченный ОЭБиПК Колпинского ОМВД РФ по СПб Харитонова А.А., давали под подписку Суду заведомо ложные показания свидетеля, в их действиях имеется наличие прямого умысла, эти лица осознавали, что показания, которые они дают, являются ложными, и желали дать именно такие показания, в угоду своему руководителю полковнику полиции Балумскому В.О.
Полковники полиции Балумский В.О. и Климовский А.Б., представляя в Приморский районный суд СПб, сфальсифицированные доказательства – выкраденные из Колпинского районного суда СПб копии жалобы, заведомо знали, что они совершили деяния подпадающие под нормы ст.ст. 128.1, 137, 138, 140, 159, 285, 286, 294 и 315 УК РФ, в их действиях имеется наличие прямого умысла, эти лица (являясь профессиональными юристами) осознавали, что злоупотребляют правом, документы которые они представляют являются подложными и сфальсифицированными, и они желали подать именно такие документы, чтобы получить с Ахметова М.М. значительную сумму денежных средств и опорочить Ахметова М.М. – назвав его распространителем клеветнических измышлений оскорбляющих должностных лиц.
Судом, Решением №2-5409/2016 от 25.10.2016, вступившим в законную силу, установлено, что все доказательства представленные в суд должностными лицами, являются недопустимыми. Суд не принял решения по Заявлению о преступлениях, поданных Ахметовым М.М., указав, что Ахметов сам имеет возможность подать такое Заявление в Следственный Комитет Российской Федерации, а он затребует документы из дела и исследует их в рамках уголовного дела.
Однако в нарушение конституционных прав и законных интересов потерпевшего Ахметова М.М., Следственным Комитетом России, в лице генерал-лейтенанта Клауса А.В. и следователя ГУПК СК РФ Должикова А.В., грубо нарушаются нормы ст. 5 ч. 25, ст. 7, ст.ст. 119-122, 140, 141, 143, 144, 145, 148, 152, 448 УПК РФ и укрываются преступления по составам ст.ст. 128.1, 137, 138, 140, 159, 170.1, 170.2, 285, 286, 292, 293, 294, 300, 303, 307, 315, 319, 325 и 327 УК РФ, совершённые как государственными гражданскими служащими Гульчуком А.В., Терпигоревым А.В., гражданами Болховской Н.И., Выходцевой Т.В., Оруджевым К.И-о, Сёминой Т.И., Шевченко В.В., так и должностными лицами: Балумским В.О., Басмановой (Суворовой) С.Б., Вдовиным А.И., Ериным А.А., Завьяловой О.В., Иванниковым А.В., генерал-лейтенантом юстиции Клаусом А.В.; прокурорами: советниками юстиции Евстигнеевой Ю.М., Забурко П.А., Чирковым Р.А. и другими.
Готов всё это заявить и подтвердить под видеосъёмку, а также и на экспертизе полиграфолога (детекторе лжи) со ссылкой на документы, на дату, время и обстоятельства совершённых и оконченных преступлений данных лиц.
К настоящей жалобе в порядке ст. 124 УПК РФ, содержащей сведения о совершении преступлений должностными лицами МВД РФ, СК РФ, Прокуратуры РФ и федеральными судьями, против правосудия и в отношении гражданина Ахметова М.М. (и его доверителей), которые нанесли существенный материальный ущерб и моральный вред, прилагаю следующие доказательства, являющиеся неотъемлемыми приложениями:
1. Судебный акт Колпинского районного суда СПб № 15 ГК/8–235 от 07.12.2012, действующий и не отменённый. Вступивший в законную силу.
2. Письмо Должикова А.В. от 29.01.2018 года, направленное на сокрытие преступлений и содержащее клевету (недостоверные сведения) в отношении Ахметова М.М., без реквизитов Инструкции (даты издания и утверждения).
3. Письмо Должикова А.В. от 05.02.2018 года, направленное на сокрытие преступлений и содержащее клевету (недостоверные сведения) в отношении Ахметова М.М., без реквизитов Инструкции (даты издания и утверждения).
16.02.2018 года, состоялось очередное укрывательство преступных деяний полковника юстиции Швеца Е.Н. и советника юстиции Юрасова А.Г., длящееся с сентября 2016 года Следственным Отделом Приморского района СПб, Прокуратуры и Приморского районного суда СПб.
Федеральный судья Васильев Ю.А. умышленно нарушил права заявителя жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, отказал в ведении аудиопротоколирования, оклеветал Ахметова М.М., при этом отказался выделить материалы дела и передать их в Следственный отдел.
ПРОШУ Вас, в порядке ст. 143 УПК РФ, составить рапорт и зарегистрировать в КУСП данную жалобу, имеющую и признаки заявления о преступлениях.
ПРОШУ Вас, провести тщательную проверку по всем фактам, указанным в данной жалобе, в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ и направить в мой адрес процессуальное решение, соответствующее требованиям ст. ст. 5 ч. 25, 7, 14, 17, 124, 143, 148 УПК РФ.
ПРОШУ Вас, признать незаконными и не соответствующими требованиям ст. ст. 5 ч. 25 и ст. 7, 119-122, 144, 145 и 148 УПК РФ, и отменить письма следователя ГУПК СК РФ Должикова А.В. от 29.01.2018 и от 05.02.2018 г.
ПРОШУ Вас, провести служебную проверку и возбудить уголовное дело в отношении Должикова А.В., который распространяет клевету, оскорбление в отношении Ахметова М.М., скрыто угрожает и шантажирует, что гражданин Ахметов М.М. злоупотребляет правом, в официальных письмах СК РФ направленных в адрес Ахметова М.М.
ПРОШУ Вас, возбудить уголовное дело по фактам совершённых преступлений, по признакам ст.ст. 128.1, 137, 138, 140, 285, 286, 292, 293, 294, 300, 303, 307, 315, 325 и 327 УК РФ.
ПРОШУ Вас признать меня потерпевшим, по преступлениям, совершённым Балумским В.О., Грушиным А.К., Гульчуком А.А., Должиковым А.В., Харитоновой А.А., Шевченко В.В. и другими лицами, которыми мне нанесён материальный ущерб более 40 000 рублей и моральный вред.
С Уважением, Марат Марсельевич Ахметов.
P.S.:
ПРОШУ вас всех ответить, как долго может оставаться у власти гражданин совершивший преступления против правосудия и против личности и длительное время не исполняющий решение Колпинского районного суда СПб № 15ГК/8–235 от 07.12.2012 г., то есть игнорирующий норму ст. 315 УК РФ?

Аннотация: статья посвящена проблемам коррупции в системе российских судов. Уделяется внимание на степени поражения органов судебной власти коррупцией, уровне доверия населения к суду и судебной системе в целом, а также предположительные пути воздействия. Abstracts: the article is devoted to problems of corruption in the system Russian courts.

Attention is paid to the degree of corruption of bodies of the judiciary, the level of public confidence in the court and the judicial system as a whole, as well as the alleged ways of impact. Ключевые слова: коррупция, доверие населения к суду, судья, судебная система Российской Федерации. Keywords: corruption, public trust in the court, judge, judicial system of the Russian Federation. Говоря о судебной системе, следует отметить одно: на основании того как работает судебная система можно судить и о том, насколько эффективна государственная власть в целом. В Российской Федерации существует высокий уровень недоверия к судебным органам. А это значит, что коррупция в судебной системе – это прежде всего подрыв государственного устройства.

Ни для кого не секрет, что российская судебная система очень зависима от денег и от исполнительной власти. Проблеме неправедного суда много тысяч лет – она ровесник человеческой цивилизации. Кстати, сам термин коррупция, по одной из исторических версий появился благодаря именно судебной системе. Этот термин произошел от сочетания латинских слов «correi», что означает корреальность, т. е. солидарность и «rumpere», что в переводе значит, как ломать, повреждать, нарушать или отменять. Этот термин «corrumpere» применялся в Римском праве для определения деятельности нескольких лиц, целью которых являлась «порча» нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества. В течение веков руководители многих государств пытались сделать так, чтобы суд был независимым и честным. Некоторым из них это даже удалось, что является первейшим признаком подлинной демократией. Но таких государств в мире очень мало.

Главная причина в том, что судьи – сами люди и ничто человеческое им не чуждо, в т. ч. и пороки. Каждый из них сам выбирает: оставаться или нет преданным своему делу и служить исключительно закону. Моральные принципы либо есть, либо их нет. Однако сегодня речь о тех, кто способствует развитию коррупции в российской судебной системе. Актуальность выбранной темы заключается в том, что большинство жалоб, которые поступают, это жалобы на деятельность судов – 89%, в пересчете – 7226 человек. Жалобы на суды общей юрисдикции по гражданским делам составляют – 74%, т. е. 5347 человек. Из этого количества жалоб на коррупцию, реальную основу имеют 6% – 320 человек. Количество жалоб на судей уголовного судопроизводства составляет – 12 %, в пересчете – 867 человек. Из этого количества обращений только 11% – 95 человек – имели реальное основание предполагать коррупцию в суде . Жалобы на арбитражные суды, в пересчете, составляют 70 человек, что на 35,1 % меньше чем в 2015 году (108 человек).

В 1 жалобе заявителем приводились среди прочих доводы о коррупционной составляющей в действиях судьи . 0,01 % – 1 человек обратился с жалобой на коррупцию в Третейских судах. 0,23% – в пересчете – 17 человек составили жалобы на коррупцию в военных судах. Из этого количества реальных жалоб с обоснованным подозрением на коррупцию – всего 3. Из общего числа жалоб на коррупцию в судах, 0,76% – 55 человек – касаются коррупции в мировых судах. Реальных обращений, имеющих обоснованное подозрение на коррупцию – всего от 2 человек . Жалобы на коррупцию в судах для пострадавшего в 99% случаев заканчиваются ответом, что суд независимый и правоохранительные органы не имеют права вмешиваться в дела суда.

Либо санкциями в отношении потерпевшего, вплоть до привлечения к уголовной ответственности за клевету, с тем, что отвечать человеку придется перед тем же судом, который он ранее обвинил в коррупции. В данном случае, ответственность полностью ложится на Следственный комитет, Прокуратуру и ФСБ, в чьи обязанности входит противодействовать проявлениям коррупции в российских судах. Деньги и не только служители судов берут по самым разным поводам. Например, при взятии под стражу, судья может согласиться с доводами следствия или оперативников, а может сказать: не предоставили фактов, свидетельствующих, что надо арестовывать. И то, и другое – законно. Решить предвзято судья может не только за деньги, но и по звонку или под давлением, что редко, но бывает . Деньги или какие-то дополнительные блага ему после или предварительно предоставит благодарная сторона следствия. Еще момент – назначение дел к слушанию. Не секрет, что дела могут слушаться годами, особенно о мошенничестве. Хотите ускорить – платите деньги, хотите затянуть – платите. Тогда заседания будут не раз в 3 месяца, а, скажем, раз в 7 дней или наоборот. В законе о начале процесса есть оговорка «в разумные сроки». Это можно трактовать как угодно. Тут взятка тоже от дела зависит.

По Москве и области, например, можно ускорить или затормозить дело . Как говорят сами судьи, берем не за принятие незаконного решения, а за принятие законного. И так уже последние года два. Ведь судья дорожит репутацией, а точнее, весьма солидной зарплатой, а работой судьи не так уж обременены, как нам стараются навязать. Сейчас судьи стали реже отправлять дела на дополнительное расследование, но бывает – когда нельзя оправдать, но и сажать нельзя, ибо судья деньги уже взял. За это тоже платят, например, в Москве и Московской области, как договоришься . Если «занесли» деньги в вышестоящий суд, и ситуация такая: нельзя отменить законное решение первой инстанции, и свое нельзя вынести, ибо виноват человек, или даже невиновного надо обязательно осудить, чаще всего невиновных осуждают, чтобы отобрать его имущество и тогда придираются к мелочам. Например, плохо, неразборчиво написан протокол, судья не может прочитать, не соблюдены некоторые нормы закона, а нарушения всегда найдутся. И тогда дело отправляют на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В Верховном суде варианты разные – это кассационная инстанция, так что могут вернуть в нижестоящею инстанцию, могут – в первую на новое рассмотрение. Все это, как показывает изучение материалов и выявили сами граждане, в ряде случаев стоит денег. Хотя, конечно, нельзя всем судьям присваивать ярлык «взяточник». Однако, сама система такова, что кристально честные люди там долго не задерживаются, увольняются в течение 1 года, да и попасть такому человеку в судейский корпус, практически невозможно . Ну а кто остается, то понятно, играет по правилам: ты мне, а я тебе.

Судьи предпочитают наличные, принимают их только от хорошо знакомых людей и стараются «отбить» деньги, заплаченные за должность. На втором месте – доли в предприятиях, ценные бумаги, недвижимость и тому подобное, но этим грешат уже более пожилые, зрелые и дальновидные. По статистике ежегодно в России принимаются около 20 000 000 судебных решений. Практики знают, что в каждом из видов судов тарифы и коррупция имеет свой особенный характер. Схема дачи взятки судье совершенствуется с каждым годом . 1. По своеобразному «рейтингу» коррумпированности на первом месте – Суды общей юрисдикции по гражданским делам. Здесь сумма взяток в среднем колеблется от 50 000 до 2 500 000 рублей. На цену влияет как региональная особенность, так и вопрос, рассматриваемый в иске. Нередко делишки коррумпированных судей прикрывает председатель суда, который в свою очередь собирает потом «дань» уже с самих судей. Но даже если коррумпированность того или иного служителя Фемиды очевидна, потерпевшая сторона вряд ли сможет доказать, что подкуп имел место быть – только если мздоимец не был пойман с поличным. А иначе шансов восстановить справедливость очень мало. Судебный процесс носит состязательный характер, имеет много нюансов, да и субъективность решения судьи со счетов не стоит сбрасывать, а потому незаконность вердикта еще не доказывает факта коррупции. В крайнем случае, может быть только косвенным тому подтверждением. 2. На втором месте – Суды общей юрисдикции по уголовным делам. В таких судах существует аналогичная схема получения взяток судьями, что и в гражданских судах, но своя специфика все-таки существует. Стоит отметить, что судьи, специализирующиеся на уголовных делах, реже берут взятки, нежели их коллеги по гражданскому судопроизводству. Связано это с тем, что «замять» уголовное дело практически невозможно, а значит, смысла в подкупе нет. Но и здесь не без исключений. Стоимость неправосудных решений, с учетом большего риска, в уголовном судопроизводстве несколько выше, нежели в судах по гражданским делам от 100 000 до 10 000 000 рублей. Чаще всего судьи берут деньги за смягчение приговора или переквалифицирование инкриминируемого преступления на более «мягкие» статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. Это несет за собой и более гуманное наказание – осужденные в таком случае получают минимально возможные сроки или вовсе условное наказание.

А впоследствии может последовать условно-досрочное освобождение или, в случае условного осуждения, досрочное снятие судимости. Оправдательные приговоры коррумпированными судьями практически никогда не выносятся: их легко можно будет оспорить в вышестоящем суде, а это как минимум не самым благоприятным образом скажется на карьере судьи. 3. На третьем месте – Арбитражные суды. В арбитражных судах существует та же схема подкупа судей – деньги передаются, как правило, через адвокатов. Учитывая то, что участниками процессов здесь становятся предприниматели, существует негласное правило, что сумма взятки равняется 10 % от цены иска. Причем происходит деление согласно инстанциям: в первой – не ниже 250 000 рублей, во второй – не ниже 500 000 рублей и в третьей – от 1 000 000 рублей. Нередко судьи образуют коррумпированный тандем с предпринимателями, которые желают подавить более мелкие компании на рынке и устранить конкурентов. Суды в этой жесткой игре лишь средство на пути к монополии и лоббированию собственных интересов. Доходы от поглощения мелких и не очень компаний нередко покрывают расходы на взятку судье и приносят неплохую прибыль в дальнейшей работе. 4. На четвертом месте – Военные суды.

Коррупция в военных судах имеет выраженную специфику. Как показывает практика, здесь используются иные механизмы получения взяток и даже сами взятки имеют другой характер, так как купюрами дело не ограничивается. Кроме уголовных преступлений, совершенных военнослужащими, нередко бывают дела, касающиеся жилищного вопроса, дисциплинарных проступков и правонарушений и т. д. И здесь, вынеся заведомо неправосудное решение, судья может получить вознаграждение от заинтересованной стороны в виде улучшения жилищных условий, повышения по службе или иных благ, как для себя, так и для своих родственников. Зачастую при этом фактически выигравшая дело сторона сохраняет гораздо больше, чем отдает на взятку судье. Военная структура сама по себе является закрытой, а дела носят узкоспециализированный характер, потому независимость военных судов нередко является условной. Доказать незаконность вынесенных решений здесь тоже весьма сложно. 5. На пятом месте – Мировые суды. Специфика мировых судов такова, что они рассматривают иски, взыскиваемые суммы по которым не превышают 50 000 рублей. В основном здесь рассматриваются административные правонарушения и мелкие уголовные преступления. Следовательно, и размер взяток соответствующий. Впрочем, мировые судьи чаще всего неохотно берут взятки: риск большой, а выгода так себе. Но это не значит, что это самые честные и независимые суды!

К сожалению, они находятся в большой зависимости от районных судов, которые для них считаются последующей инстанцией для обжалования решений и приговоров, и от правоохранительных органов власти, ГИБДД. Соответственно, выносят те решения, которые были бы «по душе» им. Ряд юристов, опрошенных независимыми людьми (все из средств интернета, СМИ, литературы и т. д.), назвали несколько изменений, которые следует обязательно ввести законодательно, чтобы если не искоренить (что невозможно в принципе), то хотя бы уменьшить уровень коррупции в судейском корпусе. В частности, об этом говорят известные адвокаты, кандидаты юридических наук, доктора юридических наук и просто грамотные юристы, которых за грамотность не пустят в судьи, ну и естественно, часть обиженных, которым не получилось попасть к такой сфере деятельности. Как видно из материалов статьи, исходя из приведенной статистики жалоб граждан на коррупцию, а также собранной информации о степени коррумпированности органов судебной власти, можно сделать вывод о том, что коррупция поразила все сферы жизни и слои общества. Суды, как видно, представляя собой особую ветвь власти, тоже далеки от идеала. Но, надо быть объективными, не все так плохо в российской судебной системе и многие судьи остаются неподкупными и справедливыми.

Они живут на зарплату, которая у них не так уж мала благодаря государству, пользуются льготами и очень дорожат своим статусом. При этом всегда найдутся те, кто при виде «легких денег» теряет рассудок и забывает о данной когда-то присяге. Поднятые в статье проблемы подтверждают острую необходимость проведения капитальных реформ в судебной системе Российской Федерации. Предложения автора сводятся к следующему: 1. Следует создать постоянно действующие дисциплинарные комиссии, которые бы рассматривали исключительно проступки судей, готовили материалы на их снятие. Ныне же этим занимаются «по совместительству» квалификационные комиссии, принимающие экзамены у кандидатов в судьи. В эти дисциплинарные комиссии могли бы войти судьи в отставке (не имеющих даже намека на нарушения судейской этике), прокуроры, адвокаты, научные работники и обычные граждане, которые сейчас лучше судьи разбираются в коррумпированных схемах взяточничества и нарушениях закона.

И надо, чтобы в эту комиссию с жалобой на судью мог бы обратиться любой гражданин, а не так как сегодня, когда это право принадлежит немногим категориям. 2. Ограничить права председателя суда любого уровня, забрать у них возможность распределять, кому какое дело расписать, потому что здесь кроется еще одна коррупционная схема. Ведь есть категория «жирных» дел, на которых можно получить крупную взятку и поделиться с руководством суда. А есть «пустые» дела, где заведомо понятно – поживиться нечем. 3. Ввести настоящий институт присяжных заседателей. Это не уничтожит коррупцию полностью, но существенно ее уменьшит. Сегодня есть присяжные заседатели, но в народе их не зря называют статистами, они одобрят любое решение председательствующего судьи. А 8 присяжных подкупить возможно, но дорого. И вводить этот институт надо не только для дел, где речь идет о пожизненном или суровом наказании, но и в любом случае, когда подсудимый этого желает. Ведь присяжные определяют не только «виновен-невиновен», но и квалификацию преступления, (например, это неосторожное или умышленное убийство и так ли опасен человек, как решил судья за кражу 20 000 рублей – 3 года, а за хищение 1 000 000 рублей – условный срок).

Да еще без выплат потерпевшим. А тут наказание разное. Да и судья будет умнее, а ограничения возможности брать взятки, желающих стать судьями, резко убавится. 4. Изменить закон о судоустройстве, чтобы избавиться от случайных, продажных людей среди судей. Надо, чтобы квалификационная комиссия состояла из постоянно работающих членов и несли определенную ответственность за каждого назначенного судью. 5. Обязательный, длительный срок стажировки, чтобы стало понятно, зачем этот человек идет в судейский корпус, за доходом или за честью. Таким образом, все это будет способствовать открытости судов, повышению авторитета судебной власти, а главное искоренению коррупционных проявлений. Самое важное для нормального общества – это реальные возможности защиты любых прав граждан в независимых судах. Только тогда судебная власть становится третьей властью, которая равна всем другим, а иногда даже и важнее их.

Комаров Александр Александрович

Метки: коррупция

У читателей сложилось впечатление, что я по всем позициям занимаю про-властную позицию. Однако это не так. Патриот, в отличие от приспособленца, должен видеть и критиковать неприглядные стороны власти.

Хочу рассказать вам о том, что знаю не понаслышке — о судейской коррупции. Я имею обширную судебную практику в самых разных отраслях права, по преимуществу — в арбитражных судах. Занимался самыми разными делами — от противодействия рейдерству до налоговых споров. Все, что написано ниже, наблюдалось мной лично, я готов отвечать за каждое слово.

Вопреки официальным данным, в коррупционные схемы вовлечены не менее 90 % судейского состава. Это «теневой» рынок, годовые объемы которого можно оценить в сотни миллионов долларов. Большинство дел, в которых предмет иска крупный, имеют договорной характер — потому что это экономически эффективно. Отдаешь какой-то процент от предмета иска и гарантированно получаешь нужное решение.

Средняя сумма взятки в суде первой инстанции — от 25 000 у.е., не считая гонорара посредника. В вышестоящих инстанциях по крупным делам взятка может достигать нескольких миллионов.

Судейская коррупция характеризуется высокой латентностью — то есть взяточников правоохранительными органами выявляется крайне мало.

Схема работы давно налажена. На рынке действует огромное количество посредников (решальщиков), у которых с судьями сложились доверительные отношения. Как правило, это родственники либо близкие друзья судей, про которых все знают, что он «решает» с определенным судьей. Через этих посредников и происходят неформальные переговоры с судьей.

Следует отметить, что судьи соблюдают осторожность и практически никогда не выходят сами с предложением к стороне. Наоборот, сама сторона (истец, ответчик) обращается к посредникам и озвучивает свои пожелания. Так что в судейской коррупции есть доля вины нашего бизнеса — судьи берут, потому что им предлагают.

Выявить такое преступление практически невозможно — ведь в отношении судьи закон запрещает проводить оперативные мероприятия. Как правило, ФСБ-шники из неформальных источников знают, что судья «берет», но ничего с этим сделать нельзя. Максимум, что может грозить судье, в отношении которого есть обоснованные подозрения — уход в отставку по собственному желанию.

Приведу реальный пример из практики. ФСБ прослушивало телефон одного адвоката, который имел неосторожность обсуждать по телефону с судьей «деликатные» вопросы. Разговор записали. Подчеркну, что это вышло случайно — ведь телефоны самих судей слушать нельзя. Запись была передана председателю суда, с судьей состоялся разговор, в результате которого он написал заявление об уходе. Этим все и закончилось.

Было бы полбеды, если бы арбитражные судьи просто брали взятки и выносили относительно необоснованные решения. Дело в том, что их решения наносят огромный ущерб бюджету РФ.

Недавно в Петербурге разоблачили преступную группу, которая мошенническим образом возмещала миллиарды НДС из бюджета.

Но кто принимал решения о возмещении из бюджета лже-НДС? Арбитражные судьи. Так и указано: преступная группа пользовалась своими коррупционными связями в судейской сфере. Спрашивается: судьи не понимали, какие решения они выносят? Кто из них понес ответственность за причинение огромного ущерба бюджету?

Возмещение «черного» НДС — это тема для отдельного разговора. Если кратко — это наглый, хищнический распил миллиардов государственных денег путем манипуляций в суде с бумажками.

Один пример из практики. Суд принял решение о возмещении «черного» НДС, которое было исполнено налоговой инспекицей. Впоследствии, налоговая инспекция обнаружила, что контракт, который являлся основанием для возмещения, подписан генеральным директором, умершим 5 лет назад. Естественно, налоговая обращается в суд с иском о признании контракта недействительным — чтобы впоследствии отменить судейское решение о возмещении НДС. Казалось бы, все ясно. Но что делает суд? Он применяет иезуитскую логику: не имеет никакого значения смерть директора, так как исполнение контракта было подтверждено последующими действиями фирмы, от имени которой несуществующий директор подписал контракт. И вообще, доказательства являются недопустимыми, так как получены в результате оперативно-розыскной деятельности.

Кому выгодна коррупция в судейской среде? В первую очередь самим судьям и посредникам. Стороны платят суду деньги, потому что не доверяют честному правосудию — ведь противоположная сторона тоже может «занести».

Невыгодна коррупция в первую очередь честным юристам. Клиенты не готовы платить хорошие деньги за нормальный, квалифицированный труд юриста. Этот труд обесценен услугами «решальщиков». Клиент рассуждает так — за что платить юристу, если решальщик предлагает услугу «все включено»? И что этот юрист со своими знаниями значит для клиента, если вопрос эффективно решается в другой плоскости?

Наконец, особая опасность именно судейской коррупции заключается в том что суд — это последнее средство для защиты нарушенного права. Если номрально не работает суд — права граждан обесцениваются.

Что же делать с коррупцией в судах?

В настоящее время власть активно проводит судебную реформу — заработавший отрицательную репутацию Высший арбитражный суд упраздняется. Но эти меры носят скорее организационный характер, а нам нужны коренные изменения.

Для начала нужно, чтобы власть услышала голос юридической общественности и признала наличие этой масштабной проблемы. А не занималась смешными для любого понимающего человека отговорками, что «коррупции в судах нет». Необходимо прекратить практику выдвижения на руководящие арбитражные посты ничем не проявивших себя приближенных. Нужно разработать кардинально новую систему ответственности и подотчетности судей.

У людей либеральных взглядов принято считать, что России нужен «независимый» суд. Господа, то что мы имеем сейчас — и есть независимый суд во всей красе. Вы думаете, это из администрации президента совершают сотни звонков, давят на несчастные суды и требуют вынесения незаконных решений? Спешу вас разочаровать — реальность куда прозаичнее. В судах процветает банальное, повседневное взяточничество, порожденное безнаказанностью.

С судейской коррупцией можно покончить в сжатые сроки при наличии политической воли. Власть не должна стыдиться признать проблему — сам Путин признает важность критики власти. Стыдно, когда проблему замалчивают, когда государственный аппарат со всеми его силовыми структурами пасует перед решаемой задачей.

Уважаемые читатели, мы с вами можем придерживаться разных политических взглядов. Но коррупция — наш общий враг. Поэтому, обращаюсь к вам и представителям СМИ с просьбой — сделайте так, чтобы власть услышала нас.

Мы не хотим, чтобы коррупция обрушила государство, мы хотим его оздоровления, чтобы им можно было гордиться.

«Когда решение принимается единолично, судья может довольствоваться $10—15 тыс. за решение и от $5 тыс. за определение об обеспечении иска. В кассационной инстанции, например, окружного арбитража решение может стоить $35 — 40 тыс., бывает и дороже»

© «Деньги», 25.04.2001, «Законный бизнес»

С недавних пор к коррупции среди российских судей принято относиться как к вещи очевидной. Чтобы узнать, как именно деньги и власть влияют на судебные решения, ведущий рубрики Dura lex Максим Черниговский встретился с отставным судьей, который на условиях анонимности согласился ответить на его вопросы

— Если судить по публикациям в печати, страна сотрясается от скандалов в связи с неправосудными решениями. Насколько все-таки распространена коррупция в судейском корпусе?
— На самом деле судей-взяточников в нашей среде не так уж много — не более 2 — 5%, по моим оценкам. Другое дело, что их деятельность больше заметна по сравнению с работой честных судей. Ведь решения и приговоры, вынесенные благодаря взяткам, наиболее скандальны, у них гораздо больший общественный резонанс. Вот вы, газетчики, за них и хватаетесь.
— Но все-таки коррупция есть?
— Смотря что считать коррупцией. Если руководствоваться законом, то в большинстве своем судьи, опытные юристы, очень редко совершают действия, образующие состав уголовного преступления (получение взятки и т. п.). Однако за деньги в определенных случаях вы добьетесь нужного решения.
— Каким же образом?
— Как правило, судьи — люди семейные. Это означает, что жена, или муж, или другие родственники работают в какой-нибудь юридической консультации, причем не обязательно адвокатами. Заключив договор с такой конторой, вы как бы оплачиваете их услуги. Сам судья формально ничего за решение не получает, гонорар достается его родственнику. Это самая простая схема.
— И сколько стоят подобного рода «услуги»?
— В зависимости от цены вопроса. Скажем, решается вопрос о судьбе имущества, оцениваемого в сотни тысяч долларов. Решение в пользу одной из сторон может стоить от 10 до 20% от цены иска. Чем выше судебная инстанция, тем больше ставка. Когда решение принимается единолично, судья может довольствоваться $10—15 тыс. за решение и от $5 тыс. за определение об обеспечении иска. В кассационной инстанции, например, окружного арбитража решение может стоить $35 — 40 тыс., бывает и дороже.
— Откуда такие точные цифры?
— Понимаешь, я, будучи арбитражным судьей, сам в эти игры не играл, но сейчас, после отставки, должен ведь как-то на жизнь зарабатывать. Вот и приходится выступать посредником между клиентами и своими коллегами бывшими, благо меня знают в судейской среде, знают, что не подставлю и не сдам.
— Как еще «договариваются» с судьями?
— С родственниками — это основной способ. Другие возможности повлиять на судью, строго говоря, и подкупом не назовешь. По закону судья может заниматься, помимо основной, только преподавательской или научной деятельностью. Преподает он, например, в МГЮА (Московская государственная юридическая академия.— «Ъ»), а его коллегой по кафедре является какой-нибудь юрист. Вольно или невольно они общаются. Естественно, если они вдруг потом окажутся в одном зале суда, судья с большим вниманием прислушается к аргументам коллеги по кафедре, чем к его оппоненту.
Или, например, решил судья книжку издать. Естественно, обращается в издательство, специализирующееся на юридической литературе. Издал, гонорар получил. Как ты думаешь, если потом его издатель позвонит и походатайствует за какого-нибудь клиента, чье дело в этом суде рассматривается, судье легко ему отказать будет?
— Такой «союз писателей» получается — как у Чубайса с Кохом?
— Что-то вроде того, хотя, конечно, масштаб не такой.
— Все-таки мне как-то не хочется верить в коррупцию. Вот, например, возьмем Московский арбитражный суд. Дела распределяются компьютером. Канцелярия запечатанные письма, адресованные судье, не принимает. Судьи со сторонами вне процесса не общаются…
— Да, Алла Константиновна (Болыпова, председатель Арбитражного суда города Москвы.— «Ъ») создала неплохую систему. Но и в этих условиях есть где развернуться. Да, кто будет рассматривать твое дело, заранее не известно. Но, как только приходит определение суда о принятии искового заявления, можно начинать работу. Через «своих» в московском арбитраже выясняется, берет судья или нет, сколько, нет ли к нему иных подходов. Например, судья Ф. из административного состава пришел из прокуратуры. Пытаемся найти его друзей — вплоть до однокурсников по ВЮЗИ (Всесоюзный юридический заочный институт, ныне МГЮА.—»Ъ»).
Или есть специализированные составы — например, по рассмотрению дел о банкротстве. Любое дело о банкротстве попадает в один из двух банкротных составов. Поэтому с ними работать гораздо проще, потому что известно, к кому из судей есть подходы…
— Какие, к примеру, московские суды, по вашему мнению, наиболее коррумпированы?
— Достаточно почитать газеты. Где наиболее громкие скандалы по поводу определений по обеспечению иска? То один, то другой суд выносят определения, запрещающие проведение собраний акционеров, собраний кредиторов, заседаний совета директоров и т. п. Насколько мне известно, такие определения стоят от $5 тыс. до $10 тыс. Если кто хочет обойтись меньшей суммой, можно получить исполнительный лист из одной из республик Закавказья.
— Не очень благостная картина получается.
— Ну, зато, когда деньги предлагают обе стороны, есть шанс добиться правосудного решения.
— Хорошая шутка! И что, деньги — единственное, что влияет на судей?
— Как я уже сказал, коррумпированных судей не так уж и много. Гораздо чаще судьи вынуждены выполнять указания власти.
— Какие указания власти? Ведь суды у нас независимые!
— Ну вот, теперь ты сам изволишь шутить. Да, суды у нас независимые — от граждан. Но от исполнительной власти — на уровне субъектов федерации и центра — они, конечно, зависимы. Возьмем, например, Москву, От московских властей зависит, получит ли судья вовремя квартиру, сможет ли отправить детей в хороший детский сад. Да и немаловажно, где у судьи будет квартира — в Южном Бутове или в более или менее обжитом районе. Впрочем, вопрос это непростой. Многое зависит от личных качеств председателя суда. Если председатель обладает хорошими пробивными качествами, судей в обиду не дает, то повлиять на суд очень сложно. А если идет на поводу у исполнительной власти, именно он и является главным проводником ее влияния.
— А помните скандал в связи с определениями саратовского судьи Николаева, который сначала запретил проведение собрания акционеров НТВ, а спустя несколько часов отменил свой запрет?
— Я материалов дела не изучал, поэтому говорить, правомерно ли определение судьи об обеспечении иска или нет, есть ли признаки его ангажированности, не могу. Могу только сказать, что чисто по-человечески его вполне понимаю. Судьи тоже люди, тоже телевизор смотрят. Если ему НТВ стало жалко и он им помочь решил, ничего удивительного в этом нет. А вот второе определение, явно вынесенное с нарушением процессуального закона — когда надо было вызвать стороны, заслушать их мнение и только потом выносить определение,— явно свидетельствует, что на него надавили. Причем так надавили, что никому мало не покажется.
— Неужели искоренить коррупцию в судейской среде невозможно?
— Коррупция есть везде, в том числе и в хваленой американской системе правосудия. По моему собственному опыту, судьи могу сказать, что значительно снизить масштаб злоупотреблений можно, если российское законодательство будет менее противоречивым. Напрямую даже самый беспринципный судья-взяточник против закона не пойдет: побоится. А вот когда законодательство дает неоднозначную трактовку, тогда и можно выбрать, какой нормативный акт применить, чтобы вынести решение в пользу заинтересованной стороны. Чем более ясно дана правовая норма, тем труднее вынести неправосудное решение.
Потом, говорят, судьям зарплату собираются повышать. Это правильно, конечно. Если бы не мизерная зарплата, на которую семью прокормить невозможно, я бы, быть может, и не поторопился в отставку

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *