КПК приволжский фонд сбережений

Потребительский кооператив «Саратовский Сберегательный», основанный в Саратове группой частных лиц и одной уже ликвидированной фирмой, банкротится по иску Банка России. От действий организации пострадали сотни саратовцев, доверивших кооперативу свои сбережения.

По официальным данным, пострадавшими признаны более 700 вкладчиков, а сумма ущерба превышает 200 млн рублей. Но в итоге потерпевших может оказаться в несколько раз больше. Правоохранители уже опросили 1340 граждан из Саратова, Энгельса и Балашова — и это только половина базы данных кооператива. По факту исчезновения денег вкладчиков возбуждены уголовные дела о мошенничестве и организации деятельности по привлечению денежных средств, то есть создании финансовой пирамиды.

Вчера, 14 марта, с пострадавшими вкладчиками «Саратовского Сберегательного» встретились представители правительства области и прокуратуры. Беседа эта была не первой, но кооператив банкротится только с февраля этого года, а Центробанк вкладчиков пока не обнадеживает. Председатель местного отделения ЦБ РФ Екатерина Бирюкова заявила, что никаких выплат не будет до принятия арбитражным судом решения о банкротстве — пока в отношении кооператива введена лишь процедура наблюдения.

Граждане в свою очередь возмущались, почему руководитель кооператива до сих пор на свободе. Зампрокурора области Олег Световой объяснил, что пока у следствия нет достаточных доказательств, чтобы суд мог санкционировать арест.

К директору кооператива (по официальным данным организацию возглавляет Ирина Волкова), у правоохранительных органов пока претензий нет. Судя по тому, что обнаружил «БВ», к его учредителям у следствия может появиться больше вопросов. Согласно информации из базы данных «За честный бизнес», лица, создавшие саратовский кооператив, учреждали подобные организации по всей стране. И везде за ними тянется шлейф из десятков тысяч обманутых вкладчиков.

И так, в учредителях кооператива в Саратове значатся 9 человек: Элеонора Сон, Наталья Ушакова, Константин Гулевич, Сергей Анисенко, Ирина Надежкина, Алексей Немцов, Ольга Зырянова, Андрей Амяга и Юлия Доброквашина.

За Анисенко значатся, помимо саратовского, кредитные потребительские кооперативы: «Тюменский фонд сбережений», «Уральский фонд сбережений», «Байкальский фонд сбережений», «Приволжский фонд сбережений», «Новосибирский фонд сбережений», «Пермь кредит», «Челябинсккредит» и «Алтайский кредит». В деятельности Байкальского и Тюменского фондов участвуют также Элеонора Сон и Наталья Ушакова. Примерно таким же образом выглядит ситуация и с другим учредителями — почти каждый отметился в деятельности совершенно разных кредитных организаций, не считая других компаний, и действующих, и ликвидированных.

При этом большую часть этих фондов сбережений и кредитных кооперативов объединяет одно — пострадавшие вкладчики. КПК «Байкальский фонд сбережений» закрылся, оставив вкладчиков без денег, еще в ноябре 2017 года. Его офисы в Ангарске, Братке и Улан-Удэ закрылись, средства вкладчиков исчезли. На 23 ноября у фонда имелось порядка 860 пайщиков. За несколько дней до того, как фонд решил уйти по-английски, Следственный комитет провел в нем выемку документов.

В Саратове, напомним, документы кооператива изымали сотрудники ОБЭП еще в июле 2017 года. Реакция сотрудников потребкооперативов на следственные действия всегда одна и та же: они возлагают ответственность за проблемы с выплатами денег вкладчикам на правоохранительные органы и через некоторое время закрывают все офисы. Так было с Байкальским фондом, так произошло и с Саратовским.

В конце июня 2017 года исчез с деньгами вкладчиков кооператив «Уральский фонд сбережений». Ущерб оценивается в 150 млн рублей.

Примечательно, что страховую компанию «Диамант», в которой изначально были застрахованы деньги пайщиков уральского кооператива, по данным портала URA.ru, возглавляла Ольга Серкина — родственница печально известного Максима Серкина — учредителя сети кредитных кооперативов, оказавшихся на проверку пирамидами. Максим Серкин за мошенничество с НДС был отправлен на 3 года в колонию и только в нынешнем году должен выйти на свободу. Как рассказывали федеральные СМИ в ноябре 2017 года, свою сеть финансовых пирамид из 22 потребкооперативов Серкин основал, не выходя из колонии, руководя ею через мессенджеры и своих родственников.

Тюменский фонд сбережений скрылся с горизонта в начале августа 2017 года. Он имел широкую сеть филиалов от Тобольска до Ханты-Мансийска. По заявлениям вкладчиков возбуждено уголовное дело. В феврале уже 2018 года ЦБ РФ исключил из госреестра КПК «Челябинсккредит».

Как поясняют юристы, саратовцам, доверившим средства КПК «Саратовский Сберегательный», остается только подавать на кооператив в суд, причем в иске следует потребовать не только возврата средств, но и наложения обеспечительных мер на счета и имущество кооператива.

В отличие от банков, напоминают эксперты, потребительские кооперативы не участвуют в системе страхования вкладов. И если при крахе банка вложения до 1,4 млн рублей вкладчикам возвращает государство, в случае с кооперативом у него таких обязанностей не возникает. Правда, КПК «Саратовский Сберегательный» входил в СРО «Межрегиональный союз кредитных кооперативов «Опора кооперации», у которого имелся компенсационный фонд, но 12 сентября был исключен оттуда.

На счета кооператива, согласно базе данных ФССП, наложены аресты, так что иного способа получить свои средства, кроме как в судебном порядке, у граждан нет. При этом желательно заручиться помощью квалифицированного юриста.

По аналогии с КПК «Рост» в республике развивается очередная эпопея, пострадавшими в которой могут быть 25 тысяч человек по всей стране

Фото: trt-tv.ru

Количество обманутых пайщиков в Татарстане возросло на несколько тысяч. На этот раз речь идет о КПК «Приволжский сберегательный» с центральным офисом в Зеленодольске. Кооператив, как оказалось, связан с 22 другими КПК. Центробанк заподозрил организации в создании очередной пирамиды, однако вкладчиков это не спасло. Сейчас они пытаются вернуть деньги через суд и продолжают попытки связаться с руководством кооператива. По информации источников «Реального времени», бенефициар сидит в тюрьме по другому делу. Число пострадавших может достигать 25 тысяч по всей стране, из них 4 тысячи — в Татарстане.

«Эти «маленькие детальки» кооперативщики не афишируют своей «пастве»

В Татарстане появилась еще одна группа пострадавших от деятельности кредитного потребительского кооператива. Судьбу «Роста» повторяет «Приволжский сберегательный». С 2012 года, когда он был создан, кооператив разросся до офисов в шести городах республики — Арске, Бугульме, Елабуге, Лениногорске, Чистополе и Зеленодольске. Сейчас офисы организации закрыты во всех перечисленных городах, однако пайщиков кооператива это не радует — свои средства обратно они так и не получили.

По горящему бесплатному телефону КПК, указанному на официальном сайте кооператива, «Реальному времени» сообщили, что номер указан неправильно и принадлежит другой организации. Другие телефоны оказались недоступны. Центральный офис в Зеленодольске, который был закрыт последним, встречает клиентов кооператива информацией о том, что у них изъята оргтехника, в числе которой и телефоны.

Судя по переписке на сайте отзывов о банках Казани и Татарстана, обманутые пайщики пытаются вернуть деньги через суд, а также обращаясь в полицию. На 12 декабря они даже запланировали передачу коллективного письма президенту Татарстана с просьбой о помощи.

Сейчас офисы организации закрыты во всех перечисленных городах, однако пайщиков кооператива это не радует — свои средства обратно они так и не получили. Фото trt-tv.ru

— Моя мама, как и еще сотни и сотни так же «попавших» немолодых людей, вкладывая деньги, не отдавала себе отчета в том, что она не вкладчик и не клиент, как в банке. Она — пайщик. А значит, закон о защите прав потребителей и прочие подобные ее не защищают. Для закона игры с кооперативами — это ее личные финансовые риски… Конечно, вот эти «маленькие детальки» кооперативщики не афишируют своей «пастве», в большинстве своем состоящей из пенсионеров, — рассказала «Реальному времени» дочь пострадавшей пайщицы Катерина Ермакова.

Пока они пошли по уголовному пути: подали заявление о мошенничестве на основании факта исчезновения подразделения в Бугульме.

Еще одна организованная пирамида

Деятельностью «Приволжского сберегательного» регулирующие органы заинтересовались в прошлом году.

«В рамках контрольно-надзорных мероприятий в 2016 году Банк России выявил деятельность неформальной группы, состоящей из страховой организации, 22 кредитных потребительских кооперативов (КПК), имеющих схожие наименования, и неподнадзорных организаций. Было установлено, что группа имеет признаки «финансовой пирамиды». КПК «Приволжский сберегательный» входит в число данных организаций», — сообщили «Реальному времени» в пресс-службе регионального отделения Нацбанка.

В ответе на запрос говорится, что для формирования необходимой доказательной базы в 2017 году Банк России провел выездные проверки КПК одновременно на территории семи федеральных округов.

«По результатам проверок были установлены многочисленные нарушения законодательства и подтверждены ярко выраженные признаки «финансовой пирамиды» (привлеченные от населения денежные средства перечислялись подконтрольным организациям; полученные займы направлялись на совершение «схемных» операций; исполнение обязательств осуществлялось за счет новых пайщиков; 90% организаций являются «техническими» компаниями с «плохим» финансовым положением)», — рассказали в Нацбанке.

Для пресечения возможного вывода средств в июне этого года Банк России выдал этим КПК предписания о запрете привлечения средств, приема новых членов и выдачу займов. На выдачу денег пайщикам этот запрет не распространялся и они имеют все права требовать их возврата.

В свою очередь, сейчас жалобы на «Приволжский сберегательный» поступают и в полицию, и в Нацбанк РТ Волго-Вятского главного управления Центробанка РФ.

По данным правоохранительных органов, ее создателем является бывший банкир Максим Серкин, который организовал финансовую пирамиду из колонии. Фото serkin.su

Из тюрьмы с любовью

По информации источников «Реального времени», речь идет о той самой «пирамиде», информацию о которой раскрыли правоохранительные органы в ноябре, не публикуя названия кооперативов. По данным правоохранительных органов, ее создателем является бывший банкир Максим Серкин, который организовал финансовую пирамиду из колонии. Кредитно-потребительские кооперативы обнаружили в Татарстане и еще 16 регионах, пишет «Ъ».

Серкин руководил деятельностью кооперативов через свою сестру Екатерину Дружинину, отдавая распоряжения через мессенджеры. Женщину в настоящее время арестовали. Всего по этому делу задержаны восемь фигурантов.

30 и 31 октября сотрудники МВД провели обыски по 180 адресам в Москве, Санкт-Петербурге, Саратовской области, Краснодарском крае, Новосибирской области, Башкортостане, Татарстане, Приморском крае и еще девяти субъектах Российской Федерации. Расследование ведется по статье об организации преступного сообщества по привлечению денежных средств.

По данным правоохранителей, у вкладчиков увели более 6 миллиардов рублей. В пострадавших числятся 25 тысяч человек. Как говорило руководство самого КПК «Приволжский сберегательный», только в Татарстане число вкладчиков достигает 4 тысяч.

С братом-близнецом и разными СРО

Исполняющим обязанности директора КПК «Приволжский сберегательный» числится Марина Александровна Бородина. Среди учредителей, согласно выписке из СРО, в котором он состоял, — ООО «Востокстройсервис», ООО «Лазурит», ООО «Миранда», ООО «Параллель», ООО «Парус», также Наталья Бондаренко, Светлана Краева, Инна Пахарь и Светлана Токмина.

В декабре 2012 года КПК вступил в ряды членов СРО «Опора кооперации», но в мае 2016 года был из организации исключен. Согласно информации на сайте СРО, в отношении КПК проводилось три проверки — одна в 2014 году и две в 2016-м. Согласно результатам последней, нарушения были выявлены в области соблюдения требований законодательства в сфере кредитной кооперации, иных актов и стандартов СРО, и организацию было рекомендовано из СРО исключить, что, собственно, и произошло.

ЦБ квалифицирует «Приволжский сберегательный» как действующий кооператив. Запись в реестре изменится только после завершения процедуры банкротства или ликвидации. Фото abnews.ru

В том же мае кооператив был принят в СРО «Союзмикрофинанс», где до сих пор, по данным Центробанка, и состоит.

Но здесь интересен другой нюанс: параллельно с закрытием офисов в связи «с отсутствием работников и оптимизацией расходов», как говорится на официальном сайте кооператива, в августе 2017 года создается его брат-близнец — кредитный потребительский кооператив «КПК «Приволжский сберегательный» с той же пропиской, что и КПК «Приволжский сберегательный» — по адресу: город Зеленодольск, улица Татарстан, 5, помещение 2. Директором недавно созданной организации является Гульнара Разиховна Фаттахова. Кооператив состоял опять же с августа в СРО «Губернское кредитное содружество», однако 23 ноября был из нее исключен за невыполнение предписания совета СРО и невыполнение обязанностей члена СРО в части уплаты членских взносов. Сейчас на сайте ЦБ кооператив также числится с пометкой «действующий». Запись в реестре изменится только после завершения процедуры банкротства или ликвидации.

За деньгами в суд

В суде рассматривается десяток дел к московским и хабаровским компаниям, которым КПК «Приволжский сберегательный» выдавал займы. Но есть и иски пайщиков к самому кооперативу. 8 декабря пресс-служба Зеленодольского городского суда РТ сообщила, что 30 октября Зеленодольский горсуд РТ рассмотрел одно из многочисленных гражданских дел по искам к «Приволжскому сберегательному».

«По окончании срока действия договора ответчик не выплатил истцу внесенные кооперативу денежные средства и проценты, предусмотренные договором. До настоящего времени переданные ответчику денежные средства истцу не возвращены», — говорилось в сообщении.

На судебное заседание ответчик своего представителя не направил, но представил отзыв, в котором признал исковые требования и просил рассмотреть дело без его присутствия. Суд требования пайщика удовлетворил полностью. Дальше слово уже за судебными приставами, которые и должны взыскать средства у ответчика. Однако, если учесть, что параллельно идет расследование уголовного дела, у кого и как будут взыскивать приставы эти деньги — неизвестно.

30 октября Зеленодольский горсуд РТ рассмотрел одно из многочисленных гражданских дел по искам к «Приволжскому сберегательному». Фото sudrf.ru

Что делать пайщикам?

В отделении Нацбанка обращают внимание, что КПК — это добровольное объединение физических и (или) юридических лиц, в деятельности которого применяются принцип самоуправления, обеспечиваемый участием членов (пайщиков) в управлении КПК, и принцип солидарного несения членами (пайщиками) субсидиарной ответственности в установленном порядке. Кооперативы банками не являются и не входят в систему обязательного страхования вкладов, поэтому если пайщики не могут получить назад свои средства, то в случае застрахованных вкладов им стоит обратиться к страховщикам.

В противном случае за своими деньгами стоит идти в суд и подать жалобу в Нацбанк.

Мария Горожанинова ЭкономикаФинансыПроисшествия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *