Кзск Казань последние

Казанский завод синтетического каучука (КЗСК), который имеет статус стратегического предприятия, будет выставлен на аукцион. Арбитражный суд Татарстана признал завод банкротом и открыл в отношении его имущества конкурсное производство, сообщает газета «Коммерсант».

Против банкротства ранее выступали власти Татарстана. В апреле 2018 года завод был включен в перечень стратегических предприятий России. В то же время в ходе заседания суда стало известно, что Минпромторг РФ представил заключение о необходимости продолжить деятельность завода, даже если в отношении КЗСК будет введено конкурсное производство. Таким образом, ведомство не стало препятствовать банкротству стратегического предприятия.

Долги предприятия перед кредиторами превысили 5 млрд рублей. Конкурсным управляющим назначена Ольга Рушицкая — член саморегулируемой организации «Развитие», которая ранее была внешним управляющим завода.

Трудности у КЗСК начались в 2017 году на фоне высоких цен на сырье и отзыва лицензии у «Спурт банка», который в сентябре того же года был признан банкротом. Объемы производства на КЗСК в 2017 году сократились вдвое, предприятие было переведено на трехдневную рабочую неделю. В настоящее время оно не осуществляет деятельность.

В начале июня 2019 года Вахитовский районный суд Казани вынес обвинительный приговор в отношении совладелицы банка «Спурт» Евгении Даутовой. В процессе судебного разбирательства было установлено, что она выводила средства банка, обходя требования ЦБ, с целью финансирования деятельности КЗСК и проекта «КЗСК-Силикон».

Выступая в суде с последним словом, Е. Даутова заявила, что не могла остановить финансирование завода, из-за чего вынуждена была нарушить нормативы ЦБ. При этом, по ее словам, КЗСК и «КЗСК-Силикон» получали финансирование от девяти банков региона, но у большинства из них были отозваны лицензии. Е. Даутова подчеркнула, что у нее не было мотивов обогатиться. Все деньги «Спурта» были направлены на предприятия КЗСК. Имущественный комплекс группы, по ее словам, оценивается в 8,6 млрд рублей Кроме того, 6,1 млрд рублей было вложено в строительство «КЗСК-Силикон».

«КЗСК-Силикон» было учреждено в 2010 году для строительства единственного в РФ, СНГ и Восточной Европе предприятия «полного цикла по производству кремнийорганических мономеров и продуктов их переработки». Однако объем требуемых инвестиций вырос с 6,7 до 13,7 млрд рублей, поэтому финансирование было приостановлено.

В октябре 2017 года Внешэкономбанк, который выступал основным финансовым гарантом проекта, подал прошение о банкротстве «КЗСК-Силикон» в Арбитражный суд Татарстана. Сумма требований банка к ответчику на тот момент составляла 3,7 млрд рублей. Весной прошлого года на предприятии была введена процедура наблюдения по решению арбитражного суда. В августе на заводе до февраля 2020 года было введено внешнее управление.

Претензии к признанной банкротом экс-главе казанского банка «Спурт» Евгении Даутовой могут увеличиться почти вдвое — до 6,8 млрд руб. С заявлением о включении в реестр требований ее кредиторов с суммой 3 млрд руб. в интересах банка обратился его конкурсный управляющий — Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Эксперты считают, что АСВ может рассчитывать на участие в комитете кредиторов, но контроль за ходом банкротства останется у госкорпорации развития «ВЭБ.РФ». Она с требованием в 3,8 млрд руб. является также преимущественным кредитором, поскольку задолженность перед ней обеспечена залогом. АСВ может рассчитывать на погашение долгов лишь «по остаточному принципу», говорят аналитики.

Банк «Спурт» в лице его конкурсного управляющего АСВ заявил о требовании в размере 3,04 млрд руб. к своему бывшему председателю правления Евгении Даутовой. В сентябре Арбитражный суд Татарстана признал ее банкротом и открыл в отношении ее имущества конкурсное производство. Заявление «Спурта» суд пока не удовлетворил.

Напомним, госпожа Даутова была одним из бенефициаров «Спурта», который входил в десятку крупнейших кредитных организаций Татарстана. После краха Татфондбанка в начале 2017 года «Спурт» также начал испытывать финансовые проблемы. Центробанк в июле 2017 года отозвал лицензию у «Спурта», а в сентябре его признали банкротом.

В 2018 году против Евгении Даутовой завели уголовное дело. С заявлениями обратились ЦБ и позже АСВ от имени «Спурт» банка, который был признан потерпевшим по делу. Они заявили о хищении имущества кредитной организации. Следствие установило, что госпожа Даутова незаконно из средств банка финансировала подконтрольные ей ОАО «Казанский завод синтетического каучука» (КЗСК) и АО «КЗСК-Силикон». В июне 2019 года Вахитовский райсуд Казани признал госпожу Даутову виновной по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст. 172.1 (фальсификация финансовых документов). Судья назначил ей три года и один месяц лишения свободы. Решение суда не вступило в силу. Госпожа Даутова заявляла, что намерена обжаловать решение суда.

В ходе судебного процесса «Спурт» заявлял гражданский иск к госпоже Даутовой на 3 млрд руб. В эту сумму банк оценивал ущерб от действий экс-председателя правления. Однако Вахитовский райсуд, признав вину госпожи Даутовой, оставил эти претензии без рассмотрения. На этом основании АСВ подало ходатайство в Арбитражный суд республики.

В настоящий момент в реестр требований к госпоже Даутовой уже включены претензии «Спурта» на 97,9 млн руб. Согласно решению суда, задолженность образовалось из-за десяти непогашенных кредитов, которые банк предоставил своему экс-руководителю в 2015–2018 годах. Однако эти долги составляют лишь 2,6% реестра, общий размер которого сейчас превышает 3,8 млрд руб. Если суд удовлетворит ходатайство АСВ, то доля «Спурта» в сумме требований к Евгении Даутовой увеличится до 45%.

Основным кредитором госпожи Даутовой, инициировавшим ее банкротство, является «ВЭБ.РФ». Задолженность экс-банкира перед госкорпорацией превышает 3,7 млрд руб. На эту сумму ВЭБ выдавал кредит на строительство завода «КЗСК-Силикон» под личное поручительство Евгении Даутовой. Завод не был построен из-за удорожания его проекта. «КЗСК-Силикон» проходит процедуру конкурсного производства. Требования ВЭБа частично обеспечены залогом акций ОАО «КЗСК», которое контролирует АО «КЗСК-Силикон» (51%). КЗКС также является банкротом, однако власти Татарстана сообщали, что нашли для предприятия нового инвестора (см. «Ъ” от 24 сентября).

В настоящий момент «ВЭБ.РФ» полностью контролирует банкротство как предприятий Евгении Даутовой, так и ее лично, сформировав комитет кредиторов из своих представителей.

«Преимущественным претендентом по требованию долга в процессе реализации активов и имущества госпожи Даутовой является ВЭБ. Позиции госкорпорации подкреплены залогом акций КЗСК по ранее предоставленному кредиту и она может обоснованно рассчитывать на удовлетворение своих требований»,— говорит партнер юридической компании НАФКО Павел Иккерт. По его словам, АСВ «таким преимуществом не обладает, но может рассчитывать на включение своих представителей в комитет кредиторов».

Вместе с тем господин Иккерт считает, что, «скорее всего, правом решающего голоса члены комитета от АСВ обладать не будут», а погашение долга перед ним будет осуществляться «по остаточному принципу». «Учитывая неперспективную ситуацию с финансовым положением активов Даутовой, прогнозировать полный возврат заявленных требований из имеющейся конкурсной массы проблематично»,— заключил юрист.

Ранее адвокат госпожи Даутовой Олег Шемаев оценивал имущество своей подзащитной в 10 млрд руб.: дом, участок под ним и доли в компаниях.

Кирилл Антонов

Минпромторг договорился о сдаче КЗСК в аренду некоему холдингу «Промышленные технологии». Кто за ним стоит?

Минпромторг РТ подписал договор о восстановлении производства КЗСК в условиях банкротства. Спасителем выступит потребитель продукции КЗСК, холдинг «Промышленные технологии», в который входят 19 предприятий с выручкой более 7 млрд рублей. Пока что речь идет о возобновлении стратегического производства, а вхождение инвестора в капитал КЗСК еще обсуждается. В наибольшей степени под описание подходит компания из Подмосковья, славящаяся электроникой для авиационной отрасли.

Минпромторг РТ подписал договор о восстановлении производства казанского завода синтетического каучука в условиях банкротства Фото: «БИЗНЕС Online»

ЗАГАДКА ОТ МИНПРОМТОРГА

В пятницу минпромторг Татарстана опубликовал весьма неоднозначный пресс-релиз, из которого следует, что определен стратегический партнер, который удержит на плаву банкротящийся Казанский завод синтетического каучука. Договор, «предусматривающий восстановление деятельности КЗСК в условиях конкурсного производства», был подписан в пятницу, 20 сентября. Документ позволит привлечь необходимые ресурсы, в том числе финансовые, для сохранения квалифицированного персонала и оплаты текущих расходов в целях продолжения производства специальной номенклатуры продукции, отмечено в пресс-релизе.

Официальный представитель казанского Кремля Лилия Галимова подробно объяснила нам, в чем заключается роль стратегического партнера. «На первоначальном этапе выплата, которая ожидается по договорам, позволит запустить работу завода, выплатить заработную плату. В последующем, в ближайшие месяцы будет произведена оценка недвижимости завода для определения рыночной стоимости аренды. После чего последует заключение соответствующего договора с инвестором, тогда и будет понятна сумма (доля участия) стратегического партнера в проекте», — сказала она «БИЗНЕС Online».

В минпромторге нам сообщили, что не могут уточнить сумму инвестиций и иных подробностей: «Министерство промышленности и торговли РТ поясняет, что сейчас главное — восстановить производственный процесс. По результатам будем совместно детально прорабатывать».

Теперь самое интересное — фигура стратегического партнера. Им назван некий холдинг «Промышленные технологии» — «потребитель продукции КЗСК, обладающего опытом в производстве и поставках продукции для нужд оборонно-промышленного комплекса». Договор был заключен с одним из предприятий, входящих в холдинг «Промышленные технологии». При этом в справке минпромторга сказано, что АО «Промышленные технологии» включает в себя 19 предприятий с совокупной выручкой более 7 млрд рублей, на них работают 3 тыс. сотрудников.

Как не раз упоминала бывшая владелица КЗСК Евгения Даутова, продукция предприятия широко используется в электронной промышленности и авиаотрасли Фото: «БИЗНЕС Online»

Проблема в том, что однозначно опознать компанию по этим показателям невозможно. В базах данных имеется с десяток одноименных фирм. Самый очевидный вариант, который можно предположить, — это дочерняя структура госкорпорации «Ростехнологии». Но эта компания никак не связана с химическим производством, она занимается инфраструктурой сжиженного природного газа — это единый центр компетенции «Ростеха» в области СПГ и газомоторного топлива и, судя по «Контур.Фокусу», имеет всего три «дочки», чей совокупный оборот исчисляется лишь десятками миллионов рублей. Есть АО «Промышленные технологии», зарегистрированное в Архангельске, Челябинске и несколько — в Москве. По финансовым показателям они и близко не подходят на роль инвестора с многомиллиардной выручкой.

Представитель госкорпорации Ольга Чемоданова однозначно опровергла причастность фирмы к «Ростеху»: «Это не наше предприятие, так что комментировать мы ничего не можем». Любопытно, но околоправительственный источник заявил нам, что речь идет именно о «дочке» «Ростеха».

В пресс-релизе сказано, что пути сохранения предприятия минпромторг РТ обсуждал с минпромторгом России, главным кредитором предприятия — ВЭБ.РФ и конкурсным управляющим Ольгой Рущицкой. Ни одна из упомянутых сторон не прояснила нам ситуацию: в ВЭБ.РФ заявили, что комментариев не дадут, Рущицкая и минпромторг России на запросы не ответили. «Хорошо, что нашли инвестора, но комментировать происходящее пока рано», — сказал нам представитель КЗСК, не пожелавший назвать свое имя. Гендиректор АО «Татнефтехиминвест-холдинг» Рафинат Яруллин также сообщил «БИЗНЕС Online», что деталей не знает. «Конечно, нельзя останавливать завод! В любом случае его надо приводить в чувство. Слава богу, что нашли такого инвестора. Я с ним не знаком пока, но думаю, что в ближайшие дни познакомимся», — сказал он.

В наибольшей степени под описание подходит АО «Промышленные технологии» под руководством Валерия Шадрина (слева). Крупные предприятия холдинга — ОКБ «Аэрокосмические системы», «Промтех-Ульяновск», «Промтех-Иркутск» и другие Фото: ulgov.ru

ИНВЕСТОР ПРИХОДИТ ИЗ ПОДМОСКОВЬЯ?

В наибольшей степени под описание минпромторга РТ подходит АО «Промышленные технологии» со штаб-квартирой в Подмосковье под руководством Валерия Шадрина (он же на пару с, вероятно, сыном в 2008 году был указан как первоначальный владелец компании). Компания позиционирует себя именно как холдинг. Согласно «Контур.Фокусу», у нее 18 учрежденных юрлиц с совокупным оборотом 4,9 млрд рублей. Сюда можно приплюсовать 2,6 млрд рублей ЗАО «Промтехкомплект» (его собственники в базах данных не указаны, но сама компания на сайте прямо заявляет, что входит в холдинг «Промтех»). Получается 7,5 млрд — примерно столько, сколько называл минпромторг РТ.

Наиболее крупные предприятия холдинга — это ОКБ «Аэрокосмические системы», «Промтех-Дубна», «Промтех-Ульяновск», «Промтех-Иркутск» и краснознаменский завод полупроводниковых приборов «Арсенал». Есть и основанная в декабре 2016 года фирма «Протех-Казань», что говорит о наличии интересов в Татарстане. «Основной целью холдинга является развитие в России электрокомпонентной базы и электротехнической промышленности в целом», — говорится на сайтах «Промтеха». Особую гордость составляет работа на авиационную отрасль — компания позиционирует себя как чуть ли не единственный независимых разработчик бортовых кабельных систем. В заказчиках — практически все основные предприятия авиационной отрасли, включая и КВЗ.

По профилю «Промтех» вполне может быть заинтересован в казанском предприятии. Как не раз упоминала совладелица КЗСК Евгения Даутова, продукция предприятия широко используется в электронной промышленности и авиаотрасли. «Стратегический материал! Он пронизывает все: от космоса до таблеток, шампуней, зубной пасты и сухого молока, не говоря уже о военке и приборостроении. Почему говорят «Силиконовая долина»? Там полупроводники, но клеится-то это все на наши герметики. У нас сотни только оборонных предприятий!» — говорила она в интервью «БИЗНЕС Online».

Роковые проблемы КЗСК начались одновременно со сложностями в контролируемом Евгенией Даутовой Спурт Банке два года назад Фото: «БИЗНЕС Online»

Нелегкий путь каучука

Напомним, роковые проблемы КЗСК начались одновременно со сложностями в контролируемом Даутовой Спурт Банке два года назад. В свое время завод выступил поручителем по кредиту в 7,8 млрд рублей для финансирования строительства завода «КЗСК-Силикон», который должен был первым в России начать производство кремнийорганических мономеров и продуктов их переработки. Однако из-за удорожания проекта (смета выросла с 6,7 млрд до 13,7 млрд рублей) строительство было остановлено, долги по проекту обрушили экономику и КЗСК, и рухнувшего Спурта.

А непосредственно процедура банкротства каучукового предприятия стартовала в марте 2018 года. До этого руководство КЗСК смогло включить его в состав стратегически важных заводов России, а после запустило особую процедуру внешнего управления, которая подразумевала приоритетное сохранение небанкротного статуса. Она должна была длиться до 29 февраля 2020 года, однако инвестор не нашелся и комитет кредиторов в апреле отбросил план спасения, разработанный внешним управляющим Павлом Медведевым, выбрал нового управляющего, сформировал другой комитет (из трех человек — представителей ВЭБа) и подал заявление о банкротстве предприятия, которое утвердил 23 июля татарстанский арбитраж. Весной сообщалось, что завод работает только на 30% мощности к уровню 2017 года, сейчас этот процент, скорее всего, еще ниже.

Денис Мантуров (слева) в декабре 2018 года заявлял, что будет «продолжать искать те инструменты, которые позволят сохранить предприятие». А за Даутову публично вступился президент РТ Рустам Минниханов Фото: president.tatarstan.ru

Хотя все это время за сохранение жизни на КЗСК ратовали и местный, и федеральный минпромторг. Так, министр промышленности Денис Мантуров в декабре 2018 года заявлял нашему изданию, что будет «продолжать искать те инструменты, которые позволят в первую очередь сохранить предприятие и ту номенклатуру, которая производится там сегодня в части химической продукции». А за бывшую владелицу КЗСК и создательницу «КЗСК-Силикон» Даутову публично вступился президент РТ Рустам Минниханов.

Недостроенный «КЗСК-Силикон», кстати, тоже находится в банкротном производстве и имеет свои активы для погашения долгов. Важно, что химический комплекс из двух предприятий идеологически един и продавать их по отдельности нецелесообразно. При этом у КЗСК и «КЗСК-Силикона» разные арбитражные управляющие.

К тому же последние два года идут разговоры, что инвестором может стать «Ростех». Еще в июле 2017-го министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов рассказывал нашей газете, что в переговорах «и минпромторг России задействован, и Внешэкономбанк, и «Ростех»». Госкорпорация упорно не подтверждала свое участие в судьбе КЗСК, но министр объяснил это замкнутым кругом, в котором оказались стороны: «»Ростех» не может , пока не узнает условий реструктуризации от Внешэкономбанка. У ВЭБа тоже есть ограничения, так как он не знает, какие заказы будут и каковы перспективы государственной поддержки».

Персоны: Даутова Евгения Валентиновна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *