Милиция переименована в полицию

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (47) 2010

О главном

УДК 35 В. А. Кудин*

Шаги реформы: от милиции — к полиции

В статье говорится о реформе Министерства внутренних дел Российской Федерации, в частности, о работе над законопроектом «О полиции».

Ключевые слова: Министерство внутренних дел России, реформа, милиция, полиция, законопроект, закон, изменения и дополнения.

V.A. Kudin*. Reform steps: from militia to police. In article it is told about the reform of the MIA

of the Russian Federation, in particular, about work on the bill «About police».

Keywords: Ministry of Internal Affairs of Russia, reform, militia, police, the bill, the law, changes and additions.

Как известно, «старт» реформы МВД России дан Указом Президента РФ от 24 декабря 2009 г. № 1468 «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации»1, в котором констатировалось не только то, что они выполняют важнейшую государственную функцию по защите жизни, здоровья, прав и свобод граждан, но и необходимость модернизации существующей структуры органов внутренних дел, организации их деятельности, кадрового, финансового, материально-технического обеспечения милиции.

За прошедшее с момента опубликования указа время в МВД РФ сделано немало, в частности, подготовлено 30 проектов федеральных законов, указов президента, постановлений правительства РФ и ведомственных приказов, направленных на совершенствование правового регулирования органов внутренних дел2. Центральное место в этом массиве нормотворческих инноваций занимает проект Федерального закона «О милиции». К его подготовке были привлечены практически все МВД-ГУВД-УВД по субъектам федерации, ВНИИ МВД РФ, а также учебные заведения системы министерства, в том числе и наш университет.

Работая над проектом, представители ведущих университетских кафедр стремились прежде всего обосновать саму концепцию будущего закона, определяющую место и роль милиции в современном российском обществе. Так появился документ, озаглавленный «Исходные концептуальные идеи совершенствования правового регулирования организации и деятельности милиции». Основными моментами это документа являлись следующие тезисы.

Первое. Основная идея, цели и предмет Федерального закона «О милиции» предопределяются необходимостью модернизации системы МВД России, ориентированной на совершенствование функционирования органов внутренних дел, адаптацию их к современным реалиям, повышение качества и надежности деятельности по защите интересов личности, общества, государства.

В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации указано на необходимость «преодоления всеобщей отсталости России через такую же

всеобщую модернизацию, впервые в истории России основанной на ценностях и институтах демократии». В этих условиях реформирование системы МВД России должно, во-первых, являться составной частью «всеобщей модернизации России», основываться на тех же принципах и ценностях, по содержанию интерпретированных применительно к специфике сферы внутренних дел, во-вторых, осуществляться посредством ряда взаимосвязанных реформ, обеспечивающих преобразование различных компонентов организации и деятельности ведомства, в-третьих, опираться на достижения науки, отечественного и зарубежного опыта, способного оказать существенное влияние на качество и эффективность функционирования данного государственного института.

Составной частью этого процесса должно стать внесение корректив в организационно-правовое положение важнейшего элемента системы МВД России — милиции, реализующей широкий комплекс полномочий по противодействию преступности, охране общественного порядка, обеспечению прав и законных интересов граждан и организаций.

Необходимость совершенствования правового регулирования организации и деятельности милиции продиктована рядом причин.

1. Действующий закон о милиции, заложив основу ее демократических преобразований, в частности, деполитизацию и деилогизацию милиции, ориентацию на равную защиту всех форм собственности, уважение прав человека и гражданина, тем не менее, в целом отражает социальнополитические реалии 90-х годов прошлого века, включая принципы организации и функционирования органов исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях.

В этой связи, даже с учетом многочисленных дополнений и изменений, внесенных в него за последние 20 лет, этот закон перестал отвечать задачам построения милиции модернизируемой России, исчерпал возможности дальнейшего обновления. Кроме того, в последние годы правовое регулирование полномочий милиции все чаще осуществлялось помимо базового закона. Поэтому полномочия милиции, особенно ее обязанности, рассосредоточены по значительному количеству нередко противоречащих друг другу нормативно-правовых актов, что, с одной стороны, затрудняет правоприменение, с другой стороны, порождает неоправданное расширение «милицейского присутствия» в обществе, возложение на милицию несвойственных, избыточных и дублирующих функций.

2. Закрепив на конституционном уровне принципы построения правового и социального государства, присоединившись к ряду международных конвенций в области защиты прав и свобод человека и гражданина, Россия сделала свой выбор в части гуманизации форм и методов правоохраны, сокращения ее репрессивной составляющей, игнорирования законных интересов граждан в части их реальной защиты от противоправных посягательств.

Эти изменения должны получить адекватное отражение в законодательстве, закрепляющем цели, задачи и принципы деятельности милиции, ее права и обязанности.

3. Перестало отвечать современным реалиям и законодательное закрепление форм контроля, в т.ч. общественного, за законностью деятельности милиции, соблюдению ее сотрудниками прав и законных интересов граждан и организаций.

4. С учетом обновления законодательства о системе государственной службы, противодействия коррупции в органах государственной власти требует новых подходов законодательное закрепление правового статуса сотрудника милиции, особенностей служебной дисциплины, прохождения службы в органах внутренних дел, ограничений и запретов, связанных со службой в милиции.

5. С учетом современных принципов организации федеральных органов исполнительной власти требует новых подходов законодательное закрепление системы и подчиненности милиции, формирования подразделений милиции на уровне органов внутренних дел федеральных округов, субъектов федерации, муниципальных районов, городских округов и иных муниципальных образованиях, на транспорте, в закрытых административно-территориальных образованиях, на особо важных и режимных объектах.

Второе. Отмеченные и иные проблемы современного состояния организационно-правового обновления российской милиции, нормативного регулирования ее деятельности предопределяют исходные концептуальные положения, которые должны быть заложены в основу модернизации милицейских органов и отражены в новом законе.

Цель разработки законопроекта — обеспечение комплексной модернизации законодательства Российской Федерации о милиции, направленной на:

а) приведение его в соответствие с новыми общественными отношениями, расширение гарантий прав и свобод граждан;

б) устранение несогласованности, разрозненности и пробельности правового регулирования деятельности милиции как единого государственного органа;

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (47) 2010

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России №9 3 (47) 2010

в) сосредоточение основной деятельности милиции на выполнении задач по противодействию преступности, охране общественного порядка; исключение дублирующих, избыточных и несвойственных милиции функций.

Законопроект должен учитывать:

а) ожидания общества в сфере обеспечения правопорядка и законности, охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина;

б) национальные традиции и особенности, в т.ч. построения системы правоохраны;

в) опыт зарубежных стран, сформировавших наиболее эффективную систему правоохраны и достигших правового результата в соблюдении прав и свобод человека;

г) необходимость постановки перед милицией реальных задач, соответствующих ее возможностям;

д) ориентацию милиции на разработку и реализацию инновационных решений, обеспечивающих качественное обновление кадрового состава, совершенствование форм и методов милицейской деятельности на основе современных достижений науки и техники.

Подготовленные учеными университета предложения были направлены в МВД России, где сконцентрировался сбор и систематизация всех поступивших из учебных заведений и практических подразделений аналогичных документов.

Основываясь на обобщении поступивших предложений, МВД России первоначально осуществляло разработку проекта федерального закона «О милиции», однако Президентом Российской Федерации было принято решение о необходимости именовать в дальнейшем органы правопорядка полицией3. Необходимые исторические предпосылки для этого в Российской Федерации имеются4.

В Древнем Риме милиция означала службу солдата-пехотинца. С созданием в государствах Западной Европы постоянных, регулярных вооруженных сил в противоположность им милицией стало именоваться войско, создаваемое только на период войны, т.е. ополчение, вооруженный народ. В подобной трактовке понятие «милиция» и сейчас используется в конституциях и законодательстве ряда развитых государств (например, США).

В Российской Федерации милицией названо правоохранительное формирование, аналоги которого в большинстве зарубежных стран известны как «полиция». Этот термин произошел от греческого «полис» («город, государство») и на первых порах означал государственное управление. С течением времени объем данного понятия сужался, и вот уже более 100 лет общепринятым является представление о полиции в целом как органе, охраняющем жизнь, здоровье, имущество, общественный порядок и публичную безопасность.

В России полиция, с этим названием и как государственная структура, возникла в 1718 г. в Санкт-Петербурге, где Петр I ввел должность генерал-полицеймейстера, и просуществовала почти 200 лет.

Созданное в ходе февральско-мартовских событий 1917 г. Временное правительство осознавало, насколько низок был авторитет полиции среди населения, и поэтому одним из мероприятий по ее реформированию должна была стать «смена вывески». К этому времени весьма широкую популярность приобрела ленинская идея так называемой народной милиции, заменяющей собой армию, полицию и вообще все чиновничество. 17 апреля 1917 г. Временное правительство учредило вместо наружной полиции милицию, децентрализовав прежний аппарат, демократизировав службу в нем, но, по сути, оставив в стране профессиональную, регулярную полицию.

В целях ослабления власти Временного правительства партия большевиков выдвинула лозунг ликвидации созданной им милиции и замены ее «всеобщим вооружением народа», т.е. «действительно народной», как говорил В.И. Ленин, милицией.

В соответствии с Постановлением НКВД РСФСР от 28 октября (10 ноября) 1917 г. «О рабочей милиции» первые месяцы рабочая милиция, Красная гвардия действовали как добровольческие отряды. Но уже в октябре 1918 г. согласно Инструкции по организации советской рабоче-крестьянской милиции, утвержденной НКВД РСФСР и НКЮ РСФСР, ей стал придаваться статус государственной структуры, действующей на профессиональной основе.

Таким образом, милиция в собственном значении этого слова просуществовала в Советском государстве немногим более года, приобретя к концу 1918 г. все необходимые правовые и организационные признаки полиции. Разумеется, к прежнему названию возврата не было, ибо это означало бы публичное признание несостоятельности одного из коренных положений ленинской теории социалистического государства.

В настоящее время государства бывшего социалистического лагеря, большинство бывших советских республик переименовали милицию в полицию. В России, несмотря на неоднократно выдвигавшиеся предложения, подобного сделано не было ни в момент принятия Закона Российской

Федерации «О милиции», ни в 1993 г., когда была учреждена налоговая полиция, ни в 1999 г., когда в Закон о милиции вносились обширные изменения и дополнения. Фактически российская милиция с организационно-правовой точки зрения была и остается, по существу, не чем иным, как общей (неспециализированной) полицией.

В целях придания милиции нового импульса развития, приведения в соответствие ее сущностной характеристики, создания качественно нового профессионального ядра и привлечения сотрудников, работающих эффективно, честно, слаженно, и осуществлено изменение названия закона. Не случайно поэтому Министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Р.Г. Нургалиев в недавнем телевизионном интервью подчеркнул, что новый закон имеет совершенно иную направленность по сравнению с предыдущим: «Самое пристальное внимание мы уделяем человеку — его правам, свободам, жизни и здоровью. Это главное»5.

В работе над проектом Федерального закона «О полиции» можно выделить два имеющих принципиальное значение момента. Во-первых, как подчеркнул в своем интервью заместитель министра внутренних дел — статс-секретарь генерал-майор милиции С.П. Булавин, «при подготовке нового закона учитывались международные нормы, Кодекс полицейского, правила применения оружия и спецсредств, определенные документами ООН. То есть закон соответствует всем мировым стандартам в этой сфере»6. Во-вторых, это широкое обсуждение законопроекта практическими работниками, учеными-юристами, гражданами. Впервые в практике подготовки статусного закона его проект 7 августа 2010 г. был размещен в сети Интернет на сайте zakonoproekt2010.ru для всеобщего обсуждения.

Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев 23 сентября 2010 г. на совещании по вопросам правоохранительной деятельности в Горках отметил, что в результате обсуждения законопроекта было получено 33 тыс. откликов, в т.ч. 20 тыс. конкретных предложений по его совершенствованию. Он обсуждался не только в интернете, но и в Совете Федерации, Государственной Думе, Общественной палате и средствах массовой информации7.

Первый опыт общественного обсуждения законопроекта «О полиции» был очень интересным и положительным, сказал Президент. Никого не должно смущать, что 99 процентов отзывов были критическими8.

Из общего числа поступивших по проекту федерального закона «О полиции», размещенного на сайте zakonoproekt2010.ru, комментариев, каждое пятое касается первой главы «Общие положения», свыше 17% приходится на вторую главу — «Принципы деятельности полиции», около 13% на третью главу — «Обязанности и права полиции». Примерно по 10% комментариев касались пятой главы — «Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия» и главы шестой — «Правовое положение (статус) сотрудника полиции». Большое внимание привлекли к себе главы, закрепляющие вопросы прохождения службы в полиции, социальной защиты сотрудников, финансового и материально-технического обеспечения деятельности полиции. Немало критических высказываний было и по поводу переименования милиции в полицию. По этому поводу Президент РФ Д.А. Медведев отметил: «Определенный скептицизм понятен. Естественно, возникло ощущение, что хотят просто переименовать милицию в полицию и тем самым продемонстрировать реформу. Это, конечно, совсем не так. Цель закона — создать эффективную правоохранительную систему»9.

По всем этим вопросам соответствующие предложения, подготовленные специальной рабочей группой ученых нашего университета, представлены в МВД РФ 6 сентября 2010 г.

Положительно оценивая проект федерального закона «О полиции» в целом, наши специалисты предложили ряд дополнений и уточнений, часть из которых я хотел бы предложить нашим читателям.

Предложено, в частности, внести коррективы в ст. 2 «Основные направления деятельности полиции». Обосновывая их необходимость, отмечено следующее. Во-первых, основные направления деятельности полиции — это, по сути, функции, необходимые и вместе с тем достаточные для реализации ее социального предназначения. Любое направление деятельности в обязательном порядке предполагает соответствующее организационное и ресурсное (в т.ч. — штатное) обеспечение. Это — дополнительный признак направления деятельности, отличающий его от задач, которые решает полиция в соответствии со своими полномочиями.

Во-вторых, направление деятельности должно охватывать ряд взаимосвязанных задач, объединенных определенной общностью целей, средств и методов ее решения.

Ряд обозначенных в ч. 1 ст. 2 направлений реально таковыми не являются, кроме того, имеет место нарушение логики структурирования нормативного материала. Представляется также, что полиция должна выявлять не только преступления, но и административные правонарушения, на что всегда были ориентированы патрульно-постовая и дорожно-патрульная служба, а также участковые уполномоченные.

В этой связи целесообразно внести следующие изменения в ч. 1 ст. 2:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России №9 3 (47) 2010

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России №9 3 (47) 2010

1. Пункт 2 изложить в следующей редакции: «Выявление и пресечение преступлений и административных правонарушений».

2. Дополнить ч. 1 самостоятельным пунктом, изложив его в следующей редакции: «3) раскрытие преступлений, производство дознания по уголовным делам;».

3. Из п. 3 ч. 1 исключить слова «и похищенного имущества», поскольку его розыск является не самостоятельным направлением, а лишь одной из задач уголовного судопроизводства (применительно к полиции — дознания) и оперативно-розыскной деятельности в рамках конкретного уголовного дела.

4. Пункт 4 исключить, поскольку пресечение административных правонарушений будет представлено в новой редакции п. 2, а производство по делам об административных правонарушениях — обязанность полиции, а не направление ее деятельности.

5. Пункт 11 исключить, поскольку, во-первых, содержащиеся в нем положения не являются самостоятельным направлением деятельности полиции, во-вторых, помощь в защите прав и законных интересов перечисленных субъектов превращает полицию не в правоохранительных орган, а в правозащитную организацию или новый вид адвокатуры, в-третьих, защита прав и законных интересов перечисленных субъектов обеспечивается полицией в процессе осуществления административноправовой, оперативно-розыскной, уголовно-процессуальной и контрольно-надзорной деятельности.

Требует корректив и ч. 2 ст. 2 проекта, регламентирующая основания появления иных направлений деятельности полиции. Подобная редакция открывает путь для правового регулирования деятельности полиции помимо рассматриваемого проекта. В этой связи представляется целесообразным

ч. 2 ст. 2 изложить в следующей редакции: «Иные направления деятельности полиции могут быть возложены на нее только настоящим Федеральным Законом».

Касаясь главы третьей, закрепляющей обязанности и права полиции, наши специалисты обратили внимание на то, что п. 3 ч. 1 ст. 12 среди иных обязанностей полиции в сфере предупреждения преступлений предусматривает «выявлять лиц, подготавливающих преступления, проводить с ними индивидуальную работу в целях склонения к отказу от совершения преступления». По смыслу ст. 30 УК РФ, приготовление к преступлению является неоконченным преступлением, причем за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлениям предусмотрена уголовная ответственность. В данной ситуации сотрудник полиции обязан не склонять лицо к отказу от совершения преступления (оно уже совершено), а принимать меры к его изобличению и привлечению к ответственности.

В связи с двусмысленностью рассматриваемого правового предписания целесообразно его из текста п. 3 исключить.

Пункт 42 ч. 1 ст. 13 предусматривает право полиции в определенных ситуациях использовать в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, транспортные средства организаций и граждан. Закрепляемое право противоречит требованиям ч. 3 ст. 35 Конституции Российской Федерации, согласно которой «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

В этой связи представляется целесообразным либо исключить п. 42 ч. 1 ст. 13 законопроекта полностью, либо внести в него уточнение, дополнив текст после слов «транспортными средствами» словами «при условии предварительного и равноценного возмещения».

Ряд замечаний и предложений касался пятой главы законопроекта, регламентирующей применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Так, ч. 1 ст. 18 закрепляет право сотрудника полиции на территории Российской Федерации независимо от занимаемой должности, местонахождения и времени применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие лично или в составе подразделения (группы) в случаях и порядке, предусмотренных настоящим Федеральным законом. Это положение противоречит ч. 10 ст. 19 законопроекта, устанавливающей, что «в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений физическая сила, специальные средства и огнестрельное оружие применяются сотрудником полиции в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”».

В этой связи целесообразно в ч. 1 ст. 18 слова «предусмотренных настоящим Федеральным законом» дополнить словами «а на территории изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел — Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”».

Нормы законопроекта «О полиции» закрепляют модель правового регулирования применения сотрудниками полиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, которая, с одной стороны, ограничивает реализацию их права на необходимую оборону, действия в условиях

крайней необходимости и причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, с другой стороны, не исключает ответственности сотрудника полиции за вред, причиненный в результате применения, в т.ч. контркриминального, физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в случаях и порядке установленных данным законом.

Как представляется, правомерность применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия как принудительных мер специального административного пресечения должна устанавливаться в соответствии с административно-правовыми нормами, определяющими основания и порядок их применения сотрудниками полиции. Если сотрудник полиции, применяя указанные меры принуждения, не выходит за рамки ограничений, предусмотренных специальными нормами, регламентирующими основания и порядок их применения, то он не должен нести ответственность за вред (ущерб), который причиняет при этом, каким бы этот вред (ущерб) ни был.

В этой связи представляется целесообразным дополнить ст. 18 законопроекта частями 8 и 9 следующего содержания:

«8. Сотрудники полиции не несут ответственности за моральный вред, убытки и вред охраняемым уголовным законом интересам, причиненные ими в связи с применением физической силы или специальных средств, применением или использованием огнестрельного оружия, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны либо крайней необходимости, или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

9. Сотрудники полиции не несут ответственности за любой моральный, материальный и физический вред, причиненный ими правонарушителю в связи с применением физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в предусмотренных федеральным законом случаях для применения огнестрельного оружия, если они действовали в соответствии с положениями настоящего Закона, устанавливающими порядок их применения».

Часть 3 ст. 19 устанавливает: «Сотрудник полиции при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия обязан стремиться, исходя из обстоятельств, к минимизации любого ущерба».

Словосочетание «обязан стремится» воспринимается как «норма-рекомендация», «норма-наставление», оставляя открытым вопрос, как оценить степень «стремления» сотрудника полиции к минимизации любого ущерба. На практике эта степень всегда будет определяться по фактически причиненному ущербу, т.е. путем объективного вменения. Неудачным, сложным для понимания рядового состава полиции является и термин «минимизация». Представляется, что критерии соразмерности вреда, причиняемого сотрудником полиции в связи с пресечением преступного посягательства или задержания лица, его совершившего, устанавливаются нормами УК РФ и КоАП РФ, предусматривающими обстоятельства, исключающие преступность деяния.

В целях приведения ч. 3 ст. 19 законопроекта в соответствие с УК РФ и КоАП РФ целесообразно слова «стремиться, исходя из обстоятельств, к минимизации любого ущерба» заменить на «не допускать превышения пределов необходимой обороны, крайней необходимости или причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Часть 6 ст. 19 устанавливает, что обо всех случаях причинения гражданину ранения либо наступления его смерти в результате применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия уведомляется прокурор, оставляя открытым вопрос о сроках такого уведомления. В этой связи, по аналогии с ч. 5 ст. 19, целесообразно ч. 6 после слов «.. .или огнестрельного оружия…» изложить в следующей редакции «.полиция уведомляет прокурора в возможно короткий срок».

Используемые в ч. 2 ст. 19 названия специальных средств необходимо привести в соответствие с современной номенклатурой соответствующих изделий. Например, в наименовании «палки резиновые» слово «резиновые» уже не отражает вид материала, из которого они изготовлены, поскольку в настоящее время палки (как специальные средства) изготавливаются из пластика или технических смесей. Специальное средство принуждения «наручники» предназначено для ограничения подвижности рук, однако существуют аналогичные специальные устройства для ног и пальцев, или их комбинированные варианты. «Светозвуковые средства отвлекающего воздействия» направлены на то, чтобы путем создания яркой вспышки или (и) громкого звука не столько отвлечь правонарушителя от противоправных действий, сколько вызвать у него замешательство, дезориентацию, блокировать его агрессивность.

В этой связи в ч. 2 ст. 21 целесообразно:

Пункт 1. Термин «палки резиновые» заменить на термин «палки специальные» или «специальные средства ударно-кинетического воздействия»;

Пункт 2. Термин «слезоточивый газ» заменить на термин «несмертельные газовые средства» или «специальные газовые средства»;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России №9 3 (47) 2010

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (47) 2010

Пункт 3. Термин «наручники» заменить на термин «средство ограничения подвижности»;

Пункт 7. Термин «светозвуковые средства отвлекающего воздействия» заменить на термин «световые и звуковые специальные средства»»;

Пункт 9. Исключить слово «сети»;

Пункт 12. Исключить слово «спирали».

Целесообразно также дополнить ч. 2 пунктом 14 «Звуковые и светошоковые специальные средства».

Редакция пунктов 1 и 4 части 1, части 2 ст. 23, регламентирующей применение огнестрельного оружия, в которых используются слова «тяжкого вреда здоровью или смерти», существенно ограничивают возможности сотрудника полиции для защиты другого лица либо себя от нападения правонарушителя, действия которого могут быть квалифицированы, например, по ст. 112 УК РФ, предусматривающей наказание за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.

В этой связи используемые в ст. 23 слова «тяжкого вреда здоровью или смерти» целесообразно заменить на слова «угрозу жизни и здоровью».

Повторю еще раз, что это — лишь часть сформулированных учеными нашего университета дополнений и уточнений в проект Федерального закона «О полиции».

***

С нового года мы начнем жить по новому закону в новом статусе полицейских. Закон «О полиции» был вынесен на всенародное обсуждение, в котором активное участие приняли и ученые нашего университета. Известно, что в тексте любого закона огромное значение имеет каждая запятая, полагаю, что «запятые», поставленные нашими учеными в структуре законопроекта, качестве изложения и степени точности формулировок, сделали этот закон яснее, четче и конкретнее.

1 СЗ РФ. 2009. № 52 (1 ч.). Ст. 6536.

3 Это предложение сформулировано Президентом 6 августа 2010 года во вступительном слове на совещании по проекту нового закона о милиции // Президент России (официальный сайт). . 2010. 7 августа. Режим доступа: http:/ / www.kremlin.ru/transcripts /8588.

6 Аликина С. Интерес граждан к законопроекту «О полиции» огромен. Интервью заместителя Министра внутренних дел Сергея Булавина ИТАР-ТАСС. 2010. 13 августа // Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации. . Режим доступа: http://mvd.rupress/interview/8156/8156.

8 Там же.

9 Как изменится российская милиция, и что выиграют от этой реформы граждане страны? /URL: http://www.1tv.ru/news/ other/161807

Милиция ( русский : милиция , IPA: , белорусский : міліцыя , болгарский : милиция , эстонский : miilits , армянский : միլիցիա , кыргызский : милиция , латышский : milicija , литовский : milicija , польский : milicja , румынский : miliția , сербохорватский : milicija / милиција , словенский : milica , албанский : milicia , таджикский : милитсия , украинский : міліція , узбекский : militsiya или милиция ) было названием полицейских сил в Советском Союзе (до 1991 г.) и в несколькихстранах Восточного блока (1945–1992 гг.), а также в неприсоединившейся СФР Югославии в 1945–1945 гг. 1992; этот термин продолжает широко использоваться, а иногда и официально в некоторых отдельных бывших советских республиках, таких как Беларусь , Таджикистан , Узбекистан , Кыргызстан , а также в непризнанных республиках Абхазия , Южная Осетия и Приднестровье .

Советские и российские значки, сверху слева направо внизу: значок Советского Дружинника , Советское столичное ополчение (ГПС), Советская государственная автомобильная инспекция (ГАИ) , Государственная автомобильная инспекция (ГАИ) Российской Федерации , Центральный округ Московского городского управления милиции России , и российская полиция .

В конце февраля 1917 г. всеобщая забастовка в Петрограде, а затем политическая стачка и демонстрация переросли в восстание. Победа Февральской революции стала концом существования прежнего государственного механизма, и в том числе российской полиции, являвшейся охранительно-репрессивной частью этого механизма.

6 марта 1917 г. Временное правительство издало постановление о ликвидации корпуса жандармов, а 10 марта еще одно постановление — об упразднении Департамента полиции. Была провозглашена замена полиции «народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления»(52)

В Ярославле узнали о событиях в Петрограде 28 февраля 1917 г. И уже на следующий день в городах губернии начались массовые митинги и демонстрации. Из тюрем были освобождены политические заключенные. Началось формирование новых органов власти и управления.

Князь Л.Н.Оболенский, ставший последним ярославским губернатором, 3 марта 1917 г. официально передал свои полномочия созданному за два дня до того в Ярославле Комитету общественной безопасности, объявившему себя верховным органом местной власти. Однако через несколько дней Временное правительство назначило в губернии своих представителей, предписав им выполнение обязанностей прежних губернаторов. Ярославским губернским комиссаром стал член губернской земской управы, пошехонский помещик, отставной генерал-майор К.К.Черносвитов. Отсутствие разграничения полномочий между губернским комиссаром и Комитетом общественной безопасности создавало почву для многочисленных недоразумений и противоречий между ними. Тем более, что в Ярославле появился еще один представительный орган, претендующий на власть. Речь идет о созданном в эти же дни Ярославском совете рабочих депутатов (53). Смена старых властей в городах губернии была проведена в пределах марта, а в сельской местности — в апреле 1917 г.

В первые же дни марта 1917 г. было ликвидировано Ярославское губернское жандармское управление. С 5 марта начала свою работу Ярославская гражданская милиция, деятельность которой была позже законодательно закреплена постановлением Временного правительства от 17 апреля «Об учреждении милиции». Сыскное отделение при Ярославском городском полицейском управлении в марте было преобразовано в Ярославское уголовно-розыскное отделение.

Надо сказать, что в первые дни марта, когда старая полиция была уже ликвидирована, а соответствующие органы новой власти еще только создавались, появлялись самодеятельные органы и организации для защиты общественного порядка и спокойствия. Возникали они чаще всего при промышленных предприятиях. Так, в начале марта 1917 г. общее собрание рабочих Волжского химического завода Понизовкиных создало при своем предприятии комитет охраны порядка, первыми шагами которого стало обезоружение урядника и полицейских стражников, несших службу при заводе, а также взятие под домашний арест агента жандармского управления (54).

Ярославская гражданская милиция, начальником которой стал Чернышев, целиком и полностью подчинялась губернскому комиссару Временного правительства. В задачи ее входила помимо охраны общественного порядка и борьбы с преступностью и борьба с революционным движением, охрана помещичьего землевладения и т.п. Стоит сказать, что «загрузка» милиции такими несвойственными ранее общей полиции функциями вела в конечном счете к тому, что они просто не выполнялись. Милиция не могла даже защитить интересы и соблюсти охрану собственности самого губернского комиссара Временного правительства К.К.Черносвитова. Она явно не справлялась даже со своими прямыми обязанностями, тем более, что после ликвидации старых полицейских органов в губернии, особенно в городах, резко выросли уголовная преступность и хулиганство. Заменившие полицейских милиционеры, большей частью состоявшие из бывших студентов и гимназистов, не могли служить необходимой защитой для населения. На этом фоне, скажем, факт предотвращения милицией самосуда над карманным вором выглядел чуть ли не гражданским подвигом, заслуживающим благодарности губернского комиссара.

Своеобразным противовесом органам гражданской милиции становились отряды рабочей милиции и другие вооруженные формирования рабочих, создаваемые Советами рабочих депутатов для охраны промышленных предприятий, а в более широком плане — для охраны общественного порядка и спокойствия. Создавались отряды рабочей милиции преимущественно на базе рабочих красногвардейских отрядов. В Ярославле такие отряды были созданы из рабочих завода Щетинина, Ярославской Большой мануфактуры, завода Смолякова, Главных железнодорожных мастерских и т.д. Деятельность их была весьма разнообразной. Они охраняли заводы и фабрики, патрулировали на улицах, реквизировали в условиях кризиса продуктов первой необходимости продовольственные запасы на складах и в лабазах богатых торговцев, решали многие другие задачи, входившие в компетенцию официальных органов охраны правопорядка.

Однако и отряды рабочей милиции, существовавшие вопреки распоряжению Временного правительства о необходимости назначения милицейских органов только государственной администрацией, не могли должным образом обеспечить охрану общественного порядка. Преступность росла, разбои, грабежи, хулиганство и спекуляция продолжались во все более увеличивающихся масштабах. Население было вынуждено создавать отряды самообороны и своими силами защищаться от преступных посягательств, что, конечно же, не решало острейшую проблему. В октябре 1917 г. редактор ярославской газеты «Голос» Н.П.Дружинин в статье «Смута и народ» писал: «Нет как будто ни суда, ни власти, оберегающей элементарные права граждан. Граждане беспомощны перед напором хулиганства, разбойничества и грабительства» (55).

После победы Октябрьского вооруженного восстания и образования Советского государства вопрос о милиции встал на повестке дня как один из первоочередных. 28 октября (10 ноября) 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел принял по уполномочию Совета Народных Комиссаров постановление «О рабочей милиции» (56), согласно которому рабочая милиция учреждалась Советами рабочих депутатов и находилась исключительно в их ведении. Постановление не предусматривало каких-либо организационных форм милицейского аппарата, поскольку учредители видели в создании рабочей милиции конкретное воплощение марксистской идеи о всеобщем вооружении народа (о чем неоднократно говорил в своих работах еще до Октября 1917 г. лидер большевиков В.И.Ленин). Специфика рабочей милиции была связана с тем, что в ней сочетались государственные и негосударственные черты. Создаваемая Советами и от их лица она выступала как государственный орган, но, не имея постоянных штатных работников и строившаяся на основе добровольности, она принимала характер массовой самодеятельной организации трудящихся. Поначалу она выступала как вооруженная сила, выполнявшая военные функции и одновременно как инструмент охраны общественного порядка. Но очень быстро неэффективность такого подхода к организации и деятельности милиции дала о себе знать и уже весной 1918 г. этот подход был изменен.

В первые дни после октябрьских событий 1917 г. в Ярославской губернии устанавливалась Советская власть и в рамках этого процесса шло укрепление созданных ранее красногвардейских отрядов рабочей милиции. 7 ноября в Ярославле состоялась общегородская конференция красногвардейцев, на которой был выбран городской штаб и сформирован летучий конный отряд милиции. В это время Красная гвардия подчинялась Ярославскому военно-революционному комитету. 13 ноября Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:»ввиду преступной деятельности городской милиции вообще и для организации согласно изданному закону о рабочей милиции … устранить самоустранившуюся городскую милицию и впредь до организации рабочей милиции временно заменить Красной гвардией и отрядом солдат местного гарнизона» (57). Начальником милиции вместо устраненного Чернышева был назначен прапорщик Ф.М.Горбунов (58). Уже через два дня это решение было осуществлено, несмотря на протесты городских властей. Ф.М.Горбунов доложил Военно-революционному комитету о том, что Красная гвардия приступила к несению патрульной и караульной службы города.

20 ноября 1917 г. Ярославский ВРК доложил Совету рабочих и солдатских депутатов о том, как решился вопрос с городской милицией и наметил в качестве дальнейшей задачи «заменить старую милицию всенародной милицией, выборной из рабочих всех фабрик и заводов, которая и должна отражать все контрреволюционные выступления врагов народных и защищать завоевания революции» (59). Именно в таком качестве — прежде всего органов защиты завоеваний революции и выступали органы ярославской милиции в первые месяцы после их создания. Четко определенного круга задач милиции, как и юридически обоснованных функциональных обязанностей ее пока еще не было. Очень точно отметил это в своих воспоминаниях ветеран ярославского уголовного розыска К.И.Орловский: «Милиция тогда не отвечала тому названию, которое она имеет теперь. Мы были просто солдаты. И жили в казармах. И выходили по команде взводного начальника. Мы шли на станцию, как заградительный отряд, выезжали в села по хлебной реквизиции, ловили грабителей в деревнях. Но милиции, как таковой, тогда не было… И служба была трудная…» (60).

Первые месяцы после октября 1917 г. ярославской милиции и в том числе уголовно-розыскной милиции приходилось действовать в полном смысле слова на свой страх и риск без надежды на какие-либо директивы из центра, обозначающие сферу деятельности органов милиции. Помимо борьбы с преступностью и борьбы за поддержание общественного порядка и спокойствия милиция боролась с антикоммунистическими и антисоветскими выступлениями, погромами складов, магазинов и лавок, пресекала попытки саботажа мероприятий новой власти, занималась вопросами детской беспризорности, санитарным состоянием города, культурно-просветительной работой и т.п.

В то же время Ярославское губернское управление гражданской милиции, которое должно было координировать и направлять деятельность своего ведомства, оказывалось явно не на высоте стоящих перед милицией задач. В конце 1918 г. начальник Ярославской губернской милиции Н.И.Пиндичук отметит, что «даже об общем положении дела милиции в пределах Ярославской губернии здесь не имелось абсолютно никаких данных. … Губернское управление гражданской милиции совсем не было связано с уездами, не интересовалось делом и жизнью милиции в уездах и вся его деятельность сводилась лишь к переписке с городскими участками ярославской милиции и с городским управлением милиции, к наложению штрафов за антисанитарное состояние дворов, продажу крепких напитков и только.» (61). Помимо того, среди руководящих сотрудников милиции довольно сильны были «нейтралистские» настроения, ставящие милицию и уголовный розыск вне политики. Возможно поэтому ярославская милиция в дни июльского мятежа 1918 г. не только не стала силовой опорой новой коммунистической власти, но и по существу оказалась в стане ее противников.

Как отметил глава МВД Украины, в процессе замены милиции полицией предусмотрен переходной период

Москва. 7 ноября. INTERFAX.RU — На Украине в субботу вступает в силу закон «О Национальной полиции» (№580-VIII), который прекращает действие милиции и вводит в действие юридическое лицо Национальная полиция Украины.

«7 ноября вступает в силу закон Украины «О Национальной полиции». Часть действующих сотрудников милиции будут назначены «временно исполняющими обязанности» на должности в соответствующих органах Национальной полиции», — написал министр внутренних дел Украины Арсен Аваков на своей странице в фейсбуке.

Он отметил, что в процессе замены милиции полицией предусмотрен переходной период. «Еще будет несколько месяцев кадровых смен и аттестаций, еще будет мелькать несколько недель старая форма… Но все! Милиция сегодня закрылась. С 8:00 юридическое лицо Национальная полиция Украины и закон вступают в свои полномочия», — заявил Аваков.

По его словам, на время аттестации утверждается переходная (временная) штатная структура Национальной полиции, которая будет существовать «до окончательного и полного комплектования всех подразделений полиции». «Новую полицейскую форму смогут получить только те сотрудники, которые успешно прошли все этапы аттестационного конкурса», — сообщил министр.

К аттестации не будут допускаться действующие сотрудники милиции, в отношении которых есть подтвержденная информация о совершении правонарушения. Аттестационный конкурс проводится на базе территориальных органов Национальной полиции Украины и высших учебных заведений МВД.

Как сообщалось, Кабинет министров Украины назначил главой Национальной полиции Хатию Деканоидзе, а 6 ноября Аваков назначил на должность заместителя главы Нацполиции главу патрульной полиции Украины Александра Фацевича.

Закон «О Национальной полиции» принят Верховной Радой 2 июля 2015 года. Президент Украины Петр Порошенко подписал закон 4 августа в присутствии новых патрульных полицейских. 6 августа документ был опубликован в парламентской газете «Голос Украины». Закон вступает в силу через три месяца со дня, следующего за днем публикации, за исключением некоторых положений, то есть 7 ноября.

Закон устанавливает правовые основы организации и деятельности национальной полиции Украины, статус полицейских, а также порядок прохождения службы в национальной полиции.

Закон определяет Национальную полицию как центральный орган исполнительной власти, который служит обществу путем обеспечения охраны прав и свобод человека, противодействия преступности, поддержания публичного порядка и общественной безопасности, к основным задачам которого отнесены обеспечение общественной безопасности и публичного порядка; охрана и защита прав и свобод человека, интересов общества и государства; противодействие преступности; оказание в пределах, определенных законодательством услуг по помощи лицам, которые из личных, экономических, социальных причин или других чрезвычайных ситуаций нуждаются в такой помощи (оказание полицейских услуг).

В составе Национальной полиции функционируют: уголовная полиция; патрульная полиция; полиция охраны; органы досудебного расследования; специальная полиция; полиция особого назначения.

Согласно закону, в системе Национальной полиции Украины могут быть образованы научно-исследовательские учреждения и учреждения обеспечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *