Наказание в УК

Почему медиаюристы и прессозащитные организации скептически оценивают предложение казахстанских властей декриминализировать клевету?

Амангельды Батырбекову, журналисту из Туркестанской области, в этом месяце довелось столкнуться с необычным для Казахстана явлением. Суд принес ему извинения. Это редкий случай в казахстанской правоприменительной практике, где более 99 процентов приговоров — обвинительные.

В январе апелляционная коллегия Туркестанского областного суда оправдала журналиста по делу о «клевете» и «оскорблении», заведенному по заявлению местного чиновника. Приговор, по которому Батырбекова осудили на 27 месяцев тюрьмы (он провел в заключении почти четыре месяца) за пост в Facebook’е, был отменён.

Но радоваться Батырбекову, похоже, еще рано. На него вновь подано заявление, и тоже из-за публикации в Facebook’е. В распространении ложных сведений теперь его обвиняет глава местного общественного объединения. Журналист Батырбеков, которого за последние пять лет неоднократно привлекали к уголовной ответственности по обвинению в «клевете», считает, что клевета должна быть декриминализирована.

— Конечно поможет. Многие люди думают: о боже, клевета, боясь, что написанное могут посчитать за клевету. Сейчас люди не пишут многих важных вещей. Они говорят: нет, нет и нет, на нас могут «повесить» клевету. Если бы такого не было, многие темы стали бы более открытыми, много чего бы раскрывалось, — говорит Батырбеков. — Я считаю, должна быть декриминализация . Если оклеветали — плати штраф или что-то еще, но судить…Тем более сажать за эту статью — это же позор!

За три недели до того, как Батырбеков услышал извинения в суде, из уст президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева прозвучало предложение декриминализировать клевету. На заседании «совета общественного доверия» — консультативно-совещательного органа при президенте, созданного президентом после сопровождавшихся массовыми протестными акциями досрочных президентских выборов (победителем которых объявили Токаева, ставленника экс-президента Нурсултана Назарбаева), — в конце декабря Токаев сказал, что «принял решение» перевести «клевету» из уголовного кодекса в кодекс об административных правонарушениях. «При этом необходимо сохранить высокую меру ответственности, чтобы гарантировать права других граждан и защитить их от нападок», — добавил он.

Адвокат Айман Умарова.

Адвокат Айман Умарова, член «совета общественного доверия», которая на первом заседании этого органа в сентябре 2019 года обратилась к властям Казахстана с призывом декриминализировать клевету, считает, что реализация инициативы улучшит ситуацию со свободой слова в стране.

— 130-я статья, часть первая («Клевета». — Ред.), — там для всех можно сказать. Но мы же знаем, что 99 процентов дел связано с тем, что написали где-то, не просто сказали. В основном она связана с делами, когда речь идет о публичности и где-то это выразилось в соцсетях, кто-то сказал в публичном месте, в СМИ. Я думаю, сейчас есть очень много других дел, тяжких и особо тяжких, которым нужно уделить внимание и бросить все силы. Поэтому 130-я статья должна быть декриминализирована, и это в любом случае приведет только к улучшению свободы слова, это однозначно, — говорит Айман Умарова.

«ПАЛКА О ДВУХ КОНЦАХ»

Медиаюристы и представители прессозащитных организаций приветствуют стремление властей декриминализировать клевету. В то же время они обеспокоены тем, что статью предлагают перенести в кодекс об административных правонарушениях. Они видят множество «подводных камней». Юрист общественной организации «Правовой медиа-центр» Гульмира Биржанова называет выдвинутую властями инициативу «палкой о двух концах».

Юрист Гульмира Биржанова.

— Здесь могут быть опасения, что государство, переведя в административный кодекс, может злоупотреблять своим правом и мы снова окажемся перед той же проблемой. Да, это не уголовная ответственность, но, тем не менее, могут быть огромные штрафы и дополнительные ограничения, — объясняет Биржанова.

Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева отмечает, что административные суды, как правило заваленные множеством дел, — там рассматривают нарушения правил дорожного движения, бытовое насилие, мелкие хулиганства и прочее — никогда не разбирали дела о «клевете» и не знают их специфику. Сегодняшняя практика, когда дела рассматривают в судах по уголовным делам, далеко не идеальна: судьи пытаются установить достоверность или недостоверность распространенной обвиняемыми в «клевете» информации, нежели усмотреть умысел, тогда как главным квалифицирующим признаком является доказательство наличия или отсутствия умысла оклеветать. С переводом «клеветы» в кодекс об административных правонарушениях ситуация, комментируют в «Адил созе», может ухудшиться.

Тамара Калеева, президент международного фонда защиты свободы слова «Адил соз».

— Я боюсь, это будет большой вал судебных дел, большое количество судебных решений, где люди и редакции будут облагаться большими штрафами и взысканиями морального вреда. То есть это будет не польза, а только вред для свободы слова в Казахстане. Поможет декриминализация, но не поможет перевод в административное производство, — говорит Калеева.

Прессозащитники считают, что дела о клевете должны рассматривать суды по гражданским делам. В гражданском кодексе присутствует статья «защита чести, достоинства, деловой репутации», содержащая требование опровергнуть сведения, которые гражданин или организация считают порочащими, и взыскать возмещение убытков и морального вреда. Иски по этой статье в Казахстане нередко подают против журналистов и СМИ.

Базирующаяся в США организация «Комитет по защите журналистов» (CPJ) призывает власти Казахстана не делать «ошибку».

— Мы слышим от наших местных партнеров и журналистов, что некоторые чиновники хотят перенести эти обвинения в административный, а не в гражданский кодекс. Это будет ошибка для Казахстана. Административное преследование за клевету и диффамацию оставит журналистов такими же уязвимыми, какими они являются и сейчас. Клевета и диффамация должны быть представлены только в гражданских судах, — говорит в комментарии Азаттыку глава программы по Европе и Центральной Азии CPJ Гульноза Саид.

ПРИЗЫВ «НЕ ДЕЛАТЬ ОШИБКУ» ПОСЛЕ МНОГИХ ОБЕЩАНИЙ ДЕКРИМИНАЛИЗИРОВАТЬ КЛЕВЕТУ

В 2019 году неправительственная организация «Адил соз» зафиксировала в Казахстане 26 дел по обвинениям в клевете и оскорблении в отношении журналистов. «Адил соз» со ссылкой на данные прокуратуры сообщает, что в 2016–2017 годах 89 процентов дел по клевете закончились оправдательными приговорами.

Прессозащитники объясняют это «результатом состязательности сторон, которой в делах частного обвинения по понятным причинам создается меньше помех». По словам президента «Адил соза» Тамары Калеевой, сравнительно высокий процент оправдательных приговоров не улучшает ситуацию со свободой слова, — напротив, оказывает «охлаждающий эффект» на СМИ.

Даже условное наказание, условное лишение свободы — оно всё равно парализует свободу творчества, свободу слова.

— Как мы писали в обращении к Токаеву, даже условное наказание, условное лишение свободы — оно всё равно парализует свободу творчества, свободу слова. Человек уже просто боится, поэтому это охлаждающий эффект на свободу слова, — говорит Калеева Азаттыку.

Казахстан в прошлом году находился на 158-м месте во «Всемирном индексе свободы прессы», составляемом и публикуемом ежегодно «Репортёрами без границ».

Обещания декриминализировать клевету звучали в Казахстане много раз. В 2010 году Казахстан заявил о планах убрать из уголовного кодекса статью о клевете к концу председательствования страны в ОБСЕ. В 2011 году Назарбаев в публикации в американской газете Washington Post писал, что Казахстан собирается перенести клевету в гражданский кодекс, чтобы «поощрить свободу слова и встать на один уровень с лучшим международным опытом». В том же 2011 году власти пообещали декриминализировать статьи о клевете и оскорблении в отношении СМИ до 2014 года. Однако эти обещания остались нереализованными.

В августе 2019 года Нурсултан Назарбаев, ушедший в отставку с поста президента, но сохраняющий широкие полномочия, на съезде своей партии «Нур Отан» призвал ужесточить наказание за клевету. Этот призыв в журналистском и прессозащитном сообществе восприняли неоднозначно: санкция статьи 130 («Клевета» — распространение «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство») и так предусматривает суровое наказание: исправительные работы, штраф до трех тысяч месячных расчетных показателей (около восьми миллионов тенге), ограничение свободы или лишение свободы на срок до трех лет.

Однако через четыре месяца ставленник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев предложил убрать клевету из списка уголовных правонарушений и перенести ее в административный кодекс.

Прессозащитники отмечают, что внесение изменений в законодательство может затянуться до года — от момента создания рабочей группы при правительственном органе до обсуждения и принятия законопроекта в парламенте и подписания документа президентом.

Декриминализация клеветы не влечет автоматически улучшения ситуации со свободой слова, отмечают эксперты. В Центральной Азии в двух государствах — Узбекистане и Казахстане — преследуют за клевету в уголовном порядке. Даже в Туркменистане, находящемся на последнем, 180-м месте во «Всемирном индексе свободы прессы» RSF, отменили уголовную ответственность за клевету в 2014 году. В соседней России клевету декриминализировали в 2011 году, но в 2012-м вновь вернули в уголовный кодекс.

Новая редакция Ст. 195 УК РФ

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества должника — юридического лица, гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 170.1 и статьей 172.1 настоящего Кодекса, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника — юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

3. Незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу, в том числе кредитной или иной финансовой организации, в случаях, если функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации, возложены соответственно на арбитражного управляющего, руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, а равно и в случае, если в отношении гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, введена процедура, применяемая в деле о банкротстве, при условии, что эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Комментарий к Статье 195 УК РФ

<3> СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3179; 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3099.

2. Федеральный закон понимает под банкротством признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Банкротство характеризуется наличием определенных признаков, отличающихся для гражданина и юридического лица. И для того и для другого общим признаком банкротства является неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены гражданином или юридическим лицом в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Для того чтобы банкротом был признан гражданин (в том числе индивидуальный предприниматель), кроме указанного, необходим еще один признак: сумма обязательств гражданина должна превышать стоимость принадлежащего ему имущества.

3. Деяния, предусмотренные коммент. статьей, совершаются при банкротстве, если оно состоялось, подтверждено в установленном законом порядке арбитражным судом.

Решение о признании должника банкротом и одновременно об открытии конкурсного производства принимается арбитражным судом по результатам рассмотрения дела о банкротстве.

4. Деяния, предусмотренные коммент. статьей, совершаются в предвидении банкротства, если наличествуют обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что должник будет не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок. В этом случае должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом.

Общим для всех видов должников (кроме кредитных организаций) признаком банкротства является неисполнение ими каких-либо своих обязательств в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. О ситуации предвидения банкротства, таким образом, можно вести речь до истечения этих трех месяцев. Начальный же момент ситуации предвидения банкротства определяется куда более сложно. В любом случае, для наличия возможной УО необходимо осознание руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем того факта, что они не смогут выполнить свои обязательства в установленный срок.

5. Объективная сторона неправомерных действий при банкротстве (по ч. 1 ст. 195) выражается в деянии, которое может быть представлено в следующих формах: а) сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях; б) передача имущества во владение иным лицам; в) отчуждение имущества; г) уничтожение имущества; д) сокрытие бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя; е) уничтожение этих документов; ж) их фальсификация. Все перечисленные деяния должны причинить крупный ущерб.

6. Предметом неправомерных действий при банкротстве, относящихся к имуществу, имущественным правам и имущественным обязанностям, сведениям об имуществе, выступают: а) имущество; б) имущественные права и имущественные обязанности; в) сведения либо информация об имуществе, имущественных правах и имущественных обязанностях.

К имуществу относятся вещи, включая деньги, валютные ценности, ценные бумаги и т.д.

Имущественные права могут быть приобретены, а имущественные обязанности выполнены в результате передачи имущества, производства работы, уплаты денег и т.п. действий в пользу должника (банкрота). Таковые могут вытекать из договоров купли-продажи, мены, дарения, возмездного оказания услуг, перевозки, займа, кредита и т.д.

Сведения либо информация об имуществе могут касаться размера, местонахождения, состояния, идентификационных знаков и т.д. имущества и быть выражены в устной форме, в кино-, фото-, видеоматериалах; они могут храниться в компьютерной сети и т.п.

7. Под сокрытием имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе понимают их утаивание различными способами (например, перевоз имущества в другое место; достижение договоренности с хозяйствующими партнерами об отсрочке выполнения ими имущественного обязательства, перевод денежных средств со счетов предприятия на другие счета; умолчание о части имущества).

8. Передача имущества во владение иным лицам — это временная переуступка права пользования им.

9. Отчуждение имущества включает в себя все формы возмездного и безвозмездного от него избавления (продажу, обмен, дарение и т.д.).

10. Под уничтожением имущества понимают приведение его в полную негодность или в такое состояние, когда восстановление имущества экономически нецелесообразно.

11. Предметом неправомерных действий при банкротстве могут выступать бухгалтерские и иные учетные документы, отражающие экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя: балансы предприятий, приходно-расходные кассовые ордера, ведомости, доверенности, кассовые книги, расписки, акты инвентаризаций, платежные поручения, план счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности предприятий и др.

12. Неправомерные действия здесь могут выражаться в сокрытии названных документов, в их уничтожении или фальсификации.

13. Фальсификация документов представляет собой их подделку, искажение, внесение в них изменений, меняющих суть документа.

14. Обязательным элементом объективной стороны любых неправомерных действий при банкротстве по ч. 1 ст. 195 является крупный ущерб. Его понятие дано в примеч. к ст. 169; он должен превышать 250 тыс. руб.

15. Субъективная сторона неправомерных действий при банкротстве (по ч. 1) характеризуется прямым и косвенным умыслом.

16. Если лицо, скрывая имущество, преследует цель его присвоения, его действия должны квалифицироваться как хищение.

17. Субъект неправомерных действий при банкротстве (по ч. 1) — руководитель или учредитель (участник) юридического лица — должника либо индивидуальный предприниматель.

18. Часть 2 коммент. статьи отражает преступное деяние, выражающее неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника — юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем, заведомо в ущерб другим кредиторам, причинившее крупный ущерб.

19. Описанное в ч. 2 преступное деяние посягает на порядок удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника.

Требования кредиторов должников удовлетворяются в следующей очередности: в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также требования о взыскании алиментов для индивидуальных предпринимателей; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, по выплате вознаграждений по авторским договорам; в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего должнику имущества; в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом. Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. При недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований кредиторов соответствующей очереди эти требования удовлетворяются пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению.

20. Неправомерное удовлетворение имущественных требований кредиторов может выражаться в различных действиях, в зависимости от того, возбуждено или нет производство по делу о несостоятельности (банкротстве).

В первом случае вводится наблюдение, затем — финансовое оздоровление, управление, конкурсное производство. Все сделки по удовлетворению требований отдельных кредиторов, совершаемые на этих этапах руководителем или учредителем (участником) юридического лица — должника или индивидуальным предпринимателем, преступны при наличии крупного ущерба.

Если производство по делу о несостоятельности (банкротстве) еще не возбуждено, преступными, при наличии других признаков, являются: а) нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов или игнорирование требований привилегированных кредиторов с поочередным удовлетворением требований всех остальных и т.д.; б) нарушение пропорциональности удовлетворения требований кредиторов одной очереди; в) нарушение законодательного положения об удовлетворении требований кредиторов следующей очереди после полного погашения требований предыдущей очереди и др.

21. По составу (ч. 2) должно быть установлено, что деяние совершается в ущерб другим кредиторам, поскольку конкурсной массы недостаточно для удовлетворения требований кредиторов всех очередей. В результате содеянного должен быть причинен крупный ущерб. Его понятие дано в примечании к ст. 169.

22. Преступление (ч. 2) окончено в момент причинения ущерба.

23. Субъективная сторона (ч. 2) характеризуется умышленной виной.

24. Субъект преступного посягательства (ч. 2) здесь совпадает с субъектом ч. 1 коммент. статьи.

25. В ч. 3 коммент. статьи предусмотрена ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной организации, которое может быть выражено в том числе: а) в уклонении от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу либо кредитной организации; б) в отказе от передачи таковых.

26. Предусмотренный в ч. 3 крупный ущерб в результате соответствующих действий (бездействия) определен в примеч. к ст. 169.

27. Субъективная сторона (ч. 3) характеризуется умышленной виной.

28. Субъекты (ч. 3) — арбитражный управляющий или руководитель временной администрации кредитной организации, на которых возложены функции руководителя соответственно юридического лица либо кредитной организации.

28.1. Арбитражный управляющий — гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

29. Деяния, предусмотренные ч. 1 и 3 коммент. статьи, относятся к категории преступлений средней тяжести; ч. 2 — небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предмет преступления (ч. 1): а) имущество должника и сведения о нем; б) имущественные права или имущественные обязанности и информация о них; в) бухгалтерские и иные учетные документы (например, акт об оценке основных средств).

2. Общественно опасное деяние характеризуется рядом альтернативных действий: а) сокрытие имущества или сведений о нем; б) сокрытие имущественных прав или имущественных обязанностей или информации о них; в) передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества; г) сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность.

3. Обстановка совершения преступления — наличие признаков банкротства, определенных законодательно. Наличие признаков банкротства не обязательно должно быть подтверждено вступившим в законную силу решением арбитражного суда о признании должника банкротом. Необходимо, чтобы было установлено реальное их существование на момент совершения преступления.

4. Уголовная ответственность наступает только при наличии крупного ущерба (свыше 1,5 млн. руб.).

5. Субъектом преступления могут быть: индивидуальный предприниматель, руководитель организации (он может совершить преступление на стадии наблюдения и финансового оздоровления, а на стадии конкурсного производства фактически таких возможностей у него уже нет, поскольку он отстраняется от руководства юридическим лицом), учредители юридического лица, председатель и члены совета директоров (наблюдательный совет), арбитражные управляющие на любом этапе процедуры банкротства, руководитель и члены временной администрации кредитной организации и др.

6. В ч. 2 предусмотрена ответственность за неправомерное удовлетворение имущественных требований кредиторов за счет имущества должника в ущерб другим кредиторам.

Неправомерность означает, что действия совершаются с нарушением законодательства, предусматривающего определенную очередность и порядок выплат кредиторам. Требования кредиторов каждой последующей очереди удовлетворяются после погашения требований кредиторов предыдущей очереди. При недостаточности средств для полного удовлетворения всех требований кредиторов соответствующей очереди они удовлетворяются пропорционально сумме признанных требований данной очереди. Поэтому нарушение очередности или пропорциональности свидетельствует о неправомерности совершаемых действий.

7. Для наступления уголовной ответственности по ч. 2 необходимо, чтобы субъект действовал при наличии признаков банкротства, заведомо в ущерб другим кредиторам и причинил крупный ущерб (свыше 1,5 млн. руб.).

8. Субъект (в ч. 2) специальный: руководитель юридического лица, учредитель (участник) кредитной организации, индивидуальный предприниматель, а также арбитражный управляющий.

9. Во время внешнего управления или конкурсного производства происходят отстранение руководителя организации от управления и возложение его полномочий на внешнего или конкурсного управляющего. В кредитных и иных финансовых организациях имеют место приостановление полномочий исполнительных органов организации при банкротстве и утверждение временной администрации. Воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации, например в форме уклонения или отказа от передачи им документов или имущества, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, влечет уголовную ответственность (ч. 3) в случае причинения крупного ущерба (свыше 1,5 млн. руб.).

10. Субъект — общий; как правило, это отстраненные от управления руководители юридического лица кредитной или иной финансовой организации.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 66-АПУ17-4 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы на постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как лицо обвиняется в совершении деяний, которые в соответствии с законодательством РФ и иностранного государства являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок более одного года, сроки давности привлечения к уголовной ответственности не истекли, запрос о выдаче не имеет цели преследования лица по политическим мотивам, в связи с расовой принадлежностью, вероисповеданием, национальностью или политическими взглядами.

Действия, в совершении которых обвиняется Рузиев П.У., связанные с переходом границы Республики Узбекистан с Республикой Казахстан в нарушение установленного порядка и подделку официальных документов являются уголовно наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 322 (в редакции ФЗ N 98 от 04.07.2003) и ч. 2 ст. 327 УК РФ и предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 5 и до 4 лет соответственно. Сроки давности привлечения его к уголовной ответственности не истекли.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 N 48-АПУ17-8 Обстоятельства: Постановлением отменено постановление о выдаче иностранного гражданина правоохранительным органам Республики Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 223 УК Республики Узбекистан за переход государственной границы в нарушение установленного порядка. Определение ВС РФ: Постановление отменено. Материал направлен на новое рассмотрение в ином составе суда, так как вывод суда о том, что действия иностранного гражданина по пересечению границы не являются уголовно наказуемыми по уголовному закону РФ, неверен, деяние, в совершении которого обвиняется иностранный гражданин, уголовно наказуемо по уголовному закону как РФ, так и Республики Узбекистан, судом не дана какая-либо оценка доводам адвоката иностранного гражданина.

Указывает, что подобного рода действия также являются уголовно наказуемыми по уголовному законодательству Российской Федерации и предусмотрены ч. 3 ст. 322 УК РФ.

Таким образом считает, что данные обстоятельства достоверно свидетельствуют о том, что действия, совершенные Ахмедовым О.А., в соответствии с ч. 1 ст. 462 УПК РФ, являются уголовно наказуемыми как по уголовному закону Российской Федерации, так и Республики Узбекистан.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 12.01.2017 N 5-АПУ16-77 Обстоятельства: Постановлением удовлетворено заявление о выдаче иностранного гражданина правоохранительным органам иностранного государства для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 177.3.2, 320.1, 320.2, 318.2 УК Азербайджанской Республики. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Ответственность за указанные выше деяния, в совершении которых обвиняется Юсуб Ф.Р. о <…> по законодательству Азербайджанской Республики, предусмотрена также и российским уголовным законодательством, а именно: п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере), ч. 2 ст. 327 УК РФ (подделка официального документа, совершенная с целью облегчить совершение другого преступления), ч. 3 ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение государственной границы, совершенное организованной группой), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 08.12.2016 N 205-АПУ16-27СП Приговор: Обвиняемый-1 оправдан по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде); по п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, совершенное по найму общеопасным способом; по ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов; обвиняемый-2 осужден по ч. 3 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде); по п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, совершенное по найму общеопасным способом; обвиняемый-2 освобожден от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Тамбиев А.Д. <…> судимый 22 декабря 2006 г. Невинномысским городским судом Ставропольского края по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 322, ч. 2 ст. 325, ч. 1 ст. 327 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, 11 марта 2011 г. освобожденный от наказания условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 16 суток Тагилстроевским районным судом г. Нижний Тагил Свердловской области,

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10.11.2016 N 32-АПУ16-14 Обстоятельства: Постановлением оставлена без удовлетворения жалоба на постановление о выдаче иностранного гражданина правоохранительным органам Республики Таджикистан для привлечения к уголовной ответственности по п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 340, по ч. 3 ст. 36, ч. 1 ст. 335 УК Республики Таджикистан. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как иностранный гражданин гражданства РФ, политического или временного убежища не имеет, статусом беженца, вынужденного переселенца не обладает, Республикой Таджикистан даны гарантии того, что не имеется цели его преследования по политическим мотивам, в связи с расовой принадлежностью, вероисповеданием, национальностью, что уголовное преследование будет осуществляться в соответствии с законодательством.

Действия, в совершении которых обвиняется Гуломов А.А., связанные с подделкой российских паспортов в целях их использования, совершенные с использованием компьютерной техники, по которым один из приобретателей паспортов был задержан на контрольно-пропускном пункте в Душанбе при попытке пересечения границы, а второй пересек государственную границу Таджикистана и был задержан в Турции, являются уголовно-наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 327 и ч. 5 ст. 33 — ч. 1 ст. 322 УК РФ, предусматривающей наказание в виде; лишения свободы до 4 лет.

Постановление Верховного Суда РФ от 07.07.2016 N 47-АД16-6 Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ за нарушение иностранным гражданином режима пребывания (проживания) в РФ, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в РФ. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доказан факт допущения иностранным гражданином нарушения режима пребывания в РФ.

Кроме того, судьей Илекского районного суда Оренбургской области от 19 февраля 2015 года Сайматов Ш.Х. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 322 Уголовного кодекса Российской Федерации по эпизоду от 15.09.2014 и по части 2 статьи 322 Уголовного кодекса Российской Федерации по эпизоду от 13.12.2014 и назначено административное наказание в виде штрафа в доход государства.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2016 N 4-АПУ16-16 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы на постановление заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче лица правоохранительным органам иностранного государства для привлечения к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Кроме того, приведенные выше доводы заявителя и его защитников опровергаются приговором Домодедовского городского суда Московской области от 17.06.2014 года, по которому в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 322 УК РФ, признан виновным гражданин Украины Гавриленко В.А. представлявшийся Немовым Е.С. Из вступившего в законную силу приговора следует, что по заключению судебно-фотопортретной экспертизы от 13.11.2013 г. Немов и Гавриленко являются одним и тем же лицом (т. 1, л.д. 133 — 149, 151 — 153).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 205-АПУ15-15СП Приговор: Обвиняемые-1, 2 оправданы по ч. 2 ст. 209, п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ; обвиняемый-3 осужден по ч. 3 ст. 209 УК РФ, п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ч. 3 ст. 222 УК РФ. Определение ВС РФ: Приговор отменен, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство в ином составе судей, так как, несмотря на многочисленные и систематические нарушения требований законодательства, допущенные подсудимыми и их защитниками в присутствии присяжных заседателей, председательствующий не принял мер, исключающих возможность ознакомления присяжных с недопустимыми доказательствами и обсуждения вопросов, не входящих в их компетенцию.

Тамбиев А.Д., <…> судимый 22 декабря 2006 г. Невинномысским городским судом Ставропольского края по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 322, ч. 2 ст. 325, ч. 1 ст. 327 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, 11 марта 2011 г. освобожденный от наказания условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 16 суток Тагилстроевским районным судом г. Нижний Тагил Свердловской области,

Видами наказаний являются:

а) штраф;

б) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

в) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

г) обязательные работы;

д) исправительные работы;

е) ограничение по военной службе;

ж) (Пункт «ж» утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

з) ограничение свободы;

и) арест;

к) содержание в дисциплинарной воинской части;

л) лишение свободы на определенный срок;

м) пожизненное лишение свободы;

н) смертная казнь.

Комментарий к статье 44

В ст. 44 УК РФ приведен перечень наказаний, расположенных в определенном порядке. Практически речь идет о системе наказаний, т.е. об определенным образом упорядоченном перечне видов наказаний, предусмотренных уголовным законом за совершение преступлений. В системе наказаний наиболее ярко проявляется характер и направленность уголовной политики государства, которая, в свою очередь, зависит от социально-экономического и политического устройства государства, состояния преступности, уровня общественного правосознания и т.д.

Система наказаний закреплена в ст. 44 УК РФ и включает перечень из 12 видов наказаний: 1) штраф; 2) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 3) лишение специального воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; 4) обязательные работы; 5) исправительные работы; 6) ограничение по военной службе; 7) ограничение свободы; 8) арест; 9) содержание в дисциплинарной воинской части; 10) лишение свободы на определенный срок; 11) пожизненное лишение свободы; 12) смертная казнь.

Этот перечень является исчерпывающим, суд не может назначить никакое иное наказание, не входящее в этот перечень. В российском уголовном законодательстве, по сравнению с другими государствами, перечень наказаний весьма обширен, что создает суду достаточные условия для индивидуализации назначения наказания. Другое дело, что некоторые предусмотренные УК РФ наказания, альтернативные лишению свободы (ограничение свободы, арест), до сих пор не введены в действие.

В системе наказаний конкретные наказания располагаются в определенной последовательности, по мере возрастания их тяжести — от менее строгого наказания к более строгому (так называемая «лестница наказаний»). В санкциях статей Особенной части УК РФ наказания также располагаются в последовательности от менее строгого к более строгому, что в принципе должно ориентировать суды в вопросе выбора меры наказания. Как отмечается в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в соответствии с общими началами назначения наказания (ст. 60 УК РФ) более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания <1>. В случае если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4.

В УК РФ наказание в виде смертной казни включено в систему наказаний, но сохраняет свой исключительный характер и может назначаться в соответствии со ст. 20 Конституции РФ только за особо тяжкие преступления против жизни. Но в настоящее время данное наказание не применяется. С момента вступления в силу Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. N 3-П и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей <1>.

<1> СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 867.

Система наказаний, закрепленная в ст. 44 УК РФ, действует в отношении взрослых осужденных. Для несовершеннолетних в ст. 88 УК РФ предусмотрен свой перечень, состоящий из шести видов наказаний: 1) штраф; 2) лишение права заниматься определенной деятельностью; 3) обязательные работы; 4) исправительные работы; 5) арест; 6) лишение свободы на определенный срок. Но особенности назначения наказания несовершеннолетним заключаются не только в сужении перечня наказаний. Для несовершеннолетних, по сравнению со взрослыми, уменьшаются размеры и сроки назначаемых наказаний (за исключением лишения права заниматься определенной деятельностью). Кроме того, предусмотрены и особые условия назначения некоторых наказаний. Так, штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, может взыскиваться не только с него, но и с его родителей или иных законных представителей (с их согласия). Наиболее специфичен порядок назначения несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы на определенный срок (ч. 6 и ч. 6.1 ст. 88 УК РФ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *