Народ у которого нет прошлого нет будущего

Обоснование социальной значимости

Память об истории нашей страны, о героических и страшных событиях прошлого – один из элементов социального и духовного развития общества. События Гражданской войны и Иностранной военной интервенции — важные аспекты изучения прошлого нашей страны. Гражданская война, внутренний раскол, раздор и противостояние одного народа внутри себя — самое страшное, что может случиться с государством. Ведь в этом случае нет внешнего врага, против которого народ может сплотиться. Из внутриполитических, социально-экономических, духовно-нравственных противоречий усиленных Иностранной военной интервенцией и вылилась Гражданская война, в результате которой были понесены большие потери. http://www.ote4estvo.ru/eto-interesno/973-poteri-v-grazhdanskoy-voyne-chast-1.html , http://histerl.ru/periudi_istorii/grazhdanskaya-voyna-1917-1922/posledstviya-vojny.htm
Сегодня ярким примером гражданской войны может служить вооруженный политический конфликт, происходящий на территории Украины. Где народ гибнет в затяжной войне с самим собой.
http://tass.ru/info/1547347 , https://ria.ru/world/20161106/1480748903.html , https://ria.ru/world/20161011/1478949506.html
Явно прослеживаются националистические признаки конфликта, активно происходит десоветизация государства. Факельные шествия украинских националистов https://www.youtube.com/watch?v=0I1RNoQ6eMQ — яркое тому подтверждение, демонтаж советских памятников — http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4487968 — так же свидетельствуют о том, что и в 21 веке могут повториться подобные ошибки. Все это подтверждает высказывание М.В. Ломоносова «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». Реализация проекта Социально-историческая программа «Прошлое во имя будущего» предлагает своим участникам изучить причины, процессы и механизмы Гражданской войны и Иностранной военной интервенции углубить уровень своих знаний в этой области. Так же проект содействует формированию исторического сознания молодёжи, укреплению в сознании молодых граждан идеи национального единства, межнационального и межгруппового единства внутри общества в условиях нарастающей мировой неопределённости.

Особенно это бросается в глаза при обсуждении легендарной и непростой эпохи правления царя Ивана Грозного, и наглядный пример того приведен в статье на сайте «URA.RU» (http://ura.ru/content/chel/05-06-2013/news/1052158993.html):

Примеры высказываний детей:

  • «Иван Грозный стоял на самой низкой ступени человеческого развития».
  • «Среди опричников Иван Грозный имел авторитет. Остальные относились к нему, как к психу».
  • «Опричники Ивана Грозного были как анархисты на службе у государства».
  • «Иван Грозный не позволял народу вести девиантный образ жизни».
  • «При Иване Грозном на Болотной площади рубили головы, а не орали, что попало».
  • «Сталин мог бы выиграть Ливонскую войну. Иван Грозный все-таки был не Сталин».
  • «Иван Грозный любил духовность, что не мешало ему поджаривать новгородцев на кострищах».
  • «При Иване Грозном никого не спас бы и философский пароход».
  • «Иван IV с детства не любил людей, из-за чего случались массовые казни».
  • «Лучшие умы отрубил палач Скуратов».
  • «Современные милиционеры обижаются, когда их называют опричниками. Мой папа-милиционер бьет таким морду».
  • «Кто не любил работать шел в опричники».
  • «Опричники помогли Ивану Грозному укрепить рубль».
  • «В Сибирь опричники не полезли, послали туда казаков».
  • «Опричникам мы обязаны присоединением Сибири».
  • «Иван Грозный после всего попробовал заставить опричников заниматься сельским хозяйством. Но ничего не получилось. Они не хотели трудиться. Пришлось их тоже убить».
  • «Иван Грозный это создатель тоталитаризма».
  • «Иван Грозный запретил все газеты».
  • «Царь положил конец боярскому беспределу, кого не убил того выгнал».
  • «Иван Грозный был враг стабильности. Его враг Курбский, впрочем, тоже».
  • «Иван Грозный разделил страну на зону террора и зону безвластия».
  • «При Иване Грозном бояре нервничали, им было действительно страшно».
  • «При Грозном происходила гибель больших масс боярского населения».
  • «Покорность народа при Иване IV выросла, но кому от этого легче, если каждую ночь снятся кровавые мальчики».
  • «При Иване Грозном военные могли хорошо зарабатывать».

Уважаемые родители!
Великий российский учёный Михаил Ломоносов в своем научном труде об истории славян сказал: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего»*. Действительно, у нас не сможет сложиться нормальное будущее, если мы свою российскую историю будем считать только чередованием кровавых и жестоких событий, а большинство своих правителей из прошлого считать исключительно «палачами и душителями свободы».
Безусловно, во многом «каша» в головах наших детей обусловлена снижением качества преподавания отечественной истории в школах, но присутствует и другой немаловажный фактор – это пассивность родителей в этой важнейшей сфере знаний. Необходимо и важно и самим родителям изучать историю своей Родины, доводя её потом до своих детей в доступном и популярном виде.
На нашем сайте в разделе «Ребятам об истории России» регулярно публикуются различные материалы, есть и об Иване Грозном, но для того чтобы правление Ивана не замыкалось в вашем сознании только введением опричнины и репрессиями против бояр, предлагаем для сведения краткий перечень его нововведений.
Итак, за время правления Ивана Грозного на Руси произошли следующие нововведения и события:

  • введен суд присяжных;
  • появилось бесплатное начальное образование (церковно-приходские школы);
  • введен медицинский карантин на границах;
  • появилось местное выборное самоуправление вместо воевод;
  • впервые создана регулярная армия (первая в мире военная форма появилась у стрельцов);
  • остановлены татарские набеги из Крыма (после его гибели набеги приобрели прежние масштабы – ежегодно десятки и сотни тысяч людей уводились в рабство);
  • пресечено пиратство «воровских казаков» на средней и нижней Волге;
  • установлено равенство между всеми слоями населения (крепостничество в то время на Руси не существовало: крестьянине обязаны были сидеть на земле, пока не заплатят за ее аренду, а дети их считались свободными от рождения);
  • запрещен рабский труд (судебник Ивана Грозного);
  • введена государственная монополия на торговлю пушниной;
  • территория страны увеличена в 30 раз (Прибалтика, Казань, Астрахань, Сибирь, Дикое поле, Дон);
  • эмиграция населения из Европы превысила 30 тысяч семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъемные 5 руб. на семью);
  • рост благосостояния населения (и выплачиваемых налогов) за время царствования составил несколько тысяч процентов;
  • за все время царствования (четверть века) не было ни одного казненного без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от 3-х до 4-х тысяч человек (!!!).

Что касается репрессий и человеческих жертв, том же XVI веке в Западной Европе:

  • инквизиция осудила на смерть и казнила 25 тыс. жителей Нидерландов;
  • в Германии при Карле V было казнено около 100 тыс. человек;
  • в Англии при Генрихе VIII за 14 лет было повешено 72 тыс. человек:
  • в Англии с 1558 года по 1603 при Елизавете казнили 89 тыс. человек;
  • Варфоломеевская ночь во Франции унесла жизни 20 тыс. протестантов-гугенотов (за это Римский папа наградил отличившихся специальной медалью).

* Примечание к цитате
Что касается происхождения этой цитаты, то конкретных документов, подписанных М.В. Ломоносовым, содержащих именно эту фразу, к сожалению, не сохранилось. А предыстория здесь следующая. В 1749-1750 годах Ломоносов резко выступил против новой в то время версии русской истории, создаваемой академиками Г. Миллером и И. Байером. Он подверг публичной критике и диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», и дал уничтожающую характеристику трудов Байера по русской истории.
C этого времени занятия вопросами российской истории стали для Ломоносова такой же необходимостью, как и занятия естественными науками. В переписке с И.И. Шуваловым (куратором Московского университета) он упоминал свои работы «Описание самозванцев и стрелецких бунтов», «О состоянии России во время царствования государя царя Михаила Фёдоровича», «Сокращённое описание дел государевых», «Записки о трудах монарха», но наиболее известным его трудом стала «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава Первого или до 1054 года, сочиненная Михайлом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-Петербургской Императорской и Королевской шведской академий наук» (полное название).
Однако ни упомянутых трудов, ни других многочисленных документов, которые Ломоносов намеревался опубликовать в виде примечаний, ни подготовительных материалов, ни рукописей 2-й и 3-й частей I тома «Древней Российской истории» до нас не дошло. Они были конфискованы после смерти великого ученого в 1765 году и исчезли бесследно. Только 1-я часть первого тома всё же была издана в 1772 году.

В советское время 1-я часть I тома «Древней Российской истории» издана в Полном Собрании Сочинений М.В. Ломоносова (т.6, Издательство Академии Наук СССР, Москва, Ленинград, 1952).
Именно поэтому знаменитое высказывание М.В. Ломоносова стало расходиться в российском обществе в фольклорном варианте, дойдя так и до наших дней.

P.S. Поскольку данная статья вызвала большой интерес у читателей, только в 2014 году её прочитали более 3-х тысяч посетителей сайта, редакция посчитала возможным добавить к ней дополнительно интересный материал, касающихся двух легендарных исторических личностей России – Ивана Грозного и Иосифа Сталина, опубликованный 3 января на сайте информационного центра «AfterShock» автором «Солидарный» (первоисточник http://aftershock.su/?q=node/278741).

16 января 2015 года

Сталин о Грозном

На АШ (AfterShock) нашёл лишь пару предложений отсюда. Считаю, что эти высказывания И.В.Сталина о царе Иване IV должны быть на ресурсе – они ни на каплю не потеряли своей актуальности.

Выступление на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) по вопросу о кинофильме «Большая жизнь”

9 августа 1946 года

«Или другой фильм — «Иван Грозный» Эйзенштейна, вторая серия. Не знаю, видел ли кто его, я смотрел, — омерзительная штука! Человек совершенно отвлекся от истории. Изобразил опричников, как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана. Эйзенштейн не понял того, что войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство, против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У Эйзенштейна старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали, как репрессии Николая Второго, и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило.

В наше время другой взгляд на опричнину. Россия, раздробленная на феодальные княжества, т.е. на несколько государств, должна была объединиться, если не хотела подпасть под татарское иго второй раз. Это ясно для всякого и для Эйзенштейна должно было быть ясно. Эйзенштейн не может не знать этого, потому что есть соответствующая литература, а он изобразил каких-то дегенератов. Иван Грозный был человеком с волей, с характером, а у Эйзенштейна он какой-то безвольный Гамлет. Это уже формалистика. Какое нам дело до формализма, — вы нам дайте историческую правду. Изучение требует терпения, а у некоторых постановщиков не хватает терпения и поэтому они соединяют все воедино и преподносят фильм: вот вам, «глотайте», — тем более, что на нем марка Эйзенштейна. Как же научить людей относиться добросовестно к своим обязанностям и к интересам зрителей и государства? Ведь мы хотим воспитывать молодежь на правде, а не на том, чтобы искажать правду».

***

Запись беседы с С.М. Эйзенштейном и Н.К. Черкасовым по поводу фильма «Иван Грозный”

26 февраля 1947 года

Сталин. Вы историю изучали?
Эйзенштейн. Более или менее…
Сталин. Более или менее?.. Я тоже немножко знаком с историей. У вас неправильно показана опричнина. Опричнина — это королевское войско. В отличие от феодальной армии, которая могла в любой момент сворачивать свои знамена и уходить с войны, — образовалась регулярная армия, прогрессивная армия. У вас опричники показаны, как ку-клус-клан.
Эйзенштейн сказал, что они одеты в белые колпаки, а у нас — в черные.
Молотов. Это принципиальной разницы не составляет.
Сталин. Царь у вас получился нерешительный, похожий на Гамлета. Все ему подсказывают, что надо делать, а не он сам принимает решения… Царь Иван был великий и мудрый правитель, и если его сравнить с Людовиком XI (вы читали о Людовике XI, который готовил абсолютизм для Людовика XIV?), то Иван Грозный по отношению к Людовику на десятом небе. Мудрость Ивана Грозного состояла в том, что он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая страну от проникновения иностранного влияния. В показе Ивана Грозного в таком направлении были допущены отклонения и неправильности. Петр I — тоже великий государь, но он слишком либерально относился к иностранцам, слишком раскрыл ворота и допустил иностранное влияние в страну, допустив онемечивание России. Еще больше допустила его Екатерина. И дальше. Разве двор Александра I был русским двором? Разве двор Николая I был русским двором? Нет. Это были немецкие дворы.
Замечательным мероприятием Ивана Грозного было то, что он первый ввел государственную монополию внешней торговли. Иван Грозный был первый, кто ее ввел, Ленин — второй.
Жданов. Эйзенштейновский Иван Грозный получился неврастеником.
Молотов. Вообще сделан упор на психологизм, на чрезмерное подчеркивание внутренних психологических противоречий и личных переживаний.
Сталин. Нужно показывать исторические фигуры правильно по стилю. Так, например, в первой серии не верно, что Иван Грозный так долго целуется с женой. В те времена это не допускалось.
Жданов. Картина сделана в византийском уклоне, и там тоже это не практиковалось.
Молотов. Вторая серия очень зажата сводами, подвалами, нет свежего воздуха, нет шири Москвы, нет показа народа. Можно показывать разговоры, можно показывать репрессии, но не только это.
Сталин. Иван Грозный был очень жестоким. Показывать, что он был жестоким можно, но нужно показать, почему необходимо быть жестоким. Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять боярских семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени. А Иван Грозный кого-нибудь казнил и потом долго каялся и молился. Бог ему в этом деле мешал… Нужно было быть еще решительнее.

Источник – Иосиф Виссарионович Сталин. Полное собрание сочинений. Том 18.

В продолжение темы. 2016.02.10

От редакции сайта svdeti.ru: поскольку тема, поднятая в данной статье, вызывает большой интерес у граждан России, о чём свидетельствует 200-250 прочтений в неделю, предлагаем вашему вниманию другую статью, написанную в 2010 году Валерием Ивановичем Жигловым. Статья «За что Михаил Ломоносов был приговорён к сметной казни?» поможет понять ту атмосферу, в которой жил и работал великий русский учёный М.В. Ломоносов, и понять, почему его знаменитая фраза и многие труды не могли дойти до нас в документальном подтверждении.

За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни?

За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни? И кто был заинтересован в похищении научной библиотеки Михаила Ломоносова и в сокрытии, и, скорее всего, в уничтожении его многочисленных рукописей, над которыми он трудился в течении всей своей жизни?
М.В. Ломоносов попал в опалу из-за своих разногласий с немецкими учеными, составлявшими в XVIII веке костяк Академии наук. При императрице Анне Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев.
Начиная с 1725 года, когда была создана Российская академия и до 1841 года, фундамент русской истории переделывали прибывшие с Европы плохо говорящие по-русски, но быстро становившимися знатоками русской истории следующие «благодетели» русского народа, заполонившие историческое отделение Российской Академии:
Коль Петер (1725), Фишер Иоганн Эбергард (1732), Крамер Адольф Бернгард (1732), Лоттер Иоганн Георг (1733), Леруа Пьер-Луи (1735), Мерлинг Георг (1736), Брем Иоганн Фридрих (1737), Таубер Иоганн Гаспар (1738), Крузиус Христиан Готфрид (1740), Модерах Карл Фридрих (1749), Стриттер Иоган Готгильф (1779), Гакман Иоганн Фридрих (1782), Буссе Иоганн Генрих (1795), Вовилье Жан-Франсуа (1798), Клапрот Генрих Юлиус (1804), Герман Карл Готлоб Мельхиор (1805), Круг Иоганн Филипп (1805), Лерберг Август Христиан (1807), Келер Генрих Карл Эрнст (1817), Френ Христиан Мартин (1818), Грефе Христиан Фридрих (1820), Шмидт Иссак Якоб (1829), Шенгрен Иоганн Андреас (1829), Шармуа Франс-Бернар (1832), Флейшер Генрих Леберехт (1835), Ленц Роберт Христианович (1835), Броссе Мари-Фелисите (1837), Дорн Иоганн Альбрехт Бернгард (1839). В скобках указан год вступления названного иностранца в Российскую Академию.
Идеологи Ватикана обратили свой взор на Русь. Без лишнего шума в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии академиками, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русской культуры не позднее 988 г. н.э. и прочая дребедень. Фактически иностранные ученые своими исследованиями доказывали, что «восточные славяне в IX-X веках были сущими дикарями, спасенными из тьмы невежества варяжскими князьями». Именно Готлиб Зигфрид Байер выдвинул норманнскую теорию становления Российского государства. По его теории «прибывшая на Русь кучка норманнов за несколько лет превратила «темную страну» в могучее государство».
Непримиримую борьбу против искажений русской истории вел Ломоносов и он оказался в самой гуще этой борьбы. В 1749-1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера, а также против навязываемой немцами «норманнской теории» становления России. Он подверг критике диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», а также труды Байера по русской истории.
Ломоносов нередко ссорился с иностранными коллегами, работавшими в Академии наук. Кое-где цитируется его фраза: «Каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина!» Утверждается, что фраза адресована Шлёцеру, который «создавал» российскую «историю».
М. Ломоносова поддержали многие русские ученые. Член Академии наук, выдающийся русский машиностроитель А.К. Мартов подал в Сенат жалобу на засилье иностранцев в русской академической науке. К жалобе Мартова присоединились русские студенты, переводчики и канцеляристы, а также астроном Делиль. Ее подписали И. Горлицкий, Д. Греков, М. Коврин, В. Носов, А. Поляков, П. Шишкарев.
Смысл и цель их жалобы совершенно ясны — превращение Академии Наук в русскую не только по названию. Во главе комиссии, созданной Сенатом для расследования обвинений, оказался князь Юсупов. Комиссия увидела в выступлении А.К. Мартова, И.В. Горлицкого, Д. Грекова, П. Шишкарева, В. Носова, А. Полякова, М. Коврина, Лебедева и др. «бунт черни», поднявшейся против начальства» , с.82.
Русские ученые, подавшие жалобу, писали в Сенат: «Мы доказали обвинения по первым 8 пунктам и докажем по остальным 30, если получим доступ к делам» , с.82. «Но… за «упорство» и «оскорбление комиссии» были арестованы. Ряд из них (И.В. Горлицкий, А. Поляков и др.) «были закованы в кандалы и посажены на цепь». Около двух лет пробыли они в таком положении, но их так и не смогли заставить отказаться от показаний. Решение комиссии было поистине чудовищным: Шумахера и Тауберта наградить, Горлицкого казнить, Грекова, Полякова, Носова жестко наказать плетьми и сослать в Сибирь, Попова, Шишкарева и других оставить под арестом до решения дела будушим президентом Академии.
Формально Ломоносов не был среди подавших жалобу на Шумахера, но все его поведение в период следствия показывает, что Миллер едва ли ошибался, когда утверждал: «господин адъюнкт Ломоносов был одним из тех, кто подавал жалобу на г-на советника Шумахера и вызвал тем назначение следственной комиссии». Недалек был, вероятно, от истины и Ламанский, утверждающий, что заявление Мартова было написано большей частью Ломоносовым. В период работы комиссии Ломоносов активно поддерживал Мартова… Именно этим были вызваны его бурные столкновения с наиболее усердными клевретами Шумахера — Винцгеймом, Трускотом, Миллером.
Синод православной христианской церкви также обвинил великого русского ученого в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по ст.ст. 18 и 149 Воинского Артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители духовенства требовали сожжения Ломоносова. Такая суровость, по-видимому, была вызвана слишком большим успехом вольнодумных, антицерковных сочинений Ломоносова, что свидетельствовало о заметном ослаблении авторитета церкви в народе. Архимандрит Д. Сеченов — духовник императрицы Елизаветы Петровны — был серьезно встревожен падением веры, ослаблением интереса к церкви и религии в русском обществе. Характерно, что именно архимандрит Д. Сеченов в своем пасквиле на Ломоносова, требовал сожжения ученого.
Комиссия заявила, что Ломоносов «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, и к немецкой земле» подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояния. Указом императрицы Елизаветы Петровны Михаил Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден. Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров.
Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов. Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии.
Около 1751 года Ломоносов приступил к работе над «Древней российской историей». Он стремился опровергнуть тезисы Байера и Миллера о «великой тьме невежества», якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в этом его труде представляет первая часть — «О России прежде Рюрика», где изложено учение об этногенезе народов Восточной Европы и прежде всего славян-русов. Ломоносов указал на постоянное передвижение славян с востока к западу.
Немецкие профессора-историки решили добиться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. Эта «научная деятельность» развернулась не только в России. Ломоносов был ученым с мировым именем. Его хорошо знали за границей. Были приложены все усилия, чтобы опорочить Ломоносова перед мировым научным сообществом. При этом в ход были пущены все средства. Всячески старались принизить значение работ Ломоносова не только по истории, но и в области естественных наук, где его авторитет был очень высок. В частности, Ломоносов был членом нескольких иностранных Академий — Шведской Академии с 1756 года, Болонской Академии с 1764 года , с.94.
«В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии» , с.61. Этого сделать в то время не удалось. Однако противникам Ломоносова удалось добиться назначения академиком по русской истории Шлецера , с.64. «Шлецер… называл Ломоносова «грубым невеждой, ничего не знавшим, кроме своих летописей»» , с.64. Итак, как мы видим, Ломоносову ставили в вину знание русских летописей.

Цитируем: «Вопреки протестам Ломоносова, Екатерина II назначила Шлецера академиком. При этом он не только получал в бесконтрольное пользование все документы, находящиеся в Академии, но и права требовать все, что считал необходимым, из Императорской библиотеки и других учреждений. Шлецер получал право представлять свои сочинения непосредственно Екатерине… В черновой записке, составленной Ломоносовым «для памяти» и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: «Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке несть больше секретов»» , с.65.

Миллер и его соратники имели полную власть не только в самом университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер , с.77. В гимназии «учителя не знали русского языка… ученики же не знали немецкого. Всё преподавание шло исключительно на латинском языке… За тридцать лет (1726-1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет» , с.77. Из этого был сделан следующий вывод. Было заявлено, что «единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно» , с.77.
Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. «Благодаря стараниям Ломоносова в составе академии появилось несколько русских академиков и адъюнктов» , с.90. Однако «в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других, уже другая Императрица России Екатерина II «даже совсем уволила Ломоносова из Академии» , с.94.
Но вскоре указ об его отставке был отменен. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями , с.94. Тем не менее, Ломоносов был отстранен от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. Была сделана попытка «передать в распоряжение Шлецера материалы Ломоносова по языку и истории» , с.94.
Последний факт очень многозначителен. Если даже еще при жизни Ломоносова были сделаны попытки добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального архива после смерти Ломоносова. Как и следовало ожидать, архив Ломоносова был немедленно конфискован сразу после его смерти и бесследно пропал.

Цитируем: «Навсегда утрачен конфискованный Екатериной II архив Ломоносова. На другой день после его смерти библиотека и все бумаги Ломоносова были по приказанию Екатерины опечатаны Гр. Орловым, перевезены в его дворец и исчезли бесследно» , с.20. Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В этом письме «не скрывая своей радости Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: «На другой день после его смерти граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки»» , с.20.

Смерть Михаила Ломоносова тоже была внезапной и загадочной, и ходили слухи о его преднамеренном отравлении. Очевидно, то, что нельзя было сделать публично, его многочисленные недруги довершили скрытно и тайно.
Таким образом, «творцы русской истории» — Миллер и Шлецер — добрались до архива Ломоносова. После чего эти архивы, естественно, исчезли. Зато, после семилетней проволочки был, наконец, издан — и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, — труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту «исчезли». Так и получилось, что имеющийся сегодня в нашем распоряжении «труд Ломоносова по истории» странным и удивительным образом согласуется с миллеровской точкой зрения на историю. Даже непонятно — зачем тогда Ломоносов так яростно и столько лет спорил с Миллером? Зачем обвинял Миллера в фальсификации русской истории, , с.62, когда сам, в своей опубликованной «Истории» так послушно соглашается с Миллером по всем пунктам? Угодливо поддакивает ему в каждой своей строчке.

Цитируем «Изданная Миллером по «Ломоносовским черновикам» история России, можно сказать, написана под копирку, и практически ничем не отличается от миллеровского варианта Российской истории. Это же касается и другого русского историка — Татищева, опять таки изданного Миллером лишь после смерти Татищева! Карамзин же, почти дословно переписал Миллера, хотя и тексты Карамзина после его смерти не раз подвергались редакции и переделке. Одна из последних таких переделок произошла после 1917 года, когда из его текстов были убраны все сведения о варяжском иге. Очевидно, таким образом, новая политическая власть, пыталась сгладить недовольство народа, от засилья иностранцев в большевистском правительстве».

Следовательно, под именем Ломоносова было напечатано совсем не то, что Ломоносов на самом деле написал. Надо полагать, Миллер с большим удовольствием переписал первую часть труда Ломоносова после его смерти. Так сказать, «заботливо подготовил к печати». Остальное уничтожил. Почти наверняка там было много интересной и важной информации о древнем прошлом нашего народа. Такого, чего ни Миллер, ни Шлецер, ни другие «русские историки» никак не могли выпустить в печать.
Норманнской теории до сих пор придерживаются западные учёные. И если вспомнить, что за критику Миллера, Ломоносов был приговорён к смертной казни через повешивание и год отсидел в тюрьме в ожидании приговора, пока не пришло царское помилование, то понятно, что в фальсификации русской истории были заинтересованы руководство Российского государства. Российскую историю писали иностранцы, специально для этой цели выписанные императором Петром I из Европы. И уже во времена Елизаветы, самым главным «летописцем» стал Миллер, прославившийся ещё и тем, что прикрываясь императорской грамотой, ездил по русским монастырям и уничтожал все сохранившиеся древние исторические документы.
Немецкий историк Миллер – автор «шедевра” русской истории нам рассказывает, что Иван IV был из рода Рюриковичей. Сделав такую незамысловатую операцию, Миллеру было уже нетрудно оборвавшийся род Рюриковичей с их несуществующей историей приживить к истории России. Вернее зачеркнуть историю Российского царства и заменить её историей Киевского княжества, чтобы потом сделать заявление, что Киев – мать русских городов (хотя Киев по законам русского языка должен был быть отцом). Рюрики никогда не были царями в России, потому что такого царского рода никогда не существовало. Был безродный завоеватель Рюрик, который пытался воссесть на русский престол, но был убит Святополком Ярополковичем. Подделка русской истории бросается в глаза сразу же при чтении «русских» «летописей». Поражает обилие имён князей, правивших в разных местах России, которые нам выдаются за центры России. Если, например, какой-нибудь князь Чернигова или Новгорода, оказывался на русском престоле, то должна была быть какая-то преемственность в династии. А этого нет, т.е. мы имеем дело или с мистификацией, или с завоевателем, воцарившемся на русском престоле.
Наша изуродованная и извращённая история России, даже через толщу многократных миллеровских мистификаций, кричит о засилье иноземцев. История России, как и история всего Человечества была придумана вышеперечисленными «специалистами-историками». Они были не только специалистами по фальсификации историй, они были также специалистами, по фабрикации и подделке летописей.
Как верно заметила в своём комментарии одна из наших участниц сообщества Людмила Шиканова: Всё больше появляется фактов, что история России была сознательно искажена. Много находят свидетельств о высокой культуре и грамотности наших предков в древние времена. Найдены берестяные письма, написанные на глаголице (нашей родной азбуке, а не на навязанной нам кириллице), и письма написаны обычными крестьянами. Но почему-то это скрывается. Мы знаем подробную историю нашей страны только от царствования Рюриков, а что было до этого нам почти ничего не известно. Почему это делается и кому это выгодно, вот в чём вопрос.
И сейчас в наших школах и высших учебных заведениях ученики и студенты изучают историю России по учебникам, во многом написанным на деньги заокеанского мецената Джорджа Сороса. А как известно, «кто оплачивает банкет, тот и заказывает музыку!»

«Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего» (Ломоносов).
Благое дело, если это поймут и те, кто с удовольствием питается дошираком из легкоусвояемых ура-патриотических штампов, и те, кто считает Россию вечно отсталой и агрессивной страной, населенной ленивыми алкашами.
История — это политика, направленная в прошлое. Написание и толкование истории — идеологическая работа, а не точная наука. Особенно это чувствуется, когда событиям даются оценки, что-то преподносится с упущением некоторых фактов, что-то раздувается.
В основе самоидентификации личности лежит, историческая память, вокруг которой формируется культура и язык общения. Вместе это объединяет людей в общество, населяющее историческую территорию, а с развитием экономики из исторической общности образуется нация.
Если разрушить этот алгоритм формирования нации, исказить его идентификационную историческую основу, то общество начнет распадаться и нация не состоится.
Главный признак искажения исторических фактов проявляется в направленности описания самого факта, его толкования. Порой искажение истории допускают и патриоты, а также лидеры некоторых идеологических направлений. Никакого мирового заговора и ненависти Запада к России нет, но есть текущая политика лидеров этих стран, которая эффективно использует методы борьбы, основанные на таких сложных техниках, как информационная интервенция в историческое сознание российского общества.
Она направлена и на формирование нужного негативного образа России в глазах собственных граждан (американцев, тех же), а также с целью его разложения, формирования комплекса неполноценности.
Цель не новая и не исключительная. Информационная диверсия против России активно используется в политике западными правительствами на протяжении сотен лет.
Образованным людям необходимо уметь воспринимать ряд событий, привязав их к политической ситуации того времени, в котором события произошли, абстрагируясь от современных идеологических штампов и не привнося их мысленно в общественные отношения прошлого.
Без достойного осмысления прошлого невозможно строить будущее, не разрушая себя. Более того, российское государство, утрачивая историческую преемственность поколений, осуждая свою историю и отрекаясь от выбора предшествующих поколений, рискует слепо идти на поводу идеологических установок западных конкурентов, теряя свой суверенитет.
У нас нет повода стыдиться своего прошлого. Оно было достойным, исторически предопределенным в рамках законов эволюции.
1. Существует устойчивый посыл, что Красная армия и Сталин насильно навязали коммунизм Восточной Европе. Страх перед СССР и большевиками парализовал демократические силы в странах Восточной Европы, которые были якобы против коммунизма и социализма.
Все было наоборот. К началу Второй мировой войны почти все европейские страны были поражены фашизмом в разной степени. Фашизация Европы была обусловлена реакцией буржуазии, в первую очередь финансовой, на растущую популярность в Европе левых движений и партий, авторитета Коминтерна после Первой мировой войны.
Фашистские буржуазные политические режимы в европейских странах были нормой. Причем, многие из них прикрывались ультралевыми лозунгами националистического социализма. Гитлеровская партия называлась национал-социалистической. Это был расчетливый пропагандистский прием нацистов в условиях кризисной депрессии 30-х годов.
Вторая мировая война была развязана как антикоммунистическая, в которой Германия была ударной силой в интриге финансовых картелей против СССР и ядром антисоветской европейской или западной коалиции. Фашиствующая Европа заключала мирные договоры с фашистской Германией. Это была квинтэссенция политической стратегии в очередном походе Европы на Восток, как продолжении Первой мировой войны. Для этого Германию вооружали финансисты США и Европы.
Союзники СССР, реально англосаксы, в этой войне были лицемерны и искали выгодную средину в стравливании двух крупных держав и одновременно своих исторических конкурентов — Германии и СССР.
При этом нельзя не сказать, что родиной коммунистического проекта Маркса-Энгельса была Франция и Англия, а сам проект по замыслу британского премьера Пальмерстона, искусного политического интригана, негласно поддержавшего Маркса, предназначался для конкурирующей Германии с целью подрыва ее экономики и государства.
Марксов «Манифест коммунистической партии» был разработан и свободно опубликован в Лондоне в 1848 году, как программный документ Союза коммунистов, а в Германии манифест появился только в 1872 году. Первый Интернационал, как международная организация трудящихся, был учрежден в 1864 году тоже в Лондоне.
В это время в Санкт-Петербурге впервые напечатали полный перевод «Капитала» Маркса и марксизм был малоизвестным философским течением. Манифест КП был издан в России только в 1882 году, а до этого были попытки его перевода на русский язык за рубежом, в частности в Женеве.
В Германии в 1918 году появилась коммунистическая политическая партия и, если бы не гитлеровские погромы коммунистов, у нее был бы шанс прийти к власти. Коммунистическая идея в Восточной Европе также появилась раньше, чем в царской России. В 1919 году в Венгрии уже была провозглашена советская республика и сформирована красная армия для ее защиты, в то время как в РСФСР еще только шла гражданская война, в которой участвовали и европейские интернационалисты. Так что Европа была готова к коммунизму задолго до Второй мировой войны и Сталина.
Скорее, это Россия последовала европейским левым идеям и позволила состояться грандиозному эксперименту. Никакого диктата Европе с ее стороны не было, как никогда не было насильственного насаждения русского православия. Неслучайно после войны в 70-е годы прошлого века в Европе культивировался еврокоммунизм, отличный от советского варианта. При чем здесь СССР и Сталин?
После победы в 1945 году авторитет СССР и идей социализма были сами по себе очень высокими и СССР воспринимался в мире широкими народными массами за образец для подражания в решении таких острых политических проблем, как социальная справедливость и процветание народов, их независимость.
Поэтому влияние левых партий в европейских странах по результату войны резко возросло, а правых буржуазных, сотрудничавших с немцами в правительствах во время войны, рухнуло. Это главная причина полевения политических партий Европы, а также Азии, Южной Америки, Африки. Процесс затронул и США. Так возникла Международная социалистическая система.
Силой никто в эти организации не загонял. По своей воле из этих организаций вышла Албания. Не участвовали в них социалистическая Югославия и Австрия, на территории которой до 1954 года находились советские войска, а на австрийском гербе с 1919 по 1934 годы красовался серп и молот.
Чтобы не допустить левых революций в своих странах, в Америке и Франции, например, в послевоенное время принимались меры профашистского характера и там компартии запрещались. Это и антикоммунистическая политика Де Голля во Франции, и маккартизм в США. В Испании и Португалии фашистская диктатура установилась раньше, но не была свергнута сразу после войны, а лишь спустя десятилетия прекратилась в связи со смертью диктаторов Франко и Салазара. Примечательно, что в Португалии в конституции 1974 года (так называемая революция гвоздик) провозглашался курс на строительство социализма. Потом эта статья из текста конституции была изъята.
Могут спросить, а как же расценивать события в Венгрии в 1956 и Чехословакии в 1968 году, если не считать их диктатом СССР? Варшавский договор предусматривал военную взаимопомощь в кризисных ситуациях. Путч в Венгрии и Чехословакии был инспирирован извне, как это было гораздо позже в Югославии. Поэтому в ВНР и ЧССР были введены войска не только СССР, но и Польши, ГДР, Болгарии. Операция была коллективной, а не исключительно советской.
Более того, Варшавский договор предусматривал процедуру самороспуска, если будет создана общеевропейская система коллективной безопасности. Договор был открытым для присоединения других стран независимо от их политической системы власти на основе равных суверенных прав.
2. Западной пропагандой и оппозицией в России раздувается миф о пресловутом железном занавесе между СССР и Западом, якобы опущенном советской диктатурой. Это полное извращение сути изоляции СССР.
Железный занавес был опущен Западом, то есть была объявлена экономическая и политическая изоляция СССР, блокада выхода его на мировой рынок сразу же после установления советской власти после революции. Вторая мировая война не изменила позицию западных правительств. Речь Черчилля в Фултоне в 1946 году, доктрина Трумэна и другие программные заявления американских президентов подтверждают этот факт. Стратегия «железного занавеса», то есть изоляции в послевоенный период, была реализована в форме холодной войны. Все это продолжается и сейчас в виде санкций и торговых ограничений, но уже против России.
Тем не менее, Советскому Союзу удавалось вести успешную внешнюю торговлю. Кроме сырья, леса и нефти, экспортировалась продукция машиностроения, энергетической и химической промышленности, авиастроения и др. Для международных расчетов был введен золотовалютный рубль, который защищал внутренний рынок и СЭВ от влияния американского доллара и обеспечивал стабильность рынка.
Среди интеллигенции распространялось мнение, что государство преднамеренно запрещает выезд за границу по идеологическим причинам. На самом деле причина ограничений заключалась в дефиците валюты, поскольку выезжающих за рубеж граждан правительство должно было обеспечивать валютой за рубли по международным нормам.
Что касается идеологических препон, то по этой причине тогда вряд ли состоялась бы диссидентская эмиграция 60-70-х годов.
Обмен туристами и студентами был тоже нормированным из-за валютного дефицита, но существовал по квотам обмена туристами и студентами. Были и визовые ограничения с обеих сторон. В СССР по закону граждане, имевшие допуск к секретным документам, также ограничивались в выезде за рубеж.
Кроме того, между государствами тогда заключались двусторонние договоры о свободном пересечении границ. У СССР таких договоров с зарубежными странами не было. Но это обуславливалось не идеологией, а миграционной политикой каждой страны. В социалистическую страну можно было выехать по приглашению организации или родственников. Процедура оформления выезда в капиталистическую страну по тем же основаниям была сложнее. Но это зависело от правил другой стороны. В наше время, когда сняты почти все ограничения на выезд из РФ, ограничительные условия на въезд в некоторые страны остаются.
На что тратилась валюта в СССР? В первую очередь на внешнеполитические цели по обеспечению баланса сил и мирового влияния двух систем в условиях блокады и холодной войны, если говорить кратко. Мирное сосуществование стоило денег. Поэтому СССР поддерживал материально дружественные государства в их развитии и обеспечении суверенитета. Содержание зарубежных государственных учреждений, обеспечение морского судоходства, международных коммуникаций тоже требовало валютных расходов.
Задача мировой революции, в чем упрекают СССР, советским руководством никогда не ставилась после ухода Троцкого и распада Комминтерна. Но миф о «мировой революции советов» остался, благодаря лозунгу комминтерновской поры «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Эта традиция не отражала реальной советской внешней политики, но тенденциозно использовалась в западной антисоветской пропаганде, теперь советская угроза заменена на русскую.
3. Миф о технологической отсталости СССР и России.
СССР не был технологически отсталым, хотя и передовиками тоже не являлись. Большинство передовых технологий в мире было разработано советскими учеными, но реализованы они были в других странах. Например, лазер, телевидение, мобильный телефон, освоение космоса и ядерная энергетика. Это не были изобретения угнетенных домашних «кулибиных». Изобретения такого уровня проводились на деньги государства в НИИ.
В военных технологиях мы опережали развитые капиталистические страны, опережаем их и сейчас, однако в производстве товаров потребления государство не допускало излишества потребительских качеств, ориентируясь на внутренний спрос при отсутствии конкуренции. Многие высокие технологии двойного назначения были неоправданно засекречены.
Советские товары были просты, дешевы и по качеству вполне устраивали спрос основной массы населения, и на этом государство экономило. Хотя промышленность могла производить и более сложную бытовую технику, если бы не экономили на затратах в легкой и пищевой промышленности, чтобы выполнить грандиозные космические программы — основу безопасности страны. В то время, когда Запад переходил на пластик и продовольственные суррогаты по прихоти спекулянтов, в СССР предпочитали натуральные продукты и ткани, строительные материалы.
Реально по результатам участия в международных выставках наши товары, в том числе автомобили, пользовались достаточно широким потенциальным спросом за рубежом у населения из-за их дешевизны и утилитарности. Именно это было одной из причин рыночной изоляции СССР в пользу западных концернов.
Перепроизводство, избыток товаров по отношению к спросу ведут к перерасходу ресурсов и их истощению, увеличению промышленных отходов и мусора. Но конкурентный рынок без этого товарного перенасыщения, интенсивного оборота финансов существовать не может. Сегодня мы это наблюдаем воочию.
После распада СССР Россия вышла на мировой рынок, но ограниченная по реализации своих возможностей обязательствами членства в ВТО. Рубль стал свободно конвертируемым и незащищенным от влияния биржевой конъюнктуры. В результате экономика РФ, как и других бывших союзных республик, оказалась контролируемой финансовыми картелями Запада. Россия импортирует товары ширпотреба, которые могла бы производить сама. Постепенно потребление перерастает в патологическое потребительство, обеспечивающее рост капитала ТНК.
4. Запад постоянно обвинял СССР и обвиняет Россию в агрессивности, называя среди других угроз надуманную агрессивность на первом месте. Однако в мировой истории нет другого государства с многими миролюбивыми инициативами, каким был СССР и какой является РФ.
Советская делегация еще на Генуэзской конференции в 1922 году от имени главы государства предложила всеобщее разоружение. СССР предлагал мир и выполнение обязательств прежней власти (царской и буржуазно-республиканской) по долгам и компенсацию потерь иностранных компаний от революции в обмен на официальное признание советского правительства законным и полноправным в международных отношениях. Запад отверг оба предложения. Советское государство так и осталось в торговой блокаде и политической изоляции. Такую же политику Запад проводит сейчас в отношении России.
Такие-же инициативы проявляла и царская Россия. Российская империя была инициатором важных международных договоров, например об обращении со военнопленными, о запрете использования пуль со смещенным центром тяжести (которые не оставляли шансов раненому на выздоровление) и т.п.
5. В СМИ распространяется идея, что Запад был вынужден создать НАТО и расширить его из-за угрозы коммунистического вторжения с Востока.
Мало кто знает, что первоначально по окончанию войны ООН планировалась наподобие предвоенной Лиги Наций, из которой СССР был исключен в 1940 году. Сама Лига Наций распалась из-за непреодолимых политических противоречий между ее членами накануне мировой войны и была формально распущена в 1946 году.
Членство СССР в ООН так же не предполагалось и новая международная организация замышлялась западными державами как консолидированный инструмент борьбы с коммунизмом по аналогии с Лигой Наций.
Однако это не удалось сделать, благодаря авторитету тогдашнего руководства Советского Союза, ставшего одним из учредителей современной ООН. Очевидно, что в противовес антикоммунистической ООН мог бы возродиться Коминтерн с Советским Союзом во главе, доставивший до войны немало беспокойства мировому капиталу.

В разработке Устава ООН активно участвовали советские юристы — специалисты по международному праву. В результате ООН была учреждена в 1945 году в статусе всеобщего субъекта международного права по развитию международного сотрудничества, обеспечению безопасности и поддержанию мира на Земле с полномочиями формирования и применения миротворческих вооруженных сил.

Потерпев неудачу в проекте ООН, западные государства объединились с той же антикоммунистической целью, создав Северо-Атлантический альянс НАТО в 1949 году. В ответ в Восточной Европе спустя шесть лет в 1955 году появилась военная Организация Варшавского Договора.
6. Особое место в западной пропаганде отводится дефициту товаров в СССР и низкой зарплате, ущемлению работников сельского хозяйства в правах.
Этот вопрос очень сложный для дискуссий, так как нет однозначных методик и сопоставимых статистических данных, чтобы сравнивать две разные системы государственного устройства и распределения национального дохода, связанных с решением конкретных внутренних экономических и социальных проблем.
Конечно, СССР «догонял Америку». Но по каким критериям? Советская экономика была построена на основе собственных ресурсов и труда, а Америка, не воевавшая на своей территории, доминировала на мировом рынке за счет долларовых спекуляций и военной силы.
7. Спекуляции на исторических событиях
Кроме идеологической фальсификации исторических фактов, искажения сути событий советского прошлого, западные политические технологи выискивают в нашем прошлом такие эпизоды, которые могли бы стать идейной почвой для разобщения народов и регионов. То есть, ищут мировоззренческие трещины, по которым можно было бы расколоть Россию.
Среди таких событий, например, выбран эпизод взятия Казани в 1552 году царем Иваном IV Грозным, главного города бывшего Казанского улуса Золотой Орды. Это был пятый по счету поход на Казань, предыдущие были неудачными, что говорит о могуществе казанского ханства, сравнимого с Москвой.

Это событие западными и многими советскими историками преподносится как покорение, завоевание русскими Казанского суверенного ханства волжских татар с целью расширения московских владений. Таким образом, выпячивается агрессивный образ русского московского государства, который должен побуждать современных татар к историческому реваншу, стимулировать сепаратистские настроения в Татарстане.
На самом деле Казань брали войска русского царя, в составе которых были и дружины казанских татар, марийцев, чувашей, мордвы со своими ханами и князьями. На помощь пришли вольные донские казаки.

Объединенными силами из Казани был изгнан ставленник крымского хана и Османской империи, блокировавший волжский торговый путь и совершавший набеги на русские земли для грабежей и захвата рабов. Работорговля была одним из промыслов Крымского ханства. После взятия Казани царь по обычаю того времени сам стал ханом волжских татар, волжский торговый путь стал свободным, а народы Поволжья присоединились к русскому государству, с чем не раз обращались к царю. Ни быт, ни вера, ни обычаи присоединенных народов, включая татар, не были изменены или нарушены насильно. Тем не менее, взятие Казани преподносится как захватническая война.
Турция в течение нескольких лет пыталась восстановить свое влияние в Казанском ханстве и посадив на престол своего хана, организуя мятеж за мятежом против России с помощью ногайцев, но так и не смогла этого сделать. Этот период преподается как национально-освободительная война казанских татар против русских.
В той же манере обыгрывается заселение губерний Северного Кавказа в XVIII веке и позже. Дело в том, что большая часть переселенцев была из областей Малороссии, кубанское и терское казачество в основном формировалось из запорожских казаков и поэтому вплоть до нашего времени в Ставропольском и Краснодарском краях был распространен самобытный украинский говор, а также привносилась украинская культура. Этот эпизод русской истории современные украинские нацисты взяли за основу для территориальных претензий к Российской Федерации, угрожая распространить свою идеологию на Кубань и даже присоединить кубанские земли к Украине. Об этом они говорят открыто, проговариваясь в контексте западных сценариев стимуляции распада России.
Неслучайно на Северном Кавказе достаточно активно ведут исследовательскую работу ученые — историки, этнографы, социологи и политологи европейских и американских университетов, отчеты о которой становятся достоянием специалистов другого рода.

Также неслучайно вдруг популярными стали публикации о крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева или о пугачевском восстании 1773—1775 годов. Эта тема всегда вызывала большой интерес в России. Слишком много загадок осталось для потомков о том далеком событии. Но в чем интрига нынешней популярности? Она кроется всего в нескольких строчках. Крестьянская война интерпретируется как война между двумя государствами — царской Россией и казачьим Яиком (Уралом). У Пугачева якобы было полноценное правительство со своими приказами и министрами, а войско было регулярным.
Если сопоставить эти любопытные утверждения с активностью американского посольства на Урале, то можно судить о возможной подготовке некой идеологической основы для антироссийского проекта в этом регионе. Вполне возможно, что авторы исторических исследований не подозревают о подобных намерениях заказчика. Но это не значит, что таких намерений вовсе нет.

Как говориться, если вы параноик, это еще не значит, что за вами не следят..

А по вере мы писали ранее. Некоторые пытаются внести национальную рознь на такой благодарной почве, как религия.

Да, Крещение Руси происходило жестоко. Древняя славянская вера разрушалась, идолы вместе с несогласными сжигались. Это очень плохо, но не делает православие каким-то особенным в этом отношении. Это не проблемы богов, это проблемы людей, нашей сущности и готовности убивать во имя определенных целей или убеждений.
Это вопрос политики и власти. Тот уровень культурного развития исторической эпохи имел свой инструментарий борьбы за влияние.
Язычники (родноверы) тоже в долгу не оставались. Когда могли жгли, убивали, как своих новообращенных христиан, так и другие народы, которые верили в других богов. Разоряли города соседей и т.п.
Так что же лучше, кто прав? Родноверы или Православные? Мы считаем, что это ненужный вопрос. Хватит выяснять кто прав, сжигать несогласных, делиться на враждующие стороны.
Вопросы веры нужно отделить от вопроса влияния и власти. Также нужно признать, что невозможно достоверно установить, чьи боги реальные, чьи ложные, кто правильно молиться, а кто нет.
Много крови утекло, чтобы каждый получил право верить в то, во что верит. Ст. 28 Конституции РФ установила свободу вероисповедания. Вера — это право. Не нужно снова нести насилие в эту тему, в том числе насилие над умами.
Нам кажется, нужно искать сходства, а не различия.

Красивая фраза, не правда ли? Хлесткая, очень задевающая и кажущаяся совершенно бесспорной. А если попытаться отрешиться от красоты написанного и проанализировать смыслы, в ней заложенные? Мне показалось, что подобный анализ столь положительного крылатого выражения будет полезен и мне и читателям. 😊

Начнем с происхождения цитаты. Как водится, это крылатое выражение приписывается всем, кому не лень: древним грекам , Черчиллю, Ломоносову и еще массе других известных лиц. А ведь, это уже настораживает и намекает на ее манипулятивность.

Все варианты, кроме Ломоносова, я даже не буду рассматривать глубже и подробнее, ограничившись лишь их упоминанием. А вот на ломоносовском «следе» остановиться просто необходимо. Оттолкнемся от фактологии, упомянутой .

Детали этой истории, как в зеркале отражают проблемы с так называемым традиционным историческим «знанием». В ниже приведенной цитате отдельные фразы выделены мною.

Что касается происхождения этой цитаты, то конкретных документов, подписанных М.В. Ломоносовым, содержащих именно эту фразу, к сожалению, не сохранилось.

А предыстория здесь следующая. В 1749-1750 годах Ломоносов резко выступил против новой в то время версии русской истории, создаваемой академиками Г. Миллером и И. Байером. Он подверг публичной критике и диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», и дал уничтожающую характеристику трудов Байера по русской истории.

C этого времени занятия вопросами российской истории стали для Ломоносова такой же необходимостью, как и занятия естественными науками. В переписке с И.И. Шуваловым (куратором Московского университета) он упоминал свои работы «Описание самозванцев и стрелецких бунтов», «О состоянии России во время царствования государя царя Михаила Фёдоровича», «Сокращённое описание дел государевых», «Записки о трудах монарха», но наиболее известным его трудом стала «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава Первого или до 1054 года, сочиненная Михайлом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-Петербургской Императорской и Королевской шведской академий наук» (полное название).

Однако ни упомянутых трудов, ни других многочисленных документов, которые Ломоносов намеревался опубликовать в виде примечаний, ни подготовительных материалов, ни рукописей 2-й и 3-й частей I тома «Древней Российской истории» до нас не дошло. Они были конфискованы после смерти великого ученого в 1765 году и исчезли бесследно. Только 1-я часть первого тома всё же была издана в 1772 году.

Добавлю к написанному автором, что разборкой документов, оставшихся от Ломоносова, корректировкой и подготовкой к печати его трудов занимались, как раз, его научные противники, исторические гипотезы которых первый русский академик и критиковал нещадно… Поневоле и в соответствии с «бритвой Оккама» на ум напрашивается простейшая версия исчезновения этих его исторических работ. Если не плодить сущности сверх необходимости, то труды Ломоносова пропали, потому что они противоречили исторической доктрине, которую в те времена формировала для нашей страны новая российская академия, состоявшая тогда сплошь из прибывших в Россию разнообразных «немцев». Так раньше именовали всех европейцев за «немоту» или незнание нашего языка. И тянулись в Россию всевозможные сомнительные личности то ли поднять уровень российской науки, то ли — за длинным рублем и вместе с царскими женами и управительницами.

Мне кажется, для них была вполне естественной доктрина призвания варягов на «не способную» к самостоятельному управлению, «убогую» Русь. Эта историческая гипотеза становления с внешней помощью нашего Отечества и по сей день — в чести… То ли дело — жители итальянского полуострова или немецких мелких «княжеств»: они то собрались в единые Италию и Германию только в 19-м веке. Отчего же им не поучить нас управлению государством. 😊

Интересно, почему никого не удивляет поголовный «немецкий» состав русской академии? Поневоле возникает предположение, что подобная ситуация могла быть вызвана «оккупацией»… Ну, — как на современной Украине, к примеру. А многократно повторяющийся синдром засилья разнообразных нацменов, которые, не смотря на наличие этого засилья, рассказывают о том, как их на русской земле притесняют? 😊

Можно из приведенной выше цитаты выудить и еще один важный факт, мимо которого спокойно пройдет не интересующийся историей. Почему-то уже при наличии печати, в столь просвещенный век не удалось сохранить труды нашего великого соотечественника, даже несмотря на то, что он был признанным авторитетом и академиком.

Ну, что же вы не иронизируете и не смеетесь по этому поводу, господа сторонники традиционной версии истории? Вы же утверждаете невозможность пропажи всего корпуса документов даже в более древние времена, когда отсутствовали большие тиражи. А где же тогда все исторические труды первого русского академика? Куда запропастились работы предшественников Ломоносова, на которые он ссылался и которые придерживались политической версии русской истории, отличной от той, которую навязывали «западники»? Или исчезновение всех неугодных в политическом и историческом смысле документов середины 18 века – единичный случай? 😊

Я не буду приводить другие примеры. Отошлю вас только в современность, где ученые историки Украины и других осколков СССР совершенно тенденциозно перевирают ближайшее прошлое, которое дано нам даже не в документах, а в личном опыте… Интересно, какой «краткий курс» там изучают школьники и будут ли они иметь будущее? Найдут ли потомки «голодомор» и «холокост» в интерпретации заинтересованных политических сил или все же мы сумеем увидеть реальность того времени в не искаженном виде? Неплохо бы на сей счет задуматься и нашим историкам, политикам и гуманитарным просветителям, которые старательно и не заслуженно чернят советский период и приукрашивают царскую Россию. А может, наличие отдельных случаев задокументированного применения допинга в РФ вполне достаточно для обвинения нашей страны в проведении государственной программы использования допинга? И показаниями «свидетелей» вполне компенсируется при доказательстве нашей вины отсутствие официальных документов, подтверждающих наличие подобных российских программ?

Ведь хватило же свидетельских показаний заинтересованных лиц для обвинения нацистов в наличии программы уничтожения евреев, не смотря на отсутствие подтверждающих государственных документов рейха в тоннах материалов, вывезенных союзниками и особенно США? Заменой слова «дискриминация», или выражения «выдавливание из страны» на «уничтожение» можно до неузнаваемости изменить картинку в головах не очень образованных читателей. Укажи, что в концлагерях заключенных не заставляли тяжело работать, а «уничтожали», сфокусируй внимание только на одной национальности тех, кто оказался за колючей проволокой, и — прошлое изменится. Люди всех национальностей, которых нещадно эксплуатировали в неимоверно тяжелых условиях концлагерей, превращаются в миллионы евреев, уничтоженных в газовых камерах в рамках нацистской госпрограммы уничтожения. И кто же наберется смелости попытаться намекнуть, что гитлеровцы не уничтожали евреев, а «всего лишь» активно изыскивали источники для формирования рабской рабсилы?

Политика – грязное дело. И геббельсовские методы взяты на вооружение, усовершенствованы и используются сегодня на фронтах агитвойн всеми армиями пропагандистов. Но мои параллели кому-то могут показаться слишком натянутыми и далеко идущими…

Вынужден в очередной раз констатировать причину любви любой власти к писателям, актерам и всей творческой «тилихенции»: владение словом – страшная сила. Вот и кормит хорошо любая власть тех, кто за мзду малую, продает это умение воздействия на народ словом или голосом, выдавая за черное белое и наоборот. Ведь, современные люди — не очень образованы, доверчивы, но восприимчивы к чувственному, «психическому» воздействию. Разве думают наши знаменитые актеры, участвуя в рекламе банков, что они в реальности обманывают народ?

В большинстве случаев красивые и броские фразы вообще не глубоки по смыслу, потому что красота фразы отсекает критическое восприятие ее содержания. Точно так же, как красота голоса и владение им, позволяют отключить критическое восприятие слушателем текстов, которые пропевают «попкультурные соловьи».

А теперь, давайте обратимся к смыслам этой крылатой «убойной» фразы «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего».

Сначала приглядимся к слову «народ». Когда народ вообще что-то узнал про историю страны? Совсем и недавно. До той самой Советской власти подавляющее большинство народа, коим было крестьянство, не имело представления об истории, т.к. и в школах то не обучалось. А, если и обучалось в царских церковно-приходских или начальных школах, то там предмета «история» не было. Закон божий, арифметика и азбука — в лучшем случае. В царской России даже количество грамотных считали не так, как в передовых странах того времени. Грамотными считали и не умевший писать, а только умевших читать. Получается, что тот, кто говорил про народ, имел в виду лишь очень небольшую его часть жителей страны? Но тогда и смысл фразы полностью пропадает, потому что подавляющая часть народа, в реальном смысле этого слова, жила и живет даже сегодня, не зная своего прошлого.

А как же тогда быть с фразой о мудрости народной? Получается, что и без знания своего прошлого народ способен прозреть будущее? Или не способен? Отсутствие знания своей истории, не позволяет увидеть повторяемость многих ситуаций и дает дополнительные «висты» оппонентам. Имея широкое представление об истории человечества, легче понять, что может случиться с тобой в будущем. Получается, что надо учиться, учиться и еще раз учиться, как бы это кому-то не казалось странным и несвоевременным.

А на сегодня история для народа – боевая манипулятивная легенда, которой власть патриотично пытается направить свою паству в направлении, ей выгодном.

В Советском Союзе не предоставляли право, а буквально заставляли каждого повышать уровень образования и расширять кругозор, понимая, что необразованным человеком легче манипулировать. И уж, что совершенно точно, такой человек не способен строить новое общество и счастливое будущее.

Необразованный человек стремится и к «целям», соответствующим своему развитию. Его достаточно легко убедить в том, что «потреблятское» будущее — и есть народная вековая мечта… о ста сортах колбасы и джинсах с машинами для каждой семьи. Ну, господа-товарищи, как вам живется сегодня при ужасном засилье консервных самобеглых колясок, от которых ни пройти, ни проехать, ни вздохнуть? И теперь мэр Москвы пытается убедить всех в преимуществах общественного транспорта, который во времена СССР и был основным и, как теперь оказывается, единственно разумным трендом развития связности огромных территорий…

Но воспитание человека – очень длительная и совсем не простая процедура. Особенно это касается ситуации, когда на личность оказывают влияние и конкуренты.

Мы же понимаем, что город Москва нельзя сегодня начать возводить с нуля, снеся всю историческую застройку. А вот Париж именно так и был построен в 19 веке, что и придало ему определенный колорит. Правда, никто сегодня не обрушивается с демагогической критикой на тех, кто разрушил до основания древний мир, а затем, фактически, построил новый Париж, кощунственно уничтожив памятники предыдущих эпох… Даже наоборот: ездят туристы смотреть на парижскую красоту, не задумываясь совершенно о таких мелких подробностях. 😊

Научный взгляд на любую проблему (в том числе историческую) обязательно содержит такую характеристику, как время. В данном случае надо понимать, что народ и человечество в целом находятся в пути, находятся в постоянном изменении. Сегодняшний средний человек совершенно не похож на человека столетней давности в установках и развитии. То, что казалось вопиющей мерзостью буквально несколько десятков лет назад, сегодня воспринимается как вполне допустимая норма. Как же мы пытаемся судить о прошлом с позиций сегодняшнего дня, а не с позиций, например, морали начала ВОВ?

Гитлеровские врачи были поражены уровнем невинности среди девушек, привезенных на работу в рейх из СССР. Им в голову вбили, что там живут животные, а на поверку почти все молодые девушки оказались девственницами, что совершенно противоречило распространенным в Германии представлениям об «этих русских свиньях». Попробуйте осознать этот факт, чтобы сопоставить его с сегодняшними нравами, и предположите, как бы к современному поведению отнеслись в те времена ваши предки.

В советское время в 70-е факт беременности одной школьницы в городе под 200 тысяч населения вызывал фурор и обсуждение на самом высоком уровне. Почему же современный человек не пытается учитывать эту разницу в восприятии мира и правил жизни, когда ему подсовывают байки про страшную кровавость сталинского режима? Потому что большинство людей сегодня плохо представляют себе, как можно и должно сравнивать поступки и события совершенно разных эпох.

Не очень хорошее знание своей истории советскими людьми, в частности, привело к развалу СССР. В этом смысле крылатая фраза вполне себе сработала. Хотелось бы, чтобы в 21-м веке наши сограждане поняли эту крылатую фразу диалектически и в научном смысле… 😊

В число научных рот необходимо включить и подразделение, которое займется вопросами военной истории. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Несмотря на все изменения в характере и содержании современных военных конфликтов, внутренней и внешней политики государств, война по-прежнему – это продолжение политики, а история – политика, опрокинутая в прошлое. В этой связи военно-историческая наука занимает особое место среди наук. С одной стороны, она наиболее подвержена политической конъюнктуре, с другой – объективно имеет важнейшие задачи в обеспечении военной, общественной и государственной безопасности. Безусловно, для России, имеющей богатейшие опыт и традиции в области защиты Отечества, состояние военно-исторической науки имеет принципиальное значение.

6 апреля 2016 года указом президента России в целях популяризации российской истории в нашей стране и за рубежом, сохранения исторического наследия и традиций народов России, поддержки программ исторического просвещения создан фонд «История Отечества». Имущество фонда формируется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, добровольных имущественных взносов и пожертвований, а также иных источников.

Очевидно, что данное решение как никогда актуально, а патриотическая позиция руководства страны по этой проблеме поддерживается подавляющим большинством российских граждан. Вместе с тем возникает вопрос: если все больше и больше нужно привлекать иные источники финансирования, может быть, недостаточно эффективно работают организации, которые функционируют за счет федерального бюджета?

Не пора ли более требовательно спросить с руководителей тех научно-исследовательских структур, которые неэффективно расходуют значительные государственные средства и вольно или невольно способствуют утрате научного профиля и перспектив развития подчиненных им организаций?

ПРОБЛЕМА МИНОБОРОНЫ

На фоне стремительно развивающихся в последнее время общественных инициатив по изучению отечественной военной истории, парадоксально смотрится кризисная ситуация с военно-исторической наукой и работой в Министерстве обороны – ведомстве, чей общественный авторитет в последние годы заметно и заслуженно вырос.

Памятная доска маршалу Маннергейму – одному из руководителей осады Ленинграда – была открыта в торжественной обстановке, но после возмущения общественности тихо демонтирована. Фото с сайта www.mkrf.ru

Истоки этого кризиса имеют давнее прошлое и относятся к началу 1990-х годов, когда «прежняя идеологическая система оказалась разрушенной», а новая еще не сложилась. Фактически были преданы забвению многие духовные ценности и традиции многовековой российской истории. Богатейший военно-исторический опыт нашей страны, ее армии и флота, несущий в себе громадный созидательный потенциал, должным образом не использовался. На совещании военных историков, проводившемся в 1991 году по указанию начальника Генерального штаба (отметим, что на тот момент подобных мероприятий не было уже десять лет), его участники признали, что в Вооруженных силах нет единой системы военно-исторических органов и это является одной из главных причин низкой эффективности военно-исторической работы. В докладе заместителя начальника Генерального штаба генерал-полковника Анатолия Клейменова отмечались слабое знание личным составом армии и флота военной истории России, невысокое качество военно-исторических исследований и их недостаточная практическая ценность, формализм в преподавании военно-исторических дисциплин.

Недопонимание важности военной истории в процессе формирования личности защитника Отечества в конце ХХ – начале ХХI века подтверждается анализом бюджета учебного времени, выделяемого на изучение военной истории в образовательных заведениях Минобороны. Постоянное его сокращение – явная ошибка, имевшая своими последствиями заметное снижение профессионального и общекультурного уровня военнослужащих.

А ведь в первые послевоенные годы военно-историческая наука достигла значительных высот. Объясняется это тем, что после Великой Отечественной войны необходимо было описать и проанализировать важнейшие ее события, оценить полученный опыт, сделать выводы. В военных училищах на изучение военной истории отводилось до 150 часов, а в академиях – до 366, что составляло соответственно 3,5% и 8,5% общего объема учебного времени. В последующем удельный вес курса военной истории постепенно сократился в три раза, до 2–4% учебного времени в академиях и 1% в училищах. Отчасти это объяснялось объективными потребностями изучения новых военных дисциплин.

Если в Российской империи при двухуровневой системе подготовки за пять лет офицер изучал военную историю более 600 часов (120 ч./уч. год), в Советском Союзе в первое послевоенное десятилетие при трехуровневой системе подготовки за восемь лет около 800 часов (100 ч./уч. год) и в 1985–1990 годы – 330 часов (37 ч./уч. год), то в Российской Федерации за девять лет подготовки военная история изучается лишь 220 часов (25 ч./уч. год). Налицо – недооценка важности изучения военной истории, ее роли в подготовке командного состава и научно-педагогических кадров.

Нет сомнения, что современному офицеру без знания точных наук не обойтись, но не менее большое значение имеет и боевой опыт, а представление о нем, не участвуя в боях, можно получить, лишь изучая примеры истории. Изучение военного искусства в отрыве от истории развития тактики, оперативного искусства и военной стратегии привело к формальному заучиванию теоретических положений и нормативов.

С 2010 по 2015 год учебные часы по курсу «Военная история» сокращены в среднем в два раза, а по отдельным специальностям – в три. На этот раз перераспределение произошло в пользу физической подготовки и иностранных языков. В результате преподаватель должен за 72 часа дать 1200-летнюю военную историю России и курс «Локальные войны и вооруженные конфликты».

В этой связи в публикациях 2015 года отмечалось, что в российских военных академиях (включая ВАГШ) опыт войн не изучается вовсе, а кафедры истории военного искусства разогнаны за ненадобностью (за исключением Военного университета и ВУНЦ ВВС). Несмотря на появление разного рода исторических обществ, что также определялось в 1991 году как один из путей решения проблем военно-исторической науки, количество хороших книг по военной истории ничтожно мало.

Во второй половине 2015 года восстановлены кафедры истории войн и военного искусства в ВАГШ и ВУНЦ СВ «ОВА». Предусмотрено и увеличение бюджета учебного времени, отводимого в данных образовательных учреждениях на изучение военной истории. Вместе с тем научно-педагогический состав кафедр уже сейчас комплектуется с большими сложностями, а назначенный офицерский состав в большинстве своем достигнет предельного возраста нахождения на военной службе через 3–5 лет.

ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ В КРИЗИСЕ

Одной из наиболее актуальных проблем является вопрос подготовки научно-педагогических кадров в области военной истории, но вместо ее совершенствования на практике получили практически полное разрушение. Если ранее военные историки готовились на военно-историческом факультете ВАГШ (до 1953 года), затем на соответствующем факультете Общевойсковой академии им. М.В. Фрунзе, а преподаватели истории на военно-педагогическом факультете ВПА им. В.И. Ленина (Военного университета), покрывая потребность в специалистах на кафедрах военных училищ, то к настоящему времени централизованная подготовка преподавателей-историков оказалась свернута. Предлог – достаточность адъюнктуры (значительно усеченной), а также странное убеждение отдельных руководителей, что рассматриваемые курсы может вести человек без специальной подготовки.

Среди других проблем, которые наиболее остро проявили себя в начале 1990-х, выделим следующие: необходимость создания новых единых учебников по военной истории и истории военного искусства; низкое качество учебных программ; недостаточные тиражи военно-исторических трудов; кризис системы подготовки кадров военных историков, упадок практики стажировок в войсках и академиях; плохие техническая оснащенность и финансовое обеспечение военно-исторических исследований; масштабный характер искажений отечественной истории; трудности допуска историков к архивным документам; застойные явления в развитии вспомогательных научных дисциплин (военной археографии, военной археологии, военного источниковедения, военной историографии, военной статистики).

Для качественного совершенствования военно-исторической науки и работы в ВС РФ предлагалось следующее: повысить координирующую роль Института военной истории (нештатного Научно-методического совета ВС РФ по военно-исторической работе); активизировать научную и военно-патриотическую деятельность кафедр истории войн и военного искусства, военных историков и участников войн и вооруженных конфликтов; обратить внимание на возможность решения проблем силами исторических организаций, создававшихся в Российской империи на добровольных началах (ОРВЗ, ОЛВС, РВИО и др.); в целом в решении всех проблем – проявлять больше инициативы и самостоятельности. В государственном масштабе на основе Института военной истории предлагалось создать единый центр военной истории.

Прошло 25 лет с того момента, как в Институте военной истории Министерства обороны Российской Федерации состоялось совещание военных историков и были определены пути решения проблем в области военно-исторической науки, вступившей в 90-е годы ХХ века в новый этап своего развития. Что изменилось?

В Институте военной истории, которому отводилась столь значимая роль в развитии военно-исторической науки современной России и который в 1993–2002 годы находился на пике своей эффективности, ныне сложилась критическая ситуация, что уже вызвало значительное снижение качества научной работы и в близкой перспективе может привести к срыву выполнения поставленных перед ним государственных задач.

Кризисные явления в Институте стали быстро нарастать в начале 2000-х, когда его руководство подвергло открытой ревизии ряд общепризнанных положений военно-исторической науки, в первую очередь применительно к истории Великой Отечественной войны. Делались многочисленные заявления об ответственности нашей страны за развязывание Второй мировой войны, отрицался ее решающий вклад в Победу, оспаривалось значение освобождения от фашизма европейских стран и т.п.

В 2008–2009 годы институт претерпел значительные сокращения и с 2010 года стал структурным подразделением ВАГШ ВС РФ – научно-исследовательским институтом (военной истории). С включением института в состав ВАГШ ВС РФ ситуация не только не изменилась в лучшую сторону, но и еще более усугубилась. Повышение уровня заработной платы гражданских сотрудников имело очевидный положительный эффект, но это же обстоятельство привело к многочисленным негативным явлениям в кадровой политике руководителей института, что не могло не привести к падению качества исследовательской работы.

Негативную оценку института на новом этапе своей деятельности публично высказывали многие эксперты, такие как доктор исторических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, ветеран Института Н.Г. Андронников; доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, ветеран Великой Отечественной войны Г.А. Малахов и другие. Негативную славу как в научных кругах Минобороны России, так и среди широкой российской общественности получила пассивная и некомпетентная позиция руководства института по выполнению распоряжений президента Российской Федерации о разработке фундаментального многотомного труда «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.».

Необходимо объективно признать – Институт военной истории утратил координирующую роль в системе военно-исторической работы ВС РФ, которая сама, оказавшись в кризисной ситуации, как никогда нуждалась и в методической помощи, и в подготовке кадров, и в координации научной деятельности. К сожалению, лишь в 2015 году были проведены сборы военных историков ВС РФ, на которых председатель Военно-научного комитета С.С. Суворов так и не смог получить внятного ответа на вопрос о причинах кризисных явлений в области военной истории. Нештатный Научно-методический совет последний раз собирался в 2008 году, на несколько лет в институте была приостановлена деятельность диссертационного совета по историческим наукам, не функционировала адъюнктура по специальности «Военная история».

С 1 мая 2016 года институт перешел на новую организационно-штатную структуру. В результате наряду с формальными, «косметическими» преобразованиями в институте были ликвидированы управление отечественной военной истории с начала Второй мировой войны и отдел методологии военной истории. Такое «совершенствование» научной организации, при том что штатная численность института и объем его финансирования остались прежними, привело к следующим негативным сущностным изменениям: значительно сокращены исследовательские возможности в области отечественной военной истории, нарушен баланс между ними и изучением зарубежной военной истории (прежнее соотношение по количеству сил (научных отделов) составляло 2,7:1, стало – 1,25:1); проведением исследований в интересах решения актуальных проблем строительства и применения ВС РФ ранее занималось шесть отделов, сейчас – не более четырех; снизилась эффективность расходования государственных средств (сотни млн руб.) по причине назначения на должности сотрудников, не являющихся специалистами в предметной области управлений (отделов).

ПАМЯТНАЯ ДОСКА СОЮЗНИКУ ГИТЛЕРА

На наш взгляд, институт, демонстрирующий в последнее десятилетие не более чем удовлетворительные показатели работы, вследствие проведенной «оптимизации» в ближайшее время еще более снизит результативность своей научной деятельности, что недопустимо в условиях информационной войны, активно ведущейся против России. Причем кризис Института военной истории ВАГШ, порожденный некомпетентностью и безразличием военных чиновников, широко обсуждается уже вне Министерства обороны.

Действительно, где, например, был Институт военной истории, который в ноябре 2016 года отметил 50-летие со дня основания, когда принималось решение об установке мемориальной доски союзнику А. Гитлера финскому маршалу К. Маннергейму на здании МО РФ в Санкт-Петербурге? Проводилась ли институтом научная экспертиза такого решения, какое заключение дали его специалисты? Если поддержали установку – то трагедия военной истории налицо. Если же такая задача институту не ставилась, то, очевидно, либо забыли про его существование, либо посчитали его участие бесполезным. Последнее может свидетельствовать как о низкой степени доверия к руководству института, так и о безразличии соответствующих чиновников военного ведомства.

По мнению руководства института, его сотрудники успешно справляются с одной из важнейших задач – выполнением научных исследований в области военной истории и подготовкой научных трудов, учебных и методических материалов. В подтверждение этого тезиса приводится «динамика роста научной продукции: к 1991 году были разработаны более 400 плановых научных трудов, к 2006 году – свыше 700, из них более 30 – фундаментальных. В настоящее время общий объем научных трудов составляет более 800 изданий». Вместе с тем элементарные арифметические подсчеты показывают следующее: если в период с 1966 по 1991 год институт разрабатывал в среднем 16 плановых научных трудов в год, с 1991 по 2006 год – 20 трудов, то с 2006 года по настоящее время – всего 10 трудов. Таким образом, налицо динамика снижения, а не роста. Более того, это самые низкие показатели за историю института. И это в условиях, когда заработная плата сотрудников института, напротив, самая высокая за всю его историю, значительно превышающая зарплату коллег из институтов РАН.

Что касается фундаментальных трудов, то с 2006 года приращение этого показателя в институте отсутствует вовсе. Вся его «фундаментальность» за последние 10 лет заключается в весьма ограниченном участии в разработке двух томов 12-томника «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.», организовать разработку которого в масштабе Минобороны он не сумел. Авторство и участие сотрудников института в разработке других томов этого фундаментального труда никоим образом не связано с его плановой научной деятельностью и носит полностью инициативный характер в условиях не только отсутствия поддержки, но даже прямого противодействия со стороны руководства института. Оказался в стороне институт и в процессе разработки МО РФ фундаментального труда «Первая мировая война. 1914–1918 гг.» (в 6 томах). Более того, некоторые сотрудники института – специалисты по истории Первой мировой войны под давлением отказались от предложения участвовать в качестве авторов научного проекта, имеющего государственное значение. При этом председателем Главной редакционной комиссии данного масштабного исследовательского проекта является министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.

Система подготовки научных кадров (адъюнктура и соискательство) в настоящее время функционирует в институте также крайне неэффективно, условия для повышения научной квалификации офицеров не созданы. Для офицеров-ученых руководители института целенаправленно формируют такие условия службы, при которых ее продолжение представляется бессмысленным. Обратимся к статистике. Если в период с 1968 по 2008 год подготовку в адъюнктуре института прошли 56 офицеров (1,4 в год), то с 2008 года по настоящее время – лишь один офицер (0,13), пока так и не вышедший на защиту диссертации. Налицо снижение динамики подготовки научных кадров в 10 раз – это зримое подтверждение ложности заявления о том, что «особое внимание в деятельности института уделяется подготовке научных кадров по военно-историческим специальностям».

Фактически институт на протяжении последних лет снижает свой научный потенциал. Не случайно в связи с отсутствием перспектив служебно-профессионального роста офицеры Института принимают решение о продолжении дальнейшей воинской службы в других организациях или увольнении из ВС РФ. При этом нынешние офицеры института практически не имеют положительного опыта научного руководства соискателями ученых степеней кандидата и доктора наук.

К сожалению, разрушенными оказались и многие традиционные связи института с другими научными организациями (среди них Историко-филологическое отделение РАН, ИВИ РАН, ИРИ РАН, МГУ, Военный университет). Для сравнения: публикационная активность, по данным НЭБ, например, ИВИ РАН и ИРИ РАН, не сопоставима с показателями Института военной истории: она в 3–5 раз выше по количеству публикаций за 5 лет, количеству статей в научных изданиях, количеству статей в журналах, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России, количеству монографий, количеству цитирований статей. Индекс Хирша данных организаций в 10–15 раз превышает показатель как института, так и ВАГШ ВС РФ.

Следствием такого низкого научного потенциала Института является также то важное обстоятельство, что диссертационные советы, действующие на базе других научных учреждений и образовательных организаций, практически не выбирают его в качестве ведущей организации при защите диссертаций в области военной истории, зачастую даже не включают в расчет рассылки авторефератов диссертаций.

ВОЗНИКАЮТ ВОПРОСЫ И К ЖУРНАЛУ

Государство выделяет немалые средства существующему крупному военно-научному подразделению, поэтому мы вправе ожидать от него соответствующей деятельности в столь значимой для российской общественности военно-исторической сфере. На деле же мы оказываемся свидетелями того, как многочисленные проблемы и связанные с ними обращения военных историков, ветеранов, ученых к руководству Генерального штаба, в ведении которого находится НИИ (военной истории), заканчиваются дежурными проверками института, превращаемыми его сегодняшними начальниками в организованный фарс по защите «чести» их собственного мундира.

Неотложного разрешения также требуют проблемы, связанные с состоянием освещения в военной прессе результатов военно-исторических исследований, научным уровнем публикаций и популяризацией военно-исторических знаний на широкую аудиторию. Причем и здесь не обойтись без личного понимания их сути первыми лицами МО РФ, как учредителя «Военно-исторического журнала» – научно-популярного издания военного ведомства страны, единственной специализированной площадки для публикации результатов военно-исторических исследований.

С января 2017 года объем журнала за счет внутренних ресурсов был увеличен с 80 до 96 полос. «Военно-исторический журнал» включен в Перечень рецензируемых научных изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук. В журнале имеется свыше 50 постоянных рубрик, охватывающих различные направления военной истории. Создан и развивается интернет-сайт издания. Безусловно, вся эта огромная работа редакции журнала заслуживает положительной оценки.

Вместе с тем в настоящее время журнал ежемесячно выходит в свет общим тиражом 2500–3000 экземпляров. Это превышает тиражи аналогичных изданий РАН, но не сопоставимо с показателями времен СССР, и даже 1990-х годов. Такой тираж не позволяет обеспечить доступ к публикациям огромной и разнообразной целевой аудитории «Военно-исторического журнала»: профессиональных историков-исследователей; профессорско-преподавательского состава военных и гражданских вузов; воспитанников, курсантов и слушателей военных училищ (суворовских, Нахимовского военно-морского, кадетских корпусов), институтов, университетов и академий; офицерского, сержантского и рядового состава армии и флота; ветеранов войн; студентов гражданских вузов, учащихся кадетских корпусов, общеобразовательных кадетских школ (классов) и лицеев и многих других.

Разноплановость читательской аудитории требует от редакции новых подходов к организации творческого процесса, напряженной работы по расширению авторского актива, поиска новых оригинальных тем для публикаций, адаптации сугубо научных статей для широкого спектра читателей, совершенствования форм подготовки и подачи материалов.

Речь идет о повышении научного уровня публикаций, в том числе за счет роста качества их научного редактирования, укреплении связей редакции с научными центрами и научно-исследовательскими организациями военно-исторического профиля, значительном улучшении полиграфического исполнения издания, развитии рекламной деятельности, разработке и реализации эффективных схем распространения журнала и т.д.

Решение этих и многих других задач, крайне важных для обеспечения безопасности государства, как это ни банально звучит, тормозится крайне низким финансовым обеспечением деятельности издания. И это относится не только ко времени текущего экономического кризиса. Из-за низких зарплатных ставок, начиная с нулевых годов, редакция постоянно испытывает «кадровый голод» (зарплата научного редактора не превышает 15 тыс. руб.). Ликвидация в редакции офицерских должностей в 2008 году обострила данную проблему и практически лишила возможности притока в журнал научных кадров. Отсутствие гонорарного фонда ограничивает возможности привлечения в качестве авторов крупных ученых и владельцев уникальных исторических коллекций, приобретения высококачественного иллюстративного материала. Финансовые и иные организационные трудности не позволяют развиваться многим, совместным с другими изданиями, государственными и общественными организациями, проектам, нацеленным на популяризацию военно-исторических знаний.

Чрезвычайно мала и база информационной подпитки журнала. Организационные мероприятия, проведенные в Вооруженных силах в недалеком прошлом, в том числе и в отношении структур, занимающихся вопросами развития военно-исторической науки, негативно сказались на качестве материалов, поступающих в редакцию из военно-учебных и научно-исследовательских организаций Минобороны. В большинстве своем они не соответствуют предъявляемым требованиям. Приходящие же «самотеком» статьи от авторов, не связанных с Минобороны, не способны в полной мере удовлетворить потребности редакции в силу невозможности охвата ими на должном научном уровне всей специфической тематики «Военно-исторического журнала».

Завершая ретроспективный анализ развития военно-исторической науки в современной России, приходится констатировать следующее: за исключением издания в 2006 году учебников «Военная история» и «История военного искусства» (по-прежнему без видовой и родовой специализации), завершения в 2015 году разработки под руководством министра обороны РФ генерала армии С.К. Шойгу 12-томной истории Великой Отечественной войны, другие проблемы военно-исторической работы и науки, обозначенные еще четверть века назад, так и не получили своего разрешения.

Сегодня все надежды на исправление ситуации связаны с позицией министра обороны России генерала армии С.К. Шойгу. Представленные нами в Минобороны предложения по повышению эффективности научной деятельности НИИ (военной истории) ВАГШ ВС РФ получили следующую оценку: «актуальны, заслуживают внимания и найдут отражение в вопросах совершенствования его научной и военно-исторической работы».

С научной точки зрения решение давно назревших проблем военно-исторической отрасли невозможно без централизации, фактической координации и управления ею единым постоянно действующим органом. Идея создания в стране единого центра военной истории, сформулированная еще в 1990-е годы, требует безотложной реализации сегодня.

Кроме того, в Минобороны России необходимо восстанавливать централизованную систему подготовки военных историков и кадров военной науки в целом. Научные роты, активное вовлечение гражданской науки в решение задач военной безопасности России, интеграция гражданского и военного образования – безусловно, правильные и актуальные меры руководства Минобороны. Но все они скорее вынужденные меры, которые отчасти носят характер компромисса с обществом, отчасти – лишь условного решения проблемы по принципу «здесь и сейчас». Стратегия опережающего развития требует другого подхода. Крайне важно, готовить в Российской армии собственные научные кадры, готовить непрерывно, начиная с суворовских военных училищ и кадетских корпусов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *