Необходимая самооборона

2. Каждое лицо имеет право на необходимую оборону независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти.
3. Превышением пределов необходимой обороны признается умышленное причинение посягающему тяжкого вреда, явно не соответствующего опасности посягательства или обстановке защиты. Превышение пределов необходимой обороны влечет уголовную ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных в статьях 118 и 124 Уголовного Кодекса Украины.
4. Лицо не подлежит уголовной ответственности, если вследствие сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством, оно не могло оценить соответствие причиненного им вреда опасности посягательства или обстановке защиты.
5. Не является превышением пределов необходимой обороны и не имеет последствием уголовную ответственность применение оружия или каких бы то ни было иных средств или предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище либо другое помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему.
При этом необходимо учитывать, что:
— право на необходимую оборону является одной из гарантий реализации конституционных прав;
— неосуществление лицом своего права на необходимую самооборону не влечёт уголовной ответственности;
— для некоторых лиц (работники милиции, военизированной охраны) необходимая оборона является правовой обязанностью, невыполнение которой влечёт дисциплинарную и уголовную ответственность;
— условием правомерности необходимой обороны является наличие общественно опасного посягательства;
— наличие посягательства сохраняется до момента окончания такового;
— переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства;
— действия оборонявшегося, причинившего вред посягающему, не считаются необходимой обороной, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено, и в применении средств защиты явно отпала необходимость;
— условием правомерности необходимой обороны является действительность посягательства, реальное его существование, а не в изображении обороняющегося;
— необходимая оборона может применяться для защиты интересов других лиц;
— причинение вреда личности и имуществу путем установки поражающих технических средств и устройств не попадают под признаки необходимой обороны.
Признаки превышения пределов необходимой обороны:
— соответствие или несоответствие средств защиты от нападения;
— характер опасности;
— силы обороняющегося;
— возможности отражения посягательства;
— количество посягающих;
— пол;
— возраст посягающих;
— место и время;
— наличие оружия;
— физическое развитие и т.д.;
Причинение тяжкого вреда (например, лишение жизни) при защите малоценных благ является не превышением необходимой обороны, а обычным преступлением.
К необходимой обороне относится дальнейшее задержание посягающего.
Статья 37. Мнимая оборона
1. Мнимой обороной признаются действия, связанные с причинением вреда при таких обстоятельствах, когда реального общественно опасного посягательства не было, и лицо, неправильно оценивая действия потерпевшего, лишь ошибочно допускало наличие такого посягательства.
2. Мнимая оборона исключает уголовную ответственность за причиненный вред лишь в случаях, когда сложившаяся обстановка давала лицу достаточные основания считать, что имело место реальное посягательство, и оно не осознавало и не могло осознавать ошибочности своего предположения.
3. Если лицо не осознавало и не могло осознавать ошибочности своего предположения, но при этом превысило пределы защиты, которые разрешаются в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит уголовной ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.
4. Если в сложившейся обстановке лицо не осознавало, но могло осознавать отсутствие реального общественно опасного посягательства, оно подлежит уголовной ответственности за причинение вреда по неосторожности
Статья 38. Задержание лица, совершившего преступление
1. Не признаются преступными действия потерпевшего и других лиц непосредственно после совершения посягательства, направленные на задержание лица, совершившего преступление, и доставление его соответствующим органам власти, если при этом не было допущено превышения мер, необходимых для задержания такого лица.
2. Превышением мер, необходимых для задержания преступника, признается умышленное причинение лицу, совершившему преступление, тяжкого вреда, явно не соответствующего опасности посягательства или обстановке задержания преступника. Превышение мер, необходимых для задержания преступника, имеет последствием ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных в статьях 118 и 124 Уголовного Кодекса Украины.
Статья 39. Крайняя необходимость
1. Не является преступлением причинение вреда правоохраняемым интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности либо охраняемым законом правам этого человека или других лиц, а также общественным интересам либо интересам государства, если эту опасность в данной обстановке нельзя было устранить иными средствами и если при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.
2. Превышением пределов крайней необходимости является умышленное причинение вреда правоохраняемым интересам, если такой вред является более значительным, чем предотвращенный вред.
3. Лицо не подлежит уголовной ответственности за превышение пределов крайней необходимости, если вследствие сильного душевного волнения, вызванного угрожающей опасностью, оно не могло оценить соответствие причиненного вреда этой опасности.
Отказ от реализации права крайней необходимости может влечь за собой лишь моральное осуждение.
Источники опасности при крайней необходимости:
— стихийные силы (землетрясение, смерч, наводнение и т.д.);
— физиологические (голод, жажда);
— биологические (эпидемия);
— опасное поведение человека;
— животные;
— неисправные технические средства и т.д.
При этом:
— опасность должна быть действительной, а не мнимой (воображаемой);
— причинение вреда должно быть единственным средством предотвращения опасности;
— причиненный вред должен быть меньшим по сравнению с предотвращенным;
— недопустимо причинение вреда большего или равноценного;
— лишение другого жизни ради спасения своей является преступлением.
Отличия необходимой обороны от крайней необходимости:
— при необходимой обороне источником опасности является только опасное посягательство человека, при крайней необходимости и другие факторы;
— необходимая оборона выражается только в действии, крайняя необходимость и в бездействии;
— при необходимой обороне вред причиняется только посягающему, при крайней необходимости, как правило, третьим лицам;
— в состоянии крайней необходимости причиненный вред должен быть меньшим, а при необходимой обороне не должен превышать;
— при необходимой обороне вред причиняется только физическому лицу, при крайней необходимости может быть причинен и юридическому лицу.
Статья 118. Умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания преступника
Умышленное убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а также при превышении мер, необходимых для задержания преступника, — наказывается исправительными работами на срок до двух лет или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на срок до двух лет.
Статья 124. Умышленное причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания преступника
Умышленное причинение тяжких телесных повреждений, совершенное при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания преступника, — наказывается общественными работами на срок от ста пятидесяти до двухсот сорока часов или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет.
Кодекс об Административных правонарушениях
Статья 18. Крайняя необходимость.
Не является административным правонарушением действие, хотя и предусмотренное настоящим Кодексом или другими законами, устанавливающими ответственность за административные правонарушения, но совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей государственному или общественному порядку, собственности, правам и свободам граждан, установленному порядку управления, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значимым, чем вред предотвращенный.
Статья 19. Необходимая оборона.
Не является административным правонарушением действие, хотя и предусмотренное настоящим Кодексом или другими законами, устанавливающими ответственность за административные правонарушения, но совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите государственного или общественного порядка, собственности, прав и свобод граждан, установленного порядка управления от противоправного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.
Превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие защиты характеру и общественной вредности посягательства.

Что такое необходимая оборона? Это условия причинения нападающему лицу вреда здоровью различной тяжести (вплоть до летального исхода!), которые исключают вашу ответственность.

Под понятием необходимой обороны так же может пониматься не только защита личных интересов, но и защита интересов общественных или государственных.

Когда, какие действия и при каких обстоятельствах будут считаться необходимой обороной – рассмотрим в этой статье.

Если на вас нападают

Классическая ситуация – на вас нападают. Что делать? Скорее всего – обороняться, но так, чтобы вас не привлекли за причинение вреда здоровью нападающему. К сожалению, защищая свою жизнь и здоровье, жертве нападения чаще приходится не анализировать обстановку, а выбирать – свобода или жизнь.

Чтобы снизить риск привлечения к уголовной ответственнсоти в случае успешной обороны, сформулируем несколько правил:

  • Первое: оборона обязательно должна быть направлена против общественно-опасного действия. Непосредственно преступление или явная угроза его совершения в отношении вас или третьих лиц – явный пример такого действия.
  • Второе: необходимая оборона допустима от тех посягательств, предотвратить которые возможно только с помощью физического воздействия на посягающего. Если проблема могла быть решена иначе – демонстрацией оружия, окриком, призывом о помощи, возможностью запереться в машине и позвонить в полицию и т.п. – избежать ответственности не удастся.
  • Третье: угроза должна быть явной с очевидным риском причинения вреда жизни или здоровью в самое ближайшее, настоящее время вам, вашим близким или третьим лицам.

Примеры необходимой самообороны

  • Пример 1. Вас обступила толпа враждебно настроенных граждан, угрожающих избиением или даже убийством, с демонстрацией оружия – ножа, пистолета или биты, вас начинают толкать, хватать за одежду, наносить травмирующие удары, причиняющие вам вред (в область головы и жизненно важных органов). Ваши действия по сопротивлению им практически вне зависимости от последствий явно будут являться необходимой обороной.
  • Пример 2. Вас словесно оскорбил мимо проходящей человек, а в ходе перепалки пообещал физически расправиться, при этом – нанеся не причинивший серьёзного вреда здоровью удар (напр. толкнул в плечо). Вы в ответ сломали ему ребро… Причинение вреда здоровью вышеуказанному человеку в этой ситуации не будет считаться необходимой самообороной.

Масса проблем возникает так же и при квалификации необходимой обороны в интересах третьих лиц. Важно помнить второе правило из изложенных выше – должна иметь место возможность предотвращения посягательства.

Если вы вступаетесь за человека, которого избивают на улице, а человек при этом убегает – то причинение вреда его «обидчикам» уже не будет расценено как самооборона, если только они не угрожают теперь вашей жизни и здоровью. Аналогично – если преступник прекратил свои посягательства (упал, убегает, сдаётся), то с этого момента никакой вред ему причинён быть не может.

Отдельное уточнение: не может быть необходимой обороны при правомерном посягательстве. Например, в случае задержания полицейскими, даже если обороняющийся гражданин считает, что действия полиции незаконны, необоснованны, он «не так понял» или «перепутал». Это будет уже совсем другая, более серьёзная статья УК РФ, особенно если будет причинён вред полицейскому.

Пределы необходимой обороны

Любое применение положений УК РФ о необходимой обороне – это индивидуальный и уникальный случай. Нет ни единых критериев признания обороны необходимой, ни каких-то исключительных обстоятельств, автоматом признающих оборону «необходимой». «Угроза жизни» — понятие очень расплывчатое и на практике следствие и, если дело все же будет возбуждено и доведено до обвинительного приговора, то суд, будут определять – была ли оборона необходимой или же нет?

Будут изучены все детали и обстоятельства произошедшего, в том числе:

  • Время суток при нападении.
  • Физическая подготовка потерпевшего и нападавших.
  • Обстановка вокруг (наличие/отсутствие людей);
  • Имело ли место применение или угроза применения оружия (предметов, которые могли быть использованы в качестве оружия для нанесения серьёзных травм) со стороны нападавшего.
  • Какие угрозы оглашались, насколько они были реальными.
  • Возможно ли было предотвратить преступление иным способом.

И так далее – десятки самых различных факторов будут оцениваться, анализироваться и по результатам такой оценки будет делаться вывод.

Все это делает норму о необходимой обороне одной из самых сложных и неочевидных правовых конструкций в уголовном праве.

Под пределом необходимой обороны понимается, что вред, который нанесён нападавшему лицу, не должен быть больше потенциального вреда, который мог причинить нападавший.

Яркий пример: оставление отравленного спиртного на столе в дачном домике на случай визита воров. Потенциальный вред – пусть даже это полное уничтожение всего имущества – здесь не может предотвращаться лишением жизни преступника. «Отравитель» в итоге получит наказание за убийство по неосторожности.

Ключевыми благами, посягательство на которые даёт право причинения вреда жизни и здоровью – это тоже жизнь и здоровье, но никак не «малоценные» блага в виде имущества. Другой вопрос, если похититель, будучи пойман на месте преступления, угрожает применением оружия – здесь уже предметом посягательства будет не только имущество, но и ваша жизнь или здоровье.

Как выглядит явная угроза убийством?

Ещё одно заблуждение – считать реальной угрозой жизни и здоровью словесные угрозы. Сказанная фраза: «я тебя убью» со стороны злоумышленника не даёт вам права сделать с ним то же самое и даже просто поколотить.

Для возникновения права на необходимую оборону угроза должна быть явной и обязательно сопряжённой с физическими действиями:

  • Попытками нанесения телесных повреждений угрожающим жизни способом.
  • Явной угрозой оружием.
  • Демонстрацией летального оружия (нападающий достаёт и направляет на вас огнестрельное оружие) и т.д.

Слова не значат ничего! Учитываться будет лишь явная и очевидная угроза жизни и здоровью.

Как расследуются дела о необходимой самообороне?

Органы правопорядка узнают о причинённых телесных повреждениях или же по заявлению пострадавшего лица или же по сообщению из медицинского учреждения, которое регулярно информирует полицию обо всех «криминальных» случаях повреждения здоровья.

Поступившую информацию или заявление проверяет дознаватель или следователь и в любом случае, при наличии признаков преступления (например, средний/тяжкий вред здоровью) возбуждает уголовное дело по факту.

Далее возможны два варианта развития событий:

  1. На стадии следствия будут собраны все необходимые доказательства вашей невиновности и доказано, что оборона была необходимой, её пределы не превышены. Дело прекращается ввиду отсутствия состава преступления.
  2. Дело возбуждается и доводится до суда. Следствие не усмотрит признаков необходимой обороны и дело будет направлено в суд с обвинением вас либо в превышении пределов необходимой обороны, либо по иной статье.

И вот уже в суде обвиняемый будет доказывать, что:

  • Его действия были вызваны состоянием крайней необходимости.
  • Причинённый ущерб соразмерен угрожавшим ему последствиям.

А это огромное поле деятельности для адвоката по уголовным делам и очень различающаяся по стране судебная практика, связанная больше с субъективным толкованием ситуации конкретным судьёй.

Задачей адвоката здесь будет собрать абсолютный максимум прямых и косвенных доказательств в пользу своего подзащитного, добившись либо переквалификации на менее тяжкую статью (если все же превышены пределы необходимой обороны), либо добившись прекращения дела.

Контактный номер телефона: +7 (499) 380 72 55

Необходимая оборона – это причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, а также защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Различают два вида необходимой обороны:

  • необходимая оборона, не связанная с превышением пределов необходимой обороны;
  • необходимая оборона, связанная с превышением пределов необходимой обороны.

Основанием необходимой обороны в любом случае является совершение общественно опасного посягательства, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям. Признаки общественно опасного посягательства:

  • наличность – существование от момента его осуществления до момента прекращения;
  • действительность (реальность) – существование в действительности, а не в воображении лица.

Когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства, то это мнимая оборона.

Условия правомерности защиты при необходимой обороне:

  1. целью причинения вреда посягающему со стороны обороняющегося должна быть только защита от посягательства;
  2. обороняющийся может защищать от посягательства как свои интересы, так и интересы третьих лиц;
  3. вред, причиняемый при необходимой обороне, направлен исключительно на посягающего;
  4. вред должен быть причинен с учетом характера посягательства:
    • при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, опасного для жизни, – любой вред;
    • при посягательстве, не сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, – не должно быть превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред.

Не являются превышением пределов необходимой обороны при защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Уголовная ответственность наступает только за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

5.3. К ВОПРОСУ КЛАССИФИКАЦИИ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА СОБСТВЕННОСТЬ

Кинашева Ю. Е., мировой судья

Дальнеконстантиновский район Нижегородской области

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Посягательство на чужое имущество как преступление давно известно уголовному праву. Всемерная защита собственности, которая занимает особое положение в системе общественных отношений, господствующих в государстве, была и остается одной из важнейших функций государства. В успешной реализации этой функции, укреплении института собственности важная роль принадлежит уголовно-правовым и криминологическим средствам. В этой связи предупреждению посягательств на собственность, совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения необходимо уделять постоянное внимание, чтобы они полностью соответствовали новым социальным потребностям. Действующий УК, гл. 21 «Преступления против собственности», содержит 11 статей, предусматривающих ответственность за посягательство на чужое имущество.

Сегодня в условиях социальных, экономических, политических реформ корыстно-насильственная преступность приобретает все более негативные количественные и качественные характеристики, организованные формы, элементы криминального профессионализма. Рост числа имущественных преступлений отмечен на территории всех округов и подавляющего большинства субъектов Российской Федерации1.

На протяжении последних лет абсолютное большинство всех совершаемых преступлений имеют корыстную направленность, две трети из них (66,6%) связаны с посягательствами на собственность. В 2005 г. их было зарегистрировано 2 млн. 367 тыс., что на 25,2% превысило аналогичный показатель 2004 г.

Более всех выявленных преступных деяний приходится на долю хищений чужого имущества, совершаемых путем кражи — 44,3%. Каждая четвертая кража -неквалифицированная (ч. 1 ст. 158 УК РФ), каждая шестая кража совершается из квартир. В 2005 г. в два раза увеличилось и достигло 94 тыс. количество зарегистрированных «карманных» краж (из одежды, сумки, другой ручной клади, находившейся при потерпевшем).

Ежегодно продолжается рост наиболее опасных корыстно-насильственных преступных посягательств. Так, в 2005 г. по сравнению с 2004 г. по стране выросло количество разбойных нападений на 14,8% и грабежей на 37%. Продолжился рост регистраций хищений, совершаемых путем мошенничества, на 42%, и фактов вымогательства на 16,8%.

Удельный вес привлеченных к уголовной ответственности за корыстные посягательства на собствен-

1 Статистический сборник «Преступность и правонарушения (2001-2005)». М., 2006. С. 5.

ность к общему числу осужденных в Российской Федерации составил в 2002 г. — 49,9%, 2003 г. — 56,7%, 2004, 2005 гг.- 57,3%, 2006 г. — 54,4%.

Приведенные данные свидетельствуют о наличии социальных потребностей в активизации борьбы с хищениями. Несомненно, что уголовно-правовая охрана собственности относится к числу актуальных, пожалуй, наиболее полно и глубоко разработанных в науке уголовного права проблем. При этом в недрах теории и практики таиться немало спорных, дискуссионных вопросов о понятии хищений, классификации посягательств на собственность, проблеме объекта уголовно-правовой охраны и т.д.

Преступлениями против собственности признаются преступные деяния, посягающие на отношения собственности, составляющих основу экономики, представляющие значительную опасность для общества и причиняющие ущерб собственнику. Основой законодательного регулирования уголовно-правовой защиты собственности является Конституция РФ. Исходя из положений ст. 8 Конституции РФ о том, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом все формы собственности. Любое имущество охватывается понятием «чужое», что реально обеспечивает возможность равной защиты уголовноправовыми средствами имущества всех форм собственности.

Для науки уголовного права и, в частности, для разработки учения об охране собственности вопрос о правильном понимании данной категории носит не просто академический характер, но и приобретает важное практическое значение, поскольку он непосредственно связан с правильным применением уголовного закона, то есть с обеспечением режима законности (ст. 3 УК РФ) при осуществлении правосудия по уголовным делам.

По мнению Ю. Ляпунова, в последние годы в литературе развиваются взгляды, согласно которым понятием «собственность» охватывается вся совокупность общественно-производственных отношений и что в этом значении собственность тождественна понятию «экономический базис общества». Эта позиция сводится к отрицанию за собственностью самостоятельной сущностной категории, имеющей свое специфическое содержание. Так, один из ведущих теоретиков политической экономии бывшего СССР проф. Н. А. Цаголов утверждал, что «собственность в экономическом смысле слова не существует как особая категория, в отличие от производственных отношений, совокупность которых она представляет»3. Нетрудно представить, что если бы подобную дефиницию объекта посягательства на собственность принять за истину, то, очевидно, было бы весьма затруднительно отграничить посягательства на собственность от иных эко-

2 Все статистические данные предоставлены отделом судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде РФ и проанализированы автором.

3 Цитата по: Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности. Уголовное право. 2004

№3. С.43.

БИЗНЕС В ЗАКОНЕ

1’ 2008

номических преступлений и найти какое-либо разумное объяснение выделению последних законодателем в самостоятельную группу наказуемых деяний.

Скорее всего, следует признать верным тезис о том, что «в экономическом понимании собственность не сливается с производственными отношениями и вместе с тем не обособляется от них «китайской стеной», она их внутреннее звено, важнейшая составляющая часть, которая определяет и господствует над всеми сторонами широко разветвленной системы производственных отношений4. Правильность данного тезиса подтверждается следующим: в Уголовном Кодексе РФ преступления против собственности выделены в самостоятельную главу 21, обособленную от более объемной и предметно содержательной главы 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».

Изложенные выше соображения позволяют заключить, что основным объектом преступлений против собственности должны рассматриваться отношения государственной, муниципальной и частной собственности, в зависимости от того, на какую конкретно ее форму совершено посягательство. При этом непосредственным объектом названной группы преступлений выступают лишь такие отношения собственности, которые материализованы в товарно-материальных ценностях, обладающих потребительской стоимостью. Вместе с тем, законодателю следовало бы устранить существующую коллизию уголовного законодательства РФ и действующей Конституции РФ, где закреплено положение о том, что государство одинаково охраняет все формы собственности, в то время как ст. ст. 158160 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину». Тем самым, приоритет в защите предоставляется собственности граждан.

Классификация хищений по формам производится в зависимости от способа совершения преступного посягательства на собственность. В соответствии с этим критерием в уголовном праве России выделяют следующие формы хищений: кража (ст. 158 УК РФ) — тайное хищение имущества; мошенничество (ст. 159 УК РФ) определяется как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием; присвоение или растрата чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160 УК РФ); грабеж (ст. 161 УК РФ) — открытое хищение имущества; разбой (ст. 162 УК РФ) — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с применением такого насилия.

Характерной особенностью нормы, предусматривающей ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), является то, что она предусматривает ответственность за хищение, совершенное любым способом. Главный момент — особая ценность (историческая, научная, художественная, культурная) похищенного. Не отвечает всем характеристикам понятия хищения, но примыкает к ним вымогательство (ст. 163 УК РФ) — требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой распространения сведений, позо-

4 Там же. 158

рящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким5.

Однако некоторыми авторами ставится на обсуждение вопрос об изменении существующей классификации, что в дальнейшем могло бы поломать сложившуюся судебную практику. Рассмотрим обозначенную проблему на примере состава разбоя. Согласно ч. 1 ст. 162 УК РФ, разбой есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Некоторые авторы к числу существенных недостатков УК РФ относят признание разбоя как усеченного состава, что является плодом советского законодателя, который, рассматривая разбой как агрессивное действие, всегда делал упор на цель хищения имущества, т.е. не на преступный результат, и даже не на процесс, а на намерение. Иначе говоря, при разбое, составе преступления против собственности, преступное деяние считается завершенным не с момента завладения имуществом, а с момента применения насилия к личности потерпевшего. В этой связи В. В Хилю-та6 ставит вопрос о правомерности постановки на передний план личности (человека), а не имущества в главе 21 УК РФ о преступлениях против собственности и предлагает подвергнуть ревизии научные представления о разбое, т.к. законодательное описание разбоя не должно иметь принципиальных отличий от характеристики других форм хищения. А. Успенский7 также считает, что «указание на нападение из определения разбоя лучше исключить, поскольку содержание этого понятия, имеющее значение для определения характера его общественной опасности, исчерпывается насилием, опасным для жизни и здоровья, и угрозой его применения».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Более того, В. Быков предлагает разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, квалифицировать как бандитизм по ст. 209 УК РФ. 8

На наш взгляд, подобные идеи весьма сомнительны. Следует учесть, что помимо того, что по закону разбой и бандитизм — различные составы с четко различающимися юридическими признаками, нельзя упускать из поля зрения содержание объектов посягательств. Разместив ст. 162 УК РФ в главе «Преступления против собственности», законодатель четко ограничил рамки применения нормы. С объективной стороны разбой причиняет вред отношениям собственности и безопасности конкретной личности. Статья 209 УК РФ размещена в главе «Преступления против общественной безопасности». Объект бандитизма иной — общественная безопасность.

Длительное время судебная практика исходила из того, что состав бандитизма охватывает все иные преступления, которые совершаются при актах бандитиз-

5 Научно-практическое пособие по применению УК РФ под ред. В. М. Лебедева. — М.: Норма, 2005. С. 391.

6 Хилюта В. В. Разбой: от усеченного — к материальному составу преступления. Адвокат. 2007. № 8.

7 Успенский А. О недостатках определений некоторых форм хищений в новом УК. Законность. 1997. №2. С. 36.

8 Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой. Российская юстиция. 2001. №3. С. 34.

ма. Принятие в 1996 г. нового УК, изменившего содержание статьи об ответственности за бандитизм, потребовало иного подхода к проблемам квалификации совершаемых во время бандитских нападений преступлений. Кроме того, Пленум Верховного Суда постановлением от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» дал разъяснение, согласно которому совершенные при бандитских нападениях преступления должны самостоятельно квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ, а наказания назначаться по правилам совокупности преступлений.

Таким образом, нельзя не согласиться с точкой зрения Р. Галиакбарова: «Уголовный закон — сложный организм. При толковании применяемых норм следует

учитывать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе. Это становиться отчетливо понятно, когда В. Быков вырывает из контекста отдельные понятия и толкует их произвольно, без учета буквы закона. Отсюда и субъективные выводы, способные при их внедрении серьезно дестабилизировать практику, привести к объективному вменению и необоснованному усилению уголовной ответственности… Очевидно, что любая рекомендация ученого, прежде чем она доводится до специалистов и практиков, должна тщательно просчитываться на теоретическую обоснованность и возможность негативных последствий для практики»9.

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

9Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судьбу практики. Российская юстиция. 2001. № 7. С. 56-57.

Случаи, когда граждане, защищаясь, лишают нападавших здоровья и жизни, вызывают острую реакцию.

Закон такой есть, но разные судьи толкуют его всяк по-своему. Пленум Верховного суда дал поэтому четкие разъяснения. О них члену президиума Ассоциации юристов России Михаилу Барщевскому рассказал судья Верховного суда РФ Валерий Степалин.

Вплоть до лишения жизни

Валерий Петрович, чем была вызвана необходимость принятия постановления пленума по делам о необходимой обороне? Сколько вообще дел проходит по этой статье?

Валерий Степалин: Последний пленум на эту тему был в 1984 году. С 1997 года действует новый Уголовный кодекс РФ. При этом статья 37 в рамках даже нового УК менялась уже трижды. Естественно, суды испытывали определенные затруднения в толковании нюансов. В старом кодексе у нас были только необходимая оборона и крайняя необходимость. А сейчас: и исполнение приказа, и обоснованный риск, и физическое или психическое принуждение, и задержание лица, совершившего преступление, — все эти новые обстоятельства нам пришлось подробно рассмотреть. Кроме того, количество дел по необходимой обороне, достаточно велико. Только за последние 2,5 года по этой статье было оправдано 162 человека и еще 11 — по задержанию преступника.

А что принципиально нового вы бы выделили в постановлении пленума не для юристов, а для обычных читателей?

Валерий Степалин: Закон принципиально новый. Важно, что теперь определено, когда необходимая оборона может осуществляться без каких-либо пределов, то есть вплоть до лишения жизни нападающего. Например, это касается части 1 статьи 37, когда нападение представляет угрозу жизни или имеется опасность для жизни обороняющегося или тех людей, кого он защищает. В данной ситуации так называемая «беспредельная» оборона, причиняющая любой вред напавшему, допустима.

Мы также рассмотрели ситуации, когда можно говорить о превышении пределов необходимой обороны, если нападение не представляет опасности для жизни и, вообще, общественной опасности, хотя формально содержит признаки преступления. Так, нельзя стрелять в человека, если он схватил пачку сигарет из кассы магазина. Ни к какой обороне это отношения иметь не будет.

Кроме того, нами разъяснен пункт 2.1 статьи 37, в которой говорится о неожиданности нападения. Когда лицо вследствие внезапности нападения, впадает в состояние страха, паники, испуга и может неправильно оценить опасность, степень посягательства и неадекватно среагировать на действия нападающего. Например, его жизни не угрожали, а он убил. Мы записали пример, что если неожиданно ночью кто-то проникает в дом, и спящий там человек, в силу испуга, воспринимает нападение неадекватно, может, мелкий воришка проник что-то украсть, но проснувшийся воспринял это как опасность для жизни и убил воришку, ответственность может не наступить.

162 человека были оправданы за последние 2,5 года по статье о необходимой обороне и еще 11 — по задержанию преступника

Увечья по ошибке

Я вообще хотел бы видеть в постановлении очень жестко высказанную позицию: «Мой дом — моя крепость». Если кто-то вошел на мою территорию незаконно, то поставил себя вне закона. Но, к сожалению, вы на это не пошли.

Валерий Степалин: У нас нет такого закона, что если кто-то проникает, то его надо сразу убивать. У нас нет закона о категорической неприкосновенности частной собственности в таком варианте. Может, человек по ошибке забрался в это окно?

А я, может, по ошибке его убил?

Валерий Степалин: Насчет мнимой обороны мы тоже высказались. Дела такие есть, когда принимают за нападающего совершенно другого человека. Было дело, когда избили человека и пообещали, что вернутся и еще побьют. Стало темно, когда он услышал топот. Позднее выяснилось, что группа ребят бежала на электричку. А он решил, что на него нападают, и стукнул одного тяжелым предметом, причинил вред. Признали, что он не мог осознавать, что это не нападение, находился в состоянии мнимой обороны. А при мнимой обороне применяются все те же правила, что и при необходимой обороне.

Некоторые, прочитав постановление пленума, говорят о том, что открыта дверь для насилия со стороны полиции.

Валерий Степалин: Не знаю, как к такому выводу можно прийти. Право на оборону имеют все: и обычные граждане, и лица, исполняющие служебные обязанности. Когда они действуют в пределах законов и служебных уставов, они наделяются специальными полномочиями и сопротивление их требованиям не будет считаться необходимой обороной.

То есть, условно говоря, бросать асфальт в полицейских нельзя и впредь?

Валерий Степалин: Совершенно верно. Другое дело, если сами сотрудники органов совершают неправомерные действия.

Тогда право на необходимую оборону у граждан появляется?

Валерий Степалин: Необходимой обороны никто граждан не лишал. И мы не могли такое в пленуме указать. Тем более уже получили широкую огласку в СМИ большие резонансные дела, например, в Татарии, о нарушениях прав граждан работниками дознания и следствия, приведших к тяжким последствиям. Я комментарии давать не могу по конкретным делам, но, в таких случаях, граждане сами должны решать, как им действовать, исходя из обстановки.

Ключевой вопрос

Пленум признал правомерным, с точки зрения необходимой обороны, установку всяких автоматических домашних ловушек для защиты?

Валерий Степалин: Тут тоже потребовались новые разъяснения, потому что люди для защиты каких-то своих, естественно законных интересов, стали все чаще устанавливать специальные автоматические срабатывающие устройства, капканы, самострелы . По этому поводу были высказаны две точки зрения. Первая — нельзя устанавливать такие устройства, поскольку в момент их монтажа нет факта нападения и это, как бы, оборона на будущее. А чтобы применить оборону, должно быть нападение. Другая точка зрения — можно устанавливать и защищаться, но только так, чтобы причинять вред исключительно нападающему, но не третьим лицам. В итоге мы разъяснили, что для осуществления более полного права на защиту такие устройства можно устанавливать. Но только те, которые не запрещены законом. Установка взрывчатого устройства, растяжки с гранатой, естественно, будет незаконной. Такие средства не находятся в свободном обороте и их устанавливать нельзя. Если вред причиняется не нападающим, а третьим лицам, например, почтальону или пожарному или вообще устройство вдруг сработало и причинило кому-то вред, допустим, соседям или гуляющим неподалеку детям, будете отвечать за последствия на общих основаниях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *