Незаконная продажа органов

Знакомясь с судебными решениями по преступлениям в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, мало кто из нас удивляется множественности неустановленных фактов, которые используются при описании содеянного. Но если конструкции следующего типа ещё выглядят приемлемо для целей борьбы с преступностью: «Он, имея умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств, 01 июня 2011 года, в неустановленное следствием время, в районе , более точного места не установлено, у неустановленного лица…»* – то иные допущения «неустановленного» уже претендуют (но не безусловно) на статус квалификационных ошибок.

Парадоксами для подкрепления последнего тезиса могут выступить любопытные формулировки из практики Верховного Суда РФ, когда вменяется признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору при том, что один из двух соучастников даже не установлен:

(а) В п. 5 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за IV квартал 2007 года указано, что по одному из уголовных дел действия В. были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. от 13.06.1996), т.е. «покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, по предварительному сговору группой лиц», хотя двумя абзацами выше было буквально указано, что «В., вступив в предварительный сговор с неустановленным следствием лицом на незаконный сбыт наркотического средства…».

(б) «Как установлено судом, 9 июня 2007 года М. от неустановленной женщины (с которой заранее договорился о сбыте наркотиков) получил для последующего сбыта наркотическое средство…»** – на основании этого в квалификации деяния М., помимо п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 162-ФЗ от 8.12.2003), т.е. «незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере», был вменен и признак совершения указанного преступления в составе «группы лиц по предварительному сговору» (п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ).

Нельзя презюмировать групповое преступление тогда, когда один из свершителей преступления не может выступать субъектом уголовной ответственности (сторонники подхода, например, Г.А. Кригер и П.Ф. Тельнов). Это, конечно, спорный постулат из науки уголовного права, так как в науке уголовного права при мощной поддержке судебной практики (в том числе Верховного Суда РФ – «Уголовный закон не исключает при определенных условиях возможности признания преступления совершенным группой лиц по предварительному сговору с лицом, не подлежащим уголовной ответственности»***) сильно и прямо противоположное мнение, но я его не придерживаюсь, так как полагаю концептуальными позиции субъективного момента в определении группового преступления.

И в свете этого где гарантия, что неустановленные выше два лица-«соучастника» не страдают психическими расстройствами или болезненными состояниями психики, исключающими вменяемость или не являются вдруг лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности?

Однако, это не единственные опасения. В региональной судебной практике уже был прецедент, когда «неустановленным лицом» оказалось лицо, оправданное в совершении преступления. Пример не из наркопреступлений, но весьма показателен. Президиумом Нижегородского областного суда установлено, что по приговору первой инстанции Г-ков совершил преступление в составе группы лиц по предварительному сговору, при этом второй из двух участников противоправного деяния установлен не был – «неустановленное лицо». Далее приведу серию цитат о том, к чему привела невнимательность суда первой инстанции:

«Однако из приговора усматривается, что в его основу были положены показания Г-кова Д.Н., данные им на предварительном следствии, согласно которым неустановленным лицом, участвовавшим в причинении тяжкого вреда здоровью К-кова, является В-лов А.Ю. …

…Постановлением судьи … районного суда … от 25 июля 2003 г. уголовное дело в отношении В-лова А.Ю., также обвиняемого в совершении данного преступления по п. 4 ст. 111 УК РФ, было прекращено.

Суд пришел к выводу о наличии в деяниях В-лова А.Ю. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ, и прекратил уголовное дело за отсутствием заявления представителя потерпевшего на основании п. 5 ст. 24 УПК РФ. …

При таких обстоятельствах действия осужденного Г-кова Д.Н. по причинению тяжкого вреда здоровью необоснованно квалифицированы как совершенные по предварительному сговору группой лиц»****.

Из совокупности представленного логично вытекает сравнительный ряд: «Неустановленное лицо в групповом преступлении с двумя участниками» = «неустановленная вина» = «неустановленный потерпевший» = «неустановленное событие преступление»… Лаконичный вывод блога изобразил бы в формуле – «неустановление лица = недоказанному участию этого самого лица в противоправном деянии».

В Таганроге полицейские задержали двух местных жителей, которые пытались продать на органы живого человека. За полный комплект злоумышленники надеялись выручить полтора миллиона рублей. Подобные истории — не редкость: к примеру, прошлой осенью в Москве двое граждан Украины пытались продать почку своей соотечественницы за три тысячи долларов. Действительно ли в России существует черный рынок человеческих органов или это страшилки, а черные трансплантологи — всего лишь мошенники? В ситуации разбиралась «Лента.ру».

Ценные люди

Информацию о попытке продажи человека на органы 31 августа обнародовала пресс-служба прокуратуры Ростовской области. По версии следствия, 29 августа двое подозреваемых, находясь в гостиничном номере одного из отелей в Таганроге, продали за 1,5 миллиона рублей 26-летнего россиянина для «его дальнейшей эксплуатации в личных целях, изъятия органов и тканей». Сразу после получения денег продавцы были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, а по факту произошедшего возбудили уголовное дело по статье 127.1 УК РФ («Торговля людьми»).

По словам источника в правоохранительных органах, следствию стало известно о готовящемся преступлении заранее, и покупателем выступило подставное лицо — один из силовиков. Для жертвы эта история закончилась хорошо: молодой человек жив, ему ничто не угрожает. А вот подозреваемым грозит до десяти лет лишения свободы.

Это не единственная подобная история. В октябре 2016 года 23-летние граждане Украины Мария Олейник и Андрей Бородач начали переписываться в соцсети со своей соотечественницей. Та рассказала, что остро нуждается в деньгах и готова продать почку; девушка рассчитывала выручить за свой орган от 50 до 75 тысяч долларов. Сообщники убедили жертву, что сделку выгодно заключать в России. 30 октября 2016 года в гостиницу «Мираж» явился покупатель, под видом которого выступил сотрудник полиции. Впрочем, как оказалось, Олейник и Бородач задумали обмануть девушку и продать не только ее орган, всю ее целиком в секс-рабство.

21 февраля Тимирязевский суд Москвы вынес сообщникам приговор: их признали виновными по статье 127.1 УК РФ («Купля-продажа человека, совершенная в целях его эксплуатации, с перемещением потерпевшего через госграницу РФ»). Олейник была осуждена к 2,5 годам в колонии общего режима, Бородач — к трем годам.

«Легендарные» трансплантологи

В недавних случаях, прямо или косвенно связанных с нелегальным донорством, злоумышленникам не удалось реализовать свой умысел. Между тем в криминальной истории России был по-настоящему резонансный и пугающий прецедент, связанный с изъятием органов. Он известен как «дело трансплантологов», или «дело 20-й ГКБ».

…11 апреля 2003 года группа сотрудников МУР задокументировала, как считает следствие, факт подготовки к изъятию органов у еще живого пациента, находившегося в реанимации городской клинической больницы №20 (ныне — ГКБ имени А.К.Ерамишанцева). Любопытно, что именно там находится единственное в Москве «стражное» отделение — то есть место в «гражданской» больнице, где под строгой охраной лечат задержанных и арестованных. То есть ГКБ №20 сотрудники МУР знали очень хорошо.

По версии следствия, органы, которые пытались изъять у пациента, предназначались на продажу. Тем не менее в ходе суда все обвиняемые были оправданы — за отсутствием в их действиях состава преступления. Позже оправдательный приговор врачам устоял во всех инстанциях, причем именно с такой формулировкой. На суде удалось однозначно доказать, что врачи действовали в рамках закона, строго соблюдая все инструкции, в том числе порядок действий при смерти мозга. Факт введения препаратов, ускоряющих смерть, о чем говорили свидетели, на суде был опровергнут.

Однако шумиха вокруг этой истории серьезно навредила российской трансплантологии. Опасаясь повторить судьбу своих коллег из 20-й больницы, врачи перестали сообщать о потенциальных донорах, количество пересадок заметно сократилось. Сколько пациентов в результате умерло, не дождавшись органов, точно не известно. Для правоохранительной системы «дело 20-й больницы» стало ощутимым репутационным ударом.

Без почки, но с обвинением

«В России за торговлю органами в основном привлекают людей, у которых эти органы изъяли. Я не встречал пока ни одного недобровольного случая, когда у человека изымали органы без его ведома и согласия, — рассказал «Ленте.ру» правозащитник и лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников. — В основном это происходит по схеме, которая весьма схожа во всех странах постсоветского пространства. Находят людей, предлагают продать почку, часть печени или еще что-то, после чего начинается длительная процедура всевозможных анализов и исследований».

По словам Мельникова, самые «ходовые» органы — почки и часть печени. Пол потенциального донора не имеет значения. После того, как донор найден, ему оформляют загранпаспорт, привозят его в Германию и проводят операцию в местной клинике, после чего он возвращается в Россию.

Уже дома человек обращается к врачам, и выясняется, что у него отсутствует один из органов. О подобных фактах медики сообщают стражам порядка, после чего человека вызывают и спрашивают, к примеру, где почка. Он объясняет, что он ее продал. Но в России продажа органов запрещена, поэтому донора привлекают к ответственности. В итоге тот, кто продал орган, оказывается в положении преступника. Мельников поясняет: тот, кто делает бизнес на продаже человеческих органов, не предупреждает доноров ни о потенциальной ответственности, ни о серьезности этого шага.

«В России, как и в других странах постсоветского пространства, подобные случаи встречаются, но особенно они распространены, к примеру, в Молдавии, где с подобными историями к нам приходили целыми селами, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Сегодня это постсоветский регион, где на душу населения приходится больше всего таких случаев. Вообще я, изучая эту тему, общался с врачами, и правда в том, что просто поймать человека на улице и продать его на органы практически невозможно. Для трансплантации органов мало соответствия группы крови и резус-фактора — есть масса других нюансов. К нам поступают сообщения о том, что людям угрожают продажей на органы. Этим, к примеру, порой грешат коллекторы. Но реальных случаев похищения для изъятия органов, по нашим данным, не было».

Страшные сказки о похищенных донорах

«Все слухи о похищениях людей на органы при внимательной проверке не подтверждаются. Чаще всего оказывается, что эту версию придумывают. Все врачи — и трансплантологи, и невропатологи, и судебно-медицинские эксперты — утверждают, что подобные похищения просто бессмысленны. Дело в том, что не каждый человек подходит в качестве донора, установить это можно только после исследования тысячи показателей. И то не факт, что пересаженный орган приживется», — рассказала «Ленте.ру» опытный следователь, много лет специализирующаяся на расследовании тяжких преступлений против личности, к которым относится и похищение человека.

Подбор донора в России — сложная и дорогостоящая процедура, которая по карману только государству. Технически в пересадке органов нет ничего сложного, но если они подобраны неправильно и не подходят реципиенту, начинается отторжение. Наиболее результативна пересадка от близких родственников, но их никто не похищает, поскольку в сложной ситуации они обычно готовы добровольно стать донорами для близких, которым нужна помощь. Использовать в качестве донора случайного человека без анализов и обследований — это лотерея с минимальными шансами на выигрыш. Чтобы получить от такого теневого бизнеса хоть какой-то доход, масштабы насильственного донорства должны быть огромными, что, само собой, не останется без внимания правоохранительных органов.

Зачатки подпольного донорства на территории России могли иметь место до 1992 года, когда спрос даже на такие недефицитные объекты трансплантации, как хрусталики глаз и кожные лоскуты, в десятки раз превышал предложение. Однако позже ситуацию удалось исправить. С 1992 года в России действует «Закон о трансплантации органов и тканей», который считается одним из самых современных в мире — он прямо запрещает пересадку органов за деньги, а также прописывает процедуру изъятия.

Главный критерий при этом — констатация смерти мозга, а в комиссию, дающую заключение, не входят врачи, заинтересованные в получении органов. Благодаря специальной государственной системе медики сегодня моментально получают информацию о потенциальных донорах; чаще всего это пострадавшие от несчастных случаев, поступившие в крайне тяжелом, безнадежном состоянии. К ним высылают врачей-трансплантологов, которые при соответствующем исходе в кратчайшие сроки доставляют изъятый орган реципиенту. Правда, листы ожидания органов по-прежнему включают сотни нуждающихся. Но очередность там строго соблюдается — за этим следят в том числе родные нуждающихся и сами пациенты. Благодаря тому, что официальная система донорства органов сегодня хорошо отлажена, возможность того, что при пересадке будут использованы «левые» органы, полностью исключена.

На территории Левобережного района городского округа город Воронеж сотрудниками управы района ежедневно проводятся мероприятия, направленные на пресечение и ликвидацию несанкционированной торговли.

В ходе рейдовых мероприятий выявлено несколько мест несанкционированной торговли и установлено, что реализуемый товар не имеет соответствующей документации. Владельцы подобных точек не платят налоги и не считают нужным содержать в чистоте территорию, на которой работают, оставляя после себя различный мусор.

Всего по итогам рейда ликвидировано 3 места несанкционированной торговли, сотрудниками управы района составлены протоколы об административных правонарушениях по статье 19.2 Закона Воронежской области от 31.12.2003 № 74-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Воронежской области».

Наряду с мерами административного воздействия, сотрудники управы района постоянно проводят с гражданами разъяснительную работу о недопустимости осуществления уличной торговли в неустановленных местах и возможности реализации товаров на ярмарках, рынках города Воронежа.

Подобные рейды, способствующие наведению порядка, проводятся управой Левобережного района регулярно, так как подобная систематичная работа способствует сокращению мест стихийной торговли.

Управа Левобережного района в очередной раз предупреждает жителей Воронежа и гостей города о том, что приобретение товаров в местах, не предназначенных для торговли, может быть опасно для здоровья и жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *