Ничтожность

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 167 ГК РФ. Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 167 ГК РФ, судебная практика применения

В пп. 80-84 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

Взаимные предоставления по недействительной сделке считаются равными

По смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ взаимные предоставления по недействительной сделке, которая была исполнена обеими сторонами, считаются равными, пока не доказано иное. При удовлетворении требования одной стороны недействительной сделки о возврате полученного другой стороной суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу последней всего, что получила первая сторона, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом.

Возврат индивидуально-определенной вещи по недействительной сделке

При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по недействительной сделке, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество. Индивидуально-определенная вещь подлежит возврату, если она сохранилась у получившей ее стороны.

Возврат стоимости пользования вещью по недействительному договору

В случае недействительности договора, по которому полученное одной из сторон выражалось во временном возмездном пользовании индивидуально-определенной вещью, эта сторона возмещает стоимость такого пользования другой стороне, если оно не было оплачено ранее (пункт 2 статьи 167 ГК РФ). Переданная в пользование по такому договору вещь также подлежит возврату. Учитывая особый характер временного пользования индивидульно-определенной вещью, срок исковой давности по иску о ее возврате независимо от момента признания сделки недействительной начинается не ранее отказа соответствующей стороны сделки от ее добровольного возврата (абзац второй пункта 2 статьи 200 ГК РФ).

Статья 167 ГК РФ не применяется к требованиям покупателя к продавцу о возврате цены и убытков при изъятии товара третьим лицом

При рассмотрении требования покупателя к продавцу о возврате уплаченной цены и возмещении убытков, причиненных в результате изъятия товара у покупателя третьим лицом по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, статья 167 ГК РФ не подлежит применению. Такое требование покупателя рассматривается по правилам статей 460 — 462 ГК РФ. По смыслу пункта 1 статьи 461 ГК РФ исковая давность по этому требованию исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя.

Допустимо предъявление иска о признании ничтожной сделки недействительной без заявления требования о применении последствий ее недействительности

Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 ГК РФ допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

Понятия «основы правопорядка» и «нравственность»

Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Статья 169 ГК Российской Федерации указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий (Определение Конституционного Суда РФ от 08.06.2004 N 226-О)

®

УДК 347.132.6 ББК 67.404.201

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Кагальницкова Наталья Владимировна

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и международного частного права, Волгоградский государственный университет, базовая кафедра ЮНЦ РАН lara7@bk.ru, gimchp@volsu.ru

просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация

Аннотация. Статья посвящена анализу положений Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», касающихся изменений правового регулирования критериев ничтожности и оспоримости сделок. Автор отмечает, что отличие ничтожных сделок от оспоримых можно констатировать по следующим признакам: указание в законе на ничтожность сделки; ничтожность сделки независимо от нарушения прав и интересов участников сделки и третьих лиц; ничтожность сделки независимо от желания лиц сохранить сделку; возможность констатации судом ничтожности сделки, в том числе и в рамках судебного разбирательства по другому предмету; возможность применения судом последствий недействительности сделок по своей инициативе в публичных целях, невозможность конвалидации сделки; трехлетний срок исковой давности.

Ключевые слова: сделка, недействительность сделки, ничтожные сделки, оспоримые сделки, реституция, притворная сделка, защита нарушенных прав.

Произошедшие изменения в правовом регулировании института недействительных сделок прежде всего направлены на упрочение стабильности института сделки. Главным фактором прочности данного института является изменение презумпции с ничтожности сделки на ее оспоримость. Это объясняется тем, что государство выделя-

¡12 ет в одну группу более важные случаи, ког-©

да сделка нетерпима с точки зрения инте-м. ресов государства (например, сделка, над правленная к явному ущербу для государ-§ ства), и относит в другую группу случаи, при-§ знаваемые государством менее важными с точки зрения интересов общества (например, сделка, совершенная под влиянием заб-© луждения) .

Основным фактором, позволяющим в настоящее время «уничтожить» сделку (ничтожную), является противоречие публичным интересам и нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц.

Провозглашение «принципа нерушимости сделки» повлекло изменение механизма правового регулирования ничтожных и оспоримых сделок и, как следствие, корректировку критериев их разграничения.

Необходимо отметить, что данные критерии подвергались ранее критике со стороны отдельных авторов. В частности, высказывались мнения по поводу того, что в законодательстве не определены критерии отнесения сделок к числу оспоримых, законодатель использует для этих целей перечневый

подход . Е. Годэме указывал, что нет различия a priori между двумя категориями недействительности .

Традиционно критериями различия оспоримых и ничтожных сделок являлись: а) порядок признания соответствующих сделок недействительными; б) круг лиц, которые имеют право заявлять о недействительности сделок .

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее судом. Данная формулировка определяет недействительность ничтожной сделки «в идеале». Однако во многих случаях, для того чтобы констатировать ее недействительность в правовом поле, довольно часто необходимо судебное решение, которое принимается на основе достаточно весомых доказательств. Например, необходимо определить отсутствие совпадения воли и волеизъявления в притворных и мнимых сделках (ст. 170 ГК РФ); для применения ст. 169 ГК РФ в судебном заседании необходимо констатировать цель сделки и установить наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон; возмещение реального ущерба недееспособной стороне сделки возможно только если в судебном заседании будет доказано, что дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (п. 2 ст. 171 ГК РФ) и т. д.

В отдельных случаях признание ничтожной сделки вообще невозможно без судебного решения. В частности, только суд может установить, действительно ли сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

В ст. 12 ГК РФ способом защиты нарушенных прав названо требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Но суд, прежде чем применить последствия недействительности сделки, должен констатировать ее ничтожность, что в ряде случаев, как указывалось выше, требует предоставления сторонами соответствующих доказательств. Кроме того, ГК РФ допускает возможность заявления отдельного иска о признании сделки ничтожной. Вынося решение о недействительности ничтожности

сделки, суд официально подтверждает уже существующий факт и вносит определенность во взаимоотношения сторон.

Второй критерий, отграничивающий оспоримые сделки от ничтожных, — это круг лиц, имеющих право заявлять требование о недействительности сделок. Н. Растеряев по данному поводу писал, что ничтожная сделка нарушает нормы, охраняющие права лиц и запрещающие известные действия в общественном или государственном интересе, то есть нарушает публичные права, поэтому недействительность обнаруживается сама по себе, по предписанию закона. Оспоримые сделки, по его мнению, нарушают нормы, охраняющие интересы частного лица, поэтому признать их недействительными возможно только по желанию данного частного лица . И.А. Данилов считал, что деление сделок на оспоримые и ничтожные должно иметь значение для определения круга лиц, обладающих правом заявлять требование о недействительности сделки. При ничтожности сделки право оспаривания предоставляется любому заинтересованному лицу, при оспоримости — только лицу, чей интерес охраняется нормой .

Ранее оспаривание ничтожной сделки допускалось любыми заинтересованными лицами, имеющими материальный интерес в признании ничтожной сделки недействительной и ограниченном круге лиц, имеющих процессуальный интерес . В настоящее время данное правило сохранено для требований о признании ничтожных сделок недействительными, без применения последствий признания сделок недействительными. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить только сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

В соответствии с п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в Законе. Исходя из содержания абз. 2 и 3 п. 2 ст. 166 ГК РФ «иные лица», которые оспаривают сделку, должны иметь материально-правовой или процессуальный интерес (например, п. 1 ст. 173.1 ГК РФ, п. 2 ст. 174 ГК РФ).

Исходя из вышесказанного правила ст. 166, 168-169 ГК РФ в значительной степени стерли грани между ничтожной и оспоримой сделками . Справедливой представляется точка зрения А.П. Сергеева относительно того, что порядок признания сделок недействительными и круг лиц, имеющих право на совершение таких действий, не могут служить надежным критерием для подразделения ничтожных сделок на ничтожные и оспоримые. Рассуждая далее, автор приходит к выводу, что между оспоримыми и ничтожными сделками нет сущностных различий, а критерии их разграничения носят формальный характер. В то же время законодателем все же выделены определенные различия по данным видам сделок.

По мнению Н.В. Рабиновича, деление сделок на ничтожные и оспоримые весьма оправданно. В одних случаях сделка недействительна сама по себе и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована. В других случаях она должна быть признана недействительной, но только при условии возбуждения против нее спора . В настоящее время для оспоримых сделок вообще не допускается признание их недействительными по инициативе суда. Правомочие суда по своей инициативе применять последствия недействительности ничтожной сделки ограничено случаями, прямо предусмотренными законом и защитой публичных интересов. Суд вправе и обязан применять последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе в тех случаях, когда эти последствия носят публично-правовой характер, то есть когда имущество лица, переданное или подлежащее передаче по сделке, изымается и обращается в доход государства.

Пункт 4 ст. 168 ГК РФ прямо не определяет возможность суда по своей инициативе признать ничтожную сделку недействительной, без применения последствий ее недействительности, в том числе если ничтожность сделки будет выявлена судом в рамках судебного разбирательства по другому предмету. Как указывалось выше, и судебная практика , и ГК РФ (п. 3 ст. 167) определяют «признание ничтожной сделки не-

действительной» в качестве самостоятельного способа защиты.

В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 при рассмотрении исков об истребовании имущества из чужого незаконного владения арбитражные суды вправе давать юридическую оценку сделкам, на которых истцы основывают свой титул собственника, независимо от того, предъявлялись ли требования о признании таких сделок недействительными. Представляется, что в свете изменения презумпции недействительных сделок суд вправе по своей инициативе признать вышеуказанные сделки недействительными, если их ничтожность прямо установлена законом или установлено, что она посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ). Последствием будет являться отказ в истребовании имущества из чужого незаконного владения, но суд в резолютивной части решения не указывает, что сделка, на которой истцы основывают свой титул собственника, является ничтожной.

Рассмотрим другой пример: в составе общего имущества супругов, подлежащего разделу, заявлен автомобиль, который был оформлен на имя одного из супругов и к моменту судебного разбирательства продан третьему лицу. В судебном заседании устанавливается, что автомобиль фактически куплен за деньги сына, который осуществлял в отношении его все полномочия собственника, и им же получены деньги за данный автомобиль, то есть первоначальная сделка по приобретению автомобиля одним из супругов является притворной и в соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ не влечет юридических последствий с момента ее совершения, вследствие чего автомобиль (его стоимость) исключается из общего имущества супругов судом по своей инициативе.

Недействительность ничтожной сделки совпадает с ее возникновением, так что, можно сказать, сделка рождается мертвой , поэтому она недействительна сама по себе, в том числе независимо от того, нарушаются ли ею права участников сделки. В отношении ничтожных сделок, в отличие от оспоримых, суд не вправе принять отказ от ис-

ковых требований по причине ничтожности сделки, утверждать между сторонами мировое соглашение, предметом которого является сохранение в силе ничтожной сделки либо ее части.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для оспоримых и ничтожных сделок ст. 181 ГК РФ предусмотрен различный срок исковой давности. Так, для оспоримых сделок срок исковой давности установлен в один год и его течение начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Для применения последствий ничтожных сделок срок исковой давности установлен в три года. Если с требованием о признании сделки недействительной обращается третье лицо, то течение срока исковой давности начинается с момента, когда третье лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки. В любом случае срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). В целях применения срока исковой давности суд должен установить вид недействительной сделки: ничтожная или оспоримая. Для требований о признании ничтожной сделки недействительной применяются сроки исковой давности, установленные ст. 181 ГК РФ. В этой связи возникает вопрос: применяется ли срок исковой давности, если суд сам по своей инициативе констатирует сделку ничтожной? Представляется, что здесь должны действовать общие положения о сроке исковой давности: суд сам по своей инициативе не может применить сроки исковой давности. Если суд, защищая публичные интересы, по собственной инициативе применяет последствия признания сделки недействительной, то сроки исковой давности должны применяться по заявлению сторон сделки. Если суд констатирует факт совершения ничтожной сделки без применения ее последствий, то сроки исковой давности не применяются, так как ничтожная сделка не порождает никаких правовых последствий, она недействительна независимо от признания ее судом.

Далее, как отмечается в теории, отличительной характеристикой ничтожных сде-

лок является их конвалидация. Д.И. Мейер писал, что ничтожная сделка имеет необратимый характер: она не может быть исцелена ни давностью, ни последующим устранением пороков или восполнением недостающих элементов состава. Ничтожная сделка могла получить силу при добавлении отсутствующих реквизитов, однако считается, что сделка совершается заново .

Таким образом, отличие ничтожных сделок от оспоримых можно констатировать по следующим признакам: указание в законе на ничтожность сделки; ничтожность сделки независимо от нарушения прав и интересов участников сделки и третьих лиц; ничтожность сделки независимо от желания лиц сохранить сделку; возможность констатации судом ничтожности сделки, в том числе и в рамках судебного разбирательства по другому предмету; возможность применения судом последствий недействительности сделок по своей инициативе в публичных целях, невозможность конвалидации сделки; трехлетний срок исковой давности.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Андреев, В. К. Сделка и ее недействительность / В. К. Андреев // Юрист. — 2014. — № 1. — С. 8-12.

2. Годэмэ, Е. Общая теория обязательств / Е. Годэмэ. — М. : Юриздат, 1948. — 511 с.

3. Гражданское право. В 2 т. Ч. 1 / под ред.

B. П. Мозолина, А. И. Масляева. — М. : Юристъ, 2003. — 719 с.

4. Гражданское право. В 3 т. Т. 1 / под ред. А. П. Сергеева. — М. : Велби, 2009. — 1008 с.

5. Данилов, И. А. Сущность деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые / И. А. Данилов // Юридический мир. — 2010. — № 5. —

C. 18-21.

7. Мейер, Д. И. Русское гражданское право. В 2 ч. Ч. 1 / Д. И. Мейер. — М. : Статут, 1997. — 590 с.

8. Новицкий, И. Б. Сделки. Исковая давность / И. Б. Новицкий. — М. : Госюриздат, 1954. — 90 с.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N° 10, Пленума ВАС РФ N° 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права соб-

ственности и других вещных прав» от 29 апреля 2010 г. // Вестник Высшего арбитражного суща РФ. -2010. — №> 6.

10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. N° 6/8 // Специальное приложение к Вестнику Высшего арбитражного суда РФ. — 2001. — №> 1. — С. 50-51.

11. Рабинович, Н. В. Недействительность сделок и ее последствия / Н. В. Рабинович. — Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1960. — 166 с.

12. Растеряев, Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву Часть общая и часть особенная: догматическое исследование / Н. Растеряев. — Спб : Тип. Товарищества «Общественная польза», 1900. — 373 с.

1. Andreev V.K. Sdelka i ee nedeystvitelnost . Yurist, 2014, no. 1, pp. 8-12.

2. Godeme E. Obshchaya teoriya obyazatelstv . Moscow, Yurizdat Publ., 1948. 511 p.

3. Mozolin V.P., Maslyaev A.I., eds. Grazhdanskoe pravo. V21. T. 1 . Moscow, Yurist Publ., 2003. 719 p.

4. Sergeev A.P., ed. Grazhdanskoe pravo. V3 t. T. 1 . Moscow, Velbi Publ., 2009. 1008 p.

Bulleten notarialnoypraktiki, 2008, no. 4, pp. 31-40.

7. Meyer D.I. Russkoe grazhdanskoe pravo. V 2 ch. Ch. 1 . Moscow, Statut Publ., 1997. 590 p.

8. Novitskiy I.B. Sdelki. Iskovaya davnost . Moscow, Gosyurizdat Publ., 1954. 90 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE THEORETICAL LEGAL PROBLEMS OF THE DISTINCTION BETWEEN VOID AND VOIDABLE TRANSACTIONS IN CIVIL LAW

Kagalnitskova Natalya Vladimirovna

Candidate of Juridical Sciences, Associate Professor,

Department of Civil and International Private Law, Volgograd State University,

Base Department of Southern Scientific Center of the Russian Academy of Sciences (SSC RAS)

lara7@bk.ru, gimchp@volsu.ru

Prosp. Universitetsky, 100, 400062 Volgograd, Russian Federation

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 169 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 169 ГК РФ, судебная практика применения

В п. 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

Какие сделки могуь быть отнесены к сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка или нравственности?

Согласно статье 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

В качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

Неуплата налога или иные нарушения закона еще не означает что сделка имела цель, противную основам правопорядка или нравственности

Нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Для применения статьи 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности, и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно.

Последствия совершения сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 ГК РФ (двусторонняя реституция). В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Антисоциальные сделки. Понятия «основы правопорядка» и «нравственность»

«..Статья 169 ГК Российской Федерации особо выделяет опасную для общества группу недействительных сделок — так называемые антисоциальные сделки, противоречащие основам правопорядка и нравственности, признает такие сделки ничтожными и определяет последствия их недействительности: при наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае ее исполнения обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного; при наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Статья 169 ГК Российской Федерации указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий» (извлечение из определения Конституционного Суда РФ от 08.06.2004 N 226-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации»).

Что такое оспоримая сделка, а что такое сделка ничтожная? В чем разница между ними? К сожалению, не каждый судья понимает различие между ними.

Закон устанавливает, что определенные сделки могут иметь такие пороки, что в итоге они не порождают последствий. Иначе говоря, закон, при определенных обстоятельствах, не поощряет определенные сделки, но в зависимости от степени их неодобрения со стороны правопорядка, сделки с пороком могут не порождать последствий сразу с момента их совершения или только после их признания недействительными судом. Именно в этом отличия оспоримых сделок и сделок ничтожных.

Ч.1 ст. 166 ГК РФ гласит, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Таким образом, если стороны заключают сделку, пороки которой таковы, что она оспорима, то данная сделка порождает предусмотренные ей правовые последствия, если она не признана судом недействительной. Иначе говоря, оспоримую сделку можно назвать условно недействительной, так как она действительна, если не будет предъявлен соответствующий иск.

С ничтожной же сделкой все иначе. Она является недействительной с момента её заключения и изначально не порождает никаких юридических последствий.

Про ничтожность или оспоримость сделок, противоречащих закону, я уже писал. Какие еще сделки являются ничтожными. Приведем некоторые примеры.

Ничтожные сделки:

ст. 170 ГК РФ устанавливает ничтожность мнимых и притворных сделок;

ст. 171 ГК РФ устанавливает ничтожность сделки, совершенной гражданином признанным недееспособным вследствие психического расстройства;

ст. 172 ГК РФ устанавливает ничтожность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним);

ч.1 ст. 174.1 ГК РФ устанавливает ничтожность сделки с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности из законодательства о несостоятельности (банкротстве), в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом (статья 180).

Существенная разница также существует и по срокам исковой давности.

Так, по ничтожным сделкам, ч.1 ст. 181 ГК РФ предусматривает:

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

По оспоримым сделкам ситуация совсем иная. Законодатель в целях защиты участников гражданского оборота установил сжатые сроки исковой давности. Ч.2 ст. 181 ГК РФ предусматривает:

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Следует учитывать, что в настоящее время существуют нормы, позволяющее защищаться от исков о признании сделок недействительными. Так, ч.5 ст. 166 ГК РФ гласит, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Ч.4 ст. 167 ГК РФ предусматривает, что суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

О том, как защищаться от требований о признании сделки недействительной по вышеизложенным основаниям, читайте мои следующие публикации.

Если Вас интересуют вопросы признания сделок недействительными, то можете ознакомиться с некоторыми с некоторыми примерами из моей адвокатской практики, в которой я участвовал в делах об оспаривании сделок, как со стороны истца, так и ответчика.

Об успешной защите покупателя земельного участка с коттеджем в городе Пушкин от требования о признании сделки мнимой читайте . Обиженный истец пытался исправить ситуацию путем обращения на телевидение, но это ему не помогло, а 78 каналу еще пришлось и выплатить нашему доверителю компенсацию морального вреда за нарушение права на изображение.

Об успешной защите покупателя квартиры от признания сделки притворной со ссылкой истца на якобы обеспечительный характер продажи можно прочесть . В данном деле суд даже произвел осмотр квартиры, что бывает крайне редко.

О том, как мне удалось помочь истцу, который сам являлся юристом, и, прочитав мою статью о внеконкурсном оспаривании сделок обратился за помощью в кассационном обжаловании решений судов, которые отказали ему в признании недействительным договора дарения доли в праве общей собственности на квартиру читайте . В итоге Верховный суд РФ удовлетворил подготовленную мной кассационную жалобу, а затем на новом рассмотрении Санкт-Петербургский городской суд вынес решение в пользу моего доверителя.

Об одном из моих самых первых дел по защите от оспаривания сделок читайте . В данном споре я защитил предпринимателя, который купил у муниципального образования здание, но прокурор оспорил сделку со ссылкой на незаконность приватизации.

Это лишь отдельные примеры из практики. Если у Вас есть спор о признании сделки недействительной, то я всегда готов помочь в защите Ваших интересов. дать объективную оценку ситуации, подготовить иск или отзыв, определить истекли ли сроки исковой давности или нет, учесть нюансы конкретного спора. Возможна дистанционная работа, а если Вы в Санкт-Петербурге, то готов принять Вас в офисе в центре города.

1. В комментируемой статье перечислены случаи, когда сделка признается судом недействительной по иску потерпевшего, в связи с тем, что воля лица, совершающего сделку, не соответствует его волеизъявлению в силу указанных в этой статье обстоятельств.

Под насилием в п. 1 комментируемой статьи понимается противоправное физическое (а в некоторых случая и психическое) воздействие на другое лицо путем причинения страданий ему или его близким с целью заставить совершить сделку.

Под угрозой следует понимать обещание причинить вред другому лицу или его близким с целью заставить совершить сделку. Это может быть как неправомерный вред (например, угроза убийством), так и правомерный (например, обещание сообщить о совершенном правонарушении).

В п. 98 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено следующее.

«Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (пункт 1 статьи 179 ГК РФ). При этом закон не устанавливает, что насилие или угроза должны исходить исключительно от другой стороны сделки. Поэтому сделка может быть оспорена потерпевшим и в случае, когда насилие или угроза исходили от третьего лица, а другая сторона сделки знала об этом обстоятельстве.

Кроме того, угроза причинения личного или имущественного вреда близким лицам контрагента по сделке или применение насилия в отношении этих лиц также являются основанием для признания сделки недействительной.»

Следует учитывать, что закон не связывает оспаривание сделки на основании пунктов 1 и 2 статьи 179 ГК РФ с наличием уголовного производства по фактам применения насилия, угрозы или обмана. Обстоятельства применения насилия, угрозы или обмана могут подтверждаться по общим правилам о доказывании.

2. Обманом считается не только умышленное сообщение ложных сведений, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знало или должно было знать об обмане. Считается, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем, работником, помощником.

Согласно п. 99 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» «сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки (пункт 2 статьи 179 ГК РФ)».

Указание в п. 2 комментируемой статьи на то, что обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота, применялось и ранее в судебной практике, однако впервые это положение было зафиксировано в норме закона.

3. В п. 3 комментируемой статьи говорится о возможности признания недействительными сделок, совершенных на крайне невыгодных условиях, которые лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась или, другими словами, кабальных сделок.

Сделка может быть признана кабальной, если одновременно есть следующие обстоятельства (п. 3 ст. 179 ГК РФ):

1) она совершена на крайне невыгодных условиях для одной из сторон;

2) эта сторона вынуждена была совершить данную сделку вследствие стечения тяжелых обстоятельств;

3) другая сторона знала об этом и воспользовалась этими обстоятельствами.

Для этого нужно доказать, что контрагент знал о тяжелом положении другой стороны, но все равно совершил сделку в своих интересах (Определение Верховного Суда РФ от 16.11.2016 по делу N 305-ЭС16-9313, А40-91532/2015).

Он мог узнать об этом, например, из открытых источников (публикации в СМИ) или из переписки по другим сделкам (например, писем об отсрочке оплаты). Также нужно пояснить, в чем интерес другой стороны: какие необоснованные преимущества, выгоды она получила от сделки по сравнению с другими сделками, заключаемыми на свободном рынке. Недостаточно просто ссылаться на свое тяжелое финансовое положение (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.12.2015 N Ф04-28218/2015).

Согласно п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» «к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида. Вместе с тем наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной».

+Читать далее…

4. В соответствии с п. 4 комментируемой статьи при недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *