Обман в православии

  • Ложь изречения святых отцов
  • О лжи преп. Иоанн Лествичник
  • О том, что не должно лгать преп. Авва Дорофей
  • Ложь во спасение, праведный гнев и белая зависть Кирилл Борисов
  • Истина и ложь в свете христианской нравственности инок Всеволод
  • Страсть лжи свящ. Сергий Дергалев
  • Почему дети лгут? Где ложь, а где фантазия Екатерина Орлова
  • Грех лжи в аспекте христианской педагогики свящ. Димитрий Смирнов

***

Ложь – обман, намеренное искажение правды, истины. По объяснению святых отцов, ложь может быть мыслью, словом или жизнью.

Источником лжи является диавол: «Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

Девятая заповедь однозначно запрещает ложь. Главное средство борьбы с ложью – правдивость.

***

святитель Николай Сербский:
С Богом нас разделяет ложь, и только ложь. Сказать, что с Богом нас разделяет истина, то же самое, что сказать, что с Богом нас разделяет Бог.
Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания – вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям и богоотречению. С этой дороги нет возврата без тяжелого жизненного потрясения, пока человек, ослепнув, подобно Савлу, не падет на землю и пока Бог не поднимет его из пыли и немощи и не вернет ему зрение.

митрополит Сурожский Антоний:
Ложь, какая бы она ни была, это постройка нереального мира; а в нереальном мире нет Бога, потому что Бог есть абсолютная реальность.

***

Ложь и правда

архимандрит Елеазар,
духовник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры

Ложь – грех, один из самых распространённых недостатков человечества. Нет ни народа, ни страны, где бы не лгали. Множество неправды происходит в мире за одну только минуту. Уже в молодости ложь овладевает человеком, хотя никто этому не учит.

Ещё есть люди, которые думают и проницательно чувствуют опасность, которую не замечают остальные. Конечно, управляя телегой, было больше времени для размышлений, чем современному водителю. Поэтому думают все, но часто поверхностно и поспешно. Существующие опасности остаются незамеченными. Нередко приходится много оправдываться, защищаться от упрёков в невнимательности, необязательности. И здесь на первое место выступает ложь. Это быстрый и легкий путь привлечения к себе внимания, повысить себе цену, чтобы сказали: «мой дорогой».

Лгут, чтобы разбогатеть, чтобы сделать карьеру, чтобы защитить репутацию, уйти от наказания. В своё время запылал Рим, и император Нерон обвинил в поджоге христиан, началось первое кровавое гонение на верующих. Тысячи погибли на аренах цирка и сгорели живыми факелами. Метод притеснения укоренился и живёт.

Вспоминаются слова из популярной когда-то песенки: «это мы не проходили, это нам не задавали». Люди настолько глубоко проникнуты ложью, что даже хорошие дела совершают, прибегая ко лжи и обману. Очень некрасиво, когда лжёт женщина; когда лжёт телевидение, и в заслугу ставится «умелая» неправда и изворотливость. Зрители, не жалея времени, часами наслаждаются примерами лжи среди супругов, политических деятелей, детей. Это нравится, это приветствуется, это раскручивается и этому учатся, подражают, не задумываясь, что ложь приносит множество несчастий.

Ложь чернит, разрушает и убивает людей. Много невинно страдающих из-за того, что кто-то наговорил на них. Лжец заметно разлагается и сам, привыкая видеть всё неправильно. О людях он судит по мере своей испорченности.

Некоторые делают выводы по взгляду и наговорам, по тону голоса, по движению и улыбке. Лжец легко предполагает плохое в жизни, в действиях и поступках других.

Ложь – такой недостаток и грех, что воплощению зла в Священном Писании дано имя: «лжец и отец лжи». Восприятие неправды как достоинства свидетельствует об огромных переменах в образе мышления. Неверное не всегда неверно для современного человека. Поэтому получается, что лгать не всегда плохо, а говорить правду не всегда хорошо.

Марк Твен говорил, что когда человек не знает, что сказать, пусть говорит правду, которая поразит врагов и друзей. Бывает трудно сказать правду, и остаться тактичным человеком. Известна «ложь во спасение». Часто неверно переводятся слова псалма: «ложь – конь во спасение». Думать, что конь всегда может вывести из опасности неверно, ложно.

Люди почему-то лгут с особенной готовностью. Возможно потому, что ложь является быстрым и легким путём проявления к себе внимания и повышения себе цены, сделать в глазах окружающих карьеру, защитить репутацию, избежать наказания.

Лжи всегда сопутствуют неуверенность, сомнение, отступничество, негодование, гнев. Когда истина подменяется ложью, возникают её спутники. Блаженный Августин говорил, что когда движение к истине исчезло или хотя бы немного ослабло, ни в чём уже не может быть уверенности.

Фальшь вкрадывается в отношения людей и разлагает их. Распадаются семьи, сообщества, правительства, появляется недоверие к средствам массовой информации, – словом, никакие взаимоотношения не выдерживают испытания ложью.

Неправда стала распространённым приёмом интриги, самозащиты, продвижения в жизни. Грешники маскируют ложью свои дела, чтобы скрыть истинное лицо. Это заметно в торговле, науке, религии, политике, прессе. Ложь становится ничем не прикрытым распространением неправды.

Ещё в Ветхом Завете говорится, что диавол обольстил Еву, заставив усомниться. Он солгал, сказав, что «нет, не умрёте». В наши дни сатана применяет стратегию лжи, заставляя поверить, что грех не оставляет следов. Всю цивилизацию можно превратить в духовных вредителей, безответственно распространяющих ложные данные, за которыми следуют разрушения жизней, разорванные отношения.

Страшно хоть на минуту представить мир, оказавшийся в подобной обстановке. Поэтому православный должен молиться, чтобы говорить мудро, научиться отыскивать истину в любой ситуации. Правдивость не должна переходить в грубость, истину надо говорить с любовью (Ефес. 4:15). Правде должны сопутствовать милосердие, доброта, понимание.

Тонкой формой лжи и обмана является лесть. Словам льстеца нельзя доверять, гортань его – открытый гроб (Пс. 5:10). Льстец губит того, кому льстит, расставляя ловушку с помощью соблазна и гордыни. Людям свойственно драматизировать события. Гнев заставляет произносить преувеличенные угрозы.

Преувеличение подрывает основы добрых отношений, доверие и надежность. Нередко молодой человек говорит, что попал в руки искусителя за неимением опыта жизни. Это – ложь. Любое падение совершается по отсутствию доверия к правильному пути. После нашего решения начинается действие Божие. «Посему, отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы все члены друг другу» (Ефес. 4:25)

Лжец – враг души. Он приходит, как обманщик на базаре, с фальшивым счётом на ваше имя. Некоторым можно верить только до тех пор, пока вы их видите, новая компания меняет их. Подобно воде, они кипят или замерзают в зависимости от окружающей температуры. Многие поступают так вследствие отсутствия принципов. Они подобны флюгеру, вращаются по ветру.

Узнать их настоящее лицо также трудно, как снять мерку с луны. Они верят в то, что выгоднее. Они плывут всегда по ветру, откуда бы он ни дул… Им очень хочется стать хорошими товарищами, поэтому они приветливы, вступают в общение со всеми. Опытные люди советуют беречься тех, чьё отечество в царстве лжи. Они подобны гребцам, которые смотрят в одну сторону, а едут в другую.

Диавол заставил поверить, что богатство и собственность делают человека счастливыми, что успех определяется машинами и домами, что свобода – это возможность делать желаемое.

Делать, что хочешь! Это навязывается. Распутство, жизнь без пут, без ограничений, без комплексов. Всё это – повторение прошлого. История знает такое поведение и последствия. Апостол Павел описывает нравственную жизнь, не закрывая её картинами лесов и африканских джунглей. Он говорит о действительной жизни культурных центров того времени, нравственном облике цивилизованных людей.

Задолго до апостола Павла около Ефеса появились первые философы, стали думать, что пробудился разум, и открылась страна неограниченных возможностей. Но цветок опал, плод созрел, содержание оказалось горьким.

Какой была могучая Римская империя, которая, завоевав Грецию, обещала закон, порядок, зажиточность. Пали и Рим, и Греция, снедаемые неправдой, моральным разложением.

«Мерзость пред Господом уста лживые» (Притч. 12:22). Тот, кто близок к Богу, ходит непорочно, делает правду, говорит истину в сердце своем, кто не клевещет языком, не делает искреннему своему зла, не принимает поношений на людей (Пс. 15:2).

Любое ложное показание, наносящее вред невинным называется «лжесвидетельством». Упражняющийся в этом, не останется ненаказанным, «кто говорит ложь, не спасется» (Притч. 13:5). Этим средством Диавол хочет обратить человека в оружие, наносящее ущерб славе Божией. Некто сказал, что у греха много инструментов, но ложь- это рычаг, приводящий их в действие.

Это надо чаще приводить на память, потому что человек постоянно находится в обстановке ложных выводов и заключений. Обманывать – значит заблуждаться и вводить в заблуждение. Сеется недоверие, сомнение и непоправимый вред репутации. Во всех случаях надо учиться воздерживаться от преждевременных заключений до появления окончательной информации.

Множество страданий понесли люди от поспешных решений и обещаний. Ещё живы те, кто помнят, когда идеологи коммунизма внушали, что Сталин был одновременно великим политиком, самым большим стратегом, величайшим лингвистом, учёным и философом. Люди верили, что простой человек, в прошлом сидевший в тюрьме за грабёж, был «непогрешим». После его смерти тем же людям сказали, что Сталин был величайшим массовым убийцей в истории.

Эта ложь пошла дальше. В 1959 году партия без партнёров заявила, что через пять лет СССР догонит и перегонит высокий материальный стандарт США. Генсек Хрущёв заявил, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Он обещал по телевизору показать «последнего попа» в стране. Обманным путем обещалось создание коммунистами братства среди народов.

Говорить правду – лучшая политика. Человек может быть интеллектуально развитым, культурным, понимающим искусство, живопись, музыку, но иметь приглушённую совесть и быть слепым. Культура не освобождает от грехов. Первое требование, которое апостол Павел предлагает – отвергнуть ложь. Обязанность православного – говорить истину. Ложь следует преодолеть, помня, что софизм, изворотливость не приносят пользы. Христос – Победитель лжи. Он искупил человечество от греха и нам нужно подвизаться в умножении правды.

Несмотря на недостатки мира, в людях осталось стремление к добру. Ещё никому не удалось воспрепятствовать проникновению в мир добрых божественных мыслей. Отчуждение происходит по причине невежества и ожесточения. Невежество надо лечить не с головы, а с сердца. Невежество и ожесточение идут вместе.

С греческого языка ожесточение означает: «затвердевшая кожа». Сердце, много грешившее, становится чёрствым, нечувственным.

Известны случаи, когда люди лгут с ненасытностью и не замечают этого, делая грех ревностно и с интересом, часто ссылаясь на пушкинского Германа, что «наша жизнь – игра», человек ищет возможности солгать. Для этого он увлекает других, соблазняя и, если нужно, угрожая.

К сожалению, приходится наблюдать, что некоторые интеллектуалы помрачены в разуме. Жизнь, считавших себя просвещёнными, бывает бессодержательной, с неудовлетворёнными поисками. Становится понятным необходимость молитв в утренние часы. Пока ум не занят неправдами жизни, надо обратиться к Богу за помощью, ясно понять вечные божественные планы. Тогда будет меньше ссор из-за мелочей, преткновений, падений. Когда человек не читает утренних молитв, он как бы говорит: «Господи, сегодня днём я обойдусь без Тебя», и здесь сквозит ложь. Невозможно обойтись без Бога. Молясь утром, человек составляет программу на весь день, поднимая взор горе: «Отче наш, иже еси на небесех», потом выражает свои нужды: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», старается подумать о себе и других: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». В конце молитвы просим о нашей защите: «избави нас от лукаваго».

Да, без молитвы жизнь в опасности. Молитва вводит в небесную сферу, очищает мысли, укрепляет веру, избавляет от лжи. Очень важно закрепить такое настроение надолго.

Сатана внушает, что самоволие должно заменить все авторитеты. Господство Бога отвергается, как не соответствующее духу времени. Отсюда причины нестроений. Некоторые отдают жизнь за деньги, за собственность, за множество подобных вещей. Некоторые просто изощряются , стараясь достичь «высоты». Не случайно пёсик из детского мультфильма советует: «если у тебя нет хвоста, виляй улыбкой».

Но в людях всё-таки остаётся стремление к добру. Находятся люди, которые способны видеть, распознавать лукавство духов злобы. Враг старается поколебать взгляды православного верующего. Одним он говорит, что учение слишком ограниченно, примитивно; другим – чересчур строго и неприменимо в жизни.

Господь помогает обнаруживать ложь и лукавство и защищает православного в борьбе с неверными взглядами. Любое предательство и обман разрушают доверие в людях, распадается семья, рабочий коллектив, прекращается партнерство. Некоторые так лгут, что не замечают этого, а когда опомнятся, то новую фразу начинают со вставки: «честно говоря», показывая, что сказанное до этого было не совсем правдиво.

Рассуждая о важной теме – о судьбе внеземной души, вспомнился афоризм Монтеня: «Смерти учит, кто учит жить».

Дождь разлуки из смерти туч
Хлещет в дверь каждой души.
Тот умирать людей научит
Кто научит их верно жить.
В день, когда на белом свете
Упадёт на нас смерти тень,
Учит жизни, кто учит смерти,
Утверждает Мишель Монтень.
К Богу ближе, будет лучше
От отца удалимся лжи.
Только тот умирать научит,
Кто научит православно жить.
Часто жизнь обрывает случай,
Потому ко Христу спеши.
Тот людей умирать научит,
Кто научит их верой жить!
Жить для Бога, трудясь для ближних,
Чтоб не страшен был грядущий день,
Смерти учит, кто учит жизни!
Прав мыслитель Мишель Монтень.

Ложь и лукавство не имеют цены и цели, кроме одной – проводить сатанинские замыслы в жизнь, отстраняя любую мысль о вечности, о Боге, о порядочности вообще.

А люди верующие и думающие говорят о земной жизни и о переходе в вечность.

«Вестник Александро-Невской Лавры» № 7-8 (40-41) 2007

***

См. ДИАВОЛ, ЛУКАВСТВО, ПРЕЛЕСТЬ, ТЩЕСЛАВИЕ

= = = = = = = =
КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА НА ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА НА ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ читать >>>>>>>
= = = = = = = =

Наткнулся на такие высказывания, со многим согласен, но что то смущает:

«Братья и сестры, прошу вас, не судите меня строго. Подумайте и помолитесь, прежде чем комментировать!
Я чувствую душой, понимаю разумом, что Истина в православии, что нет спасения без Христа. Верую, но вера моя шаткая, как впрочем, у многих из нас.

1. «Пастырь и паства».
Много раз задавала вопросы священникам, и устно, и письменно. Смущает то, что получала либо шаблонный ОДНОРАЗОВЫЙ ответ, либо не отвечали вовсе.
Да и вам наверняка не раз приходилось слышать не ответ, а заученные фразы. Мол, смиряйся, молись, исповедуйся, причащайся и всё будет хорошо.
А почему они решили, что я этого не исполняю? Они меня даже не спрашивали!?!?
Потому, что им нет ни какого дела, до моей ДУШИ? А до сути вопроса, тем более.
За 18 лет, не было случая, что бы священник разговаривал со мной заинтересованно именно моей душой. И так, что бы по-простому, не спеша.
Странно это. В православных передачах это по-другому представляют.
Как мне верить, после этого этим священникам?

2. «Царская семья».
Мне их жаль! Жаль от того, что люди не дают им покоя с 1979 года.
Канонизация царской семьи, носит политический характер. РПЦ навешала всех собак на русский народ. Все русские виноваты в расстреле, и все должны каяться.
А мне непонятно, причём здесь русский народ?
Романовы стали раздражать Англию своими реформами. Стали выходить из-под контроля. Одна отмена крепостного права чего стоила! Затем, сокращение сроков службы в армии. Вот и начались покушения на царей. Но кто покушался? Английские шпионы!
Кстати Англия всегда использовала Пруссов, так как они педанты, к тому же исполнительны и дисциплинированны. Так что Романовы, говоря современным языком, исполняли роль президентов (ставленников Англии) в России. К тому же вспомним, кто готовил революционеров? Конечно! Та же Англия! Поэтому в Росси и появилось словосочетание «англицкий шпиён».
В то, что РПЦ этого не знала, я поверить не могу.
Что же касается расстрела? Я не верю! Нет доказательств и полное отсутствие логики.
Вокруг этого много возни, секретов, шумихи и ничего толком.
РПЦ ввела людей в заблуждение, и они прикладываются к мощам! К чьим мощам они прикладываются, НИ КТО НЕ ЗНАЕТ! Это же ужас!
«17 июля 1998 года Патриарх Алексий II отказался участвовать в торжественном захоронении останков в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Не было там и никого из правящих архиереев. А служивший панихиду священник возглашал: «Упокой, Господи, души раб Твоих, имена которых Ты веси». То есть это была панихида по умершим, имена которых даже не были названы, как так нет уверенности в том, что останки эти — царские. Сегодняшний Патриарх, а тогда председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Кирилл, председатель Отдела внешних церковных связей прокомментировал эту ситуацию в то время следующим образом: «Я отстаиваю в меру своих сил точку зрения Православной Церкви и считаю позицию государственных властей ошибочной».
Своего отношения к вопросу Церковь не изменила и по сей день (а Патриарх Кирилл почему то изменил). «В данной ситуации мы имеем дело с частным мнением отдельных людей, пусть даже и академиков, — сказал нам член Синодальной Комиссии по канонизации святых, протоиерей Максим Максимов. — Сейчас очевидно, что общество разделено в своем отношении к екатеринбургским останкам, и Церковь не должна вмешиваться в эту дискуссию. Если единого мнения насчет останков в научной среде не существует, нам тем более рано делать какие-то выводы. Кроме того, Синодальная комиссия не занималась вопросом подлинности екатеринбургских останков, их исследовали эксперты Государственной комиссии».

Так на каком же основании РПЦ произвела канонизацию царской семьи???

Что же касается святости?
Святой русский мужик да баба (крестьяне). Грязные, голодные, вшивые, в лаптях. Их били, унижали, вытирали об них ноги. Их, и за людей то не считали. А они кормили всю Россию и молчали.
Поэтому мне не понятно, почему РПЦ канонизировала царей, а не мужиков?
Почему именно Николая II? При отсутствии достоверных свидетельств расстрела!
Почему не Александра II? Его убили!
Почему не Александра III? Крушение поезда видимо тоже было не спроста. Похоже на покушение!
И почему РПЦ нам этого не объясняет?
И почему все недоразумения РПЦ надо держать в тайне?
Дьякон Андрей Кураев осмелился сказать правду, так его сразу убрали. За что? Он что, перестал проповедовать Христа? Его книги и лекции, читайте пожалуйста, на всех православных сайтах. А смотреть и слушать его не надо, а то сболтнёт что лишнего про РПЦ,
Но шило в мешке не утаишь:
— Почему Церковь не признает подлинность останков царской семьи?

Может кто-нибудь объяснит, что происходит с РПЦ? И как к ней относиться?»

Поток эмигрантов из России не иссякает уже более четверти века. Едут в основном ученые и предприниматели. Однако среди ищущих новой жизни на Западе все чаще можно встретить тех, о ком в обществе сложились самые почтенные и патриотические мифы — священников Русской православной церкви. «Лента.ру» побеседовала с тремя представителями духовной эмиграции, пытаясь ответить на вопрос, случайное это явление или у сегодняшней «утечки попов» есть общая причинная канва. Все герои согласились на разговор лишь при условии, что их имена будут изменены. Это интервью мы включили в число лучших публикаций 2015 года. Другие лучшие материалы можно посмотреть пройдя по .

***

Отец Андрей Марков живет в США уже два года. Уехал с женой и четырьмя детьми. Трое уже взрослые люди, а младший — инвалид с синдромом Дауна. Андрей принял сан в 1992 году, на заре того, что сейчас — то с пафосом, то с иронией — называют «духовно-нравственным возрождением» России.

«Лента.ру»: Что это было за время для вас?

Андрей Марков: Время больших, пусть и наивных надежд. И вполне реальных возможностей. Церковная вертикаль тогда еще не окрепла, и среди духовенства было очень много замечательных, талантливых людей. Трудности были, но они казались временными. Я тогда начал свое служение в деревне под Муромом, а затем перебрался поближе к дому, в Москву. В середине 1990-х у священника было очень много работы — люди массово приходили в церковь. У меня уже родились трое детей, но времени на семью едва хватало. В 1996 году появился четвертый ребенок — Боря. Вскоре у него обнаружили синдром Дауна, и это изменило все.

Проблемы на службе?

Да, именно в тот самый период. Забота о Боре требовала много времени, душевных и физических сил. От церковного начальства я не раз слышал и за спиной, и даже в лицо фразы вроде «не надо было рожать, а теперь это твои проблемы». В конце концов я попросил два-три месяца отпуска за свой счет. Отпуск дали, но потом позвонили и сказали, что моя ставка сокращена. Шел 2001 год. После этого постоянного места служения у меня не было.

Как-то это не по-христиански получается.

Понимаете, это особенность отношения к духовенству в России. У нас поп не имеет права на слабость. Церковному начальству не нужны слабые звенья. Но дело тут не только в начальстве. Прихожане тоже зачастую отказываются понимать, что у священника могут быть проблемы с женой, с детьми, может просто накопиться усталость. Это ведет к тому, что священник, совершенно выгорев, деградировав в качестве пастыря, продолжает носить маску, как актер. А люди копируют эту игру. Роботы делают роботов.

Отъезд за границу стал для вас спасением?

Я понял, что РПЦ таким, как я есть, я просто не нужен. Тут нужны триумфаторы или люди, их изображающие. Кого я хотел спасти — так это Борю. Мне рассказывали, что в США есть эффективные программы помощи людям с синдромом Дауна. Когда я переехал в США, я убедился, что это правда. И, что еще важнее, в Америке отношение к больным людям и их родным гораздо позитивнее. И Боре, и нам, его семье, тут стало намного легче.

То есть по дому вы не скучаете?

И да, и нет. С одной стороны, все мои близкие живут в Америке. Многие друзья переехали или собираются переехать сюда. Но сам я хочу дожить до того момента, когда в нашей церкви что-то изменится и я смогу вернуться, чтобы служить Богу и людям дома. Теперь у меня есть опыт, знание того, как работать с проблемными детьми, мне бы хотелось применить это на родине. Я мечтаю иметь в России приход с домом-приютом для детей с синдромом Дауна и подобными заболеваниями.

Что же этому мешает?

У меня были знакомые священники, которые смогли организовать нечто подобное. Например, покойный отец Павел Адельгейм выстроил при своей церкви приют для детей с ментальными проблемами. Он был закрыт, когда у отца Павла этот приход забрали. Понимаете, в нашей церкви священник просто не может оперировать словом «будущее». В любую секунду, в любой момент тебя могут снять, перевести в другое место или просто выгнать, одним движением разрушая то, что было создано годами кропотливой работы, ломая все человеческие связи.

Чего ждут от священника люди?

Ждут способности действовать самостоятельно, творчески. Выстраивать отношения с людьми, помогать им. Но это возможно только при личном контакте. А какой контакт может быть, когда от тебя требуют лишь победных реляций, а при малейшей слабости перебрасывают с места на место или вообще сдают в утиль? Поэтому священники у нас теряют всяческую инициативу, уходят в себя, становятся инфантильными. Зачем что-то придумывать, что-то начинать, если завершить все равно не дадут? Зачем сближаться с людьми, если завтра с ними придется распрощаться? И сам горя хлебнешь, и людей подставишь или, того хуже, от веры оттолкнешь. Вот и получается, что все лишь имитируют какую-то церковную жизнь. А что из этого выходит в нашей стране — сами видите. Вечно обманывать нельзя ни народ, ни самих себя.

Церковная карьера отца Григория Рязанова сложилась куда успешнее. Ему нет и 30, но благодаря хорошему образованию (он окончил МГУ) у Григория прочное положение в церковной структуре. Служит в историческом храме одного из областных центров европейской части России, одновременно возглавляя миссионерский отдел епархии. Хорошая квартира в центре города, недешевый автомобиль. Но сейчас он тоже собирает документы на выезд за границу.

«Лента.ру»: Ваша церковная карьера всегда была столь блестящей?

Григорий Рязанов: И да, и нет. Строго говоря, вершины своей священнической карьеры я достиг при прошлом епископе. Это особенность нашей церковной системы: меняется начальник — меняется все. Я сохранил свое положение в основном потому, что начальство ценит тот факт, что я, окончив МГУ, вернулся в провинцию и занялся не бизнесом или чем-то иным, а пришел в церковь. Для руководства это вопрос престижа: вот какие у нас служат!

Почему же появилось желание уехать?

Мне кажется, для определенного типа людей такое решение сейчас просто витает в воздухе. Это единственный путь устройства жизни своей и своих детей (у меня их трое). Не только в материальном смысле, но и в духовном, церковном. Что касается лично меня, то это решение пришло извне. В какой-то момент мне предложили, подали идею: а не хотел бы ты послужить еще где-то? Я прежде о таком варианте и не думал. Тем не менее основные мотивы, которыми я руководствуюсь в данный момент, были актуальны для меня и пять, и семь лет назад.

Какие мотивы?

У меня есть стержневое мнение, что для того, чтобы священник и человек себя реализовал, ему нужны две вещи — независимость и среда. Под независимостью я понимаю такое положение дел, когда ты принимаешь решения сам. Но что бы ты ни сделал, исправлять ошибки тоже тебе. Это повышает градус ответственности. В не меньшей мере важна и среда. Говорят, что каков поп, таков и приход, но верно и обратное. Если ты годами служишь среди людей, которым ничего не нужно, кроме набора ритуалов, ты и сам начинаешь этим жить. И если от себя не убежишь, то от подобного общества убежать можно. За границей внутренней свободы все-таки больше. А с этой свободой приходят такие базовые христианские ценности, как ответственность, милосердие, сострадание.

Что страшнее — среда или отсутствие независимости?

Наверное, отсутствие независимости. Священники не уверены не то что в завтрашнем дне, но даже в сегодняшнем вечере. Никакие заслуги, никакой талант не защитят священника от того, что его лишат прихода и отправят куда-то. И тогда все, что он строил годами, — община, какие-то проекты, дела — пойдет прахом, а семья окажется в бедности и неопределенности. Это приводит подчас к тому, что священник начинает ставить целью своей жизни создание некоторого финансового парашюта, который позволит ему и его семье как-то пережить потерю места служения. И дело тут не в алчности людей, а в самой системе. Когда нет никаких гарантий, то вместо того, чтобы заботиться о вверенной тебе пастве, ты начинаешь заботиться о себе. Я понимаю, что рано или поздно и я начну так деградировать. Не хочу для себя такой судьбы.

Есть ли среди ваших знакомых священников те, кто тоже хочет уехать?

Я знаю о людях, которые были бы рады уехать, будь у них возможность. Один из моих друзей-священников сказал мне: «Если сможешь как-то устроиться за границей, перевези меня». Но для большинства коллег священник, уезжающий на ПМЖ за рубеж, — это «предатель в рясе». И дело тут не в каком-то особом патриотизме нашего сословия, а в крайней его инфантильности. Среди духовенства обладание и подчинение — это нечто священное. Абсолютное послушание начальнику — высшая добродетель. Отторжение вызывает не сам факт, что я уезжаю из России, а то, что я принял это решение самостоятельно.

За границей продолжите служение?

Ради этого и еду! Эмиграция, которую я планирую, — это эмиграция не из священства, а во имя священства. Я хочу иметь возможность как можно лучше исполнить свое призвание священника. Это, по большому счету, главная причина. Лучшая, самая комфортная жизнь за границей не стоит для меня ничего, если она не предполагает служение Богу и людям в священном сане. Это служение — смысл всей моей жизни.

C отцом Николаем Карпенко удалось связаться не сразу, а от интервью он отказывался до последнего. Николай и в эмиграции продолжает служить в церкви, принадлежащей Московскому патриархату.

«Лента.ру»: Что не сложилось у вас в России?

Николай Карпенко: Я стал батюшкой скорее по стечению обстоятельств. Сам я из неверующей семьи. В начале 1990-х, как многие, стал ходить в церковь. Там меня заметили, предложили «послужить Богу». А дальше — как в истории о «бичах», людях, которых подпоили, отняли документы и забрали в кабалу. Паспорт, конечно, у меня не отбирали. Но я стал как крепостной: жил в деревне, из прихода — ни шагу, даже на пару дней. К родителям и то позволяли съездить не больше нескольких раз в год, а ведь до них было всего полторы сотни километров.

И фоном всего этого — нищета. Приход сельский, денег ни у кого нет. А церковное начальство еще и отчислений требовало. Мы — я, моя супруга и наши пятеро детей — выживали лишь огородом. Но о том, чтобы покинуть место служения и перебраться хотя бы поближе к родителям, не могло быть и речи. Тех, кто пытался, не просто запрещали в священнослужении — на них сливали весь компромат, накопленный в их личном деле. Жалобы, анонимки…

Об эмиграции долго думали?

У меня не было времени думать. Дети, приход, заботы. Но когда родители моей жены — этнической немки — уехали в Германию, эта мысль пришла сама собой. Это же естественно: супруге хотелось к своим папе и маме, моим детям — к бабушке и дедушке. Отношения у нас были хорошие. Но архиерей об этом и слышать не хотел. Говорил, что наш удел — «святая Русь».

Главное, что давило на сердце, — полное отсутствие каких-либо перспектив для детей. У нас на селе даже школы нормальной не было, поликлиники — ничего вообще. А я ни сам отъехать никуда не могу, ни даже денег мало-мальских для них заработать. Это разве отец? В какой-то момент я решил для себя: все, хватит. Я стал буквально осаждать архиерея, пока он не освободил меня от прихода с правом служить, где захочу. Вскоре я уехал к родным в Германию. Чувство было, как будто из тюрьмы вырвался.

По прихожанам не скучали?

На момент отъезда нет. Знаете, нищета и отсутствие малейших перспектив для детей постепенно привели меня в такое состояние, что я ничего не чувствовал, кроме желания сбежать.

Неужели не было ничего интересного в вашем приходе?

Нет, не было. Ведь я жил в глухой провинции, там нищета сплошная. Знаете, я бедность легко переношу. Но нищета — это другое. Она лишает надежды, подавляет, вгоняет в постоянную депрессию. День похож на день, никакого будущего. Ни в чем нет смысла.

Вы жалели, что стали священником?

В тот момент да. Мое служение было сопряжено с такими обстоятельствами, что казалось мне тяжким и, главное, бессмысленным бременем. А в Германии ситуация удивительным образом развернулась. Здесь у меня появилась светская работа и я перестал зависеть от церковного начальства в финансовом плане. Более того, я получил возможность служить безо всякой денежной заинтересованности — от души, от сердца. Какая это радость!

Как отнеслись к вашему отъезду ваши коллеги-священники?

Ну многие из них тоже уехали на Запад, нескольким я помог перебраться. А другие… Не знаю. Осуждают меня, наверное, а может, и нет. Мы не поддерживаем отношений, хотя о многих у меня остались добрые воспоминания. Но моя жизнь давно в Германии. Мои дети — немцы.

А вы?

Сложный вопрос. Я прижился в Германии, но при всем этом я остаюсь русским священником. Одним из многих русских попов, у которых нет будущего в России.

В Петербурге настоятель храма Святого Николая Чудотворца на Коломяжском проспекте Владислав Анцибор после 25-ти лет служения Церкви сложил с себя сан священника РПЦ. В интервью корреспонденту Север.Реалии он объяснил свой поступок сменой мировоззрения, нежеланием чувствовать себя мошенником в глазах прихожан и опасениями за здоровье паствы, поскольку верующие по-прежнему ходят в храмы.

–​ Ваш уход из Церкви означает, что вы больше не верите в Бога?

– Если мы будем говорить о Боге в плане религии, то да – в такого Бога я не верю. Если мы будем говорить о каких-то философиях, то можно свои взгляды как-то к идее Бога подвести, но я не хочу думать сейчас в этом направлении.

Владислав Анцибор

–​ Когда стало понятно, что коронавирус все-таки придет в Россию, вы закрыли храм, где служили?

Если церковь не будет призывать к осторожности и сидеть дома, то люди будут приходить

–​ У нас долгое время не было дискуссий на эту тему. Если бы я оставался настоятелем и решил бороться, то я бы, наверное, воспротивился и все же закрыл храм. До этого не дошло. В минувшие субботу и воскресенье я уже не пошел на службу. Я просто позвонил и спросил: «Люди пришли?» Да, люди пришли. И если церковь не будет призывать к осторожности и сидеть дома, то они будут приходить. Они будут полтора часа находиться в контакте друг с другом, рядом стоять. И понесут потом болезнь. Это опасно и для них и для окружающих, поэтому здравый смысл, гражданская позиция такая, что в этих условиях нужно быть бдительным и осторожным и включать мозги.

–​ Что, по вашему мнению, должна делать Церковь во время пандемии коронавируса? Мы видим новости о крестных ходах против коронавируса, некоторые епархии заявили, что будут звонить в колокол против инфекции, другие читают молитвы. Поможет ли это все: крестные ходы, колокольный звон или молитвы?

– О том, как должна поступать церковь, я думаю, нужно спрашивать у церкви. Я фактически ее частью не являюсь. Я не могу ответить, как они думают. Я, естественно, в силу и эффективность звонов, ходов и так далее не верю. Если бы меня заставляли что-то исполнять из этого, то мне бы от этого было бы еще более тоскливо.

–​ Почему вы отказались от сана именно сейчас?

Получать средства и эксплуатировать чувства людей, которые в это верят? Я решил, что это нечестно

– Есть такое понятие в медицине «судорожная готовность» – когда у тебя судорог еще нет, но ты чувствуешь, что любое движение у тебя что-нибудь сведет. По сути я в этом состоянии уже пребывал. Мне было служить уже практически невозможно: ну, выходишь и говоришь слова молитвы, а думаешь о другом… Я дошел до такого состояния, что это было просто тяжело. Когда возникло легкое противостояние между властью и церковью, меня это чуть-чуть возмутило и явилось какой-то отправной точкой, что я решил однозначно что-то делать. Потом я задался вопросом: «Ну а почему не сейчас?» и «Что будет потом?» Потом построятся вокруг дома, приход не бедный, меня это все будет, по-прежнему, держать. Что делать? Получать средства и эксплуатировать чувства людей, которые в это верят? Я решил, что это нечестно.

–​ Что все-таки привело к этой мысли? Как так получилось, что ваше мировоззрение изменилось?

– Я думаю, что это как вырасти из какого-то ботинка, который тебе купили на шесть лет. Ботиночки, может, очень красивые, и их любимая мама подарила, но у тебя нога выросла и стала на несколько размеров больше. Обувая эти красивые ботинки, они тебе просто до того жмут и доставляют мучения, что их хочется бросить. Если мы от метафоры перейдем к реальности, то это понимание привело к тому, что для меня это стало неправильно и невыносимо. Я начал думать, что это обман просто. Мошенником себя чувствовать не захотел и какой-то внутренний диссонанс. Хотя это конечно все тяжело. Это выход из зоны комфорта. Я предполагаю, что мои действия многим людям покажутся неадекватными.

–​ В своем Инстаграм вы написали: «Смысл взаимодействия с ними –​ это личная экономическая выгода», основанная на вранье. Что вы имели под этой фразой?

Это все равно что продавать неэффективные лекарства, «Арбидол» какой-нибудь

– Если я, допустим, не верю в силу каких-то освящений квартир, машин, но иду это делаю и мне люди за это платят деньги, то я начинаю чувствовать себя мошенником. Это называется удовлетворение религиозных потребностей с целью получения материальных средств. Наверное, я имел в виду людей, которые приходят во что-то верят, а ты что-то делаешь, совершаешь какие-то обряды и за это берешь деньги. Когда священник верит в это, понимает силу благодати, то это одно дело. А тут ты что? Ты тупо понимаешь, что все ерунда. Это все равно что продавать неэффективные лекарства, «Арбидол» какой-нибудь. В принципе, то о чем мы говорим, это есть везде. Но этот обман очень противен в сфере, которая касается душ людей.

–​ Что больше всего вас разочаровало в церкви?

– Что касается церкви, то меня стал раздражать излишний формализм. Когда акцент с духовной жизни стал смещаться на исполнение каких-то правил, циркуляров. Хотя все люди, которые меня окружали, это хорошие и добрые люди. Многие священники говорят, что руководство несправедливо по отношению к ним. Я не сталкивался с этим. У меня чисто мировоззренческий протест возник.

–​ По вашему мнению, почему произошел конфликт между церковью и властью? Может, закрыть храмы в пандемию коронавируса было бы правильным?

– Конечно. Если относиться спокойно и здраво к этому, то, конечно, это правильно. Я думаю, что официальную позицию церкви лучше может выразить тот, кто ее представляет. Я же думаю, что просто вера большинства людей активно практикующих – не тех, кто называет себя православными, а тех, кто ходит в церковь и участвует в таинствах разных – их вера зовет не верить в этот вирус, преодолеть его силой молитвы, «чем мы больше молимся –тем мы лучше боремся с этим вирусом». Патриарх и власти стояли на разделе: здравый смысл, который очевиден, и давление такой группки ультра православных верующих людей.

В минувшее воскресенье патриарх Кирилл призвал верующих воздержаться от посещения храмов и молиться дома​, а так же выполнять все предписания властей, связанные с распространением коронавирусной инфекции. Однако из его слов не следует, что православные храмы должны быть закрыты.​ В Петербурге в воскресенье прошли последние службы – губернатор Беглов издал постановление о запрещении «физическим лицам посещения объектов (территорий) религиозных организаций, за исключением служителей и религиозного персонала указанных религиозных организаций».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *