Обобщение по конфликту интересов судей

Верховный суд опубликовал обзор практики рассмотрения судами в 2014-2016 годах споров, связанных с наложением дисциплинарных взысканий за несоблюдение требований законодательства о противодействии коррупции.

В обобщении ВС, в частности, проанализировал применение судами антикоррупционного законодательства при разрешении споров, которые касались привлечения государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности за попытку утаить возможный конфликт интересов, стороной которого они выступали. Верховный суд счел необходимым разъяснить свои правовые правовые позиции по данной категории дел в связи с тем, что суды «в отдельных случаях» допускают по ним ошибки. Кроме того, обобщение должно обеспечить единообразный подход к разрешению таких споров.

Как прокурор одним заявлением хотел «трех зайцев убить»

Прокурор обратился в суд с заявлением о возможном конфликте интересов, стороной которого являлся первый замглавы районной администрации Ч. По данным прокуратуры, муниципалитет в 2011-2013 годах по итогам открытых аукционов и запросов котировок заключил более 30 контрактов с ООО «Жилкомсервис» на ремонт муниципального жилфонда. Одним из учредителей организации был Н. – муж сестры Ч., которая в силу своего служебного положения знала об условиях проведения конкурсов и о выделяемых из бюджета средствах. Эти обстоятельства могли привести к личной заинтересованности чиновника, повлиять на объективное исполнение ею служебных обязанностей и сказаться на итогах аукционов, счел районный прокурор. Две судебные инстанции согласились с этими доводами, установив наличие конфликта интересов и указав, что Ч. не приняла мер по его недопущению, а также письменно не уведомила об этом работодателя.

Однако коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с решением коллег. Обращаясь в суд с заявлением об установлении конфликта интересов, стороной которого выступает муниципальный служащий, сотрудник прокуратуры указал на то, что личная заинтересованность Ч. может повлиять на объективное исполнение ею обязанностей первого замглавы администрации. Ч. не попыталась избежать этого конфликта и не предупредила своего нанимателя. Данные действия являются правонарушением, которые влекут увольнение с муниципальной службы, отметила коллегия ВС. С учетом этого она пришла к выводу о том, что заявление прокурора связано с последующим разрешением спора о праве на прохождение Ч. муниципальной службы, а также с оспариванием итогов аукционов. «Суды могут принимать заявления об установлении фактов и рассматривать их в порядке особого производства, если установление факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного суду», — указал ВС, отменил вынесенные по делу судебные постановления и оставил заявление прокурора без рассмотрения (определение № 71-КГ15-10 от 29 сентября 2015 года).

А был ли конфликт интересов?

М. оспорил в суде законность о его увольнения с должности заместителя главы горадминистрации по вопросам безопасности, правопорядка и контроля, а также попросил изменить основания его снятия с должности. Заявитель пояснил, что подал работодателю заявление об увольнении по собственному желанию, однако трудовой договор с ним расторгли в связи с тем, что он не принял мер по предотвращению конфликта интересов, стороной которого является. М. настаивал на отсутствии конфликта интересов, поскольку тот факт, что он являлся членом комиссии по проведению аукциона на право аренды земельного участка, в котором участвовала его супруга, никак не повлиял на результаты конкурса. В итоге победителем был признан другой участник, а не его жена.

Однако суд первой инстанции, а затем и апелляция сочли доводы истца несостоятельными, указав, что под личной заинтересованностью на муниципальной службе, в частности, понимается возможность получения состоящими с чиновником в близком родстве лицами доходов в виде денег или имущественных прав. В случае признания супруги истца победителем аукциона с ней был бы подписан договор, на основании которого она получила бы имущественные права на земельный участок. Следовательно, в данных обстоятельствах имела место личная заинтересованность М., решили суды. А тот факт, что его жена не выиграла аукцион, не имеет правового значения, поскольку под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность муниципального служащего не только влияет, но и может повлиять на надлежащее и беспристрастное исполнение им должностных обязанностей (по материалам судебной практики Ивановского облсуда).

О конфликте интересов заявлять не громко, а письменно

П. обратилась в суд с иском к УФССП, в котором просила признать незаконным ее увольнение из этого управления в связи с утратой доверия и восстановить ее в должности пристава-исполнителя. Согласно материалам дела, заявительница в рамках одного из исполнительных производств устно сообщила начальнику о своем родстве с должником В. (он приходился ей отцом — прим.ред.). Пристав сочла, что тем самым она заявила самоотвод и выполнила требования о предотвращении конфликта интересов. Суд установил, что П. возбудила исполнительное производство на основании судебного приказа о взыскании с В. транспортного налога и пени за просрочку платежа. При этом она не применила мер принудительного исполнения, что позволило должнику продать автомобиль и исключило возможность наложить на него взыскание. Таким образом, П. допустила возникновение конфликта интересов, а ее личная заинтересованность повлияла на надлежащее исполнение ею должностных обязанностей, заключил суд. Он также указал, что П. должна была проинформировать начальника о личной заинтересованности, которая может привести к конфликту интересов, и заявить самоотвод в письменной форме до начала совершения исполнительных действий в отношении В. (по материалам судебной практики Кемеровского облсуда).

Обзоры подготавливаются в соответствии с протоколом заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 27 июня 2017 г. № 59 и во исполнение пункта 11 Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 год, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 29 июня 2018 г. № 378.

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 1

В обзоре представлены примеры ситуаций, связанных с основными причинами возникновения конфликта интересов, а также проиллюстрированы наиболее распространенные меры по его предотвращению и урегулированию. Отдельно приведен пример ошибочной квалификации ситуации в качестве конфликта интересов.

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 1

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 2

В обзоре представлены типовые примеры привлечения к ответственности за непринятие мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов.

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 2

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 3

Обзор структурирован в соответствии с перечнем функций, связанных с высоким коррупционным риском, и направлен на обеспечение единства подходов при квалификации ситуаций в качестве конфликта интересов, а также при формулировании рассматриваемых на заседаниях комиссий вопросов о соблюдении требований об урегулировании конфликта интересов.

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 3

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 4

В обзоре представлены примеры принятия иных мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов в ситуациях, когда принятие мер, прямо поименованных в ст. 11 Федерального закона «О противодействии коррупции», затруднено.

Обзор практики правоприменения в сфере конфликта интересов № 4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *