Обзор судебной практики по интеллектуальным правам

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении дел по защите интеллектуальных прав

I. Основные положения о рассмотрении дел по защите интеллектуальных прав

На современном этапе в связи с увеличением количества споров, имеющих отношение к интеллектуальной собственности, необходимостью повышения эффективности защиты интеллектуальных прав и сложностью решения спорных вопросов в области прав на результаты интеллектуальной деятельности, в России сформировалась потребность в образовании структуры специализированного суда, который мог бы максимально сосредоточить свои усилия на урегулировании споров, затрагивающих сферу прав на интеллектуальную собственность. Так, с 1 февраля 2013 года был образован специализированный суд — Суд по интеллектуальным правам, входящий в систему арбитражных судов и рассматривающий в пределах своей компетенции в качестве суда первой и кассационной инстанций дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав. Однако в связи с тем, что к указанной дате не менее половины судей от установленной численности судей Суда не было назначено, фактическим моментом начала его деятельности — осуществления судопроизводства, следует считать 3 июля 2013 года (Постановление Пленума ВАС РФ от 02.07.2013 N 51 «О начале деятельности Суда по интеллектуальным правам»).
Необходимые для функционирования нового суда изменения в российское законодательство были внесены Федеральным конституционным законом от 06.12.2011 N 4-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам», Федеральным законом от 08.12.2011 N 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам».
Как указано в статье 26.1 Федерального конституционного закона от 31.12.96 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», статье 43.2 Федерального конституционного закона от 28.04.95 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», Суд по интеллектуальным правам является специализированным арбитражным судом, рассматривающим в пределах своей компетенции дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав, в качестве суда первой и кассационной инстанций.
Компетенция Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, а также в качестве суда кассационной инстанции поименована, соответственно, в части 4 статьи 34, части 3 статьи 274 АПК РФ. Аналогичные положения содержат части 1 и 3 статьи 43.4 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации».
Кроме того, Суд по интеллектуальным правам пересматривает по новым и вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты (часть 4 статьи 43.4 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»).
Учитывая потребность в специализированном арбитражном суде, способствующем эффективной защите интеллектуальных прав, при определении полномочий нового суда законодатель отошел от традиционного для арбитражного процесса критерия субъектного состава, отведя ему второстепенную роль, и определив компетенцию Суда по предметному критерию: ее составляет специальный круг правоотношений, связанных с принадлежностью прав на интеллектуальную собственность.
Так, в части 2 статьи 43.4 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» непосредственно указано, что дела, отнесенные к подведомственности Суда по интеллектуальным правам, рассматриваются им независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор, организации, индивидуальные предприниматели или граждане.
Помимо названной особенности характерными чертами деятельности Суда и, одновременно, новшествами являются:
— отсутствие возможности апелляционного обжалования решения, принятого Судом по интеллектуальным правам по первой инстанции;
— коллегиальное рассмотрение дел, в том числе в первой инстанции (части 2 и 3 статьи 43.3 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»);
— право направлять запросы (часть 1.1 статьи 16 АПК РФ) как исключительная прерогатива специализированного суда;
— привлечение в качестве специалистов Судом советников аппарата этого Суда (часть 1 статьи 87.1 АПК РФ);
— дело подлежит рассмотрению не только исходя из норм права, но также и с учетом знаний в области естественных и технических наук (патентные споры) или исходя из позиции рядового потребителя (споры по товарным знакам).
Со времени образования Суда его компетенция постепенно расширяется: так, Федеральным конституционным законом от 15.02.2016 N 2-ФКЗ, который начнет действовать с 17.03.2016, установлено, что Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции рассматривает помимо прочего также и дела об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.
Ниже приводится обзор выводов Суда, изложенных в решениях конкретных дел, по результатам рассмотрения Судом за последнее время наиболее интересных и показательных дел по защите интеллектуальных прав:
— споры о предоставлении правовой охраны товарному знаку:
правовая охрана предоставлена;
отказано в предоставлении правовой охраны;
— споры о нарушениях исключительных прав:
компенсация взыскана;
отказано во взыскании компенсации;
— споры о выдаче патента.

II. Выводы судов по делам о защите интеллектуальных прав

Споры о предоставлении правовой охраны товарному знаку

1.1. Правовая охрана предоставлена

1.1.1. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 25.01.2016 N С01-998/2015 по делу N СИП-282/2015
Исковые требования:
ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп» обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в регистрации словесного товарного знака «МЯГКИЙ ХЛЕБ» как противоречащего требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, а именно ввиду введения потребителей в заблуждение относительно вида товара.
Решение суда:
Исковые требования удовлетворены.
Позиция суда:
Вопреки позиции суда первой инстанции и Роспатента о том, что спорное обозначение в силу своего смыслового содержания способствует возникновению в сознании потребителя не требующего дополнительных рассуждений и домысливания определенного образа мягкого хлеба, в связи с чем оно является ложным указанием на вид товара и его характеристики в отношении заявленных товаров 33-го класса МКТУ, а также о необоснованности ссылок заявителя (ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп») на фантазийность заявленного обозначения «МЯГКИЙ ХЛЕБ» в отношении испрашиваемых товаров (алкогольные напитки) и, как следствие, отсутствие возможности введения потребителей в заблуждение относительно вида товара, поскольку словесные элементы заявленного обозначения «МЯГКИЙ ХЛЕБ» прямо указывают на определенный вид товара и его свойства и не соответствуют действительности в отношении заявленных товаров (алкогольных напитков), Суд обратил внимание на то, что Роспатентом не указано, каким образом в отношении товаров, не являющихся хлебобулочными изделиями или сопутствующими им товарами, частая встречаемость в гражданском обороте в результате широкого употребления в пищу данного вида продукта (хлеба) приведет к однозначной дезориентации потребителя относительно товара или сможет ввести потребителя в заблуждение относительно его назначения.
Отметив, что вопрос о том, является ли обозначение ложным, рассматривается только в отношении тех товаров, для которых испрашивается регистрация обозначения, а обозначение «МЯГКИЙ ХЛЕБ», будучи размещенном на таком товаре, как «алкогольные напитки», априори не может восприниматься как указание на вид товара, Суд пришел к выводу о том, что Роспатент не доказал, что прямое указание или ассоциации с хлебобулочными изделиями могут породить у потребителя ложное впечатление об их предназначении и свойствах в отношении алкогольных напитков, указанных в заявке на регистрацию товарного знака.

1.1.2. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 18.11.2015 N С01-990/2015 по делу N СИП-250/2015
Исковые требования:
Компания MeisterWerke Schulte GmbH/МайстерВерке Шульте ГмбХ обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента), принятого по результатам рассмотрения возражения на решение Роспатента об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации словесному товарному знаку «MEISTER».
Решение суда:
Исковые требования удовлетворены.
Позиция суда:
Установив, что спорный товарный знак «MEISTER» заявителя и противопоставленный товарный знак «МАСТЕР MASTER» являются сходными до степени смешения, поскольку имеющиеся различия в графическом исполнении и шрифте не влияют на их восприятие в целом, а товары, в отношении которых зарегистрирован товарный знак «МАСТЕР MASTER», однородны товарам, в отношении которых испрашивалась правовая охрана товарного знака «MEISTER», Суд подтвердил правильность содержащегося в оспариваемом решении Роспатента вывода о несоответствии товарного знака «MEISTER» пункту 6 статьи 1483 ГК РФ.
Вместе с тем, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в пункте 33 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе», и принимая во внимание поступление в материалы дела письма-согласия правообладателя противопоставленного товарного знака «МАСТЕР MASTER», в соответствии с которым правообладатель подтверждает свое согласие на предоставление правовой охраны и использование спорного товарного знака для товаров 19-го класса МКТУ, Суд признал наличие письма-согласия правообладателя противопоставленного товарного знака самостоятельным и достаточным основанием для признания оспариваемого решения Роспатента незаконным.

1.1.3. Решение Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2015 по делу N СИП-447/2015
Исковые требования:
Гражданин Эстонии — Лагунов Андрей / Lagunov Andrei обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент), которым отказано в удовлетворении возражения и оставлено в силе решение Роспатента об отказе в государственной регистрации комбинированного товарного знака со словесным обозначением «COTE D’AMOUR» в отношении товаров 25-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков: «одежда; костюмы пляжные».
Решение суда:
Исковые требования удовлетворены.
Позиция суда:

Споры в сфере интеллектуальной собственности, в том числе споры по патентам на изобретения, полезные модели, промышленные образцы (патентные споры), относятся к сложной категории споров. Такое разъяснение содержится в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 г. № 167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации». Как следует из данного Информационного письма, всем спорам в сфере интеллектуальной собственности, включая патентные споры, присвоен коэффициент 1,5. Данный коэффициент означает, что споры в сфере интеллектуальной собственности относятся к сложным делам.

Следовательно, для успешного представительства по спорам в сфере интеллектуальной собственности, представительства по патентным спорам необходимы отличные знания действующего законодательства в сфере интеллектуальной собственности и судебной практики по данным категориям дел, включая дела по патентным спорам. Сложность дела по спору в сфере интеллектуальной собственности определяется не только вышеизложенными обстоятельствами. Для успешного разрешения любого спора в сфере интеллектуальной собственности необходимо также отлично знать процессуальные особенности и порядок рассмотрения данной категории дел. Именно от вышеназванных факторов зависит достижение положительного результата при разрешении дел по патентным спорам.

Ниже представлена информация о виде патентного спора, о необходимости соблюдения судебного или досудебного (административного) порядка рассмотрения определенного патентного спора, а также о составе лиц, участвующих в деле, связанному с патентным спором.

Итак, патентные споры подразделяются на нижеуказанные виды споров, каждому из которых присущ определенный порядок рассмотрения и состав лиц, участвующих в деле. Необходимо отметить, что, если заявителем не будет соблюден административный порядок рассмотрения патентного спора, то соответствующее заявление будет возвращено судом заявителю.

1. Патентные споры об авторстве изобретения, полезной модели, промышленного образца.
Согласно ст. 1406 ГК РФ данный вид патентного спора подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Досудебный или административный порядок не предусмотрен.

2. Патентные споры об установлении патентообладателя.
При рассмотрении данного вида патентного спора первой инстанцией является Суд по интеллектуальным правам. Апелляционное обжалование в суде апелляционной инстанции не предусмотрено АПК РФ. В случае кассационного обжалования дело рассматривается Президиумом Суда по интеллектуальным правам. В состав участников спора об установлении патентообладателя могут входить любые лица.

3. Патентные споры о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Представляя интересы по патентному спору данного вида, надо учесть следующее. Для рассмотрения данного вида патентного спора предусмотрен судебный порядок, что следует из положений ст. 1406 ГК РФ. В случае, если дело подведомственно арбитражному суду, то судом первой инстанции является арбитражный суд субъекта Российской Федерации. В случае апелляционного обжалования судом апелляционной инстанции – арбитражные апелляционные суды, в случае кассационного обжалования – Суд по интеллектуальным правам. Субъектами спора могут быть юридические лица и индивидуальные предприниматели.

4. Патентные споры о заключении, об исполнении, об изменении и о прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца. В субъектный состав участников спора входят юридические лица и индивидуальные предприниматели. Для данного вида патентного спора предусмотрен судебный порядок рассмотрения. При этом, если дело подведомственно арбитражным судам, то судом первой инстанции является арбитражный суд субъекта РФ, судом апелляционной инстанции – арбитражные апелляционные суды, судом кассационной инстанции – Суд по интеллектуальным правам. В состав участников спора входят юридические лица и индивидуальные предприниматели.

5. Патентные споры о праве преждепользования.
Для данного вида патентных споров предусмотрено следующее. В случае подведомственности патентного спора о праве преждепользования арбитражным судам, то арбитражным судом первой инстанции является арбитражный суд субъекта Российской Федерации. В случае апелляционного обжалования дело будет рассмотрено в арбитражных судах апелляционной инстанции. Кассационной инстанцией, рассматривающей патентный спор о праве преждепользования, является Суд по интеллектуальным правам. В состав участников спора входят юридические лица и индивидуальные предприниматели.

6. Патентные споры о праве послепользования.
Особенностями патентного спора о праве послепользования являются следующие особенности. Для данного дела в случае, если дело по данному спору о праве послепользования подведомственно арбитражному суду, арбитражным судом первой инстанции является арбитражный суд субъекта РФ. В случае апелляционного обжалования судом апелляционной инстанции является арбитражный апелляционный суд, а в случае кассационного обжалования – Суд по интеллектуальным правам (кассационная инстанция). В состав участников спора входят юридические лица и индивидуальные предприниматели.

7. Патентные споры о предоставлении принудительной простой (неисключительной) лицензии на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца на территории РФ. Для данного вида патентного спора также предусмотрен судебный порядок рассмотрения дела, что следует из положений ст. 1361 ГК РФ. В случае, если дело подведомственно арбитражным судам, то судом первой инстанции выступает арбитражный суд субъекта Российской Федерации. Соответственно апелляционной инстанцией – арбитражный апелляционный суд, кассационной инстанцией — Суд по интеллектуальным правам. Субъектами патентного спора являются юридические лица и индивидуальные предприниматели.

8. Патентные споры об оспаривании решения Роспатента (федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности) об отказе в выдаче патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, о выдаче патента на них или о признании заявки на них отозванной.
Обращаем внимание на то, что для данного вида патентного спора предусмотрен административный порядок рассмотрения спора. Первоначально необходимо подать заявление и совершить действия по оспариванию в Роспатенте. Данный вывод следует из системного толкования и содержания ст. ст. 1248, 1387, 1390, 1391, 1406 ГК РФ. В случае нарушения административного порядка и подачи заявления в суд, арбитражный суд возвратит заявление. А вот само решение Роспатента может быть далее обжаловано в арбитражном суде. Для рассмотрения данного вида патентного спора судом первой инстанции является Суд по интеллектуальным правам. Апелляционное обжалование не предусмотрено. Президиум Суда по интеллектуальным правам является судом кассационной инстанции. В случае рассмотрения данного спора в арбитражном суде Роспатент является заинтересованным лицом, заявителем – любое лицо.

9. Патентные споры о признании недействительным полностью или в части патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец в случае наличия в формуле изобретения или полезной модели либо в перечне существенных признаков промышленного образца, которые содержатся в решении о выдаче патента, признаков, отсутствовавших на дату подачи заявки в описании изобретения или полезной модели и в формуле изобретения или полезной модели (если заявка на изобретение или полезную модель на дату ее подачи содержала такую формулу) либо на изображениях изделия.
Особенностью данного вида патентного спора является необходимость соблюдения административного порядка.
Необходимо заметить, что в случае подачи заявления, подлежащего рассмотрению в административном порядке без подачи заявления в Роспатент, в арбитражный суд данное заявление будет возвращено заявителю. Данный вывод обусловлен положениями ст. ст. 1248, 1398, 1406 ГК РФ. После соблюдения административного порядка возможно обжалование решения Роспатента следующим образом. Судом первой инстанции выступает Суд по интеллектуальным правам. Для данного вида патентного спора апелляционное обжалование решения арбитражного суда первой инстанции не предусмотрено. Судом кассационной инстанции является президиум Суда по интеллектуальным правам. В случае рассмотрения данного спора в арбитражном суде заявителем может быть любое лицо, заинтересованным лицом – Роспатент.

10. Патентные споры о признании недействительным полностью или в части патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец в случае несоответствия изобретения, полезной модели или промышленного образца условиям патентоспособности, установленным ГК РФ.
Для патентного спора данного вида установлен административный порядок рассмотрения.
Таким образом, в случае подачи заявления, подлежащего рассмотрению в административном порядке без подачи заявления в Роспатент, в арбитражный суд данное заявление будет возвращено заявителю. После соблюдения административного порядка возможно обжалование решения Роспатента с учетом нижеизложенного. Судом первой инстанции выступает Суд по интеллектуальным правам. Апелляционное обжалование для данного вида патентного спора не предусмотрено. Судом кассационной инстанции является президиум Суда по интеллектуальным правам. В случае рассмотрения данного спора в арбитражном суде заявителем может быть любое лицо, заинтересованным лицом – Роспатент.

11. Патентные споры о признании недействительным полностью или в части патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец в случае выдачи патента при наличии нескольких заявок на идентичные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющих одну и ту же дату приоритета, с нарушением условий, предусмотренных ст. 1383 ГК РФ.
Для патентного спора данного вида установлен административный порядок рассмотрения.
Данный вывод основан на положениях ст. ст. 1248, 1398, 1406 ГК РФ. Следовательно, в случае подачи заявления, подлежащего рассмотрению в административном порядке без подачи заявления в Роспатент, в арбитражный суд данное заявление будет возвращено заявителю. После соблюдения административного порядка возможно обжалование решения Роспатента с учетом нижеизложенного. Судом первой инстанции выступает Суд по интеллектуальным правам. Апелляционное обжалование для данного вида патентного спора не предусмотрено. Судом кассационной инстанции является президиум Суда по интеллектуальным правам. В случае рассмотрения данного спора в арбитражном суде заявителем может быть любое лицо, заинтересованным лицом – Роспатент.

12. Патентные споры: возражение против решения, принятого по заявке на секретное изобретение уполномоченным органом.
Особенностью патентного спора данного вида является необходимость соблюдения административного порядка.
При этом необходимо учитывать, что соответствующие возражения должны быть поданы в один из нижеуказанных уполномоченных органов:

— Министерство обороны Российской Федерации;
— Министерство внутренних дел Российской Федерации;
— Министерство здравоохранения Российской Федерации;
— Министерство промышленности и торговли Российской Федерации;
— Федеральную службу безопасности Российской Федерации;
— Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом»;
— федеральную службу по интеллектуальной собственности соответственно.

По результатам рассмотрения возражения уполномоченным органом выносится решение, которое может быть обжаловано в следующем судебном порядке. Необходимо учесть, что в этом случае судом первой инстанции будет выступать Суд по интеллектуальным правам. Апелляционное обжалование в данном виде патентного спора не предусмотрено АПК РФ. Судом кассационной инстанции будет выступать президиум Суда по интеллектуальным права. При рассмотрении данного вида патентного спора заявителем может быть любое лицом, а заинтересованным лицом – определенный административный орган.

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 7 марта 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 13 марта 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий — судья Голофаев В.В.,

судьи — Лапшина И.В., Рогожин С.П.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Гончар Д.М.,

рассмотрел в судебном заседании исковое заявление общества с ограниченной ответственностью «ОМЕГА ФАРМА» (ул. Кораблестроителей, д. 30, лит. А, оф. 219Н, Санкт-Петербург, 199397, ОГРН 1147847275840) к обществу с ограниченной ответственностью Инфраструктурная корпорация «АЕОН» (ул. 1-я Фрунзенская, д. 3 А, стр. 6, Москва, 119146, ОГРН 1077760229656) о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 363539 вследствие его неиспользования.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «ОМЕГА ФАРМА» — Дмитренко Е.Г., Тимофеев А.М. (по доверенности от 25.08.2017);

от общества с ограниченной ответственностью Инфраструктурная корпорация «АЕОН» — Кизирия В.Г. (по доверенности от 21.12.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью «ОМЕГА ФАРМА» (далее — истец) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью Инфраструктурная корпорация «АЕОН» (далее — ответчик) о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 363539 в отношении товаров 05-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ) «фармацевтические, ветеринарные и гигиенические препараты; диетические вещества для медицинских целей, детское питание; пластыри, перевязочные материалы; дезинфицирующие средства» вследствие его неиспользования (с учетом уточнений исковых требований, принятых судом определением от 24.01.2018 в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Ответчик в отзыве возражает против удовлетворения исковых требований по мотиву отсутствия заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, полагая производимые истцом биологические добавки к пище неоднородными всем вышеуказанным товарам 05-го класса МКТУ.

От Роспатента поступил письменный отзыв, в котором указано, что вопрос о досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака вследствие его неиспользования не относится к компетенции данного государственного органа. Одновременно Роспатентом заявлено ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.

В судебном заседании представители истца поддержали исковые требования в полном объеме.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения исковых требований, по основаниям, изложенным в отзыве.

Роспатент, извещенный надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, явку представителей в суд не обеспечил.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, выслушав представителей сторон, суд пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных требований.

Как следует из материалов дела и установлено судом в судебном заседании, ответчик является правообладателем словесного товарного знака «АЕОН AEON» по свидетельству Российской Федерации N 363539 с приоритетом от 19.12.2006, зарегистрированного, в том числе, в отношении вышеуказанных товаров, для которых истцом испрашивается досрочное прекращение правовой охраны этого товарного знака.

Истец, ссылаясь на свою заинтересованность в использовании сходного с данным товарным знаком обозначения в отношении однородных товаров, и полагая, что он не используется ответчиком в отношении этих товаров в течение трех лет, непосредственно предшествующих дате направления истцом ответчику предложения в порядке пункта 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), обратился в суд с настоящим иском.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее — предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

Исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, истцом соблюден претензионный порядок, предусмотренный статьей 1486 ГК РФ. В адрес ответчика истцом 28.08.2017 направлено предложение заинтересованного лица.

Согласно правовой позиции Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее — Обзор судебной практики) истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака. При этом однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак, учитывается для целей статьи 1486 ГК РФ.

Применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака. К таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.

Для признания лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, заинтересованным на основании пункта 1 статьи 1486 ГК РФ необходимо, чтобы совокупность обстоятельств дела свидетельствовала о том, что направленность коммерческого интереса этого лица заключается в последующем использовании истцом в отношении однородных товаров тождественного или сходного до степени смешения со спорным товарным знаком обозначения с обеспечением его правовой охраны в качестве средства индивидуализации, либо без такого. На это обращено внимание, в частности, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2016 N 300-ЭС15-10765 по делу N СИП-530/2014.

В названном пункте Обзора судебной практики разъяснено, что в ходе установления однородности товаров суды должны принимать во внимание следующие обстоятельства: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажу через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Однородные товары/услуги — это товары/услуги, не являющиеся идентичными во всех отношениях, не обязательно находящиеся в одном классе МКТУ, но имеющие сходные характеристики, что позволяет им выполнять те же функции.

Однородность признается по факту, если товары/услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Также при установлении заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака оценке подлежат, помимо прочего, сходство оспариваемого товарного знака с обозначением, которое истец намерен использовать для индивидуализации своих товаров/услуг.

Согласно пункту 41 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах; обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака истец обосновал тем, что он осуществляет деятельность по производству и реализации препаратов (биологически активных добавок к пище), содержащих витамины и минералы. Им подана заявка N 2017721041 на регистрацию товарного знака «AEON OMEGA» в отношении товаров и услуг 5 и 35-го классов МКТУ.

В подтверждение данных обстоятельств истец в материалы дела представил распечатки с принадлежащего ему сайта «http:/omegapharma.ru» с информацией о производимых им пищевых добавках, содержащих рыбий жир, крилевый жир, с добавлениями витаминов и минералов, распечатку с электронного сервиса «whois» о принадлежности домена «omegapharma.ru», свидетельство о государственной регистрации биологически активной добавки к пище от 28.04.2014, удостоверения качества от 08.04.2015 и 11.03.2016, удостоверение о качестве и безопасности от 14.11.2016, образцы упаковок продукции, заявку N 2017721041.

Оценив в совокупности представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что истцом доказана заинтересованность в досрочном прекращении оспариваемого товарного знака только в отношении товаров 05-го класса МКТУ «фармацевтические препараты; диетические вещества для медицинских целей, детское питание».

Сходство заявленного истцом обозначения «AEON OMEGA» с оспариваемым товарным знаком обусловлена фонетическим и семантическим тождеством общего словесного элемента «AEON», и не оспаривается лицами, участвующими в деле.

В соответствии с определением, приведенным в статье 1 Федерального закона от 02.01.2000 N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов», биологически активные добавки представляют собой природные (идентичные природным) биологически активные вещества, предназначенные для употребления одновременно с пищей или введения в состав пищевых продуктов и отнесены к числу пищевых продуктов.

Назначение биологически активных добавок определено в пункте 2.1 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПин 2.3.2.1290-03 «Гигиенические требования к организации производства и оборота биологически активных добавок к пище (БАД)», утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 17.04.2003, согласно которому биологически активные добавки являются пищевыми продуктами и используются как дополнительный источник пищевых и биологически активных веществ для оптимизации углеводного, жирового, белкового, витаминного и других видов обмена веществ при различных функциональных состояниях, для нормализации и/или улучшения функционального состояния органов и систем организма человека, в том числе продуктов, оказывающих общеукрепляющее, мягкое мочегонное, тонизирующее, успокаивающее и иные виды действия при различных функциональных состояниях, для снижения риска заболеваний, а также для нормализации микрофлоры желудочно-кишечного тракта в качестве энтеросорбентов.

Таким образом, биологически активные добавки к пище могут обладать профилактическими, диетическими или функциональными свойствами и применяться для целенаправленного воздействия на организм человека путем профилактики заболеваний и поддержания в физиологических границах активности функциональных систем организма человека.

Однородность производимых и реализуемых истцом биологически активных добавок к пище, содержащих рыбий жир, витамины и минералы, фармацевтическим препаратам обусловлена их функциональным назначением (препараты для поддержания и улучшения здоровья), местом реализации (аптеки, интернет-магазины), кругом потребителей (лица, проявляющие заботу о своем здоровье и (или) имеющие необходимость в приеме дополнительных препаратов для его поддержания и улучшения).

Однородность производимых и реализуемых истцом биологически активных добавок к пище диетическим веществам для медицинских целей обусловлена отнесением их к продукции для приема в пищу, функциональным назначением (препараты для поддержания и улучшения здоровья), местом реализации (аптеки, интернет-магазины), кругом потребителей (лица, проявляющие заботу о своем здоровье и (или) имеющие необходимость в приеме дополнительных препаратов для его поддержания и улучшения).

Однородность производимых и реализуемых истцом товаров детскому питанию обусловлена отнесением их к пищевой продукции, возможностью включения в состав детского питания витаминов и минералов в качеств дополнительных элементов, вследствие чего возможна общность функционального назначения (поддержание и улучшение здоровья) и круга потребителей (лица, проявляющие заботу о здоровье — своем собственном и здоровье детей, и (или) имеющие необходимость в приеме дополнительных препаратов для улучшения здоровья).

В то же время суд полагает, что истцом не доказана заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в отношении товаров 05-го класса МКТУ «ветеринарные и гигиенические препараты; пластыри, перевязочные материалы; дезинфицирующие средства» ввиду того, что эти товары не являются однородными производимым и реализуемым истцом биологически активным добавкам к пище, поскольку они относятся к различному роду (виду) товаров, имеют различные потребительские свойства и функциональное назначение, вид материала (элементов, входящих в состав), из которого они изготовлены, не обладают взаимодополняемостью либо взаимозаменяемостью, у них различен круг потребителей.

При этом возможная встречаемость товаров в розничной сети (в частности, аптечной), еще недостаточна сама по себе для признания товаров однородными, ввиду отсутствия иной совокупности критериев.

Кроме того, суд принимает во внимание, что сходство заявленного истцом на регистрацию обозначения и оспариваемого товарного знака нельзя считать высоким в связи с оригинальным графическим решением заявленного обозначения, а также наличием в его составе дополнительного словесного элемента «OMEGA». В связи с этим диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные, не может быть более широким.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 40 Обзора судебной практики, подача истцом заявки в Роспатент на регистрацию товарного знака или сходного с ним товарного знака в отсутствие иных доказательств реального намерения использовать товарный знак сама по себе не является основанием досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием в соответствии с положениями статьи 1486 ГК РФ.

Кроме того, в соответствии с приведенными выше разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 42 Обзора судебной практики, для целей статьи 1486 ГК РФ учитывается однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак.

Между тем, истец ошибочно полагает необходимым для установления однородности сопоставлять товары, в отношении которых испрашивается досрочное прекращение правовой охраны товарного знака, не только с реализуемыми им товарами, а также и товарами, включенными в заявку истца на регистрацию товарного знака.

Признание истца не заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований в данной части.

Согласно пункту 3 статьи 1486 ГК РФ бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

С учетом даты направления предложения заинтересованного лица (28.08.2017), период времени, к которому должны относиться доказательства использования товарного знака, составляет с 28.08.2014 по 27.08.2017.

Согласно пункту 2 статьи 1486 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Ответчик доказательств использования в гражданском обороте оспариваемого товарного знака суду не представлял, ограничившись ссылкой на отсутствие заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны этого товарного знака.

В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Таким образом, ответчиком не оспорен довод истца о неиспользовании товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 363539 в отношении товаров 05-го класса МКТУ «фармацевтические препараты; диетические вещества для медицинских целей, детское питание», применительно к которым истец доказал свою заинтересованность, и не доказан факт его использования, что в соответствии со статьей 1486 ГК РФ является основанием для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в отношении указанных товаров вследствие его неиспользования.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», при частичном удовлетворении требования неимущественного характера расходы по уплате государственной пошлины в полном объеме взыскиваются с противоположной стороны по делу.

Учитывая, что требования истца удовлетворены частично, судебный акт принят в его пользу, понесенные им судебные расходы, в том числе в связи с уплатой государственной пошлины за подачу искового заявления, подлежат взысканию в пользу истца с ответчика.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

исковые требования удовлетворить частично.

Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 363539 в отношении товаров 05-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков «фармацевтические препараты; диетические вещества для медицинских целей, детское питание» вследствие его неиспользования.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью Инфраструктурная корпорация «АЕОН» (ОГРН 1077760229656) в пользу общества с ограниченной ответственностью «ОМЕГА ФАРМА» (ОГРН 1147847275840) расходы по уплате государственной пошлины в размере 6 000 (Шесть тысяч) рублей.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий В.В. Голофаев
Судья И.В. Лапшина
Судья С.П. Рогожин

17 марта Верховный Суд РФ удовлетворил кассационную жалобу Роспатента и отменил акты нижестоящих судов, которые, по мнению ВС, посчитали товарные знаки сходными без достаточных на то оснований (Определение № 300-ЭС19-26515 по делу № СИП-102/2019).

Правообладатель товарных знаков «Охота» усмотрел сходство товарного знака конкурента до степени смешения

В июне 2018 г. ООО «Объединенные Пивоварни Хейнекен» обратилось в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 638846, зарегистрированному за ИП Максимом Лариным.

Заявитель исходил из того, что указанное обозначение сходно до степени смешения с восемью товарными знаками ООО «Объединенные Пивоварни Хейнекен» (подп. 2 п. 6 ст. 1483 ГК РФ), в которых присутствует словесный элемент «охота», в том числе в красно-белой цветовой гамме. Общество также настаивало, что спорный товарный знак противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали (подп. 2 п. 3 ст. 1483 ГК), поскольку сходство до степени смешения словосочетания «охота нашего» со словесным товарным знаком «Охота» № 183777/1 уже было ранее подтверждено Судом по интеллектуальным правам, а также результатами опроса ВЦИОМ в 2016 г.

Однако Роспатент отказал в удовлетворении возражения, заключив, что спорный товарный знак и противопоставленные ему товарные знаки общества не являются сходными в целом (решение от 30 октября 2018 г.). По мнению госоргана, отсутствие фонетического, семантического и графического сходства обозначений не позволяет ассоциировать их друг с другом, в связи с чем основания для признания оспариваемого товарного знака не соответствующим требованиям подп. 2 п. 6 ст. 1483 ГК отсутствуют. Роспатент также указал, что приведенные в обоснование довода о нарушении подп. 2 п. 3 ст. 1483 ГК судебные акты не имеют отношения к оспариваемому товарному знаку.

СИП обязал Роспатент повторно рассмотреть возражение общества

Далее общество обратилось в СИП с заявлением о признании указанного решения Роспатента недействительным.

Первая инстанция посчитала, что вывод Роспатента об отсутствии сходства оспариваемого товарного знака с товарными знаками, содержащими словесный элемент «охота», не обоснован. Сославшись на ст. 1483 ГК, п. 42, 45 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по госрегистрации товарных знаков, утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 20 июля 2015 № 482, и п. 136, 138, 162 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10, суд признал решение Роспатента не соответствующим положениям подп. 2 п. 6 ст. 1483 ГК и обязал госорган повторно рассмотреть возражение общества.

СИП констатировал, что слово «охота» в оспариваемом товарном знаке является центральным – именно на него делается акцент при произношении товарного знака целиком и падает логическое ударение. Наличие в составе знака слов «Афанасий» и «Выбирай Россию!», по мнению суда, не ослабляет смыслового сходства, поскольку не меняют значения слова «охота». Так как оспариваемый знак и противопоставленные ему знаки содержат одно и то же слово, это свидетельствует о полном вхождении противопоставленных товарных знаков либо доминирующего словесного элемента противопоставленных комбинированных товарных знаков в оспариваемый знак.

Дополнительно суд отметил, что слово «охота» в оспариваемом знаке привлекает внимание за счет обособленного расположения в композиции – на отдельной строке, выше остальных элементов и в начале словосочетания «охота нашего».

Президиум СИП поддержал выводы первой инстанции.

Верховный Суд согласился с доводами Роспатента

Роспатент подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Госорган настаивал, что наличие в составе сравниваемых товарных знаков сходных элементов само по себе не может свидетельствовать о том, что оспариваемый знак в целом ассоциируется с противопоставленными ему товарными знаками, несмотря на отдельные отличия.

ВС посчитал, что суды первой и кассационной инстанций не учли рекомендации, приведенные в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июля 2006 г. № 2979/06 и № 3691/06; от 17 апреля 2012 г. № 16577/11, а также в п. 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом ВС 23 сентября 2015 г., согласно которым вывод о сходстве товарных знаков делается на основе восприятия не их отдельных элементов, а в целом, т.е. на основании общего впечатления от обозначения.

Верховный Суд заметил, что в оспариваемом решении Роспатент признал словесный элемент «Афанасий» сильным индивидуализирующим элементом. При этом первая и кассационная инстанции проанализировали лишь расположение и значимость словесного элемента «охота» и не оценили значимость положения словесного элемента «Афанасий» с точки зрения комплексного ассоциативного восприятия знака.

«Делая вывод о центральном местоположении слова «ОХОТА» в оспариваемом знаке, указывая лишь на то, что наличие слов «Афанасий” и «Выбирай Россию!” в нем не ослабляет смыслового сходства знаков, суд первой инстанции не исследовал во взаимосвязи значимость и положение всех составляющих товарный знак словесных элементов, что влияет на восприятие знака в сознании потребителей и на общее впечатление о данном товарном знаке в целом», – подчеркивается в определении.

Также указано, что утверждая о наличии фонетического, графического и семантического сходства оспариваемого и противопоставленных товарных знаков и обусловленности этого сходства вхождением в состав оспариваемого знака словесного элемента «охота», СИП не учел, что для случаев, когда речь идет о вхождении в товарный знак в качестве одного из элементов охраняемого средства индивидуализации другого лица, п. 10 ст. 1483 ГК предусмотрено самостоятельное основание для оспаривания предоставления правовой охраны. При этом о наличии данного основания общество в возражении не заявляло.

ВС напомнил, что при установлении сходства суд учитывает, в отношении каких элементов товарного знака и обозначения – сильных или слабых – оно имеется. При этом сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается (п. 162 Постановления № 10).

Придя к выводу, что нижестоящие инстанции установили сходство до степени смешения оспариваемого товарного знака и противопоставляемых без проведения комплексного анализа их сходства, не применив п. 44 Правил № 482, Верховный Суд отменил их акты и направил дело на новое рассмотрение в СИП.

Позиция представителей общества

Интересы ООО «Объединенные Пивоварни Хейнекен» представляли партнер CLAIMS, патентный поверенный Алексей Петров и старший юрист CLAIMS Антон Ендресяк. «В данном деле Верховный Суд привел несколько новых выводов, которые могут в дальнейшем стать постоянно применяемыми правовыми позициями. Вместе с тем они либо пошли вразрез с логикой Постановления № 10, либо остались без должного правового обоснования», – считает Антон Ендресяк.

Юрист считает, что само по себе наличие нормы п. 10 ст. 1483 ГК не исключает возможности применения п. 6 той же статьи. «ВС не учел нашу позицию, согласно которой не существует прямой связи между указанными нормами и они не являются взаимоисключающими. В действительности данные нормы регулируют принципиально разные ситуации возникновения смешения на рынке», – подчеркнул он.

Так, пояснил Антон Ендресяк, п. 6 ст. 1483 Кодекса ориентирует правоприменителя на установление сходства сравниваемых обозначений в целом, а п. 10, напротив, позволяет изъять один элемент из более позднего обозначения и сравнить только его с противопоставленным товарным знаком. «Подобное регулирование, предоставляющее более широкую правовую охрану товарным знакам, не исключает возможность правоприменителя установить как сходство обозначений в целом, так и в отдельных элементах. При этом очевидно, что п. 6 ст. 1483 ГК предполагает более высокий стандарт доказывания, чем п. 10», – указал он.

Юрист выразил сожаление по поводу того, что ВС оставил без решения обозначенную представителями общества проблему соотношения п. 6 и п. 10 ст. 1483 ГК: «Мы ожидали ответа на главный вопрос о том, соотносятся ли нормы как общая и специальная».

Алексей Петров добавил, что вывод ВС о том, что «примененное судом понятие средней степени сходства не дает возможности определить наличие или отсутствие сходства сравниваемых товарных знаков» выглядит несколько странно. «Это как минимум выбивается из предложенной в Постановлении № 10 «математической” логики оценки смешения, где Суд ориентировал нижестоящие инстанции на наличие низкой и высокой степеней смешения. Очевидно, что «средняя” степень находится между этими величинами и, соответственно, влияет на возникновение смешения больше, чем низкая, но меньше, чем высокая», – пояснил юрист.

По словам Алексея Петрова, он и его коллега пытались убедить ВС в том, что возможность правоприменителя определить не только низкую и высокую степени сходства, но и пограничную, «среднюю», является показателем нормального и достаточного уровня дискреции. «Верховный Суд, однако, лишь формально сослался в определении на недопустимость использования термина «средняя” степень применительно к сходству, но не указал правовое обоснование для такого толкования», –отметил юрист.

Кроме того, добавил он, непоследовательным выглядит и вывод ВС о том, что первая инстанция установила «среднюю» степень сходства. В данном деле, пояснил Алексей Петров, установив среднюю степень сходства, СИП как минимум установил и наличие низкой степени сходства.

«Важно, что проблема определения сходства средств индивидуализации до степени смешения выходит за пределы региональной арбитражной практики и разбирается на таком высоком уровне, учитывая, насколько давно были приняты применяемые сегодня практические подходы. Данное определение является одним из первых после принятия Постановления № 10, поэтому каждое дело, выступая своего рода «апробацией” подходов ВС, способствует развитию практики в области интеллектуальной собственности», – заметил он.

Эксперты по-разному оценили позицию Суда

Советник юридической фирмы «Городисский и Партнеры», патентный поверенный Татьяна Погребинская в комментарии «АГ» отметила, что вывод первой и кассационной инстанций о сходстве до степени смешения товарных знаков базировался на наличии в сравниваемых знаках общего слова «охота». Однако наличие общего словесного элемента в сравниваемых обозначениях, в том числе вхождение одного товарного знака в другой, – это лишь один из признаков сходства при сравнении словесных обозначений, указала эксперт.

«Учитывая разную семантику слова «»охота” в сравниваемых обозначениях (в спорном товарном знаке оно употребляется в значении «хочется”, а в противопоставленных означает добычу диких животных и птицы), говорить о вхождении одного знака в другой в данном случае, пожалуй, нет оснований», – добавила она.

С точки зрения Татьяны Погребинской, комплексный анализ сравниваемых обозначений позволяет сделать вывод, что спорное обозначение не ассоциируется с каждым из серии противопоставленных товарных знаков заявителя в целом. «Об этом свидетельствует, в частности, и то, что наиболее значимую роль при восприятии оспариваемого товарного знака играет слово «Афанасий” (с него начинается восприятие обозначения и на него падает логическое ударение), а слово «охота” является своего рода семантически связующим элементом и особо внимание на себе не акцентирует, – пояснила юрист. – В противопоставленных товарных знаках словесное обозначение «охота” является либо единственным элементом, либо играет роль доминирующего элемента, на котором концентрируется практически все внимание потребителя».

По ее мнению, в пользу позиции об отсутствии сходства до степени смешения этих знаков говорит и их различное визуальное восприятие, поскольку оспариваемый знак содержит значительно большее количество слов, имеющих различное графическое выполнение и положение, а в противопоставленных знаках есть либо только слово «охота», либо с этим словом используются иные словесные и изобразительные элементы, которых нет в оспариваемом знаке. «Да и цветовое исполнение сравниваемых обозначений разное. Комплексный анализ сравниваемых обозначений, который необходимо проводить в данной ситуации, свидетельствует, скорее, об отсутствии сходства до степени смешения», – заключила Татьяна Погребинская.

Старший юрист юридической компании «Noerr», патентный поверенный Полина Гальцова отметила, что в данном деле Верховый Суд, указав на неприменение нижестоящими инстанциями п. 44 Правил № 482, подчеркнул необходимость учитывать значимость положения тождественного или сходного элемента в сравниваемых обозначениях. «При этом значимость должна оцениваться, в том числе с учетом степени, в которой этот элемент способствует реализации непосредственной функции товарного знака, а именно – индивидуализации товаров и услуг. То есть для оценки значимости элемента требуется определить, будет ли потребитель воспринимать данное обозначение именно как средство индивидуализации, отличающее данный товар или услугу от товара или услуги другого производителя», – пояснила эксперт.

С этой точки зрения, добавила она, значимым элементом может стать и обозначение, не занимающее пространственно-доминирующее положение в комбинированном обозначении, но обладающее очень высокой различительной способностью и узнаваемостью, так как внимание потребителя будет концентрироваться в первую очередь на нем. «При этом нельзя упускать из внимания степень различительной способности не только «старших”, но и «младших” товарных знаков. Так, соседство спорного элемента с другим, ранее ставшим известным потребителю обозначением, будет снижать значимость спорного элемента, смещая логическое ударение (на что указал Роспатент)», – отметила Полина Гальцова.

По ее словам, СИП и его Президиум в данном деле применили несколько абстрагированный подход, сравнив словесные элементы, присутствующие в товарных знаках обоих правообладателей, с точки зрения формального вхождения в оспариваемый товарный знак противопоставленных ему знаков, но без учета других критериев значимости, на что и указал ВС.

Юрист по защите интеллектуальной собственности ИТ-компании ЗАО «КРОК инкорпорейтед» Виталий Антонов, напротив, не согласился с выводами ВС, отметив, что поддерживает выводы первой и кассационной инстанций. «На мой взгляд, предприниматель умышленно зарегистрировал оспариваемый товарный знак с использованием слова «охота”. Об этом также свидетельствует предоставление прав использования по лицензионному договору другой пивоваренной компании», – сослался юрист на данные реестра товарных знаков.

По мнению эксперта, в Правилах № 482 закреплено достаточно критериев, позволяющих определить сходство (тождественность) товарных знаков. «Однако с позиции ВС их оказалось недостаточно, поэтому в подобных случаях стоит проводить анализ рынка конкретных товаров, работ или услуг, а также соцопросы, которые позволят в совокупности с другими доказательствами установить вводящее потребителя в заблуждение тождество или сходство товарных знаков», – резюмировал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *