Охранная зона магистральных газопроводов

Лето уже вступает в свои законные права. В это время года подавляющее большинство людей осваивают свои дачные участки, обживают новые. В последние годы активно идет индивидуальное жилищное строительство, выделяются земельные участки под ИЖС для молодых и многодетных семей. Между тем в теплое время года для газовиков наступает ответственный момент. Лето – это период основных ремонтных работ на газопроводе. И в то же время, это пора борьбы газовиков за соблюдение охранных зон объектов магистрального газопровода. Эта работа в настоящее время отвлекает много сил и времени газовиков, отрывая их от основной задачи. Ведь газотранспортная система требует каждодневного внимания, от работы АО «Сахатранснефтегаз» зависит практически все жизнеобеспечение Центрального энергорайона республики, а это добрая половина населения. Помимо строительства и ремонта газопроводов, ежегодно проводится техническое диагностирование объектов газотранспортной системы, тем самым постоянно ведется мониторинг объектов. АО «Сахатранснефтегаз» обслуживает 6 700 км газопроводов, в то числе более 2 000 магистральных.

Несмотря на большой объем работ по ремонту объектов, сотрудникам нефтегазового предприятия приходится отвлекать значительные ресурсы и время на регламентные объезды, облеты, наземные осмотры действующих объектов, в ходе которых в последнее время обнаруживаются немало случаев нарушения охранных зон. Надо подчеркнуть, что магистральные газопроводы, являются жизнеобеспечивающими объектами республики и относятся к опасным промышленным объектам (ОПО). Строительство и эксплуатация любого ОПО жестко регламентировано. Газотранспортная компания постоянно осведомляет население, муниципальные образования о требованиях к соблюдению охранных зон.

Что такое охранная зона? Охранная зона (ОЗ) – это «участок земли, ограниченный условными линиями, проходящими в 25 метрах от оси магистральных газопроводов с каждой стороны. На подводных переходах — 100 метров. Вокруг газораспределительных станций в виде участка земли, ограниченного замкнутой линией, отстоящей от границ территории ГРС на 100 метров во все стороны. Охранные зоны регламентированы «Правилами охраны магистральных трубопроводов».

Также есть понятие зона минимальных расстояний (ЗМР), который регламентирует СНиП 2.05.06-1985г. «Магистральные трубопроводы». Это расстояние от оси подземных магистральных газопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений. В зависимости от диаметра газопровода должны составлять: МГ диаметром 700 мм не менее 200 м в обе стороны от МГ(коридор 400 м), МГ диаметром 300-500 мм не менее 150 м в обе стороны от МГ (коридор 300 м), МГ диаметром 100-300 мм не менее 100 м в обе стороны от МГ (коридор 200 м).

И это еще не все. Есть понятие санитарно-защитная зона (СЗЗ), которая составляет 300 метров от газораспределительной станции, регламентируется СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов».

Охранная зона (ОЗ) необходима для исключения возможных случаев повреждения газопроводов и АГРС (газораспределительные станции) от воздействия населения. Зона минимальных расстояний (ЗМР) необходима для обеспечения безопасности населения, то есть уже для защиты от воздействия самого особо опасного объекта на население в случае возникновения аварии. Санитарно-защитная зона (СЗЗ) является защитным барьером, обеспечивающим уровень безопасности населения при эксплуатации объекта, где применяются в производстве вредные вещества. На АГРС таковым является одорант (этилмеркоптан). Все мы со школьной скамьи знаем, что природный газ не пахнет. Но чтобы, вовремя обнаружить утечку газа, мы придаем ему запах. Таким образом, все требования обоснованные.

Все объекты магистрального газопровода обозначены опознавательными знаками в виде предупреждающих плакатов, информационных столбиков и так далее. И все эти знаки покрашены в яркие цвета. Тем более, для каждого населенного пункта есть своя газораспределительная станция. Поэтому жители прекрасно осведомлены. Не заметить наши объекты – невозможно. Газопроводы в основном проходят в подземном исполнении, поэтому на них мы устанавливаем информационные столбики, также есть километровые знаки, и самое главное газопровод защищен валиком. Не заметить валик протяженностью во все поле – просто невозможно.

Но несмотря ни на что граждане умудряются получать, оформлять(!) участки вблизи газопровода и строить дома. Почему такое происходит? Во-первых, из-за невнимательности градостроительных служб муниципалитетов. На самом деле все магистральные газопроводы вблизи населенных пунктов нанесены на карту населенного пункта. Во-вторых, из-за желания некоторых граждан сделать бизнес на купле-продаже земельных участков. В-третьих, в черте населенных пунктов земельных участков вблизи инфраструктурных коммуникаций мало. И в то же время, такие населенные пункты, как город Якутск, села Хатассы, Октемцы, Намцы, территориально сильно расширяются. Все это вместе создает третью проблему – население вынужденно застраивается на участках, нарушая правила и подвергая опасности своих близких. Муниципальным образованиям при выделении земельных участков необходимо руководствоваться минимальными расстояниями (для линейной части магистральных газопроводов) и санитарно-защитными зонами (для газораспределительных станций). Владельцы земельных участков, сельхозугодий и т.д., где проходит магистральный газопровод, согласно правилам, должны получить у нас технические условия (согласование) на приближение к магистральному газопроводу по адресу: ул.П.Алексеева, 74, каб. 202, тел.44-83-26.

В охранной зоне газопровода без письменного разрешения АО «Сахатранснефтегаз» запрещено:

возводить любые постройки и сооружения; высаживать деревья и кустарники всех видов, складировать корма, удобрения и материалы, располагать коновязи, содержать скот, выделять рыбопромысловые участки, производить добычу рыбы, а также водных животных и растений, устраивать водопои, производить колку и заготовку льда;

сооружать проезды и переезды через трассы газопроводов, устраивать стоянки автомобильного транспорта, тракторов и механизмов, размещать коллективные сады и огороды; проезд всех видов транспорта в охранной зоне магистральных газопроводов;

производить мелиоративные, земляные работы, сооружать оросительные и осушительные системы; производить всякого рода горные, строительные, монтажные и взрывные работы, планировку грунта; производить геологосъемочные, поисковые, геодезические и другие изыскательные работы, связанные с устройством скважин, шурфов и взятием проб грунта (кроме почвенных образцов);

на подводных переходах запрещено:

бросать якоря, проходить с отданными якорями, цепями, лотами, волокушами и тралами, производить дноуглубительные и землечерпательные работы, сбрасывать грунт с саморазгружающихся шаланд.

Предприятия и организации, получившие письменное разрешение на ведение в охранных зонах газопроводов работ, обязаны выполнять их с соблюдением условий обеспечивающих сохранность газопроводов и опознавательных знаков и несут ответственность за повреждение последних.

В последнее время в СМИ выходят статьи, где говорится, что граждане в нарушение правил охранных зон ГП построили дома. «Участки в районе села Хатассы, с правой стороны Покровского тракта (10-16 км за постом ГАИ) и с левой стороны в сторону села Хатассы, относятся к охранным зонам объектов магистрального газопровода. Эти участки с самого начала не должны были выделяться населению. Об этом мы в свое время, и не раз, письменно уведомляли муниципальные образования. О том, что на этой территории проходит газопровод, указано на карте города. Но тем не менее, эти участки выдавались людям и некоторые семьи успели построить дома. Мы инициировали создание рабочей комиссии, чтобы отрегулировать сложившуюся ситуацию. В этой связи отмечу, что решать проблему вынуждены будем в судебном порядке», – прокомментировал ситуацию начальник производственно-технического отдела Линейно-производственного Управления магистральных газопроводов АО «Сахатранснефтегаз» Айсен Жирков.

Пресс-служба АО «Сахатранснефтегаз»

Закон РК «О магистральном трубопроводе» № 20-V от 22 июня 2012 года (далее – Закон) регулирует общественные отношения, возникающие при эксплуатации магистрального трубопровода, и направлен на обеспечение безопасной эксплуатации магистрального трубопровода. Говоря о безопасности эксплуатации, мы в первую очередь имеем в виду жизнь и здоровье людей, окружающую среду. Именно поэтому Закон предусматривает такие понятия, как: охранная зона магистрального трубопровода, минимальное расстояние.
Что такое охранная зона?
Согласно п.9 ст.1 Закона, это территория с особыми условиями охраны и пользования, прилегающая к объектам магистрального трубопровода и предназначенная для обеспечения безопасности населения и создания необходимых условий для безопасной и бесперебойной эксплуатации объектов трубопровода, в пределах которой ограничиваются или запрещаются виды деятельности, не совместимые с целями ее установления.
Таким образом, простыми словами, охранная зона это такой участок, где не должно быть никаких объектов жизнедеятельности, запрещено само по себе нахождение в этой зоне!
При размещении нескольких магистральных трубопроводов в одном техническом коридоре устанавливается единая для всех магистральных трубопроводов охранная зона.
Где устанавливаются охранные зоны?
В соответствии с ч.2 ст.14 Закона, они устанавливаются:

Охранные зоны газопроводов низкого, среднего и высокого давления описаны в СТО Газпром 2-2.1-249-2008 в пункте 7, а также в Постановлении Правительства РФ от 20 ноября 2000 г. N 878 «Об утверждении Правил охраны газораспределительных сетей».

7.4.1 Установление охранных зон газопровода и нанесение их на районные карты землепользования производится с целью обеспечения условий безопасной работы газопровода путем: — исключения проведения несанкционированных строительно-монтажных, землеройных, взрывных и иных видов работ (кроме сельскохозяйственных), способных в той или иной мере повредить технологическое оборудование либо коммуникации газопровода;

— ограничения других видов деятельности, которая может нанести ущерб газопроводу (разведения открытого огня, складирования сырья, продукции, отсыпных материалов, установки каких бы то ни было препятствий, ухудшающих доступ эксплуатирующего персонала к объектам газопровода и др.).

7.4.2 Охранные зоны устанавливаются вокруг объектов газопровода по представлению проектной организации актами органов исполнительной власти или местного самоуправления и наносятся на районные карты землепользования. Соблюдение ограничений на деятельность в охранных зонах предусматривается Земельным кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О газоснабжении в Российской Федерации» .

7.4.3 Ответственность за содержание охранных зон газопровода в должном противопожарном состоянии лежит на эксплуатирующей организации (собственнике трубопровода).

— Охранная зона магистрального газопровода

— Охранная зона ГРПШ

— Таблички обозначения газопроводов

— Ограждение для ГРПШ

7.4.4 Размеры охранных зон объектов газопроводов устанавливаются в соответствии с Правилами:

а) вдоль трасс наружных газопроводов — в виде территории, ограниченной условными линиями, проходящими на расстоянии 2 метров с каждой стороны газопровода;

б) вдоль трасс подземных газопроводов из полиэтиленовых труб при использовании медного провода для обозначения трассы газопровода — в виде территории, ограниченной условными линиями, проходящими на расстоянии 3 метров от газопровода со стороны провода и 2 метров — с противоположной стороны;

в) вдоль трасс наружных газопроводов на вечномерзлых грунтах независимо от материала труб — в виде территории, ограниченной условными линиями, проходящими на расстоянии 10 метров с каждой стороны газопровода;

г) вокруг отдельно стоящих газорегуляторных пунктов — в виде территории, ограниченной замкнутой линией, проведенной на расстоянии 10 метров от границ этих объектов. Для газорегуляторных пунктов, пристроенных к зданиям, охранная зона не регламентируется;

д) вдоль подводных переходов газопроводов через судоходные и сплавные реки, озера, водохранилища, каналы — в виде участка водного пространства от водной поверхности до дна, заключенного между параллельными плоскостями, отстоящими на 100 м с каждой стороны газопровода;

е) вдоль трасс межпоселковых газопроводов, проходящих по лесам и древесно-кустарниковой растительности, — в виде просек шириной 6 метров, по 3 метра с каждой стороны газопровода. Для надземных участков газопроводов расстояние от деревьев до трубопровода должно быть не менее высоты деревьев в течение всего срока эксплуатации газопровода.

7.4.5 На границах сухопутных участков и переходов через судоходные реки, озера охранные зоны имеют ширину 100 м в каждую сторону от газопровода, В сторону суши охранные зоны переходов продлеваются вдоль трассы на удаление 50 м от уреза воды по горизонту высоких вод 10 % обеспеченности.

7.4.6 Для многониточных газопроводов на участках прохождения нескольких ниток газопровода в одном коридоре допускается (в отличие от существующих нормативов) устанавливать как единую охранную зону, охватывающую все нитки коридора (шириной по 25 м во внешнюю сторону от крайних ниток), так и совокупность отдельных охранных зон для каждой из ниток коридора. Решение по данному вопросу принимается проектной организацией исходя из целесообразности в каждом конкретном случае. Данное решение должно быть закреплено актами органов исполнительной власти или местного самоуправления.

7.4.7 На судоходных реках работы, связанные с изменением русла в границах до 1000 м от подводных переходов, следует согласовывать с эксплуатирующей газопровод организацией.

27.03.2017

Минимальные и противопожарные расстояния до магистральных нефте- и газопроводов: ДЕ-ЮРЕ и ДЕ-ФАКТО

Евгений Мешалкин, доктор технических наук, профессор, вице-президент по науке НПО «Пульс»

Ни для кого не секрет, что в последнее время участились судебные разбирательства относительно расположения вблизи магистральных нефте- и газопроводов разного рода зданий, строений. О том, как избежать судебных споров на стадии проектирования и строительства зданий, исключив подмену понятий «охранная зона», «минимально допустимые расстояния (МДР)» и «противопожарные расстояния (разрывы)», а также о том, как сократить размеры охранных зон, если индивидуально подходить к расчетам в каждом конкретном случае. Об этом рассказывает эксперт в сфере противопожарной защиты доктор технических наук, профессор Е.А. Мешалкин.

При проектировании, строительстве и даже на стадии эксплуатации объектов защиты жилого, общественного, производственно-складского назначения, в том числе торгово-развлекательных комплексов, часто встает проблема их размещения (как собственно зданий, сооружений, так и плоскостных автостоянок, объектов тепло-, водо- и энергоснабжения) с отступлениями от требований соответствующих сводов правил (СП 36.13330.2012, СП 4.13130.2013 и др.) по соблюдению минимально допустимых расстояний (МДР) от оси магистральных нефте- и газопроводов диаметром 300 мм и более. Ситуация усугубляется и тем, что нормативными документами установлено также понятие «охранная зона» (см. «Правила охраны магистральных трубопроводов», которые утверждены Министерством топлива и энергетики РФ 29.04.1992 г. и постановлением Госгортехнадзора от 22.04.1992 г. №9) в виде участка земли, ограниченного условными линиями, проходящими в 25 метрах от крайних осей трубопровода. Некоторую неопределенность вносит также разд.6.12 СП 4.13130.2013 (документ добровольного применения, обеспечивающий соблюдение требований ФЗ №123 от 22.07.2008 г. «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» согласно приказа Ростехрегулирования от 16.04.2014 г. № 474, и особенно его табл. 44, которая полностью дублирует соответствующую табл.4 СП 36.13330.2012, регламентируя соответствующие минимальные расстояния от оси трубопроводов до объектов, зданий и сооружений, однако эти расстояния безосновательно относят к противопожарным расстояниям (разрывам) согласно ст.37 ФЗ №123, как типу противопожарных преград. Между тем это неправомерно, так как противопожарные расстояния (разрывы) устанавливаются между зданиями, строениями для предотвращения распространения пожара (см. термин и его определение в п.36) ст. 2 ФЗ №123), и не относится к подземным или наземным трубопроводам, которые следует считать линейными сооружениями или, возможно, сетями инженерно-технического обеспечения согласно п.20 ст.2 ФЗ №384 от 30.12.2009 г. «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Кстати, согласно п.1) ст.17 ФЗ №384 для линейных сооружений расстояние от оси трассы до населенных пунктов, промышленных и сельскохозяйственных объектов, лесных массивов, расстояние между прокладываемыми параллельно друг другу трассами линейных сооружений, размеры охранных зон должны быть обоснованы одним из способов, указанных в ч.6 ст.15 этого же ФЗ №384, т.е. результатами исследований, расчетами и (или) испытаниями, моделированием сценариев, оценкой риска! Это, безусловно, прогрессивное требование, фактически ставящее под сомнение обоснованность параметров вышеуказанных нормативных документов особенно в свете реализации Постановления Правительства России от 17.08.2016г. № 806 «О применении риск-ориентированного подхода при организации отдельных видов государственного контроля (надзора) и внесении изменений в некоторые акты Правительства РФ».

Таким образом, на практике отсутствие гармонизации ряда нормативных документов, затянувшийся процесс их ревизии (должна быть не реже чем через каждые 5 лет! согласно ч.6 ст.6 ФЗ №384, тогда как документы по размерам охранных зон действуют уже 25 лет?!) и приведения в соответствие с современными социально-экономическими условиями приводит к затягиванию вопросов согласования градостроительных решений, тормозят развитие территорий, не позволяют дать объективную оценку принимаемых решений органами исполнительной власти и инвесторами, застройщиками, собственниками. Положение дел не спасает даже разработка и согласование СТУ с органами МЧС России и Минстроя России. Все чаще подобные споры попадают в судебные инстанции, причем иногда с требованием истца снести уже эксплуатируемые здания, сооружения, даже частично попадающие в зону МДР или охранных зон.

Учитывая изложенное, а также факты имеющихся противоречий в нормах и их некомпетентного применения при таких спорах, автором на основе опыта работы по нескольким объектам сформулировали необходимые обоснования, которые могут оказаться полезными в практике применения требований нормативных правовых документов или при разрешении возникающих спорных ситуаций.

Предмет для спора

Часто используемое собственниками, эксплуатирующими организациями утверждение относительно обязательности применения положений СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», СП 36.13330.2012 «СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы»», в части необходимости безусловного соблюдения установленных в этих нормах минимально допустимых расстояний (далее – МДР) противоречит ч.3 ст.7 ФЗ №184 от 27.12.2002 г. «О техническом регулировании», согласно которой «…не включенные в технические регламенты требования… не могут носить обязательный характер». В действующих технических регламентах требования по МДР практически отсутствуют: даже требования (в форме таблиц) по противопожарным расстояниям из Федерального закона от 22.07.2008 г. №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее – ФЗ №123) все чаще признаются утратившими силу.

Сроки вышли

Применяя к спорным правоотношениям положения СП 36.13330.2012, не учитывается основополагающее требование примечания 1 к таблице 4 (обязательное требование согласно Перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.12.2014 г. № 1521), что «…расстояния следует принимать: для городов и других населенных пунктов — от проектной городской черты на расчетный срок 20-25 лет; для отдельных промышленных предприятий, железнодорожных станций, аэродромов, морских и речных портов и пристаней, гидротехнических сооружений, складов горючих и легковоспламеняющихся материалов, артезианских скважин — от границ отведенных им территорий с учетом их развития; для железных дорог — от подошвы насыпи или бровки выемки со стороны трубопровода, но не менее 10 м от границы полосы отвода дороги; для автомобильных дорог — от подошвы насыпи земляного полотна…».

Таким образом, с учетом введения в эксплуатацию многих действующих магистральных трубопроводов в 1970-1990 годах, используемые собственниками трубопроводов значения МДР должны были быть пересмотрены ранее 2000 года или в более поздние сроки с учетом фактических изменений границ населенных пунктов. На практике это должно было осуществляться по согласованию с органами местного самоуправления, т.е. на стадии принятия решения о выделении земли для обеспечения жизнедеятельности населения согласно требованиям ст.ст. 31, 32, 33 Градостроительного кодекса РФ.

За чей счет реконструкция?

При использовании ссылок на требования СП 36.13330.2012 в качестве обоснования не принимается во внимание обязательное к применению (см. Постановление Правительства РФ от 26.12.2014г. № 1521) требование п.1.1 СП 36.13330.2012, согласно которому «Настоящий свод правил распространяется на проектирование новых и реконструируемых магистральных трубопроводов и ответвлений от них номинальным диаметром до 1400 включительно, с избыточным давлением среды свыше 1,2 до 10 МПа включительно (при одиночной прокладке и прокладке в технических коридорах) для …».

Таким образом, с учетом неизбежного развития границ городов и других населенных пунктов соблюдение минимально допустимых расстояний следует обеспечивать на стадии реконструкции за счет собственников этих трубопроводов или, возможно, по их договоренности с иными заинтересованными сторонами.

Важно известить

На стадии многолетней эксплуатации таких магистральных трубопроводов следует обеспечивать исполнение, в частности, ч.8 и ч.11 ст.5524 (о возникновении аварийных ситуаций или возникновении такой угрозы), ч.7 ст.5525 (извещать о каждом случае возникновения аварийных ситуаций органы местного самоуправления) Градостроительного кодекса РФ, однако на практике часто отсутствует информация об обращениях в орган местного самоуправления о соответствующих нарушениях.

Верить, что нельзя оспорить

На практике иногда ставится под сомнение обоснованность выданного положительного заключения государственной или негосударственной экспертизы, которая должна проводиться в полном соответствии с ч.42 ст.49, ч.5, ч.51 ст.6, ст.481 и ст.49 Градостроительного кодекса РФ. При этом, согласно ч.ч.9 и 10 ст.49 Градостроительного кодекса РФ, только отрицательное заключение может быть оспорено застройщиком или техническим заказчиком в судебном порядке, а в отношении положительного заключения такая процедура законодательством не предусмотрена, в том числе по инициативе других заинтересованных сторон.

Не принимается во внимание, что разрешение на строительство выдается на весь срок, предусмотренный проектом организации строительства (ПОС) объекта (ч.19 ст.51 Градостроительного кодекса РФ), а основания для прекращения действия такого разрешения содержатся в ч.211 ст.51 Градостроительного кодекса РФ, что почти не имеет места в отношении застройщика (технического заказчика) или собственника объекта.

С учетом вышеизложенных фактов при разрешении споров иногда выбирается ненадлежащий способ защиты прав, т.к. застройщиком (техническим заказчиком) почти всегда получены все необходимые градостроительные документы для проектирования, строительства и ввода в эксплуатацию объектов капитального строительства, в том числе подтверждающие их безопасность и соблюдение всех применимых норм и правил. Упомянутые документы во многих случаях являются действующими без ограничения срока, что весьма трудно оспорить.

Разработать СТУ

Учитывая необходимость выполнения требований к проектной документации (ст.48 Градостроительного Кодекса РФ, Постановление Правительства РФ от 16.02.2008 г. №87) и потребность в вынужденных отступлениях по минимальным расстояниям от зданий, сооружений объекта до оси кольцевых магистральных нефтепродуктопровода и/или газопровода для разработки и реализации при проектировании и строительстве объекта соответствующих дополнительных (компенсирующих) мероприятий, Заказчиком должно быть выдано техническое задание на разработку СТУ или соответствующее внесение изменений (дополнений) в ранее согласованные СТУ. Правовым основанием для отступления от соответствующих обязательных требований, например, п.5.5 табл.4 СП 36.13330.2012 по МДР, является ч.8 ст.6 ФЗ №384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» (далее – ФЗ №384), где в случае отступления от обязательных требований предусмотрена именно разработка СТУ

С кем согласовать?

С учетом вышеизложенного должна быть выполнена разработка и согласование с Минстроем России Специальных технических условий (СТУ) для объекта защиты на основании ч.2 ст.78 ФЗ №123 и приказа МЧС России от 28.11.2011 г. №710 (зарегистрировано в Минюсте России 30.12.2011 г. рег.№22899), а также на основании ч.8 ст.6 ФЗ №384 (далее — ФЗ №384) и приказа Министерства строительства и ЖКХ России от 15.04.2016г. №248/пр (зарегистрировано в Минюсте России 31.08.2016 г. рег.№43505); ранее действовавший приказ Минрегиона России от 01.04.2008 г. №36 не подлежит применению согласно названного приказа Минстроя России.

Следует принять во внимание, что если были ранее согласованные СТУ, то они признаются недействующими со дня принятия Минстроем России решения о согласовании СТУ в измененной редакции (основание – п.25 Порядка разработки и согласования СТУ, утвержденного приказом Минстроя России от 15.04.2016 г. №248/пр, аналогичный пункт имелся в приказе Минрегиона России от 01.04.2008 г. №36).

При этом необходимо учесть следующее:

  • полномочия по порядку разработки и согласованию указанных СТУ предоставлены только Минстрою России (ч.8 ст.6 ФЗ №384, п.п.5.2.8, 5.4.8 Положения о Минстрое России, утвержденного постановлением Правительства РФ от 18.11.2013 г. №1038);
  • отступление от обязательных требований сводов правил (в частности от п.5.5 и табл.4 СП 36.13330.2012) в соответствии с разрабатываемыми СТУ предусмотрено ч.8 ст.6 ФЗ №384 при разработке в составе СТУ компенсирующих мероприятий (ранее приказ Минрегиона России от 01.04.2008 г. №36, с конца 2016 года – приказ Минстроя России от 15.04.2016 г. №248/пр);
  • содержание разд.6.12 «Требования к магистральным трубопроводам», в т.ч. табл.44 СП 4.13130.2013 (подлежит применению на добровольной основе согласно ч.3 ст.4 ФЗ №123 и приказа Ростехрегулирования от 16.04.2014г. №474), практически идентично соответствующим требованиям СП 36.13330.2012, т.е. указанные расстояния являются минимальными, но не противопожарными, что имеет принципиальное значение при требовании согласовать такие отступления с МЧС России или его территориальными структурами;
  • в состав подлежащих согласованию СТУ должны быть включены необходимые дополнительные мероприятия, являющиеся обязательными для применения также и на стадии эксплуатации объекта защиты, которые следует увязывать с Комплексом инженерно-технических и организационных мероприятий (КИТОМ), предусмотренным приказом МЧС России от 30.11.2016 г. №644 (с изменениями, внесенными приказом МЧС России от 27.12.2013г. №844, зарегистрировано в Минюсте России, рег.№45228 от 13.01.2017 г., ранее действовавший приказ МЧС России от 28.06.2012г. №375 утратил силу) в составе которого исполнителями в добровольном порядке следует выполнять расчетные обоснования эффективности таких мероприятий при возможных аварийных ситуациях (выбор этих ситуаций в количестве от 1 до 3 осуществляется экспертно!) на трубопроводах, а также расчеты безопасности людей в основном здании объекта защиты или, например, плоскостной автостоянке на прилегающей территории;
  • подтверждение соответствия объекта требованиям пожарной безопасности проводится, как правило, по условию 1) ч.1 ст.6 ФЗ №123, т.е. расчетами по оценке индивидуального и социальных рисков по методикам, утвержденным приказами МЧС России от 30.06.2009 г. №382 (для здания жилого или общественного назначения) и от 10.07.2009 г. №404 (для производственных и складских зданий, сооружений вблизи или на территории в охранной зоне нефте- и газопроводов), которые должны подтверждать соблюдение соответствия объекта требованиям пожарной безопасности согласно ч.1 ст.79, ч.2 ст.81, ч.ч. 4 и 5 ст.93 ФЗ №123;
  • требования СТУ распространяются и на стадию эксплуатации объекта, в связи с чем для объекта, кроме СТУ и расчетов, подтверждающих обеспечение безопасности людей согласно ст.ст.6, 93 ФЗ №123, дополнительно должен также разрабатываться, как отмечено выше, КИТОМ для стадии эксплуатации объекта, предусмотренный приказом МЧС России от 30.11.2016 г. №644, который следует согласовывать с Департаментом надзорной деятельности и профилактической работы МЧС России или соответствующим территориальным органом субъекта РФ;
  • на результаты расчетов, которые должны являться приложением к СТУ, в части их соответствия требованиям технических регламентов, рекомендуется получать положительные заключения ФГБУ ВПО Академия ГПС МЧС России или ФГБУ ВНИИПО МЧС России.

Расхождение: de jure и de facto

Следует отметить, что иногда некорректно трактуются требования к расстояниям, указанным в СТУ, которые ошибочно относят к минимально-допустимым и считаются не изменяемыми. Однако из текста СТУ может следовать, что кроме расстояний, установленных таблицами СТУ, предусматривается обоснование по ст.17 ФЗ №384 способами, указанными в ст.15 ФЗ №384, иных расстояний до оси магистральных трубопроводов при подтверждении конструктивных параметров в соответствующих проектных решениях.

При попытках предъявления претензий к органам строительного надзора нужно учитывать, что согласно ч.2 ст.54 Градостроительного кодекса РФ предметом их деятельности является проверка соответствия выполнения работ…, результатов таких работ, т.е. объекта капитального строительства, требованиям технических регламентов (как уже отмечалось, требования ФЗ №123 и ФЗ №384 должны быть безусловно соблюдены), проектной документации, наличие разрешения на строительство, выполнение требований ч.ч.2 и 3 ст.52 Градостроительного кодекса РФ, т.е. не проверяется соответствие объекта требованиям СТУ, т.к. такой документ входит в состав проектной документации (постановление Правительства РФ от 14.02.2008 г. №87), которая подлежит рассмотрению органом государственной или негосударственной экспертизы.

В отношении практики расхождений формулировок в проектной документации с фактическими минимальными расстояниями по требованиям СТУ (в большинстве случаев речь идет о нескольких метрах!) следует отметить:

  • по СТУ расхождение между фактическим и предусмотренным расстояниями во многих случаях может составлять около 5% (допускаемая ошибка в измерениях, особенно по проектным, а не фактическим параметрам с использованием геодезических приборов, лазерных дальномеров, трассоискателей, что можно обеспечить преимущественно на завершающей стадии строительства) и является допустимым, но при необходимости соответствующего изменения нормативного значения по СТУ это можно выполнить путем внесения изменений в СТУ согласно п.24 Порядка, утвержденного приказом Минстроя России от 15.04.2016 г. №248/пр. Иной вариант – использовать требования ч.2 ст.40 Градостроительного кодекса РФ о том, что такое отклонение разрешается при соблюдении требований технических регламентов (см. при этом доводы из статьи);
  • при необходимости могут быть также выполнены дополнительные расчеты по отношению к содержащимся в составе утвержденного КИТОМ, хотя экспертно можно утверждать, что такое влияние не может быть сколь-нибудь существенным, например, при 5% отклонениях от тех или иных параметров, т.к. такая цифра является общепризнанной и допустимой при любых инженерных расчетах.

Заключение

Существующая законодательная и нормативная база предусматривает ревизию действующих документов (не реже чем каждые 5 лет по ч.6 ст.6 ФЗ №384) квалифицированное их применение на всех стадиях жизненного цикла зданий, сооружений, сетей и систем инженерно-технического обеспечения (это объекты технического регулирования согласно ст.3 ФЗ №384). Попытки однозначного применения требований сводов правил (тем более добровольного применения) являются по меньшей мере некорректными, а по сути — неправомерными с учетом требований ст.ст. 15 и 17 ФЗ №384, а также постановления Правительства от 17.08.2016 г. №806 «О применении риск-ориентированного подхода при организации отдельных видов государственного контроля (надзора) и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации».

Владельцы домов на участках, выделенных под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), а также на дачных участках Сургута и Сургутского района, столкнулись с неожиданной проблемой: при попытке задекларировать свои дома они получают отказ — приостановку в осуществлении государственного кадастрового учета. В кадастровых палатах у них стали требовать разрешение на строительство дома. У большинства граждан этого документа нет.

► ТРУБА ЧЕРЕЗ ГОДА

В последнее время предприятия, владеющие линейными инженерными коммуникациями (Газпром, Сургутнефтегаз и др.), активно оформляют земельно-имущественные отношения на участки, занятые такими объектами или входящими в их охранные зоны. В ходе процесса возникли многочисленные конфликты с собственниками расположенных рядом и застроенных земель. Под ударом оказались, в частности, дачники, которым теперь приходится по всей России сносить свои дома, заборы и другие постройки.

► НАСЛЕДИЕ 90-хх

Как правило, реальные неоднозначные споры имеют место по поводу «старых» (до 2001 года) землеотводов. Здесь, в первую очередь, даёт о себе вспомнить огульная приватизация земель, происходившая в 1990-е годы. В тот момент не было должных гарантий для выявления территорий, запрещённых к капитальной застройке, и не существовало единого систематизированного и исчерпывающего перечня земель, запрещённых к приватизации. Предоставление земель проводилось скоропалительно и существовавшие в распоряжении органов власти картографические, топографические, землеустроительные и иные схематические материалы не содержали всех сведений о наличии проложенных линейных инженерных объектов. Данные документы, даже если и существовали, то не всегда находились в распоряжении органа, уполномоченного на предоставление земель. При этом сами застройщики не всегда знали или могли узнать о наличии рядом с их участками линейных инженерных сооружений. Большинство объектов прокладывается под землей.

Сейчас эксплуатирующие компании пытаются оспаривать землеотводы и требуют демонтажа ранее возведённых строений, хотя земельное законодательство (п.3 ст.87 ЗК РФ) и отдельные отраслевые законодательные акты (например ст.28 ФЗ «О газоснабжении») не содержат требований о необходимости изъятия соответствующих земельных участков, попадающих в охранные зоны. Это связано не только с желанием упорядочить земельно-имущественные отношения, но и с тем, что многие сооружения сильно изношены и всё чаще требуется их ремонт. Здесь эксплуатирующие компании сталкиваются с тем, что в момент производства неотложных ремонтных мероприятий территория не только огорожена забором, но и застроена капитальными объектами.

► ЗА «СТАРЫЕ» ДАЧИ ДОЛЖНЫ ЗАПЛАТИТЬ

Существует всего лишь два возможных варианта разрешения конфликта. Во-первых, вынести инженерные коммуникации за пределы границ частного земельного участка на соседние свободные земли (если такая возможность есть). Во-вторых, требовать устранения ограждения и возведённых построек вплоть до прекращения прав частной собственности (оспаривание предоставления участка, изъятие участка для государственных или муниципальных нужд или установление сервитута).

Особое внимание следует обратить на то, что собственники подземных инженерных сооружений не имеют исключительного права на приобретение прав (собственность или аренда) на землю под трассу прохождения этих объектов, поскольку коммуникации проходят не на самом земельном участке, а под ним (ст.39.20 ЗК РФ), т.е. в недрах, а не на части земной поверхности (п.3 ст.6 ЗК РФ). Зачастую прокладка коммуникаций также осуществляется без предоставления земельного участка под трассу (например, путём горизонтального бурения) и вовсе не требует оформления прав на землю (например п.8 ст.90 ЗК РФ). Всё это свидетельствует о том, что эксплуатирующие инженерные объекты компании весьма ограничены в возможностях оформления земельно-имущественных отношений в сфере их основной деятельности.

Тем не менее в законодательстве имеется достаточно большое количество запретов и ограничений, установленных в защиту интересов указанных организаций. Так, например, в силу ст.90 ЗК РФ не допускается строительство капитальных объектов в пределах установленных минимальных расстояний. Также не разрешается препятствовать представителю собственника системы газоснабжения в выполнении им работ по ремонту и обслуживанию, а также ликвидации последствий аварий. Владельцы указанных земельных участков при их хозяйственном использовании не могут строить какие бы то ни было здания, строения, сооружения в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения без согласования с организацией — собственником системы газоснабжения или уполномоченной ею организацией; такие владельцы не имеют права чинить препятствия организации — собственнику системы газоснабжения или уполномоченной ею организации в выполнении ими работ по обслуживанию и ремонту объектов системы газоснабжения, ликвидации последствий возникших на них аварий, катастроф (ст.28 ФЗ «О газоснабжении»). Здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения (ст.32 ФЗ «О газоснабжении»).

Очевидно, что при новом формировании и предоставлении земельных участков должны полностью соблюдаться все законодательные требования и нормативно-технические документы, действующие на текущий момент. При их несоблюдении постройки относятся к самовольным (ст.222 ГК РФ) и подлежат безусловному демонтажу. Однако с теми объектами капитального строительства, которые созданы раньше, чем появились соответствующие линейные объекты и их охранные зоны, так поступать недопустимо (закон в такой ситуации обратной силы иметь не должен). В силу ст.35 Конституции никто не может быть лишён своего имущества без судебного решения и без равноценной предварительной компенсации. В этой связи снести постройку, созданную на законных основаниях до момента введения соответствующих ограничений, невозможно.

Однако в случае создания зоны с особыми условиями использования территорий на ранее предоставленных, но ещё не застроенных частных земельных участках новая застройка уже недопустима. При этом в силу ст.57 ЗК РФ собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам должны возмещаться в полном объёме убытки (в т.ч. упущенная выгода), причиненные введенным ограничением. При расчетах размеров возмещения убытки определяются с учетом стоимости имущества на момент, предшествующий принятию решения об ограничении прав. Возмещение убытков осуществляется за счёт соответствующих бюджетов или за счёт лиц, в пользу которых вводятся ограничения, а также лиц, деятельность которых вызвала необходимость установление охранных и иных зон с особыми условиями использования территорий.

В рассматриваемых случаях со стороны государства также может применяться процедура изъятия земельных участков для государственных/муниципальных нужд (ст.56.3 ЗК РФ) или установления публичного сервитута (ст.23 ЗК РФ) в зависимости от особенностей ситуации.

► ЗАСТРОЙЩИК ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ СКВОЗЬ ВРЕМЯ

Правовой интерес представляют случаи, когда частные участки и постройки на них появились после введения законодательных запретов (ограничений) или после строительства соответствующих линейных сооружений. В силу п.23 и п.26 совместного Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ №10/22 от 29 апреля 2010 года наличие зарегистрированного в ЕГРП права собственности на постройку, хоть и не исключает возможности удовлетворения требования о сносе, но требует установить обстоятельства, на основании которых она не может быть сохранена. Также в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (утв. Президиумом ВС РФ 19 марта 2014 года) неоднократно подчеркивается, что снос самовольной постройки по ст.222 ГК РФ является санкцией, которая может быть применена лишь при наличии доказанной вины осуществившего постройку лица. Таким образом, для удовлетворения исковых требований о сносе строения необходимо обязательно установить и доказать вину застройщика (п.3 ст.76 ЗК РФ).

В этой связи, если застройщик не мог и не должен был знать о том, что выделенный участок попадает в полосу отвода или охранную зону линейного инженерного объекта, запрещающих застройку, то санкция ст.222 ГК РФ (снос) не должна быть применена к нему. Таким образом, в случаях, если в документах на землю не содержалось информации о соответствующих ограничениях, то оснований требовать сноса постройки не имеется.

Однако кардинальным в подобных спорах является вопрос о детальности и глубине «погружения» застройщика в документы на землю в качестве его обязанности. Какие именно документы собственник земельного участка должен получить и просмотреть, чтоб считаться добросовестным застройщиком.

Дело в том, что в силу п.6 ст.56 ЗК РФ ограничения (а не только обременения) прав на землю подлежат государственной регистрации. Казалось бы, только при условии соответствующей записи в ЕГРП застройщик может быть признан виновным. Однако в приведённом положении законодательной нормы сделана принципиальная оговорка о том, что такие ограничения подлежат государственной регистрации лишь в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами. Данное положение специально уполномоченный орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество (Росреестр) толкует в своей правоприменительной практике таким образом, что в ЕГРП подлежат регистрации лишь те ограничения, в отношении которых специальными федеральными законами предусмотрена процедура и обязательность государственной регистрации. С учётом того, что в действующих отраслевых федеральных законах такая процедура не предусмотрена, в ЕГРП информация об ограничениях не регистрируется.

Бесспорно, если в правоустанавливающих (о предоставлении) или в правоудостоверяющих (свидетельство) документах на землю содержалась информация, свидетельствующая о недопустимости застройки, то осуществившее застройку лицо виновно. Однако это далеко не все документы на землю! Как же быть, если запреты на застройку содержались в иных документах, которые порой недоступны обычному гражданину?

В этой связи необходимо отметить, что судебная практика в большинстве случаев занимает позицию, основанную на том, что отсутствие сведений в правоудостоверяющем документе о соответствующих ограничениях не снимает вины с застройщика в случае возведения им постройки в зонах с ограниченным режимом землепользования. Мотивация основана на том, что ЕГРП в этой части не является единственным полным реестром, а застройщик мог и должен был получить эту информацию из иных документов. В частности, в ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» установлено, что сведения о зонах с особыми условиями использования земель входят в состав ГКН (ст.10). При этом такие сведения подлежат обязательному отражению на кадастровом плане территории (см.Письмо Минэкономразвития РФ от 17 декабря 2009 года № 22066-ИМ/Д23). В этой связи необходимо не только уточнить, были ли сведения о соответствующих ограничениях в правоустанавливающих и правоудостоверяющих документах, но и отражены ли они в общедоступных сведениях Государственного кадастра недвижимости.

► ЗЕМЛЯ, ПРЕПОДНОСЯЩАЯ СЮРПРИЗЫ

В материалах судебной практики имеется значительное количество дел, в которых суды отказывали в удовлетворении требований о сносе соответствующих построек со ссылками на то, что в ГКН отсутствуют сведения об установленных ограничениях. Так, отклоняя требование об обязании ответчика устранить препятствия в осуществлении права хозяйственного ведения на сети теплоснабжения путем выноса из охранных зон возведенных объектов, ФАС СЗО от 13 марта 2014 года в своем Постановлении по делу № А56-21851/2013 установил, что не только в ЕГРП отсутствуют сведения об установлении на спорном участке охранной зоны тепловых сетей, но и не представлены ни кадастровый план территории, ни карта объекта землеустройства, ни какие-либо иные документы, которые могли бы подтвердить установление охранной зоны тепловых сетей, а также установить местоположение указанных сетей, в связи, с чем возведения спорных объектов с нарушением градостроительных и строительных норм и правил не доказано.

Однако в большинстве случаев для застройщиков правоприменительная практика не столь положительна (подробно о ней будет рассказано ниже). Она исходит из того, что ограничения устанавливаются правовым актом. В случае если такой акт принят, то независимо от включения соответствующих сведений в ГКН застройщик должен знать о нём. Иными словами, действует общий принцип — незнание закона не освобождает от ответственности.

В этой связи суды истребуют документы об установлении соответствующих зон. Такие зоны устанавливаются весьма разнородными органами и по разным правилам. В некоторых случаях они прямо следуют из нормативно-правового законодательного акта, а иногда устанавливаются индивидуально применительно к каждому отдельному сооружению. В этой связи возможны случаи, когда ограничение установлено, но общедоступной информации о нём и его охранных зонах нет. Последнее особенно касается картографической информации, содержащей не только сведения о самом факте введения ограничения, но и о четком месте прохождения соответствующей границы (описания границ зоны с особыми условиями использования территорий, карта объекта землеустройства и др.). Такие графические документы, бесспорно, необходимы для общего свободного доступа. При условии отсутствия возможности ознакомления с этой информацией застройщик не должен считаться виновным.

Внесенными в земельное законодательство поправками (Федеральный закон от 13 июля 2015 года № 252-ФЗ) установлено, что обязательным приложением к решению об установлении зоны с особыми условиями использования территорий являются сведения о границе такой зоны, которые должны содержать не только текстовое, но и графическое описание с координатами всех угловых точек в системе координат ГКН. При этом правообладатели земельных участков, включенных в такие зоны, должны быть уведомлены в течение 15-ти дней с даты внесения соответствующих сведений в ГКН. При этом установлено, что сведения о местоположении зон с особыми условиями использования территорий подлежат внесению в ГКН лишь до 2022 года.

Несмотря на эти поправки, на законодательном уровне до сих пор отсутствует чёткая норма, определяющая момент установления соответствующего ограничения и критерии виновности лица, осуществившего застройку с нарушением рассматриваемых ограничений (в условиях отсутствия у него соответствующей информации). В частности, не установлено, что в случае нарушения правил уведомления собственника соответствующего земельного участка об установлении охранной зоны на него не распространяется введенный режим ограничений. Кроме того указанные поправки введены в действие лишь с 2016 года. Следовательно, гарантии информационного обеспечения правообладателей земельных участков распространяются лишь на последующий период. В этом и состоит основная проблема нарушения общего принципа правовой определенности в рассматриваемом вопросе и причина отсутствия должных гарантий интересов застройщиков, участки которых попали в зоны с особыми условиями использования территорий.

► ДАЧНИКАМ НЕ ОСТАВЛЯЮТ ШАНСОВ

Серьезный удар по позиции индивидуальных застройщиков нанёс Верховный Суд РФ своим апелляционным определением от 18 августа 2015 года по делу № АПЛ15-320, которым было установлено, что СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы» (утверждены Постановлением Государственного строительного комитета СССР от 30 марта 1985 г. № 30) подлежит применению.

Тем не менее существенным в вопросе установления истины по соответствующему делу (в части сноса) является момент строительства индивидуальной постройки — до или после возведения соответствующего линейного инженерного объекта. Так, Вологодский областной суд 29 января 2016 года, отказывая частному садоводу в удовлетворении его апелляционной жалобы по делу № 33-451/2016, отклонил довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно возложил на гражданина обязанность по сносу садового дома и хозпостройки, поскольку ответчик якобы не является застройщиком. Из разъяснений, содержащихся в п.24 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22, следует, что ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, осуществившее самовольное строительство. В случае нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало собственником. В случае отчуждения самовольной постройки — ее приобретатель. Если ответчик, против которого принято решение о сносе самовольной постройки, не осуществлял ее строительство, он вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков к лицу, осуществившему самовольную постройку. Также суд подчеркнул, что важнейшим фактом в рассматриваемом споре является отсутствие документов, подтверждающих, что спорные строения были возведены предыдущим собственником до строительства газопровода.

В связи с увеличением количества поступающих в суды гражданских дел, связанных со сносом строений, находящихся в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний магистральных трубопроводов, а также, учитывая социальную значимость данной категории дел, Пермским краевым судом было даже проведено внеплановое обобщение судебной практики по данному вопросу за период с 2010 года по 2014 год и 9 месяцев 2015 года. Всего за это время судами края было рассмотрено 53 гражданских дела о сносе жилых, дачных и садовых домов, а также иных построек, находящихся в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний магистральных трубопроводов. Из них исковые требования были удовлетворены по 47 делам, что составляет 70%. По 6 делам (11%) в удовлетворении требований было отказано. По 10 делам (19%) были утверждены мировые соглашения, по которым владельцы земельных участков приняли на себя обязательство в определенный срок снести находящиеся на их земельных участках постройки.

В первом полугодии 2010 года судами края принимались решения об отказе в удовлетворении требований о сносе построек, находящихся в зоне минимально допустимых расстояний до трубопроводов. Однако со второй половины 2010 года Пермский краевой суд выработал иную судебную практику, согласно которой юридически значимым обстоятельством в данном случае является само наличие построек в границах минимально допустимых расстояний от оси нефтепровода или газопровода. Нахождение спорных объектов в зоне минимально допустимых расстояний до оси нефтепровода или оси газопровода создает угрозу безопасности эксплуатации магистральных трубопроводов, препятствует локализации и уменьшению последствий возможных аварий и катастроф и создает угрозу безопасности самим постройкам и находящимся в них гражданам. Нормы права в этой сфере являются императивными, их предписания подлежат обязательному соблюдению. То есть факт нахождения любых построек в пределах минимально допустимого расстояния до оси трубопровода влечет за собой безусловную обязанность по сносу данных построек, и данная обязанность не может быть отменена соглашением сторон.

Суд подчеркнул, что сам по себе факт строительства дома в соответствии с градостроительным планом и иными разрешительными документами еще не свидетельствует об отсутствии нарушений требований закона при его возведении. Тем не менее во всех случаях, когда суды возлагали на ответчиков обязанность по сносу построек, было установлено, что данные постройки были возведены значительно позднее прокладки магистральных трубопроводов.

Однако со второй половины 2010 года в Пермском краевом суде выработана и сложилась четкая судебная практика по сносу любых видов построек, расположенных в охранных зонах или зонах минимально допустимых расстояний. При установлении факта нахождения строения в указанных зонах принимается решение об его сносе. При этом ограничения по возведению строений в зоне магистральных трубопроводов не зависят и от вида разрешенного использования земельного участка. То обстоятельство, что владельцы магистральных трубопроводов не во всех случаях ставили в известность органы местного самоуправления о месте нахождения магистральных трубопроводов, также не влияло на выводы суда о необходимости сноса построек. Не производится судами и оценка действий самих ответчиков, поскольку вне зависимости от того, является постройка самовольной или нет, знал или нет владелец земельного участка об имеющихся ограничениях в его использовании, один только факт нахождения постройки в охранной зоне или зоне минимально допустимого расстояния создает реальную угрозу жизни и здоровью самих граждан, а также создает угрозу безопасности эксплуатации трубопровода, препятствует локализации и уменьшению последствий возможных аварий и катастроф. При этом владельцы земельных участков, на которых возложена обязанность по сносу построек и дальнейшему запрету на их возведение, не лишены возможности защищать свои права иным образом.

Таким образом, складывающаяся последняя правоприменительная практика свидетельствует о явном перекосе в сторону владельцев линейных инженерных объектов, подрывает основополагающие принципы действия правовых актов во времени и правовой определенности. Она не основана на законе и подрывает доверие граждан к власти и законодательству.

На сегодняшний день, Российское агентство недвижимости «ДОМ ДОМОВ» предоставляет услуги по получению разрешения на строительство зданий (дачных и садовых домов), а также услуги по согласованию уже существующих построек на дачных участках у правообладателей охранных зон газопровода (Газпром, Сургутнефтегаз, Роснефть, Лукойл и др.) и культурного наследия Югры «Барсова гора».

Телефон в Сургуте: 8 (3462) 98-99-99

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *