Олимпиада 80 закрытие

РИГА, 25 июл — Sputnik, Лев Рыжков. К 1980 году в Москве были введены в эксплуатацию не только грандиозные, ультрасовременные спортивные комплексы, но и многочисленные сопутствующие объекты инфраструктуры. Для компактного проживания спортсменов из разных стран был предпринят совершенно небывалый в мировой истории шаг – построен целый жилой микрорайон. Облик столицы СССР существенно изменился.

Олимпийская деревня: рай за высоким забором

Решение о строительстве на юго-западе Москвы специального микрорайона для спортсменов, было принято в 1974 году, когда Международный Олимпийский комитет дал право СССР провести игры. Было очевидно, что имеющиеся в Москве гостиницы не справятся с потоком спортсменов и туристов. Положение не спасало даже решение о строительстве свыше десяти гостиниц и отельных комплексов. Строительство Олимпийской деревни началось в 1977 году.

© Sputnik / Борис Бабанов Олимпийская деревня в дни проведения XXII летних Олимпийских игр в Москве.

Изначально рассматривалось несколько проектов будущего спортивного микрорайона. По одному из них, дома для гостей Москвы должны были стать круглыми. Также предполагалось размещение Олимпийской деревни на востоке столицы, в районе Измайлово. Однако решено было строить микрорайон на юго-западе, поближе к спорткомплексу «Лужники». С застройкой тоже решили не экспериментировать и сделать ее стандартной. На месте будущей Олимпийской деревни располагалось три сельских населенных пункта — Тропарево, Никулино и Никольское. Деревянные дома этих сел снесли. Уцелел только деревенский храм Тропарева.

«Сама Олимпийская деревня была обычным для тех лет микрорайоном, — говорит историк Амирам Григоров. – Но с несколькими исключениями. Дома сдавались в эксплуатацию вместе со всей обстановкой – мебелью, телевизорами, светильниками. Для спортсменов высокого роста – баскетболистов, волейболистов – были установлены специальные кровати, размером больше среднего!».

© Sputnik / Федосеев Олимпийская деревня в Москве.

Всего было возведено около 40 зданий. Из них – 18 огромных по тем временам 16-этажных жилых комплексов. Были оборудованы отдельные здания дирекции, культурного центра, торгового центра, столовой на 4 тысячи человек и тренировочной базы.

Впоследствии здание дирекции стало Музеем обороны Москвы, культурный центр – концертным залом. На месте столовой некоторое время была автоматическая телефонная станция, впоследствии снесенная.

«Также в Олимпийской деревне предполагался работающий фонтан, — говорит Амирам Григоров. – Однако доделать его не успели, и он так и не заработал. Даже после Олимпиады. Фонтан был центром Олимпийской деревни. Рядом с ним располагались магазины, дискотека и кафе «У фонтана». Вход в это кафе был платным и составлял серьезную по тем временам сумму 2 рубля. Однако гость, заплативший за вход, совершенно бесплатно получал два молочных коктейля, сделанных на установке «Воронеж-2».

© Sputnik / Полунин Кухня в одном из домов олимпийской деревни, 1979 год

Для большинства советских граждан вход в Олимпийскую деревню был закрыт. Она была обнесена забором, а на КПП осуществлялся строгий контроль.

«Сохранились воспоминания работницы службы спортивной информации Олимпийской деревни, — говорит Амирам Григоров. — Пока не было спортсменов, советские граждане могли пообедать и поужинать в столовой, полной дефицитных товаров. В ассортименте были крабы, йогурты, пакетированный сок. Причем, все давали в одноразовой посуде. Пластиковые ложечки и ножи работники Олимпийской деревни забирали домой в качестве диковин. Кто успел, тот сходил к зубным врачам — самым лучшим на то время, работавшим с импортными материалами. А вот в магазинах разрешалось делать покупки только спортсменам».

В Олимпийской деревне постоянно давали концерты звезды отечественной эстрады. Бары – тоже потрясали воображение советского человека. Там можно было попробовать виски или сухой мартини.

Гостиница «Космос»: советский хай-тек

Фешенебельная гостиница на проспекте Мира, недалеко от главного входа на ВДНХ, открылась за год до Олимпиады. На ее открытии 18 июля 1979 года выступала суперзвезда международного уровня – Джо Дассен. И действительно, для СССР тех лет гостиница «Космос» была чем-то невероятным. Гостиница строилась югославскими строителями по французскому проекту.

© Sputnik / А. Предыбайло Здание гостиницы «Космос», построенное советскими и французскими специалистами к XXII-м Олимпийским играм на проспекте Мира.

«Впервые в отечественной практике в здании появились трехкамерные стеклопакеты, — рассказывает историк архитектуры Анна Броновицкая. – Система датчиков по всему фасаду следила за прогревом его частей и регулировала температуру в номерах. Более того, в гостинице работал бельепровод, доставлявший чистые простыни, впервые появились пластиковые карты вместо ключей. К слову, этими карточками можно было расплачиваться в пределах гостиницы. Работал здесь и первый в Советском Союзе боулинг».

Здание неспроста имеет полукруглую форму, названную в народе «пол-стакана». Согласно первоначальному замыслу, гостиница должна была зеркально отражать полукруглый вход на ВДНХ.

«Однако поставить гостиницу напротив выставки не получилось, — говорит Анна Броновицкая. – С юга участок подпирала улица Космонавтов, застроенная согласно Генплану 1935 года, а придвигать космос вплотную к проспекту Мира не стали. Поэтому здание сместилось вбок, утащив за собой и ось симметрии».

© Sputnik / Е. Рябов В одном из номеров гостиницы «Космос».

«Измайлово»: гигант с богатой историей

В 1980 году, специально к Олимпиаде, был открыт один из крупнейших гостиничных комплексов мира «Измайлово». Строительство длилось семь лет. Вместимость гостиничного комплекса – 5 тысяч номеров.

© Sputnik / М. Барабанов Вид на гостиничный комплекс «Измайлово».

«Гостиничный комплекс по тем временам был фешенебельным. Это крайне суровый функционализм. Стоит признать, что измайловские гостиницы своей исключительной вместимостью очень помогли. Во время Олимпиады там останавливались целые делегации», — поясняет Амирам Григоров.

В 90-е годы практически весь гостиничный комплекс работал на обслуживание Черкизовского рынка. Номера использовались вместо складов. Ситуация изменилась после закрытия торговых точек. Сейчас корпуса ГК «Измайлово» принадлежат разным владельцам. Все они возобновили свою работу в качестве отелей.

Центральный дом туриста: хитрый небоскреб

К Олимпиаде-80 неподалеку от Олимпийской деревни возвели самую высокую гостиницу Москвы – Центральный дом туриста. Над юго-западной оконечностью Ленинского проспекта выросла громадина в 35 этажей и высотой 138 метров.

«Гостиница самая большая не только по этажности, — говорит историк архитектуры Анна Броновицкая. – Ее стилобат (цокольная основа) – тоже самый протяженный в Москве и составляет 128 метров. Стилобат параллелен проспекту, а вот башня гостиницы развернута под углом 45 градусов».

© Sputnik / Борис Приходько Гостиница «Центральный Дом туриста» (сейчас называется «Аструс») на Ленинском проспекте.

По словам историка, сделано это не для внешнего эффекта, а сугубо из практических соображений. Окна башни ориентированы по оси север-юг, и это значит, что постояльцы номеров избавлены от солнца, которое может палить в окно утром или вечером.

«Смотреть с высоты небоскреба было не на что, — признает Броновицкая. – Не случайно именно Тропарево показано в фильме Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» как образец унылой, типовой застройки. Но дух от высоты все равно захватывало. Поэтому архитекторы пошли на достаточно рискованный шаг и разместили на самом верхнем этаже ресторан».

«Большой открытый пандус позволял автомобилям въезжать непосредственно на второй этаж, прямо к стойке регистрации, — говорит Анна Броновицкая. – Правда сразу после Олимпиады пандус был закрыт, и больше не заработал. Номера были аскетичны – например, ванн в номерах не было. Тем не менее, были оборудованы киноконцертный и спортивный залы, кафе, бары, рестораны, библиотека, бассейн».

В 2009 году Центральный дом туриста пережил реконструкцию, и сейчас является достаточно комфортным, но уже лишенным советской индивидуальности местом.

Пресс-центр: незримая симметрия

До самого конца 70-х годов XX века Садовое кольцо на участке Зубовского бульвара оставалось нетронутым современной застройкой. Над пространством доминировала достаточно большое здание Провиантских складов (ныне Музей Москвы). Здание Олимпийского пресс-центра сооружали ультрасовременным (по меркам 1980 года). От журналистского комфорта во многом зависела репутация страны.

© Sputnik / Владимир Акимов В одном из помещений пресс-центра. Церемония открытия Главного пресс-центра XXII летних Олимпийских игр (19 июля — 3 августа). Зубовский бульвар, дом 4.

«Кабинеты были оборудованы новейшей техникой (современными пишущими машинками), — говорит историк архитектуры. — Были созданы комфортные конференц-залы с телемониторами прямого эфира, пространства делового общения, кафе, рестораны. Работал легендарный валютный бар, попасть в который мечтали многие москвичи. Также здесь располагалась самая большая в Москве фотолаборатория, работали почта, телеграф, телетайп и факс».

Кстати, это мало кто замечает, но здание на Зубовском бульваре, 4 образует единый ансамбль с Провиантскими складами. Если те представляют собой три глухих объема, расширяющиеся книзу, то из здания пресс-центра эти объемы словно бы вынуты, образуя внутренние дворы.

«Пресс-центр имел наследника, — говорит Анна Броновицкая. – Сразу после Олимпийских игр в здание въехало АПН (Агентство печати «Новости»), правопреемник Совинформбюро и главный международный рупор СССР. Агентству повезло. В начале 70-х годов его хотели разместить на «выселках» — на пересечении Ленинского проспекта с улицей Обручева. Это, естественно, не соответствовало престижности агентства, работать в котором мечтал каждый журналист-международник».

Сейчас в здании располагается Международное информационное агентство «Россия сегодня», важной составной частью которого является агентство Sputnik.

Центр международной торговли: советско-американское строение

В 1980 году было открыто здание Совинцентра, ныне известного как Центр международной торговли. Строили его совместно с американцами. США представлял миллиардер Арманд Хаммер, заключавший контракты еще с Владимиром Лениным. Возглавлял группу архитекторов главный архитектор Москвы Михаил Посохин. Американскую сторону представляла компания Welton Becket, известная своими офисными и гостиничными зданиями.

© Sputnik / Р. Бениаминсон Центр международной торговли и научно-технических связей с зарубежными странами на Краснопресненской набережной.

«В портфолио этой фирмы был и первостепенный аттракцион – гостиница в парке Disney World во Флориде, — говорит историк архитектуры Анна Броновицкая. – Не исключено, что площадку для будущего здания выбрал именно Арманд Хаммер. Это был железнодорожный двор на Краснопресненской набережной. Прямо через реку была карандашная фабрика, основанная самим Хаммером еще в 1926 году».

Строительство велось советскими и американскими рабочими.

«Проект Центра международной торговли реализован заметно качественнее, чем большинство московских зданий того времени, — отмечает Анна Броновицкая. – Не допускалось халтурного обращения с дорогими импортными материалами. Стальной каркас, облицовочные панели с противопожарным слоем, алюминиевые переплеты и тонированные стекла – это появилось в Москве впервые».

Совинцентр представлял по тем временам нечто небывалое. В двадцатиэтажной башне размещались представительства зарубежных компаний. К ней был пристроен отель на 600 номеров, а также комплекс апартаментов для иностранцев, постоянно живших в Москве. Многие представители зарубежных СМИ в дни Олимпиады поселились именно в этом комплексе.

Идея бойкотировать Игры-80 в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан родилась на встрече членов НАТО в январе 1980 года. Примечательно, что еще до вхождения войск британские лейбористы обсуждали разные поводы к бойкоту соревнований.

Президент США Джимми Картер 4 января 1980 предложил МОК перенести Олимпиаду в другую страну, но Комитет эту идею отверг. Дождавшись завершения зимних Олимпийских игр в американском Лейк-Плэсиде, Картер выставил СССР ультиматум: если советская армия не покинет Афганистан, США бойкотируют летние Игры.

Ультиматум был проигнорирован, и 20 февраля Белый дом официально заявил, что не отправит свою команду на Олимпиаду. От американских компаний 13 марта потребовали прекращения экспорта в Москву всей продукции, которая имела отношение к Играм. В апреле Белый дом призвал другие страны мира поддержать акцию.

В самих США не удалось выработать однозначную позицию по этому вопросу. Многие спортсмены отели поехать на Игры, однако под угрозой финансовых последствий и лишения паспортов людей заставили подчиниться.

НОК США направил письмо поддержки спортсменам, которые 40 лет назад из-за политического бойкота пропустили Игры в СССР

Вчера ряд американских СМИ опубликовал статьи, посвященные 40-летнию голосования в Олимпийском комитете США по поводу бойкота Игр-1980 в Москве. В результате решения, принятого 12 апреля 1980 года, 466 американских спортсменов лишились возможности выступить на летней Олимпиаде. Для 219 из них это был единственный шанс в жизни. Исполнительный директор НОК США Сара Хиршланд направила им письма со словами поддержки и сожаления о том, что под давлением президента страны Джимми Картера им пришлось принять участие в самой масштабной в истории спорта политической акции.

19 июля 1980 года. Москва. Парад участников на церемонии открытия Игр. Фото ТАСС

Нарушение фундаментальных олимпийских принципов

Формально вопрос о бойкоте действительно решился 12 апреля 1980 года. Хотя, что эта катастрофа неизбежна, стало понятно еще в феврале, во время зимних Игр в Лейк-Плэсиде. Напомню, что поводом для кризиса стал ввод советских войск в Афганистан. Одной из площадок политического давления на СССР президент США Джимми Картер избрал спорт высших достижений. Еще зимой 1980-го он потребовал от МОК либо отмены московской Олимпиады, либо ее переноса в другую страну.

На сессии МОК накануне зимних Игр в Лейк-Плэсиде госсекретарь Сайрус Вэнс заявил: «Было бы нарушением фундаментальных олимпийских принципов проводить Игры в стране, которая ведет агрессивную войну и отказывается выполнять требования мирового сообщества остановить свою агрессию».

По нынешним временам под таким напором дело бы действительно закончилось переносом Олимпиады в другую страну. Но тогдашний СССР имел гораздо больший вес в спортивной политике, чем нынешняя Россия, в целом мир был многополярным. Поэтому глава МОК Майкл Моррис Килланин предпочел занять нейтральную позицию, заявив, что олимпийское движение не станет вмешиваться в политический конфликт вокруг Афганистана. И тогда Картер решил действовать в обход МОК.

19 июля 1980 года. Москва. Чаша Олимпийского огня. Фото Сергей Киврин/Евгений Миранский

Президент сказал Nyet

На Олимпийский комитет США правительством страны было оказано беспрецедентное давление. Причем, судя по воспоминаниям, американские спортсмены заваливали спортивных функционеров письмами, в которых выражали недоумение по поводу планов бойкота. Но пропагандистская машина уже была запущена. Причем в оборот была взята не только внешняя политика СССР, но и вопросы с правами человека внутри нашей страны. Вспомнили и ГУЛАГ, и дефицит товаров, и доминирование компартии. В общем, к апрелю вариантов все-таки поехать в «империю зла» у американских олимпийцев уже не было.

Особенно после того, как 21 марта 1980 года Картер публично объявил о бойкоте и пообещал аннулировать паспорт любого американского спортсмена, кто все-таки отправится в Москву. Тогда же в The New York Times вышла знаменитая статья в поддержку бойкота под заголовком «The President Said Nyet» (Президент сказал Nyet). Более того, чтобы американцы не чувствовали себя отщепенцами, Картер решил подключить к бойкоту и другие страны.

Канада, ФРГ и Япония присоединились достаточно легко. Также удалось уговорить Южную Корею и Турцию, у которых были свои претензии к СССР. Много сил было потрачено на то, чтобы втянуть в кампанию мусульманские страны Азии и Африки. К уговорам был привлечен даже легендарный боксер Мухаммед Али. В итоге бойкот поддержали даже такие страны как Сомали и Суринам. Также Игры саботировали Ливия и Иран, которые были недовольны участием в них сборной Израиля.

Однако эти усилия пропали даром, поскольку СССР уговорил поехать в Москву 24 африканские страны, бойкотировавших Игры-1976 в знак протеста против режима апартеида в ЮАР. Но удар нам в спину нанесли китайские товарищи, которые только что вернулись в олимпийскую семью, при том, что у них оставались большие политические разногласия и с МОК (по поводу Тайваня), и с Советским Союзом. Картеру удалось продавить даже бродкастеров. Телекомпания NBC заплатила МОК за право показа Игр-1980 75 миллионов долларов, но была вынуждена отказаться от трансляций.

3 августа 1980 года. Москва. Олимпийский Мишка улетает в небо на церемонии закрытия Игр-80. Фото Reuters

Колокола свободы

Главная битва развернулась вокруг поездки на Олимпиаду-1980 спортсменов из Великобритании, Франции, Италии и Австралии. Олимпийские комитеты этих стран отказались соглашаться на бойкот. И тогда правительства заявили, что, во-первых, запрещают ехать в Москву военнослужащим и госчиновникам, а во-вторых, отказывают спортсменам в возможности выступать под национальным флагом. В итоге на церемонии открытия и закрытия Олимпиады 14 делегаций шли не под своими знаменами, а под флагом МОК. При вручении медалей атлетам из этих стран звучали не национальные гимны, а олимпийский гимн. Совсем как с россиянами в Пхенчхане-2018.

Полностью Олимпиаду-1980 бойкотировали представители 65 государств. Приняли участие сборные 80-ти стран. Из западных капиталистических держав под своим флагом прибыли только спортсмены из Австрии, Греции, Мальты, Финляндии и Швеции. 29 сборных во главе с США, Канадой и ФРГ, отказавшихся от поездки в Москву, одновременно с Играми в Москве провели в Филадельфии так называемые Игры бойкота под лозунгом «Колокола свободы». Характерно, что основные западные спонсоры, в том числе Adidas и Coca-Cola, в бойкоте не участвовали, и спокойно рекламировали себя в столице СССР.

В общем, бойкот получился громким, но не тотальным. Игры в Москве оказалась менее конкурентными, чем могли бы, но они все-таки прошли достаточно успешно. При этом никакие «Колокола свободы» не смогли компенсировать участникам бойкота их потерянного олимпийского шанса. С другой стороны, выбора у многих спортсменов просто не было, и сейчас они в первую очередь чувствуют себя не борцами за свободу против советского тоталитаризма, а жертвами политической конъюнктуры. Во вчерашнем письме чиновницы НОК США говорится, что эта боль жива по сей день.

Этот урок следует помнить всем, кто призывает к новым олимпийским бойкотам. К сожалению, этого не понимали руководители СССР, назло американцам организовавшие в 1984 году ответный бойкот Игр в Лос-Анджелесе, лишивший олимпийского шанса еще десятки спортсменов из Советского союза и других социалистических стран. Интересно, получает ли эти люди через четыре года письма с сожалением от нашего спортивного начальства?

40 лет назад в Москве стартовали XXII Летние Олимпийские игры. Советские граждане помнят это событие как праздник спорта. Западный мир, напротив, читал про Игры лишь негативные отзывы.

Незадолго до старта Игр-80 в издании CSN Monitor появился материал бывшего гражданина СССР Бориса Винокурова, в котором автор предлагал бойкотировать Игры-80.

«Должны ли американцы ехать на Олимпиаду в Москву? Конечно, нет! Русские люди и их правительство годами бойкотировали все правила Олимпийских игр. Их команда всегда состояла из профессиональных спортсменов, а ведь это категорически запрещено правилами. Карьера профессионального спортсмена ничем не отличается от карьеры врача или учителя. Те же Ирина Роднина и Александр Зайцев – «продукты» советской армии», – цитирует статью «Чемпионат».

Вокруг Олимпиады-80 кипели политические страсти всесоюзного уровня

Кроме того, в США организовали собственные соревнования, которые проводились параллельно Олимпийским. Они прошли в пригороде Филадельфии, но не собрали массы положительных отзывов среди спортсменов.

«В то время как в Москве начались Олимпийские игры, в пригороде Филадельфии проходил турнир, который Белый дом назвал «Альтернативными Играми». Соревнования прошли рядом с оживленной трассой на любительском стадионе при жуткой жаре. Туда были заявлены порядка 300 спортсменов, но не все из них соизволили приехать сюда», – написали в издании Sports Illustrated.

Примечательно, что президент Международного олимпийского комитета (МОК) лорд Майкл Килланин занял позицию СССР и заявил, что сделает все для того, чтобы не допустить влияния политики на спорт.

«Горькая правда в том, что с момента, когда появились современные Олимпийские игры, правительства использовали их для политических целей. Это приводило к большим проблемам в разных странах, и мы пытались их решить, использую нашу силу – спорт. Мы живем в мире, где существуют тоталитарные режимы, где есть «левые» силы и «правые силы», – указывал Килланин.

«А теперь ответьте мне на вопрос, есть ли хоть одна страна, которая вправе утверждать, что она в полной мере уважает права человека и не допускает дискриминации? Ответ вы знаете сами. И я попрошу всех, у кого иная точка зрения и иные чувства, не использовать Олимпийские игры для того, чтобы разъединять мир. Игры не должны использоваться для демонстрации предрассудков», – заключил он.

Современник Олимпиады: в памяти остался большой спортивный праздник

Более того, в США опубликовали книгу «Инструкция по совершению террористических актов», в которой обыгрывалась версия о захвате группой террористом во время Олимпиады в Москве заложников-спортсменов.

Дело в том, что проблема терактов сильно беспокоила общественность, так как 5 сентября 1972 года во время XX Летних Олимпийских играх в Мюнхене восемь террористов палестинской организации «Черный сентябрь» захватили одиннадцать членов делегации Израиля.

Летом 1980 года в США появилась книга «Москва-1980», в которой вновь поднялась тема террористического акта.

Бойкот Олимпиады-80

Ровно 40 лет назад, 19 июля 1980 года, на стадионе в Лужниках зажегся факел XXII летних Олимпийских игр. В Москву приехали спортсмены из 81 страны, со всех континентов. Впереди — напряженные соревнования, слезы радости, сотни медалей, десятки мировых рекордов и, конечно, главный символ Олимпиады-80 — мишка, который улетел в небо под песню «До свидания, Москва!», заставив рыдать миллионы зрителей, и которого мы помним даже 40 лет спустя.

Москва шесть лет готовилась к Олимпиаде. За это время в столице появились новые спорткомплексы, в том числе «Олимпийский», велотрек в Крылатском, конноспортивный комплекс в Битце, Дворец спорта «Динамо», реконструировали Гребной канал, стадион в Лужниках и другие объекты. Специально к играм построили гостиницы «Космос» и «Измайлово», новый корпус телецентра «Останкино» и большую Олимпийскую деревню в Тропарево-Никулине.

Олимпиада прошла на высшем уровне, подарила зрителям бесценные эмоции и воспоминания, слезы радости и печали, яркие моменты и зрелищные выступления. В СССР приехали кока-кола, финское пиво и американские сигареты, полки магазинов на время стали изобиловать продуктами. В Советском Союзе даже запустили производство «идеологически вредной» жвачки.

Мы вспоминаем московскую Олимпиаду вместе с ее главными звездами — чемпионами и призерами.

Евгений Гришин: Все было заточено на одну цель — выиграть, выиграть, выиграть

Олимпийский чемпион ватерполист

Когда я понял, что попал в олимпийскую сборную, конечно, испытал восторг. Но это было решено совсем незадолго до Игр. Я, как говорится, запрыгнул в уходящий поезд. Всего за месяц в Москве проходил предолимпийский турнир, оставалось одно место в сборной, которое тренер еще не определил. Я хорошо сыграл и получил это место.

Конечно, родители очень гордились. У меня мама олимпийская чемпионка, папа тоже призер двух Олимпиад. Конечно, они очень радовались, что сын идет по их стопам. Мама была на трибунах, болела за меня. Когда я стал олимпийским чемпионом, она плакала.

Я, к сожалению, не участвовал в церемонии открытия из-за травмы. Вся моя команда была на стадионе, в праздничной колонне, а я в это время сидел с врачом и массажистом в Олимпийской дерене и наблюдал за своими ребятами по телевизору.

Конечно, мы перед играми очень волнуемся. Если кто-то скажет, что не волнуется, не верьте. Но ты учишься уходить от этих мыслей, настраиваешься на игру. Тут, конечно, важна работа тренеров, психологов. На тренировках и разминках мы стараемся как можно больше себя загрузить физически, чтобы уйти от этого волнения. Обычно нервничаешь, не можешь уснуть после каких-то ошибок. На этой Олимпиаде был матч предварительного этапа с венграми. Мы его выиграли, но я в этом матче не забил пенальти. И я до сих пор помню в подробностях все моменты этого пенальти, как и что происходило.

Несмотря на бойкот многих стран, в дисциплине «водное поло» турнир был очень серьезным. Основными конкурентами на тот момент были Югославия, Венгрия и Италия. Сначала мы обыграли команды Италии и Венгрии, конечно, с трудом обыграли, ничего не могу сказать. И финальный матч был с Югославией, на котором решалась судьба олимпийской медали. Конечно, мы были безумно рады! Сбросили нашего тренера в воду. Была у ватерполистов такая традиция: когда выигрывали соревнования, то скидывали тренера прямо в одежде в бассейн.

Но осознание того, что я стал олимпийским чемпионом, пришло позже, когда Олимпиада закончилась. Потому что накал борьбы, эмоции, страсти, работа через не могу — это все мешает тебе осознать. А когда уже дома в спокойной обстановке мама меня обняла, сказала: «Ты молодец, сынок!», когда начались различные чествования, тогда я стал понимать, насколько это важно и почетно.

Больше всего запомнились последние минуты игры с Югославией. Мы вели весь матч и в конце уже смотрели на секундомер, когда же время закончится, чтобы мы выиграли. До сих пор помню эти моменты — последние секунды матча, финальный свисток, ликование, потом пьедестал почета, медали… Но все же самое яркое и эмоциональное воспоминание — это когда мишка улетал. Все тогда рыдали!

В Москве тогда царила особая атмосфера, но мы, спортсмены, этого всего не видели. Мы жили в Олимпийской деревне, постоянно тренировались, ни на что другое времени не было. У всей сборной команды СССР (по всем видам спорта) была задача выиграть. И это получилось — у нас было рекордное количество золотых медалей. Все было заточено на одну цель — выиграть, выиграть, выиграть.

В 20 лет стать олимпийским чемпионом — это предел мечтаний для любого спортсмена. Многие идут к этому годами, у кого-то получается, у кого-то нет. Для меня стать чемпионом в таком возрасте — это было просто как выиграть в лотерею, я вытащил счастливый билет.

На следующих соревнованиях, которые проходили уже после Олимпиады, соперники больше уважали нашу команду, в то же время появилась ответственность, потому что завоевать можно все, что угодно, а вот отстоять достаточно тяжело. На следующий год был чемпионат Европы, в 1981 году, который мы выиграли. Олимпиада для нас стала плацдармом для дальнейших побед. Мы до 1986 года выигрывали практически все соревнования, которые только было возможно выиграть: два чемпионата Европы, чемпионат мира. Если бы не бойкот Олимпиады в Лос-Анджелесе в 1984 году, процентов на 90 я уверен, что мы бы победили и там тоже и стали бы двукратными олимпийскими чемпионами.

Олимпиада-80 очень много значила не только для нас, спортсменов, но и для всей страны. Построили массу спортивных объектов, новые бассейны, стадионы и другие сооружения. Это была колоссальная популяризация спорта, еще больше детей стали заниматься, стали появляться молодые перспективные спортсмены.

Татьяна Овечкина: Игры дома — это, с одной стороны, поддержка, а с другой — огромная ответственность

Двукратная олимпийская чемпионка баскетболистка

Когда я узнала, что Олимпиада будет проходить в Москве, я очень обрадовалась, что никуда не надо ехать. Но если серьезно, это была огромная гордость. Мы, спортсмены, наши тренеры, друзья и близкие обрадовались. Все хотели посмотреть на нас вживую, как мы играем.

Я заранее понимала, что попадаю в сборную. Конечно, все старались, конкуренция была большая, потому что в Советском Союзе был сильный баскетбол. Несмотря на то что я была игроком основного состава, все равно я на каждой игре на чемпионате Советского Союза доказывала, что не напрасно меня приглашают в сборную, не напрасно я являюсь игроком сборной команды страны.

Первое впечатление от Олимпиады — это шок, какой пустой и вычищенной была Москва. Полки в магазинах ломились от продуктов. Была такая тишина, спокойствие, чистота. Словом, очень классно было!

Самым напряженным был матч со сборной Чехословакии. Мы всегда играли с ними очко в очко. Например, на монреальской Олимпиаде 1976 года мы выиграли у них всего 13 очков.

Игры дома — это, с одной стороны, поддержка, а с другой — огромная ответственность. Ты знаешь, что там твои тренеры, друзья, родные, соседи, нельзя ударить в грязь лицом. Но болели очень здорово, очень дружно, играть было приятно.

Жили мы в Олимпийской деревне вместе с остальными спортсменами. Общались, конечно, в первую очередь со своей командой, но и с иностранцами тоже. Там особая атмосфера: все болеют друг за друга, поддерживают. Всегда после матча интересуются, как сыграли. Мы ходили смотреть игры мужчин-баскетболистов. Нам очень нравилось, как играла мужская команда Югославии, в ней было много сильных игроков.

В деревне особенно запомнились рестораны. Их было несколько, но вкуснее всего кормили в «Софии» и «Праге». Мы, кстати, и мужей умудрялись оттуда кормить. Повара нам собирали еду в контейнеры, мы им передавали.

Команда у нас была интернациональная: рижанка, литовки, украинка, ну и русские, конечно, тоже.

Мы шли к победе четыре года, с монреальской Олимпиады. Мечтали, что мы победим, что у нас получится. И когда эта мечта сбылась, мы были очень довольны. Медали такие красивые! А еще форма у нас была здоровская: пиджаки и юбочки. Отлично смотрелось! Вообще все прошло прекрасно, начиная с открытия и заканчивая легендарным закрытием с мишкой. До сих пор, когда слышу песню «До свидания, Москва!», сразу вспоминаю те Олимпийские игры. Как мы входили в эту огромную чашу стадиона с битком набитыми трибунами… И слезы наворачиваются.

Не для всех спортсменов Олимпиада была праздником. Двукратный (на тот момент) чемпион мира по вольной борьбе Сергей Корнилаев взял на играх бронзу. Результат, который миллионам обычных людей кажется огромным достижением, стал для него разочарованием.

Сергей Корнилаев: Праздник прошел мимо меня

Бронзовый призер XXII Олимпийских игр и четырехкратный чемпион мира борец вольного стиля

Я до последнего момента не понимал, попадаю в сборную или нет. И вместо того, чтобы нормально готовиться, я нервничал из-за этой ситуации. Это был сплошной стресс, который продлился в течение всех Игр. Я только потом, когда все проанализировал, понял, насколько был морально истощен. Видимо, этим и отличаются Олимпийские игры — там психологическое давление намного сильнее ощущается.

Самое обидное — это то, что у меня была возможность победить. Турнир до последнего складывался в мою пользу. Но я этим не воспользовался. И только когда я стоял на пьедестале, я понял, что натворил. Конечно, никто меня не ругал: ни команда, ни тренеры. Но я сам чувствовал, что подвел команду, тренеров, страну.

Люди со стороны считают, что бронза Олимпиады — это большое достижение, но для меня это не так. Потому что золотая медаль была очень близко, а я умудрился ее не взять. И до сих пор, когда я вижу своих тренеров, мне, конечно, стыдно, что я их подвел. И с этим грузом я живу уже 40 лет.

В Москве был большой праздник, нас, спортсменов, все чествовали, все было для нас. Люди из разных городов и стран общались, радовались, поздравляли друг друга, но все это прошло мимо меня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *