Особенности разрешения дела в особом производстве адвокат

Вопрос 211. Особое производство. Его отличия от искового.

Особое производство представляет собой специальный вид гражданского судопроизводства, в котором рассматриваются дела, прямо определенные законом, по которым отсутствует спор о праве, но по которым необходимо подтвердить наличие или отсутствие юридических обстоятельств, имеющих значение для возникновения, изменения или прекращения прав граждан и организаций. Дела особого производства имеют существенные отличия от дел, рассматриваемых в исковом производстве.

Отличительные особенности особого производства заключаются в том, что:

— особое производство несовместимо со спором о праве;

— отсутствуют стороны с противоположными интересами;

— заявление не направлено против каких-либо конкретных лиц;

— иные организации или граждане участвуют в процессе в качестве заинтересованных лиц, если решение по делу может отразиться на их правах.

Отсутствие правового спора и сторон в особом производстве обусловливает невозможность предъявление встречного иска, замену сторон, заключение мирового соглашения, обращение в третейский суд и т.д. В то же время не исключается совместное обращение к суду нескольких лиц, связанных общими интересами (соучастие).

В порядке особого производства суд рассматривает дела (ст. 262 ГПК):

1) об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

2) об усыновлении (удочерении) ребенка;

3) о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

4) об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами;

5) об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации);

6) о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь;

7) о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство);

8) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании;

9) о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния;

10) по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;

11) по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Федеральными законами к рассмотрению в порядке особого производствамогут быть отнесены и другие дела. Дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 27-38 ГПК (ст. 263 ГПК).

Если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вестник Томского государственного университета. 2016. № 412. С. 168-171. Б01: 10.17223/15617793/412/28

УДК 343.12

А. В. Пиюк

УПРОЩЕННЫЕ ПОРЯДКИ РАЗРЕШЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДОМ СЛЕДУЕТ УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ

Анализируются положения действующего уголовно-процессуального законодательства, регулирующего вынесение приговора в общем и особом порядке. Констатируется разная правовая природа данных правоприменительных актов, особое внимание уделяется вопросам истинности приговора, вынесенного в особом порядке судебного разбирательства. В целях вынесения обоснованного справедливого приговора предлагается исключить из УПК РФ положения о запрете исследовать доказательства при рассмотрении дел в порядке особого производства, а также положения ст. 317 УПК РФ о недопустимости обжалования приговора, вынесенного в особом порядке, по мотивам его несоответствия фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Ключевые слова: уголовный процесс; дифференциация уголовно-процессуальных форм, упрощенное уголовное судопроизводство; особый порядок принятия судебного решения.

В части 1 ст. 8 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) установлено, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Частью 3 ст. 15 УПК РФ закреплено, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

В Концепции судебной реформы, определившей основные направления реформирования, в том числе и уголовного судопроизводства, также было провозглашено, что суд в Российской Федерации — орган правосудия, что он независим и беспристрастен.

Известно также, что современное российское уголовное судопроизводство характеризуется дифференциацией его процессуальных форм. Дифференциация определяется как «специфический метод правового выражения в уголовно-процессуальной форме материально-правовых и процессуальных условий деятельности», ведущий «к структуризации процессуальных отношений в виде комплекса различающихся свойствами и положением процессуальных порядков (производств по уголовному делу)» . Рассматривая вопрос о причинах дифференциации, в частности вопрос о таком ее направлении, как упрощение процессуальных форм, А.В. Смирнов указал, что использование единого порядка судопроизводства по всем делам «связано с крупными материальными затратами, которые не могут себе позволить даже богатые западные страны» .

Как известно, в настоящее время возможно рассмотрение уголовного дела судом в общем, обычном порядке, представляющем собой основной вид уголовно-процессуальной деятельности, урегулированный наибольшим кругом правовых норм, содержащихся в уголовно-процессуальном законодательстве, а также в особом порядке, регламентации которого посвящены гл. 40 и 40.1 УПК РФ, характеризующемся усечением уголовно-процессуального доказывания.

Частью 1 ст. 297 УПК РФ установлено, что приговор, вынесенный судом, должен быть законным, обоснованным и справедливым. Частью 4 ст. 302 УПК РФ установлено, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследован-

ных судом доказательств. Согласно ст. 299 УПК РФ к числу вопросов, которые суд должен разрешить при постановлении приговора, относятся вопросы о доказанности вины лица в совершении преступления. «Общий порядок» судебного разбирательства, закрепленный в нормах УПК РФ, предполагает непосредственное исследование доказательств судом в целях установления фактических обстоятельств дела. Согласно положениям ст. 287-290 УПК РФ суд может инициировать и провести с участием сторон осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания, освидетельствование, согласно ст. 283 УПК РФ он также вправе назначить судебную экспертизу, в том числе и по своей инициативе.

Сокращенные, упрощенные формы разрешения уголовных дел, регламентации которых посвящены гл. 40 и 40.1 УПК РФ, основаны на иных, чем закреплено в ст. 297, 299, 302 УПК РФ, подходах. Частью 5 ст. 316 УПК РФ установлено, что судья в случае применения особого порядка не производит исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, изучая лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие его ответственность. Часть 8 ст. 316 УПК РФ устанавливает, что анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются, а ст. 317 УПК РФ запрещает обжаловать вынесенный в особом порядке приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Даже при поверхностном взгляде на общий и упрощенные порядки разрешения судом уголовных дел их отличия принципиальны. Непосредственно после принятия УПК РФ М.К. Свиридов, проанализировав нормы УПК РФ, регламентирующие порядки судебного разбирательства, указал, что кодекс внут-

ренне противоречив даже с точки зрения определения целей и задач доказывания и допускает установление как материальной, так и формальной (юридической) истин .

В.А. Семенцов и И.И. Белохортов, рассматривая проблему оценки доказательств судом при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, указали, что судья и в этом случае проводит исследование доказательств и обязан установить все подлежащие доказыванию обстоятельства и сделать самостоятельные выводы. В деятельности судьи, осуществляемой в порядке, установленном гл. 40 УПК РФ, авторы выделили два этапа: 1) познание из уголовного дела обстоятельств, входящих в предмет доказывания, основанное на самостоятельном и единоличном их изучении, в результате которого у судьи складывается «досудебная установка», чего и требует от него законодатель; 2) доказывание в условиях гласного и состязательного судебного разбирательства, включающего собирание доказательств и их проверку .

Представляется, мнение авторов достаточно спорно. Досудебная, обвинительная установка у судьи действительно складывается, но фактически в непроцессуальном порядке и лишь на основании письменных доказательств, причем сформированных органом расследования, что не исключает их недостоверности, доказывания же судебного в процессе (если не считать таковым изучение вопроса о личности подсудимого и о наличии смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств) не производится.

Российский уголовный процесс имеет свой набор средств, методов, способов доказывания, хорошо известных уголовно-процессуальной теории, сложившихся объективно, исторически, под влиянием множества факторов. При изменении процессуальной формы столь кардинальным образом, как это было сделано с введением гл. 40 УПК РФ 2001 г., при закреплении «особого порядка» вынесения приговора законодатель фактически отказался от прежних основополагающих идей, предложив взамен «изучение письменных материалов».

Очевидно, что в настоящее время в Российской Федерации фактически имеются два принципиально различных вида обвинительных приговоров уголовного суда: приговор, постановленный в общем, обычном порядке, и судебный акт, вынесенный судом в порядке гл. 40 УПК РФ. То, что эти акты, называемые одинаково — «приговоры», имеют различную природу, было понятно сразу, после введения УПК РФ, однако законодательно «различие» было констатировано лишь с принятием Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 191-ФЗ «О внесении изменения в ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», которым в ст. 90 УПК РФ внесено изменение, устанавливающее, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда… признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной

проверки». Полагаем, что закрепить отсутствие преюдициальной силы приговора, принятого в особом порядке, законодатель был вынужден, помимо прочего, и под влиянием сложившейся практики, когда встречались попытки в основу обвинительного приговора положить показания лиц, осужденных ранее в особом порядке «без исследования доказательств».

Можно ли считать, что российским законодателем произведена дифференциация процессуальных форм, в частности дифференциация судебного порядка разрешения уголовных дел, если согласно положениям УПК РФ общий и ускоренные судебные порядки разрешения уголовного дела имеют разную природу, отличаются рядом принципиальных особенностей, среди которых разная степень достоверности получаемого при доказывании и «усеченном доказывании» вывода? Вопрос, как представляется, в терминах. Если рассматривать дифференциацию просто как дробление явления, умножение его форм, то, скорее всего, да. Если же посмотреть с позиций, характерных для права, предполагая, что дифференциация должна быть: обусловлена объективными причинами; производиться на основании понятных критериев, с учетом традиций и положений национального уголовного процесса; при наличии гарантий того, что дифференцируемое явление не изменит своих свойств и признаков, конечно же, нет.

Как верно указывала Н.А. Громошина, «упрощать явление возможно в любых объемах, но с непременным сохранением сущности упрощаемого явления», т. е. «упрощение может иметь место до тех пор, пока это не скажется на иных параметрах системы» . Уместно вспомнить и выражение С. С. Цыганенко о том, что дифференциация уголовно-процессуальной формы не является основой для дуали-зации единого по своей сущности и значению уголовного судопроизводства. Несмотря на отсутствие в ч. 2 ст. 1 УПК РФ указания на единство, последнее «выражено в действующем законодательстве как совокупность всех общеобязательных условий, установленных для порядка уголовного судопроизводства» .

В данном случае изменилось само явление, т. е. произошло изменение природы явления, его «удвоение». Правильнее будет сказать, что законодатель в данном случае произвел простое упрощение порядка уголовного судопроизводства, причем в его важнейшей, судебной стадии, с урезанием важнейшего вида процессуальной деятельности — уголовно-процессуального доказывания и усечением части важнейшего этапа судебного разбирательства.

Имеющееся положение дел нельзя считать удовлетворительным. Приговор суда, постановленный именем государства, должен являться актом правосудия, а не просто постановлением, разрешающим уголовное дело по существу. Справедливым («правосудным», правильным) приговор будет тогда, когда он соответствует реальности, т. е. когда лицо осуждено за то, что действительно совершило преступное деяние и виновно в его совершении, лишь такой судебный акт способен вызвать уважение к государству и к суду, именем государства постановляющему приговор.

При таком подходе положения ст. 317 УПК РФ о недопустимости обжалования приговора, вынесенного в особом порядке, по мотивам несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, следует исключить из уголовно-процессуального закона. Приговор, противоречащий обстоятельствам совершенного деяния, не есть акт правосудия. Запрещая обжаловать приговор по мотивам его несоответствия реальности, как представляется, законодатель дискредитирует саму идею правосудия, допуская, что лицо может быть осуждено необоснованно.

Следует исключать из УПК РФ и положения ч. 5, и ч. 8 ст. 316 УПК РФ, устанавливающие, что судья при рассмотрении дела в особом порядке не проводит исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Если (и поскольку) суд обязан отвечать за результат своей деятельности и в конечном итоге нести ответственность за состояние правопорядка в обществе, он должен быть наделен возможностью выяснять в судебном заседании все интересующие его юридически значимые моменты.

Отметим, что речь не идет об автоматическом переходе к общему порядку судебного разбирательства. Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, определен в ст. 73 УПК РФ. В настоящее время при рассмотрении дела в упрощенном порядке суд может исследовать лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, чего явно не достаточно для вынесения законного и обоснованного приговора, данные обстоятельства вообще не входят в понятие «главного факта», который суд, как указывал М. С. Строгович, должен обязательно выяснить для принятия обоснованного решения .

Суд, рассматривающий уголовное дело, обязан прийти к мнению, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию, при производстве по уголовному делу установлены. При сомнениях в обоснованности обвинения и в качествах каких-либо сведений у суда должна быть возможность исследовать полученные органом расследования доказательства в том объеме, в котором суд это посчитает нужным сделать, вплоть до самостоятельного получения каких-либо из них. От общего порядка такая деятельность будет отличаться тем, что изучаться и исследоваться будут именно те обстоятельства, которые суд сочтет необходимыми для вынесения законного приговора, а не все и не автоматически. К примеру, помимо вопросов, непосредственно относящихся в преступлению и виновности в нем лица, могут быть уточнены вопросы квалификации деяния, характер и размер вреда, невыяснение которых в настоящее время является фактически традиционным основанием для отмены либо изменения приговоров суда. По данным основаниям, по данным нашего исследования, к примеру в Тюменской, Московской областях, Хабаровском крае, уже за три первых месяца 2016 г. отменено и изменено в среднем соответственно 43,1; 39,7 и 24,6% от обжалованных отмененных (измененных) приговоров, вынесенных в особом порядке.

В качестве обязательного действия, производимого по всем делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, полагаем необходимым закрепить в УПК РФ обязательный допрос подсудимого, признающего свою вину и согласного на рассмотрение дела в особом порядке. Данное предложение не ново, еще в 2002 г., непосредственно после принятия УПК РФ, его высказывал И.Л. Петрухин .

Представляется, законодатель, принимая УПК РФ, не рассматривал возможность допроса подсудимого в связи с тем, что данный участник судопроизводства вообще вправе отказаться от дачи показаний, если же он желает дать показания, он их дает после исследования доказательств, представленных, как указал законодатель, «стороной обвинения», причем первым его должен допрашивать защитник. Да, подсудимый (обвиняемый), согласно п.3 ч. 3 ст. 47 УПК РФ, наделен правом отказаться от дачи показаний, но, как представляется, при согласии с обвинением пользоваться данным правом, фактически демонстрирующим его отрицательное отношение и исключающим рассмотрение дела в особом порядке, он не будет. Вынести же законный приговор, не выслушав подсудимого, очень сложно, именно при его допросе суд должен убедиться, что он является, во-первых, надлежащим субъектом, во-вторых, что он осознает характер своего деяния, согласен со своей виновностью, в третьих, суду при допросе подсудимого проще уточнить и правильность квалификации, и иные необходимые обстоятельства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Обязательности допроса иных лиц и обязательного оглашения либо исследования каких-либо письменных либо иных доказательств, как представляется, в законе устанавливать не следует, все уголовные дела и объем доказывания по ним индивидуальны, если в законе будет закреплено, что суд отвечает за качество своей работы и обязан постановить законный и обоснованный приговор, судьи, как представляется, будут выяснять все значимые, по их мнению, моменты. К примеру, может возникнуть потребность в допросе потерпевшего там, где его показания способны подтвердить или опровергнуть какие-либо обстоятельства, в частности по делам, связанным с воздействием на личность, таким как грабеж, разбой, причинение телесных повреждений различной тяжести и т. д.

Необходимо закрепить в УПК РФ и обязанность суда кратко, в усеченном виде отразить в приговоре, выносимом в таком порядке, что обстоятельства, подлежащие доказыванию, судом установлены, указать, почему у суда нет сомнений в правильности квалификации и виновности лица, а участникам уголовного судопроизводства следует предоставить право обжаловать такой приговор в том числе и по мотивам несоответствия выводов суда реальности.

При применении подобной конструкции гл. 40 УПК РФ цели, задачи и принципы континентального уголовного судопроизводства РФ останутся прежними, а структура (этапы) судебного производства будет такой же, как и при рассмотрении уголовного дела в общем порядке.

ЛИТЕРАТУРА

1. Цыганенко С.С. Общий и дифференцированные порядки уголовного судопроизводства : дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2004. 498 с.

2. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб. : Наука ; Альфа, 2000. 223 с.

3. Свиридов М.К. Состязательность и установление истины в уголовном судопроизводстве // Правовые проблемы укрепления российской

государственности. Томск, 2002. Ч. 10. С. 3-6.

4. Семенцов В. А., Белохортов И.И. Оценка доказательств судом первой инстанции по уголовному делу. М. : Юрлитинформ, 2012. 184 с.

5. Громошина Н.А. О процессуальной форме и принципах упрощения гражданского судопроизводства. М. : Изд-во МГЮА, 2010. С. 767-

6. Строгович М.С. Избранные труды. Т. 3: Теория судебных доказательств. М. : Наука, 1991. 425 с.

7. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства // Государство и право. 2002. № 5. С. 21-25. Статья представлена научной редакцией «Право» 11 октября 2016 г.

SIMPLIFIED PROCEDURES FOR SETTLING CRIMINAL CASES IN THE COURT SHOULD BE IMPROVED

Law Dr. Diss. St. Petersburg.

2. Smirnov, A.V. (200)Modeli ugolovnogoprotsessa . St. Petersburg: Nauka; Al’fa.

first instance court in a criminal case]. Moscow: Yurlitinform.

simplification principles of civil procedure]. Moscow: Moscow State Law Academy.

Как правило, защита нарушения прав выполняется при предъявлении иска, однако бывают и такие случаи, когда спор – как таковой – отсутствует, защита же прав и гражданских интересов, несмотря на это, должна осуществляться в полной мере.

Подобные дела получили статус особого производства, его цель – устранить имеющиеся неопределенности, установление которых вне судебного процесса невозможно.

Дела особого производства подразумевают возможность конкретного лица – либо юридического, либо физического – установить факт, на основании которого и будут осуществляться субъективные права. Производство данного типа – это своего рода порядок организации необходимых условий, направленных на осуществление заинтересованным лицом своих прав и интересов путем либо отсутствия, либо наличия обстоятельств по делу.

Какие дела относятся к делам особого производства?

К списку дел особого производства суд относит таковые:

  • установление моментов, которые имеют юридическую сторону вопроса;
  • усыновление либо удочерение ребенка;
  • признание резидента РФ без вести пропавшим либо умершим;
  • признание человека недееспособным или частично дееспособным, лишение несовершеннолетнего прав на самостоятельное распоряжение денежными средствами;
  • объявление эмансипации – то есть признание абсолютно дееспособным несовершеннолетнего человека;
  • признание движимого имущества бесхозяйным и права на него муниципалитета;
  • восстановление прав заинтересованного лица по утраченным/ордерным документам;
  • признание в необходимости госпитализации человека в психиатрическую клинику;
  • внесение каких-либо корректировок в нормативные бумаги гражданского положения;
  • совершение или не совершение тех или иных нотариальных действий;
  • восстановление утерянного производства.

Вышеперечисленный перечень дел не исчерпывающий, так как ситуации могут возникнуть самые разные. В целом же подобные дела не только рассматриваются, но и решаются по всем нормам и правилам традиционного искового процесса. Для того чтобы начать производство, необходимо поступление заявления и требований согласно ГПК РФ. Кроме того, заявитель должен обосновать цель начала производства и отсутствие возможности разрешения дела вне суда.

Особенности рассмотрения дел особого производства

Особое производство подразумевает отсутствие сторон и третьих лиц по делу. Так, обратившийся в суд для становления какого-либо юридического факта человек является заявителем, он принимает непосредственное участие в процессе, осуществляет свои права и исполняет обязанности. Заявителем может быть и юридическое, и физическое лицо, при этом второе должно быть в обязательном порядке дееспособным. В противном случае в качестве истца выступают его представители, утвержденные законодательством РФ. Не исключается привлечение в дела особого производства лиц, права или интересы которых могут быть задеты при разбирательстве.

В качестве таковых могут быть органы, засвидетельствовавшие гражданское состояние (брак/развод), государственный/частный нотариус, который осуществлял те или иные действия, имеющие значение. Стоит отметить и то, что усыновление либо удочерение ребенка, а также признание того или иного гражданина недееспособным не может обойтись в суде без прокурора. Если же в ходе дела возникает материально-правовой спор, то члены суда имеют полное право оставить заявление заявителя без рассмотрения, разъяснив его право на начало искового производства по данному делу.

Итак, дела особого производства – некая разновидность гражданского судопроизводства, которая основывается на отсутствии спора как такового! Суд же в таком процессе выполняет защиту интересов либо прав заинтересованных людей – естественно, при условии того, что они охраняются законом. Ведение подобного дела, на первый взгляд, не вызывает сложностей, но по ходу разбирательства могут появиться определенные трудности, разобраться в которых может лишь специалист области юриспруденции.

В нашем центре юридической помощи «Ваше Право» вы сможете получить не только профессиональную консультацию по конкретному вопросу, но и предполагаемую модель разрешения проблемы! Обращайтесь, мы будем рады вам помочь!

21 июля 2020 г. 10:37

Президент РФ подписал закон об ограничении применения особого порядка

Президент РФ Владимир Путин подписал закон (законопроект № 690652-7), которым вносятся поправки в ряд статей УПК РФ, ограничивающие применение особого порядка судебного разбирательства делами о преступлениях небольшой и средней тяжести. По мнению советника ФПА РФ Нвера Гаспаряна, приобретения от этого закона очевидны: по тяжким преступлениям, где грозит наказание в виде лишения свободы, суду и участникам процесса необходимо все-таки разбираться в действительных обстоятельствах дела, а не полагаться на признания подсудимого, данные нередко при колоссальном давлении тех, кому особый порядок был крайне желателен.

Как сообщает «АГ», в ч. 1 ст. 314 «Основания применения особого порядка принятия судебного решения» УПК РФ указывается, что по уголовным делам о преступлениях небольшой или средней тяжести обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Статья 316 УПК РФ «Порядок проведения судебного заседания и постановления приговора» переименована в «Порядок проведения судебного заседания, постановления приговора или прекращения уголовного дела» и дополнена новой частью, в которой закрепляется, что судья может вынести постановление о прекращении уголовного дела при наличии оснований, предусмотренных ст. 25.1, 28.1 и 239 Кодекса, устанавливающих порядок прекращения уголовного преследования.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что сложности на практике могут возникнуть у тех судей, прокуроров и адвокатов, которые привыкли к рассмотрению дел в особом порядке за считанные минуты. «У меня нет ни малейшей ностальгии по прежним временам, потому что пресловутое смягчение в сроках было едва заметным», – заметил он. Эксперт указал, что приобретения от этого закона очевидны: по тяжким преступлениям, где грозит наказание в виде лишения свободы, суду и участникам процесса надо все-таки разбираться в действительных обстоятельствах дела, а не полагаться на признания подсудимого, данные нередко при колоссальном давлении тех, кому особый порядок был крайне желателен.

Ранее адвокат АП Республики Татарстан Дмитрий Хомич пояснил, что по факту особый порядок стимулировал дальнейшее снижение качества предварительного расследования. «Не секрет, что органы следствия нередко заинтересованы в отсутствии судебного контроля и оценки собранных по делу доказательств. Поэтому изменения в ст. 314 УПК РФ назрели давно. Однако предлагаемая редакция не решает указанной проблемы и служит лишь цели снижения численного показателя приговоров, постановленных в особом порядке. А это уже не вопрос права, а вопрос статистики. Об этом прямо указано в пояснительной записке в совокупности с общими фразами про общественную значимость и т.п. Можно подумать, что дела о преступлениях небольшой и средней тяжести не требуют соблюдения всех процессуальных гарантий при сборе доказательств», – сказал он.

Адвокат АБ «Антонов и партнеры» Анатолий Антонов отметил: не является секретом то, что некоторые защитники тоже любят особый порядок, поскольку он предусматривает меньше работы, и склоняют подзащитного к признанию вины и выбору особого порядка судопроизводства, даже если по делу имеются «огрехи» следствия, мотивируя в том числе и тем, что «дадут меньше», не уточняя, что особый порядок регламентирует наказание в части назначения верхнего предела, что и так невозможно в случае назначения наказания без отягчающих обстоятельств. «Выбор законодателем именно такого критерия возможности рассмотрения дела в особом порядке, как тяжесть совершенного преступления, на мой взгляд, наиболее правильно и полно позволяет разграничить данный вопрос и защитить интересы подсудимых», – подчеркнул Анатолий Антонов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *