Освободившееся место

Только тот, кто умеет чувствовать, может в полной мере проявить сочувствие и сострадание.

Женщины, освободившиеся из мест заключения, нуждаются в социальной адаптации.

На сегодняшний день в Российской Федерации порядка 59 тысяч женщин отбывают срок в местах заключения. Вместе с ними в домах ребенка при женских колониях находятся более 700 детей в возрасте до трех лет. Как складывается судьба этих женщин после освобождения? Как встречает общество своих оступившихся граждан?

Непринятие бывших осужденных, их отторжение обществом, нежелание помогать в разрешении их социальных проблем оборачивается в конечном счете против нас самих, против законопослушных граждан постоянной неуверенностью в собственной безопасности, высокой вероятностью стать жертвой преступления.

За рубежом заботы об освободившихся из мест заключения людей берут на себя как государство, так и общественные организации. Например, во Франции около 750 общественных организаций работают в области реабилитации бывших осужденных, причем эти организации имеют государственную поддержку. Они занимаются разными сферами деятельности: одни помогают бывшим осужденным с жильем, другие — в связях с родственниками, некоторые — с обучением, какие-то — с устройством на работу. В дореволюционной России тоже была такая практика. Так, до 1917 года существовало около ста общественных организаций, которые брали на себя опеку над семьями осужденных и над самими заключенными, помогая им после освобождения с трудоустройством и жильем. Да и в 20-е годы прошлого столетия действовали общественные организации, оказывавшие помощь освободившимся из мест заключения.

«Аврора» — социально-реабилитационный центр для женщин московского региона, освободившихся из мест лишения свободы или получивших условное наказание. Социально-реабилитационный центр «Аврора» создан в сентябре 2007 года для реализации комплексной социальной программы поддержки женщин, освобождающихся из мест лишения свободы, или осужденных условно.

Мы стараемся понять, с какими трудностями приходится сталкиваться людям, пережившим заключение. Сколько проблем, огорчений, сложных задач входят в жизнь вместе с бедой. Как тяжело вернуться в свободную жизнь и сориентироваться в ней. И главное — как трудно справляться с этими трудностями одним. Центр помогает им вернуться достойно, не отчаяться и встать на верный путь.

К основным задачам Центра относятся не только психологическая и юридическая поддержка освободившихся женщин, но и их трудоустройство, а также повышение их конкурентоспособности на рынке труда, адаптация к современным условиям жизни. В центре «Аврора» оказывается психологическая и юридическая поддержка освободившимся девушкам и женщинам, содействие в их трудоустройстве, адаптация к современным условиям жизни. Основная особенность технологии работы Центра – это сочетание индивидуального подхода к каждой женщине с групповыми методами работы. Каждая пришедшая к нам женщина может получить индивидуальную консультацию психолога или юриста. При этом следует отметить высокую эффективность групповых методов работы, таких как тренинги и обучающие курсы.

Центр располагает оснащенным компьютерным классом, в котором женщины получают азы компьютерной грамотности и развернутые навыки работы с документами. Учащиеся осваивают современные актуальные программы: Microsoft Word, Microsoft Excel, Microsoft Power Point, Internet Explorer, обучаются работе с офисной техникой.Центр предлагает женщинам уникальную возможность изучить английский язык. Занятия ведет высококвалифицированный опытный педагог, использующий современные аудиовизуальные подходы к обучению. Внимание уделяется всем лингвистическим аспектам: фонетике, грамматике, стилистике, переводу, разговорной речи. Знание иностранного языка углубляет социальное восприятие, повышает самооценку женщин и расширяет их профессиональные возможности.

Посетительницам Центра предлагается курс обучения парикмахерскому искусству. Занятия дают женщинам возможность не только почувствовать себя настоящими творцами, но и создать собственный новый образ. Развитые эстетические способности, современный имидж и уверенность в себе дополняют полученные женщинами новые профессиональные умения. Для всех учащихся в период обучения организуются кофе-брейки и горячие комплексные обеды. Успешно прошедшим курс обучения женщинам выдаются сертификаты.

Все услуги для посетителей центра оказываются бесплатно!

Формальная сторона взаимодействия не мешает установлению искренних, человеческих отношений между сотрудниками Центра и обратившимися туда женщинами. Мы от всего сердца интересуемся их заботами и проблемами, поддерживаем в стремлении к развитию, радуемся победам и свершениям. И женщины отвечают нам взаимностью. Теплотой и благодарностью согреты их отзывы, поздравления и пожелания. Это не может не радовать. Ведь наша цель – больше, чем просто адаптация и реабилитация. Мы хотим помочь этим женщинам поверить в себя, свои силы, обрести активную жизненную позицию, выйти на новый уровень жизни.

Координаты центра:

123100, Россия, город Москва, улица А. Живова, дом 1
Телефон: 8 (499) 259-16-07

e-mail: fpz-avrora-help@mail.ru

Для получения письменной консультации юриста обращения и копии документов направлять на e-mail : jurist-fpz@mail.ru

или простым письмом на указанный адрес.

Проезд: метро «Улица 1905 года», последний вагон из центра.

Троллейбусы 18, 54 до ост » Остановка Анны Северьяновой».

Пешком: при выходе из метро справа – подземный переход. В нем – прямо и налево, до конца. Следовать вдоль Звенигородского шоссе (движение транспорта навстречу) до пересечения со 2-й Звенигородской улицей. Свернуть на нее (налево) и идти до пересекающей улицы – А.Живова. На углу – здание налоговой инспекции красно-желтого цвета, напротив – жилой дом серого цвета. Мы находимся в этом здании. Вход со двора в полуподвальное помещение, пристройка красного кирпича. Время в пути — 10-15 минут

Как мы уже писали ранее, в связи с добровольным уходом Андрея Обельчака с должности депутата гордумы, в сентябре проведутся довыборы по одномандатному избирательному округу №10. На данный момент кандидаты уже выдвинуты. Среди них 5 кандидатов от партий и 2 самовыдвиженца.

От партии ЛДПР выступает Серей Бурлай, подавший соответствующие документы 15 июля. С 2005 года Бурлай являлся предпринимателем. Теперь же занимается страхованием, путевками и, как сообщают однопартийцы, общественной деятельностью, сотрудничая с соцслужбами, а также оказывает юридическую поддержку незащищенным слоям населения.

Партию «Единая Россия» представляет Александр Долгоруков. Данный кандидат, в прошлом спортсмен, мастер спорта, а ныне глава спортшколы олимпийского резерва «Юпитер» и директор ФОК «Президенский» с марта прошлого года. Отметился попаданием в ТОП-5 муниципальных работников с самыми высокими доходами. В партии о нем отзываются положительно.

Михаил Бояркин выдвинут от партии КПРФ, лидером местного отделения которой с 2018 года является. Работает кандидат начальником аммиачно-компрессорного участка отдела главного энергетика ООО «Тагильское пиво» и, как сам пишет в соцсети «ВКонтакте», с профессией «токаря-универсала» ему повезло. Поводом к участию в довыборах стало недовольство бездействием и неправильными решениями депутатов. В КПРФ числится с 2010 года. Уже дважды принимал участие в выборах в гордуму по десятому округу.

Кандидат от партии «Яблоко» — Надежда Журавлева. В городе известна как общественник-активист по ряду акций. Является матерью четырех детей и сотрудником «Евраз-НТМК». Считает, что наличие общественника в рядах гордумы поспособствует достижению больших успехов в решении многих вопросов. Сейчас одной из целей кандидата является возврат прямых выборов главы города.

Бывший офицер-пограничник и преподаватель психологии, на данный момент являющийся директором муниципальной спортшколы олимпийского резерва № 3 Сергей Шамшуров выдвигается на указанный пост от партии «Справедливая Россия». Однопартийцы отзываются о нем как о человеке компетентном, обязательном и, что важно, знакомым с повесткой муниципалитета.

Имеются и два самовыдвиженца: первый – Александр Иванов, сменный мастер «Уралвагонзавода». Известен по организации забастовки в 2017 году из-за снижения зарплаты. Второй – Сергей Бердников. Сотрудник «Уральского инжинирингового центра Нижнего Тагила», окончил Строительный техникум и государственный профессионально-педагогический университет в Екатеринбурге.

Обсудим тему с младшим научным сотрудником Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Ксенией Руновой.

Заключенным после освобождения нужна социальная адаптация

Какова потребность среди освободившихся из мест лишения свободы в социальной адаптации и что включает в себя это понятие?

Ксения Рунова: Дело в том, что в России достаточно длительные сроки лишения свободы. Если в европейских странах средний срок пребывания в местах лишения свободы, по данным на 2014 год, составляет около 10 месяцев, то в России это 25,5 месяца, причем в нашей стране сроки могут быть значительно более продолжительными, а свыше 60 процентов осужденных осуждены не впервые. Кроме того, достаточно длительное время подозреваемые и обвиняемые находятся в следственных изоляторах еще до приговора суда. Я говорю о длительности пребывания в колониях и СИЗО в связи с тем, что за долгое время человек привыкает к условиям и правилам исправительных учреждений, которые сильно отличаются от тех правил, по которым мы живем на свободе. Люди, долгое время находящиеся в исправительных учреждениях, привыкают к тому, что они должны во всем следовать указаниям сотрудников, которые решают все их проблемы и принимают за них решения: где работать, где учиться, где лечиться… Между тем развитие ответственности и самостоятельности — это то, что необходимо освободившимся на воле. Некоторые реабилитационные программы, например, в Великобритании и США, предполагают создание искусственных условий самоуправления заключенных. Их, конечно, контролируют, но и дают возможность почувствовать ответственность за свою жизнь. Социальная адаптация нужна заключенным после освобождения в том числе, чтобы помочь им снова стать самостоятельными.

Следующий момент — вредные привычки. Находясь в местах лишения свободы, человек, зависимый от алкоголя или наркотиков, получает вынужденную ремиссию. Это означает, что доступ к ним либо вовсе невозможен, либо крайне затруднен. Однако лечением наркомании и алкоголизма в колониях и СИЗО практически не занимаются. Всего около 3 процентов осужденных по наркотическим статьям приговариваются судом к принудительному лечению в дополнение к лишению свободы, хотя есть основания полагать, что среди совершивших наркопреступления, людей, страдающих зависимостью, больше. Сами зависимые осужденные могут написать заявление о том, что хотели бы полечиться, но делают это редко. Лечение от наркозависимости и алкоголизма в тюремной системе трудно назвать эффективным. Лишь в единичных учреждениях можно встретить групповую психотерапию для зависимых, так же нет и заместительной терапии, которая применяется более чем в 50 странах, в случае зависимости от опиатов. Все это приводит к тому, что наркозависимые и зависимые от алкоголя вынужденно держат себя в руках, находясь в колониях, но после освобождения для них снова открывается целый мир запрещенных веществ. И вот в этот момент тоже важна социальная адаптация, помощь родных, психологов и социальных служб.

Есть также более частные истории. Например, сироты, освобождающиеся из мест лишения свободы. Они нередко сталкиваются с проблемами получения жилья, особенно если они не успели получить жилье до осуждения или в силу низкой юридической грамотности не знали о том, что есть какой-то срок для обращения по поводу квартиры, после которого они больше не имеют права на жилье. Таким образом, тут тоже нужна помощь социальных служб, психологов и юристов.

В центры занятости ежегодно обращаются около 20 процентов бывших осужденных, которые до осуждения жили в данном регионе

Что касается потребности в социальной помощи, то в каждом регионе она разная. Региональные власти ведут учет освобождающихся и передают данные соответствующим органам по месту жительства. Количественно потребность в социальной поддержке оценить сложно, в том числе из-за неравномерного распределения исправительных учреждений по стране, поэтому заключенных переводят в другие регионы. А после освобождения мы не знаем точно, сколько из них останется, а сколько уедет туда, где они жили до осуждения, или к родственникам. Каких-то обязательных форм поддержки, кроме выплаты после освобождения в размере 850 рублей и оплаты проезда до места жительства, не предусмотрено.

Бывший осужденный может прийти в центр занятости, получить статус безработного и пособие

Какие организационные формы приобретает поддержка бывших осужденных со стороны государства и негосударственных некоммерческих организаций?

Ксения Рунова: После освобождения бывших осужденных ставят на учет в уголовно-исполнительные инспекции (УИИ). Контроль за ними осуществляют также и участковые. УИИ в основном занимаются освобожденными условно-досрочно и теми, кому заменили наказание более мягким видом, не связанным с лишением свободы. Основных форм поддержки со стороны государства несколько. Первая — это работа центров занятости. Освободившись, бывший осужденный может прийти в центр занятости, получить статус безработного и пособие в соответствии со своим стажем работы. Далее центры занятости могут предложить им вакансии, профессиональное обучение и обучающие мероприятия по профориентации. Вторая форма поддержки — центры социальной адаптации (ЦСА). ЦСА предоставляют временное жилье бездомным, оказывают помощь в восстановлении документов, юридическую помощь, предоставляют горячее питание, предметы первой необходимости. В отдельных регионах есть льготы для предприятий, которые трудоустраивают бывших осужденных.

Из каких источников осуществляется финансирование учреждений, помогающих бывшим осужденным?

Ксения Рунова: Финансирование центров занятости и ЦСА осуществляется из средств региональных бюджетов. Некоторые НКО тоже получают финансовую поддержку из бюджета. Также они получают гранты, например, президентский грант. Еще одним источником финансирования являются пожертвования граждан, в том числе в натуральном виде: люди приносят продукты и одежду.

Объем социальной поддержки бывшим осужденным недостаточен

В какой степени предложение услуг по социальной адаптации отвечает спросу?

Ксения Рунова: В нашем распоряжении есть данные за 2017-2018 годы из 14 регионов с самым большим числом пенитенциарных учреждений в России. Судя по этим данным, объем социальной поддержки, которая оказывается бывшим осужденным, является недостаточным. Например, в центры занятости ежегодно обращаются около 20 процентов бывших осужденных, которые до осуждения жили в данном регионе. Только треть из них получают работу. Для сравнения: при работе с обычными гражданами центры занятости трудоустраивают в два раза больше обратившихся. На профессиональное обучение направляется в среднем только 7 процентов обратившихся в центры занятости бывших осужденных, из них трудоустраиваются не более 35 процентов. Что касается центров социальной адаптации, то оценить соотношение спроса и предложения сложно, потому что, во-первых, эти центры чаще всего принимают к себе не только бывших осужденных, а вообще всех бездомных, а во-вторых, потому что у нас нет статистики по нуждаемости освобождающихся осужденных в жилье. Судя по тому, что рассказывают сотрудники ЦСА, число нуждающихся во временном жилье превышает количество мест. Если мы говорим о материальной поддержке, то ее объем очень маленький. Ее оказывают только в некоторых регионах. Суммы выплат обычно тоже скромные. Так, в Кемеровской области осужденным единовременно выдали по 1200 рублей, а в Иркутской области по 3500 рублей.

В течение года после освобождения в среднем 20 процентов осужденных совершают повторное преступление

Насколько эффективна социальная адаптация с точки зрения повторной преступности?

Ксения Рунова: Важным показателем здесь является то, что более 60 процентов людей, находящихся в местах лишения свободы, осуждены не впервые. В течение года после освобождения в среднем 20 процентов осужденных совершают повторное преступление. В некоторых регионах, например в Республике Коми и Кемеровской области, этот показатель превышает 30 процентов, а в Красноярском крае и Иркутской области — 10-12. В целом, это не так много. Однако, по моему мнению, необходимо продолжать вести статистику еще несколько лет после освобождения, как это делают в других странах, например, в США, Великобритании и Нидерландах. Возможно, эти данные существуют и в России, но нам они не доступны.

С какими трудностями сталкиваются региональные власти при реализации программ социальной адаптации бывших осужденных?

Ксения Рунова: Представители региональных властей называют несколько наиболее серьезных трудностей, с которыми они сталкиваются в работе с бывшими осужденными. Трудоустройство освободившихся из мест лишения свободы осложнено тем, что осужденные за время отбывания наказания часто теряют профессиональные навыки и мотивацию к труду. ТПредставители региональных властей также отмечают недостаток органов социальной поддержки, таких как центры социальной адаптации. По словам региональных властей, из-за пробелов в законодательстве им трудно системно заниматься социальной адаптацией бывших осужденных. В частности, они говорят о необходимости принятия рамочного федерального закона о ресоциализации бывших осужденных. Кроме того, необходимо внести в статью 24 Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» в качестве категории людей, нуждающейся в социальной адаптации, категорию «лица, освободившиеся из мест лишения свободы». Законодательного регулирования требует и квотирование рабочих мест для бывших осужденных.

Объем материальной помощи бывшим заключенным ничтожно мал

Вчерашний зэк может получить безвозмездную материальную помощь от государства? И если да, то каковы гарантии, что он этой помощью распорядится рационально, а не пропьет, например?

Ксения Рунова: Бывшие осужденные действительно могут получить материальную помощь от социальных служб регионов, но на деле объем этой помощи ничтожно мал. Люди, претендующие на такую помощь, должны предоставить сведения о своих доходах, то есть доказать, что они находятся в трудной жизненной ситуации. Пропить эти деньги бывший заключенный, конечно, может. Поэтому так важна организация лечения от алкоголизма в период отбывания наказания.

Вышедшие из тюрьмы люди обязаны встать на учет в полиции. Зачем нужна система учета и что она собой представляет?

Ксения Рунова: Система учета нужна главным образом для того, чтобы не произошло рецидива. В частности, участковый должен с определенной периодичностью обходить людей, которые находятся на учете, смотреть, в каких условиях они живут, работают ли они. Те, кого освободили с ограничением свободы или условно-досрочно, должны отмечаться регулярно в уголовно-исполнительных инспекциях, соблюдать комендантский час, не попадать в неприятности. Это нужно для того, чтобы контролировать местонахождение осужденного, его образ жизни, дать ему шанс попробовать пожить свободной жизнью. В теории участковые и сотрудники УИИ могут помочь с трудоустройством, но на практике у них слишком большая нагрузка, чтобы заниматься еще и этими вопросами.

Чем может помочь бывшему заключенному некий государственный специализированный центр?

Ксения Рунова: Это сложный вопрос. Здесь можно пойти двумя путями: выделять больше субсидий НКО и создавать отдельные региональные учреждения, занимающиеся социальной адаптацией, или создать федеральный государственный орган, который мог бы сделать такую помощь более централизованной. Каждый из этих вариантов имеет свои достоинства и недостатки. Первый лишен недостатка, связанного с излишней бюрократией, но он может быть более сложным для самих заключенных, которые не всегда знают, куда им обращаться. Грубо говоря, для того, чтобы восстановить документы, им надо идти в один орган, для того, чтобы получить одежду, — в другой, для трудоустройства — в третий. Только что освободившимся осужденным сложно ориентироваться во всем этом. Мне кажется хорошей идеей создать в регионах ЦСА конкретно для освободившихся из мест лишения свободы при тесном сотрудничестве с региональными управлениями ФСИН и центрами занятости, как это делается, например, в Красноярском крае, где с запросами именно этой категории граждан работают ЦСА.

Между тюремной медициной и гражданским здравоохранением нет преемственности

В какой медицинской помощи чаще всего нуждаются бывшие заключенные и как организована эта помощь?

Ксения Рунова: В России заключенные часто болеют социально опасными заболеваниями, такими как туберкулез, ВИЧ-инфекция, гепатиты B и С. Освободившись, бывшие осужденные могут обратиться в обычную больницу и встать там на учет. Исправительные учреждения должны сообщать в медицинскую организацию по месту жительства заключенного, если он состоял на диспансерном учете и проходил лечение в местах лишения свободы. Бывшие осужденные могут обратиться в любую другую медицинскую организацию. Основной сложностью в организации медицинской помощи бывшим заключенным не только по социально опасным заболеваниям, но и по всем остальным здесь является то, что между тюремной медициной и гражданским здравоохранением нет преемственности. То есть у бывших заключенных часто бывают проблемы с тем, чтобы получить свои медицинские документы из исправительного учреждения для того, чтобы продолжить лечение на свободе. Перерыв в лечении, вызванный несогласованной работой двух ведомств, может ухудшить состояние здоровья бывшего осужденного.

Визитная карточкаФото: Из личного архива

Ксения Рунова — младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

Окончила в 2016 году факультет политологии Санкт-Петербургского государственного университета, с 2016 по 2017 год училась на факультете политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, защитила магистерскую диссертацию о профессиональной автономии тюремных врачей в России и получила магистерскую степень по специальности Russian Politics & Society в King`s College London в 2019 году.

С 2017 года работает в Институте проблем правоприменения, занимается исследованиями российской пенитенциарной системы, а также ресоциализации заключенных после освобождения из мест лишения свободы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *