Отличие негаторного иска от виндикационного

Лазарев Илья Александрович, молодой ученый студенческой научной школы «Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)»

ПРЕДМЕТОМ ВИНДИКАЦИОННОГО ИСКА ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ВЕЩЬ

(Решение Петровск-Забайкальского городского суда Забайкальского края от 29 марта 2019 г. по делу № 2-220/2019)

Цель. Настоящий доклад имеет целью демонстрацию положения о том, что виндикационный иск направлен в первую очередь на защиту права собственности, а вопрос о владении вещью есть вопрос производный от вопроса о права собственности. Для того, чтобы восстановить владение истец должен доказать, что является собственником вещи. Ответчик, чтобы сохранить владение должен, в свою очередь, доказать, что право собственности на вещь принадлежит ему. Если право собственности на недвижимую вещь зарегистрировано за ответчиком, а в иске отказано, то согласно закону ответчик признается собственником недвижимой вещи с момента регистрации права собственности. Если право собственности на недвижимость не зарегистрировано за добросовестным приобретателем, то ответчик должен предъявить встречный иск о регистрации перехода права собственности. Цель достигается посредством изложения казуса об истребовании гаража из чужого незаконного владения.
Структура доклада следующая: первоначально кратко освещена научная проблема о соотношении между виндикацией и негаторным иском. Затем развернут подробно тезис, который выдвигается на защиту. После тезиса следует изложение казуса.
Проблема. В теории гражданского права важное место занимает дискуссия о соотношении между негаторным и виндикационным иском. Негаторный иск определяется как «внедоговорное требование владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий в осуществлении правомочий пользования и распоряжения имуществом» . Виндикационный иск определяется как внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу о возврате последнего в натуре . Таким образом, первое отличие между негаторным и виндикационным иском заключается в том, что негаторный иск предъявляет владеющий собственник, а виндикационный иск предъявляет невладеющий собственник. Владение определяется как «юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью» .
Вместе с тем, в современной литературе по вещному праву могут высказываться иные позиции. Евгений Алексеевич Суханов разъясняет: «Виндикационный иск представляет собой способ петиторной защиты, т. е. защиты вещного права собственника или иного законного владельца вещи, имеющего на нее юридический титул, а не защиты от неправомерных посягательств самого факта владения вещью (посессорной защиты)» . Относительно негаторного иска профессор Е. А. Суханов пишет: «Субъектом негаторного иска является собственник или иной титульный владелец, сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствия в ее использовании». Согласно профессору Е. А. Суханову, негаторный иск есть способ защиты, опирающийся на юридический титул владельца вещи, негаторный иск относится к числу петиторных исков . Между тем, закон не называет виндикационным иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301, ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ в ред. от 18. 07. 2019 г.). А. Д. Рудоквас пишет, что иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения отождествляется по традиции (курсив мой. — Авт.) с виндикационным иском из римского права. «Римская виндикация предполагает доказывание истцом своего права собственности», — учит Антон Дмитриевич Рудоквас. «В отечественном правопорядке достаточным для иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения признается доказательство факта выбытия вещи из владения истца, поскольку предполагается, что в период владения он был собственником», — подчеркивает А. Д. Рудоквас .
Относительно негаторного иска А. Д. Рудоквас признает, что таковым является иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения, данный иск «предъявляется собственником в ситуации, когда он не лишен владения принадлежащим ему индивидуально-определенным имуществом, но его владение нарушается третьим лицом, в той или иной мере препятствующим собственнику пользоваться или распоряжаться вещью» .
В той или иной степени, суждения, высказываемые столь уважаемыми авторами, отражают действительность. Очень кстати к докладу сообщение из области физики о том, что в микромире объективной реальности не существует, поскольку разные «наблюдатели» могут видеть альтернативные взаимоисключающие результаты . Сознание человека субъективно, зачастую он может видеть в окружающей нас правовой реальности только те свойства юридических конструкций, о которых ему рассказали старшие коллеги или о которых он прочитал в литературе. И относительно микромира мира, и относительно правовой реальности, речь идет не только о субъективном восприятии, но и фактах, поскольку факты есть то, что мы наблюдаем.
Тезис. Представляется, что ответчиком по виндикационному иску может выступать лицо, которое не просто незаконно владеет чужой вещью, а полагает, что владеет вещью на законных основаниях, считая себя ее собственником. Данный тезис базируется на положении, которое формулируется А. Д. Рудоквасом следующим образом: «В отечественной доктрине неоднозначно решается вопрос о том, каким юридическим статусом обладает добросовестный приобретатель, виндикация имущества у которого невозможна. Высказывается мнение, согласно которому он на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества, а сам этот способ приобретения права собственности называется приобретением права собственности от неуправомоченного отчуждателя» . Виндикационный иск потому является способом защиты права собственности, что истец должен подтвердить свое право собственности на вещь, если же право собственности подтверждается на стороне ответчика, то иск должен быть оставлен без удовлетворения.
Согласно п. 2 ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции от 18 июля 2019 г. недвижимое имущество признается принадлежащим на праве собственности добросовестному приобретателю с момента регистрации перехода права собственности (регистрации отчуждения имущества), за исключением случаев, когда такое имущество может быть изъято у добросовестного приобретателя собственником по правилам ст. 302 Гражданского кодекса. Следовательно, цель эффективной защита против виндикационного иска заключается в признании ответчиком собственником имущества. Виндикационный процесс есть судебное разбирательство, предметом которого является право собственности на вещь, являющуюся материальным объектом спора. Восстановление владения есть результат признания права собственности на стороне истца. Когда же ответчик не отрицает права собственности на стороне ответчика, но утверждает, что владеет и пользуется вещью на законном основании речь идет о негаторном иске.
Фабула. Гражданка получила по наследству гараж. Право собственности на гараж подтверждается свидетельством о праве на наследство по закону. Гаражом владеет ответчик, который утверждает, что имеет документальное подтверждение своего права собственности на гараж. Наследник опасается самовольно снять чужие замки со своего гаража, чтобы не причинить вреда чужому имуществу.
Притязание. Истец требует изъять свою недвижимость (гараж) из незаконного владения ответчика. По словам истца ответчик владеет недвижимостью без законных оснований, препятствует истцу владеть, пользоваться, распоряжаться гаражом, полученным по наследству.
Доказательства. Свидетельство о праве на наследство по закону и свидетельство о государственной регистрации права подтверждает право собственности истца на автогараж общей площадью 33,3 кв.м., унаследованный после смерти наследодателя которому данный гараж принадлежал на праве собственности. Право собственности наследодателя подтверждается удостоверением Бюро технической инвентаризации.
Позиция ответчика. Защищается ответчик против предъявленного иска утверждением, что владеет гаражом с 1990 г. Недвижимое имущество (гараж) ответчик купил у наследодателя, отдал продавцу деньги, взял расписку. Однако расписка была потеряна. Продавец отдал ответчику при заключении договора купли-продажи технический паспорт на гараж. Право собственности документально не было оформлено.
Решение. В судебном заседании нашли подтверждение доводы иска о том, что принадлежащим истцу на праве собственности гаражом владеет и пользуется ответчик, не представивший доказательств в подтверждение законности осуществления своего владения и не оспоривший право собственности истца.
Обоснование. Судом было установлено, что фактическим владельцем гаража является ответчик, заблуждающийся в отношении своего права на спорное недвижимое имущество. Собственником гаража является истец, который предоставил суду доказательства своего права, а именно свидетельство о государственной регистрации права собственности, выписку из реестра недвижимости, свидетельство о праве на наследство по закону. Ответчик также предоставлял доказательства, подтверждал свое право на гараж техническим паспортом Бюро технической инвентаризации. Однако в техническом паспорте, который предоставил суду ответчик, собственником недвижимости (гаража) назван наследодатель. В свою очередь, истец наследовал наследодателю по закону.
Комментарий. Ответчик неверно оценил свой правовой статус, считая себя собственником гаража. Неверная оценка своего положения ответчиком привела к тому, что ответчик вынужден освободить спорное недвижимое имущество. Более того, ответчик потерял средства, которые потратил на ремонт чужого гаража, который ответчик считал своим. С точки зрения процесса, разобранное решение интересно тем, что доказательство, предоставленное ответчиком, подтвердило позицию истца.
Итог. Суд разбираемым решением исковое требование удовлетворил, обязал ответчика освободить гараж от принадлежащего ответчику имущества и передать истцу объект недвижимости (гараж) вместе с ключами от него.
Вывод. Очевидно, что в разобранном виндикационном процессе столкнулись полноценное право неоспариваемое право собственности на недвижимость, с одной стороны, и ошибочное представление ответчика о том, что право собственности на гараж принадлежит ему, с другой стороны.
Объяснение. Полагаем, что собственник гаража в свое время передал гараж в пользование ответчику, в подтверждение акта передачи отдал технический паспорт на гараж. При этом собственник вовсе не желал наступления юридических последствий передачи гаража. Затем собственник умер, открылось наследство, в состав которого вошло право собственности на гараж. Новый собственник ничего не знает о бытовом соглашении между наследодателем и ответчиком о пользовании гаражом. Ответчик же искренне полагал себя собственником гаража.

Литература

Публицистика

УДК 347.214.2

Страницы в журнале: 60-65

Н.О. Борисова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Института управления Россия, Архангельск natolborisova@rambler.ru

Рассматриваются проблемы, возникающие при применении арбитражными судами правил об исковой давности при виндикации вещей. Особое внимание уделяется вопросу определения начального момента течения срока исковой давности при истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения.

Ключевые слова: виндикационный иск, исковая давность, недвижимость.

Виндикационный иск может быть предъявлен в случае временной утраты владения. Временный характер нарушения прав законного владельца обусловлен тем, что, утратив вещь, он не утрачивает своего права на нее. При этом возможность защиты от нарушения носит срочный характер: на виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 Гражданского кодекса РФ. Данное положение законодательства достаточно часто становится предметом судебного толкования при рассмотрении споров о защите права собственности.

В большинстве случаев арбитражные суды ограничиваются простой констатацией факта, что на виндикационное требование распространяется общий срок исковой давности, составляющий три года; течение этого срока, исходя из положений ст. 200 ГК РФ, начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нахождении спорного имущества в безосновательном владении нарушителя. Однако достаточно часто разрешение спора требует от судей более детального рассмотрения вопросов применения норм об исковой давности при виндикации.

Так, проблемным остается вопрос о моменте, с которого начинает течь срок исковой давности на виндикационное требование. Трудность состоит в том, что на протяжении времени розыска утерянной (похищенной) вещи собственник не может обратиться в суд за защитой нарушенного права, так как персонально не определен ответчик, действиями которого нарушено правомочие владения. При этом факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске, и в этом случае какие-либо другие доводы в обоснование заявленного искового требования не подлежат рассмотрению. Следовательно, существует вопрос о том, как определять начальный момент течения срока исковой давности, когда собственник знал о выбытии из своего владения определенной вещи, но не мог установить, кто конкретно владеет его вещью и к кому необходимо предъявлять виндикационное требование.

Попытка решения указанной проблемы была предпринята Высшим Арбитражным Судом РФ, но только в отношении движимого имущества. В п. 12 информационного письма ВАС РФ 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (далее — Письмо ВАС РФ) суд высказал правовую позицию, в соответствии с которой течение срока исковой давности по иску о виндикации движимого имущества начинается со дня обнаружения этого имущества.

Такое решение проблемы мотивировано тем, что согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ исчисление срока исковой давности начинается с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права. А в силу ст. 195 ГК РФ исковая давность определяется как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом в рамках искового производства защита права невозможна до тех пор, пока неизвестен нарушитель права — потенциальный ответчик . Следовательно, срок исковой давности по виндикационному требованию начинается с момента, когда истец узнал о нахождении спорной вещи во владении ответчика.

Сложным с практической стороны является вопрос о том, как достоверно подтвердить дату обнаружения истцом своего имущества у ответчика и насколько указанная истцом дата обнаружения будет соответствовать фактическим обстоятельствам дела, рассматриваемого арбитражным судом.

Еще один аспект применения исковой давности в отношении виндикации проанализирован в п. 13 Письма ВАС РФ. В нем указано, что суды должны отказывать в удовлетворении виндикационного иска к ответчику, который получил предмет спора от лица, к которому истец уже предъявлял виндикационный иск, оставленный без удовлетворения в связи с истечением срока исковой давности. Такая правовая позиция ВАС РФ объясняется тем, что исковая давность не начинает течь заново по виндикационному иску при смене владельца спорной вещи. В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом ГК РФ не предусматривает оснований для восстановления срока исковой давности при переходе фактического владения к другому лицу .

Обозначенная выше правовая позиция подтверждается практикой федеральных арбитражных судов. Так, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.05.2012 по делу № А33-10429/2011 указано, что по требованию о виндикации срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда имущество перешло во владение ООО «Норильскнефтепродукт» (третье лицо), что произошло в 2003 году, с момента его передачи от производственного кооператива «За рулем» (далее — ПК «За рулем») (истец). Следовательно, ни регистрация права собственности за ответчиком на спорный объект, ни передача его ПК «За рулем» во исполнение решения Норильского городского суда от 27.12.2007 не повлияли на определение момента, с которого начала исчисляться исковая давность по заявленному виндикационному требованию.

Представляется, что сформулированная ВАС РФ правовая позиция недостаточно обоснована. Дело в том, что основанием предъявления виндикационного иска является незаконное завладение чужой вещью, а отказ в удовлетворении требований по мотиву пропуска исковой давности не легитимирует владение ответчика, которое остается незаконным. Следовательно, он не обладает правом передавать владение другим лицам. По этой причине владение лица, которому ответчиком передано спорное имущество, остается незаконным и также нарушает права собственника. В указанной ситуации возникновение владения на стороне нового владельца нарушает права собственника и определяет момент начала течения срока исковой давности.

Неверность высказанной ВАС РФ позиции теоретически обосновывается в рамках теории охранительных правоотношений. Отношения, в рамках которых происходит применение вещных исков, относятся к числу охранительных по своей природе. С точки зрения охранительных отношений, право на защиту возникает с момента нарушения или оспаривания субъективного права. А само нарушение ведет к появлению нового правоотношения относительного характера между собственником и нарушителем . Следовательно, каждый новый факт нарушения прав собственника становится основанием для возникновения самостоятельного охранительного отношения, в рамках которого и будет решаться вопрос о давности использования виндикационного иска.

Ради справедливости стоит отметить, что описанный подход воспроизведен и судами общей юрисдикции. Так, в определении Ленинградского областного суда от 12.07.2012 № 33-2948/2012 сказано, что при переходе владения предметом спора к другому лицу срок на защиту права собственника, не реализовавшего своевременно право на защиту в судебном порядке, не начинает исчисляться снова. Следовательно, по заявленному виндикационному требованию срок исковой давности необходимо рассчитывать с момента, когда вещь выбыла из владения собственника.

Если проблема определения начального момента исчисления срока исковой давности при лишении владения движимым имуществом более или менее решена , то вопрос об определении момента, с которого начинает течь срок исковой давности при виндикации недвижимого имущества, до сих пор не урегулирован. В арбитражной практике сформулировано два подхода, предлагающих варианты решения обозначенной проблемы.

В рамках первого подхода срок исковой давности начинается с момента, когда в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество (далее также — ЕГРП) зарегистрирован переход вещного права за лицом, владение которого впоследствии признано незаконным . Так, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2012 № Ф04- 2664/12 по делу № А67-4537/2011 указано, что «суды нижестоящих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что заявителем пропущен срок исковой давности, поскольку согласно ГК РФ к требованию виндикационного характера срок исковой давности применяется. ЗАО «Традиция» должно было узнать о выбытии из владения имущества в связи с утратой на него права собственности — с момента передачи объектов недвижимого имущества по акту приема-передачи от 24.12.2004. В связи с изложенным суды обоснованно пришли к выводу о пропуске ЗАО «Традиция» срока исковой давности для предъявления требования о признании права собственности на объекты недвижимого имущества, поскольку исчисление срока исковой давности по данным требованиям необходимо производить с момента внесения записи в ЕГРП о регистрации права собственности на спорные объекты недвижимого имущества за ЗАО «Мастер-Групп», то есть с 30.12.2004″.

В литературе формирование такой практики зачастую объясняется тем, что факт регистрации права на спорную недвижимость за ответчиком и является нарушением прав собственника, а в силу того, что информация, содержащаяся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество носит открытый характер, истец должен был знать о нарушении его права именно с момента проведения регистрационного действия . В соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации прав на недвижимое имущество) сведения, содержащиеся в ЕГРП, являются общедоступными и предоставляются органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, по запросам любых лиц.

Именно исходя из такого обоснования ВАС РФ не раз отмечал, что при оспаривании зарегистрированного права на недвижимость срок исковой давности начинает течь с момента государственной регистрации права собственности на спорную недвижимость за ответчиком.

Надо полагать, что нет достаточных оснований к такому определению момента начала течения исковой давности. В соответствии со ст. 200 ГК РФ срок исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Факт государственной регистрации права собственности сам по себе не может быть нарушением, так как государственная регистрация носит правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер . Понимая недостатки описываемого подхода, ВАС РФ впоследствии изменил свою правовую позицию. Ведь в силу п. 1 ст. 2 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Данное правило конкретизировано Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которым ГК РФ дополняется ст. 8.1, где в п. 6 устанавливается следящее правило: «Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином». При этом анализ судебной практики свидетельствует, что арбитражные суды занимают единую позицию в том, что государственная регистрация права собственности носит исключительно правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер. Деятельность органов государственной регистрации связана с бесспорной юрисдикцией, которая носит правоподтверждающий (как доказательство существования права и признания этого государством), а не правоустанавливающий характер .

В рамках второго подхода срок исковой давности по виндикационному иску предлагается исчислять не с момента государственной регистрации права собственности на спорную недвижимость за ответчиком, а с момента, когда истец фактически узнал о лишении его владения недвижимым имуществом.

Как следует из правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 11.10.2011 № 7337/2011, государственная регистрация права собственности на спорную недвижимую вещь не влияет на определение начала исчисления срока исковой давности по заявленному виндикационному иску.

Данная правовая позиция воспринята федеральными арбитражными судами. Так, в постановлении ФАС Поволжского округа от 12.04.2012 по делу № А12-13385/2011 суд правомерно указал на то, что течение срока исковой давности по искам в защиту права государственной собственности начинается со дня, когда государство в лице уполномоченного органа узнало или должно было узнать о нарушении его прав как собственника. Суды первой и апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходили из того, что поскольку Комитет по управлению государственным имуществом Волгоградской области участвовал в сделке по приватизации имущества предприятия от имени Российской Федерации, то течение срока исковой давности следует исчислять с момента исполнения сделки приватизации — с 1995 года, а не с момента государственной регистрации права собственности. В литературе встречается мнение, что по виндикационному требованию срок исковой давности начинает течь с момента, когда имущество выбыло из владения собственника, то есть поступило в фактическое владение иного лица, а не с момента совершения действий, направленных на изменение юридической судьбы вещи .

Следовательно, течение срока исковой давности по виндикации недвижимости не начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о внесении новой регистрационной записи, так как в силу правоподтверждающего характера государственной регистрации она не влияет на факт выбытия вещи из законного владения. При этом факт внесения регистрационной записи в ЕГРП не означает, что со дня ее внесения лицу стало известно о нарушении его права. Для решения вопроса об исковой давности значение имеет определение момента, когда истец узнал о недействительности сделки или акта органа государственной власти, на основании которого была произведена государственная регистрация права на недвижимое имущество.

Дело в том, что оспаривание зарегистрированного права означает оспаривание правоустанавливающих документов и связанной с ними государственной регистрации права. Оспаривание правоустанавливающих документов заключается в признании недействительной сделки, на основании которой зарегистрировано право собственности. Оспаривание государственной регистрации, проведенной на основании акта государственного органа или органа местного самоуправления, производится в случае признания недействительными указанных актов .

Следовательно, для восстановления нарушенного владения недвижимой вещью сначала необходимо оспорить факт регистрации права собственности за ответчиком. Соответственно и момент, с которого исчисляется срок исковой давности для виндикационного иска, должен определяться либо со дня, когда истец узнал о фактическом выбытии вещи из его владения, либо со дня, когда он узнал об основании для оспаривания самой регистрации права на недвижимость за ответчиком.

Список литературы

1. Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. № 10. С. 85—90.

2. Краснова С.А. Виндикационное правоотношение: монография. М.: Инфра-М, 2013.

3. Моргунов С.В. Исковая давность в правилах о виндикации // Вестник ВАС РФ. 2005. № 4. С. 133—151.

4. Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990.

5. Ненашев М.М. Способ защиты права: процессуальные вопросы // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 8. С. 44—48.

6. Новоселова А.А., Подшивалов Т.П. Вещные иски: проблемы теории и практики: моногр. М.: ИНФРА-М, 2012.

9. Подшивалов Т.П. Негаторный иск и защита прав на недвижимое имущество // ЗАКОН. 2011. № 1. С. 86—95.

10. Подшивалов Т.П. Правовое значение государственной регистрации прав на недвижимость // Современное право. 2012. № 10. С. 74—76.

11. Подшивалов Т.П. Правовая природа иска об оспаривании зарегистрированного права на недвижимость // Журнал российского права. 2014. № 5. С. 76—83.

12. Подшивалов Т.П. Судебная практика о порядке оспаривания зарегистрированного права на недвижимость // Право и экономика. 2013. № 2. С. 75—79.

13. Полич С.Б., Подшивалов Т.П. Установление надлежащего способа защиты прав на недвижимое имущество в арбитражной практике // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2013. № 4. С. 50—58.

Библиография

3 См. определения ВАС РФ от 24.08.2009 № 10608/09, от 06.06.2008 № 6923/08, от 26.09.2007 № 11999/07 и др.

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества, т.е. лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (аренда, субаренда, хранения, наем, право хозяйственного ведения, оперативного управления).

Средством защиты права собственности в данном случае выступает виндикационный иск – внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. Объектом виндикационного иска является индивидуально – определенное имущество, причем имеющееся у незаконного владельца в натуре.

Незаконное владение — это обладание имуществом без надлежащего правового основания либо по порочному основанию. Незаконным следует, например, считать не только владельца, который самовольно присвоил имущество (похитил, присвоил находку, безнадзорный скот и т.д.), но и того, кто приобрел вещь у лица, не управомоченного распоряжаться ею. При этом не обязательно, чтобы действия незаконного владельца были виновными. Достаточно, чтобы владение было объективно незаконным.

Если имущество переработано и изменило свое первоначальное назначение, собственник также вправе требовать лишь возмещения ему убытков. Однако если имущество переработано, но сохранило свое назначение, собственник может предъявить виндикационный иск с возмещением владельцу затрат по улучшению имущества (по правилам ст. 303 ГК).

При рассмотрении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения к участию в деле необходимо привлекать не только предполагаемого нового собственника спорного имущества (приобретателя), который будет являться в деле ответчиком, но и лицо, в фактическом владении которого на момент предъявления иска находится спорное имущество. Таким лицом может являться арендатор, субарендатор, наниматель, доверительный управляющий и др. Непривлечение указанных лиц к участию в деле является нарушением, которое, безусловно, влечет отмену даже правильного по существу решения.

В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например в результате кражи или присвоения находки, удовлетворение виндикационного иска производится во всех случаях.

В случае, если оспариваемое имущество находится во владении третьего лица, например лица, купившего его у неправомочного отчуждателя, имеет место конфликт интересов фактического владельца и собственника. В данной ситуации действующее законодательство устанавливает следующие условия удовлетворения виндикационного иска:

  • У недобросовестного приобретателя оспариваемое имущество истребуется во всех случаях.
  • У добросовестного приобретателя, который определяется ГК РФ как лицо, которое не знало и не могло знать о том что его владение незаконно, возможность виндикации имущества поставлена в зависимость от того, возмездно или безвозмездно приобретено имущество от незаконного отчуждателя. В случае безвозмездного приобретения согласно ч.2 ст. 302 ГК РФ имущество может быть истребовано в любом случае.
  • В случае возмездного добросовестного приобретения имущества у лица, не имеющего права на его отчуждение, собственник вправе истребовать его у незаконного владельца только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо его воли. Если вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она может быть истребована.

Наряду с рассмотренными общими правилами закон устанавливает ряд исключений:

Первое, если имущество было продано в порядке, установленном для исполнения судебных решений, то оно не может быть истребовано у добросовестного приобретателя даже тогда, когда это имущество выбыло из владения собственника или титульного владельца помимо их воли.

Второе, деньги и ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя, даже если они приобретены безвозмездно и вышли из владения собственника помимо его воли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *