Пехтерев Илья валерьевич погиб

Парк Советского периода в городе трёх святых и одного красноармейца.

11 июля 1918 года на реке Волге близ города Романов-Борисоглебск произошла, казалось бы, ничем не примечательная стычка, в которой погиб один красноармеец и несколько были ранены. Небольшой отряд «красных», человек 25-30, прочёсывал дворянские и буржуйские дачи на волжских берегах в поисках контры. В одном доме оказалась молодая семья дворян Зацепиных: муж Никита Гаврилович (1890–1920) стрелял по красноармейцам, перебегая от окна к окну, а жена Елизавета Сергеевна (урождённая Кадыкова, 1891–1966) перезаряжала оружие. Понятно, что численное превосходство рано или поздно взяло бы верх, но Зацепиным помог Его Величество Случай.


Во-первых, Зацепин, несмотря на ранение, метким попадаем в голову убил одного красноармейца, который был самым опытным солдатом среди всех. Во-вторых, пасшиеся неподалёку коровы были напуганы перестрелкой и так всполошились в кустах, создавая изрядный шум, что «красные» решили, что к «белым» идёт подмога. И, унося раненых, отступили к реке, бросив погибшего товарища.


Зацепины тоже быстро покинули поле боя, опасаясь, что «красные» вскоре могут вернуться с подмогой. Никита Гаврилович оставил жену с детьми на родине и отправился на Юг воевать в составе Белой Армии против Красной. Отважный белогвардеец умер от тифа – вопреки обывательским представлениям, большая часть погибших в Гражданскую войну пострадала вовсе не от пуль, шашек и осколков, а от вирусов и бактерий.


А тело погибшего красноармейца подобрали на следующий день, отпели в церкви (ничего удивительного, помните, весной я уже писал о подобном случае) и похоронили в родной деревне. Им оказался крестьянин Илья Павлович Тутаев, 1897 года рождения. До Революции гвардеец – солдат лейб-гвардии Егерского полка. Простой русский добрый отзывчивый парень.

О подробностях боя обязательно прочтите замечательную статью краеведа Вениамина Новикова: или .
Вот только не стоит думать, что всё в ней – истина в последней инстанции. Прекрасно понимаю политические взгляды автора и его желание изобразить большевиков того времени кровавыми упырями, мародёрами, подонками или дурачками. Это такая психологическая компенсация: мол, не зря мы – то есть, они – рушили СССР и боролись за капитализм, захапывая себе куски народной собственности, кто сколько может. Ведь теперь русские люди благоденствуют. Да так, что современное поколение буржуев последовательно уничтожает все завоевания Октября. В частности, повышает пенсионный возраст. Но так что же было в июле 1918 года в Ярославской губернии?
А было совместное восстание эсэров и «белых». И первыми убитыми там были именно «красные». Так случилось в Ярославле, так случилось на даче Лопатина, где проживали Зацепины. 6 июля в губернском центре начался мятеж. По губернии отряды красноармейцев начали проводить обычные полицейские операции по прочёсыванию местности и задержанию подозрительных лиц. Никаких грабежей, никаких расстрелов. И вот под Романовым-Борисоглебском один из таких подозрительных открыл огонь по красноармейцам, убив и ранив некоторых из них. «Белый» начал огонь! При этом, у него был арсенал оружия. И пока он из одного вёл огонь, другое в это время перезаряжала жена. Не, реально храбрые люди, вообще не спорю. Но огонь открыли они. И откуда у людей, которые никак не были связаны с армией, оказалась винтовка «Арисака» – совсем не охотничье оружие, а боевое? При этом Зацепины были идейными противниками большевиков, чего не скрывали. Что имеем в итоге? Вооружённый враг действующей власти во время вооружённого мятежа убивает её полномочного представителя и скрывается. Но кое-кому очень хочется произошедшее назвать «грабежом и убийством буржуев». Само собой, кругом невиноватых.
Если отвлечься от данного конкретного случая, то вообще по стране, конечно, разграбления буржуйско-помещичьих усадеб были. Вот только проводили их не большевики, а стихийно простые крестьяне-рабочие. Которых дворяне-буржуи допекли за столетия угнетения буквально до белого каления. Есть хорошее про то время произведение товарища Есенина: «Анна Снегина». Кто не читал, обязательно ознакомьтесь.
Но вернёмя на берега Волги. Как видим, в той стычке если кто и проявил героизм, то чета Зацепиных. Однако Тутаев оказался первым погибшим романово-борисоглебским красноармейцем. Поэтому, когда в конце года советская власть приняла решение изменить старорежимное название на революционное, то именно его именем нарекли раскинувшийся на двух берегах реки Волги любимый город художника Кустодиева (и об этом я писал недавно).
Может возникнуть вопрос, а почему Тутаев, а не Тутаевск? А потому что Романов-Борисоглебск вначале хотели переименовать в Тутаев-Луначарск. Но посчитали, что название получается длинным. Поэтому осталась только первая половина. И стало название города, одного из Золотого кольца России (в расширенной версии списка), полностью созвучным фамилии навечно 21-летнего красноармейца.
А в канун сорокалетия Великой октябрьской социалистической революции, в 1957 году, в городе был открыт памятник Илье Тутаеву ленинградского уроженца, ветерана Великой Отечественной войны и ярославского скульптора Александра Ивановича Соловьёва (1925-1982).
Памятник установили на Борисоглебской стороне города. Это южный, правый, берег реки Волги. Хотя жила семья Тутаевых в деревне Куприянцево, что на северном, левом, берегу реки Волги, возле Романовской стороны города. Со временем возле памятника Тутаеву появились другие советские скульптуры. И с недавнего времени этот сквер, расположенный вдоль Романовской улицы, именуют Парком СССР или Парком советского периода.
Смотрите и наслаждайтесь памятниками ушедшей эпохи!
PS. Один из племянников Ильи Тутаева тоже был красноармейцем и гвардейцем! 19-летний стрелок 2-го стрелкового батальона 2-й гвардейской механизированной бригады 1-го гвардейского механизированного корпуса Красной Армии Владимир Алексеевич Тутаев погиб на Луганщине 8 февраля 1943 года.

🔊 Послушать

Извещения о смерти фронтовиков были обнаружены жителем Уфалея Н. Н. Титовым, который вместе со своей дочерью Анной занимается поиском сведений об участниках Великой Отечественной войны.

В годы войны на фронт призывали из военкомата Верхнего Уфалея, туда же приходили извещения о гибели. Найти эти документы поисковикам удалось совершенно случайно. В воекомате сохранились похоронки на жителей не только Нязепетровского района, но и Уфалея и других близлежащих городов. Николай Николаевич посчитал своим долгом отдать их в муниципалитеты, чтобы они были вручены родственникам погибших.

— Каждый листочек — это реликвия и им место в семейных архивах. То, что все эти годы похоронки хранились в военкомате, не значит, что в свое время они не были вручены. Извещения о смерти нередко составлялись в двух экземплярах, один из которых оставался в военкомате как основание для оформления пособия по потере кормильца. Но некоторые из них действительно могли быть не вручены — в годы войны люди нередко меняли место жительство, например, переезжали из деревни в районный центр к родственникам, — рассказал Николай Николаевич.

По его словам, уцелевшие в военкоматах похоронки — ныне редкость. Когда-то, в первые послевоенные десятилетия они хранились целыми кипами, но в шестидесятые годы было дано указание уничтожить их, чтобы уменьшить количество бумаг в архивах. Большинство военкоматов последовало этому указанию, а в Уфалее они по каким-то причинам сохранились.

Два года назад Н. Н. Титов передал извещения в Нязепетровский музейно-выставочный центр. На основе этих данных сотрудники МВЦ сформировали пофамильный список, включив в него все сведения, какие удалось найти дополнительно. Дата, указанная в списках по умолчанию, — дата гибели.

Если вы увидели в списках родную фамилию и хотите получить извещение о смерти, нужно обратиться в музейно-выставочный центр по телефону 3-17-72 или по электронной почте np.muzey@yandex.ru. Обращаем ваше внимание, что в период действия ограничительных мер МВЦ работает дистанционно.

Продолжение списка. Начало в № 17 от 24 апреля 2020 г. и № 20 от 15 мая 2020 г.

Список погибших участников Великой Отечественной войны, на которых можно получить извещения о смерти

Похвалин Иван Андриянович, уроженец Челябинской области. 22.07.1942 г.

Пуков Александр Иванович, уроженец Нязепетровска. 28.08.1942 г.

Пьянков Константин Алексеевич, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 28.08.1944 г.

Распопов Николай Михайлович, уроженец Курганской области. 19.01.1943 г.

Рогожников Никита Андреевич, уроженец Нязепетровского района. 09.07.1942 г.

Родишевский Степан Семенович, уроженец Калининской области. 30.08.1943 г. (извещение на жену Родишевскую Серафиму Гавриловну, с. Шемаха)

Романов Николай Никитович, уроженец Нязепетровска. 16.04.1945 г.

Русинов Захар Ксенофонтович, уроженец Нязепетровского района. 13.01.1942 г.

Русланов Михаил Михайлович, уроженец Нязепетровска. 23.10.1944 г.

Рыбин Виктор Александрович, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 16.01.1944 г.

Саламатов Николай Николаевич, уроженец Нязепетровского района. 22.02.1943 г.

Сальников Ювеналий Константинович. 29.07.1944 г.

Сангаев Владимир Иванович, уроженец Нязепетровска. 12.09.1942 г.

Седов Александр Иванович, уроженец Белокатайского района Башкирской АССР. 07.02.1942 г.

Селиванов Иван Зотиевич. 28.11.1944 г.

Сергеев Илья Сергеевич (Иванович?), уроженец Белокатайского района Башкирской АССР. 20.08.1942 г.

Сибиряков Иван Трофимович. 04.07.1944 г.

Сибякин Николай Иванович, уроженец д. Калиновка Нязепетровского района. 20.07.1944 г.

Сидоров Виктор Иванович, уроженец Нязепетровска. 18.03.1944 г.

Сиков Николай Васильевич, уроженец Нязепетровского района. 15.06.1943 г.

Синицын Алексей Яковлевич, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 06.09.1942 г.

Синицын Максим Андреевич. 28.07.1944 г.

Слесарев Николай Антонович, уроженец Нязепетровска. 15.11.1943 г.

Слесарев Петр Матвеевич, уроженец Нязепетровского района. 21.05.1942 г.

Смирнов Алексей Федорович, уроженец Нязепетровска. 05.02.1944 г.

Смирнов Иван Лаврентьевич. 01.02.1943 г.

Снегирев Ефим Романович, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района.

Сокольский Михаил Дмитриевич. 14.08.1944 г.

Сохрин Степан Петрович, уроженец Нязепетровского района.

Стафеев Яков Ильич, уроженец Нязепетровского района. 19.01.1942 г.

Стрельцов Александр Тимофеевич, 1915 г. р. Запрос от имени матери Стрельцовой Нины Григорьевны.

Субботин Александр Григорьевич, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 03.12.1942 г.

Субботин Андрей Григорьевич, уроженец с. Ункурда Нязепетровского района. 07.08.1943 г.

Судаков Анатолий Александрович, 1924 г. р., уроженец Нязепетровска. 14.04.1943 г.

Судариков Никита Кузмич, уроженец Нязепетровска. 22.09.1942 г.

Сукин Василий Ефимович, уроженец Нязепетровска. 30.01.1943 г.

Суков Виктор Прокопьевич, 1924 г. р., уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 06.03.1943 г.

Султанов Гайнула.(Извещение о перезахоронении)

Суслукин Николай Михайлович, уроженец Нязепетровского района. 22.09.1943 г.

Сычев Василий, уроженец Нязепетровска. 01.12.1942 г.

Табунов Василий Степанович. 25.10.1944 г.

Тагильцев Георгий Федорович, уроженец Нязепетровска. 03.02.1945 г.

Тареев Виктор Владимирович. 21.07.1944 г.

Татауров Владимир Емельянович, уроженец Нязепетровского района. 06.03.1943 г.

Ташкинов Александр Абрамович, уроженец Нязепетровского района. 11.01.1943 г.

Ташкинов Ефим Савельевич, уроженец Нязепетровского района. 29.11.1943 г.

Ташкинов Сергей Семенович, уроженец Нязепетровского района. 02.10.1943 г.

Текин Гавриил Васильевич, уроженец Нязепетровска. 03.04.1942 г.

Текин Петр Григорьевич, 1913 г. р., уроженец Нязепетровска. 08.07.1942 г.

Темников Андрей Александрович, уроженец Нязепетровска. 10.07.1944 г.

Титов Андрей Ефимович, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района 07.07.1944 г.

Титов Иван Илларионович, уроженец с. Шемаха Нязепетровского района, 06.03.1945 г.

Топычканов Никита Никонорович, уроженец с. Ункурда Нязепетровского района. 21.01.1945 г.

Трунин Петр Григорьевич. 01.09.1943 г.

Тряскин Степан Иванович, уроженец д. Калиновка Нязепетровского района. 19.01.1943 г.

Тупицын Егор Васильевич, уроженец Челябинской области. 30.09.1942 г.

Тюленев Федор Степанович, уроженец Нязепетровска. 02.10.1943 г.

Угарин Иван Кириллович, уроженец Нязепетровска. 27.04.1943 г.

Ужегов Макар Павлович, уроженец Нязепетровска. 23.09.1943 г.

Ульянов Станислав Васильевич. 24.10.1944 г. (пропал без вести)

Усольцев Василий Григорьевич, уроженец Нязепетровского района. 12.01.1943 г.

Уфимцев Филип Петрович, уроженец Челябинской области. 17.04.1942 г. (пропал без вести)

Фадеев Павел Филиппович, уроженец Нязепетровского района. 05.05.1944 г.

Фатеев Егор Тихонович, уроженец с. Ункурда Нязепетровского района. 27.12.1942 г.

Федоров Николай Филиппович, уроженец Куйбышевской области. 07.03.1943 г.(Извещение на имя отца Федорова Филиппа Тимофеевича)

Фельдшеров Александр Михайлович, уроженец Нязепетровска. 16.03.1943 г.

Фельдшеров Николай Александрович, уроженец д. Гривенка Нязепетровского района. 13.07.1943 г.

Фефелов Федор Егорович. 13.04.1945 г.

Филатов Сергей Александрович, уроженец Челябинской области. 05.02.1943 г.

Филимонов Василий Игнатьевич, уроженец Молотовской области. 17.10.1943 г.

Хабаров Василий Афанасьевич, уроженец Нязепетровского района. 29.10.1943 г.

Хабаров Владимир Филипович, уроженец д. Ташкинова Нязепетровского района. 31.08.1942 г.

Хабаров Петр Иванович, уроженец Нязепетровского района. 26.04.1943 г.

Ханжин Иван Павлович, уроженец с. Гривенка Нязепетровского района. 7.05.1945 г.

Ханжин Петр Васильевич, уроженец д. Калиновка Нязепетровского района. 25.07.1942 г.

Харламов Петр Егорович, уроженец Нязепетровска. 04.06.1944 г.

Хомутинкин Петр Иванович, уроженец Нязепетровска. 03.09.1944 г.

Храмцов Александр Константинович, уроженец Нязепетровского района. 09.11.1942 г.

Худяков Петр, уроженец Нязепетровского района. 02.02.1943 г.

Цыпышев Иван Степанович, уроженец Белокатайского района Башкирской АССР. 19.01.1944 г.

Цыпышев Иван Степанович, 19.01.1944 г.

Частухин Илья Петрович , уроженец Нязепетровского района. 03.09.1945 г.

Чебыкин Иван Трофимович, уроженец с. Ункурда Нязепетровского района. 11.02.1945 г.

Чебыкин Иван Яковлевич, уроженец Нязепетровского района. 08.07.1944 г.

Чебыкин Илья Иванович, уроженец Нязепетровска. 01.11.1942 г.

Черемных Илья Трофимович. 23.02.1945 г.

Черепанов Кузьма Николаевич, уроженец Омской области. 26.08.1943 г.

Черненко Гаврил Фокеевич, уроженец Николаевской области. 06.09.1943 г.

Чечуров Павел Петрович. 09.04.1945 г.

Чулаев Павел Трофимович, уроженец Нязепетровска. 14.04.1945 г.

Чупров Кузьма Денисович. 10.08.1942 г.

Чуркин Иван Павлович, уроженец Нязепетровского района. 12.01.1944 г.

Шабуров Василий Ильич. 25.11.1944 г.

Шабуров Григорий Максимович, уроженец Нязепетровского района. 10.07.1944 г.

Шевкунов Николай Иванович. 14.08.1944 г.

Шагидулин Галимьян, уроженец Нязепетровского района. 31.12.1943 г.

Шадрин Алексей Иванович, 1899 г. р. 10.12.1941 г.

Шадрин Федор Николаевич, уроженец с. Ункурда Нязепетровского района. 13.04.1943 г.

Шалыгин Павел Петрович, 1905 г. р., уроженец с. Шемаха Нязепетровского района. 18.08.1942 г., 19.08.1943 г., (два извещения)

Шапошников Николай Петрович, 1897 г. р., уроженец Нязепетровска. 01.02.1943 г.

Шапошников Николай Петрович. 01.02.1943 г.

Швалев Василий Петрович. 17.01.1942 г.

Продолжение следует

Два года назад 19-летняя жительница Петербурга Анна (имя изменено – прим.ред.) почувствовала недомогание и обратилась за медицинской помощью. У молодой пациентки выявили симптомы, характерные для гинекологического заболевания, и отправили на амбулаторное лечение. С тех пор девушка обращалась в еще несколько клиник, ее несколько раз увозили по «скорой», но ничего критичного у петербурженки не находили. Тем временем Анне становилось все хуже и хуже.

Внезапное недомогание

В сентябре 2015 года в семье Анны случилось несчастье – умер отец. Вскоре девушка начала чувствоваться недомогание и первое время списывала свое состояние на стресс, однако ее самочувствие становилось только хуже, и петербурженка поняла, что больна. У Анны поднялась высокая температура и появились сильные боли в пояснице – такие, что девушка даже стала прихрамывать. С полисом ДМС на руках она обратились за помощью в поликлинику. Симптомы пациентки говорили о гинекологическом заболевании, но никакой патологии у Анны не обнаружили – правда, анализы подтвердили, что в организме девушки проходит воспалительный процесс, пишет «Доктор Питер».

По «скорой» юную пациентку отвезли в Петербургский многопрофильный центр, где ее осмотрели хирург и акушер-гинеколог. Анне поставили диагноз «миозит (воспалительное поражение) большой ягодичной мышцы слева» и, выписав болеутоляющие средства и антибиотики, отправили на амбулаторное лечение. Обезболивающее подействовало, и девушка вновь смогла нормально ходить. Анна соблюдала курс лечения и постепенно возвращалась к обычной жизни. В конце октября она поехала сдавать зачет в университет, но, выйдя из метро, начала задыхаться, сердце колотилось как бешеное.

Бригада «скорой» экстренно доставила петербурженку в Покровскую больницу. Там у нее взяли все необходимые анализы и поставили новый диагноз — «астенический синдром, синусовая тахикардия». Госпитализировать девушку не стали, отправив под наблюдение гинеколога в районной поликлинике.

Умерла, не дожив до 20-летия

Следующей ночью Анне стало еще хуже. Болела уже не только поясница, а вся спина. Тахикардия не проходила. Медики «скорой» вкололи ей обезболивающее и уехали, но препарат перестал действовать уже через несколько часов. Под утро – очередная «скорая» и новый диагноз, теперь уже от врача «Петербургской неотложки» — дегенеративно-дистрофическое заболевание позвоночника в поясничном отделе. Анне посоветовали сходить на консультацию к неврологу, но ни о каких самостоятельных походах по поликлиникам речи не шло: с каждым днем состояние девушки только ухудшалось. По полису ДМС пациентку направили в ту же поликлинику, с которой все начиналось, теперь на прием эндокринолога. В медицинское учреждение петербурженка смогла добраться только с помощью мамы. С четвертым по счету диагнозом – внебольничная левосторонняя пневмония, инфекционный миокардит – Анну, наконец, госпитализировали в Клиническую больницу №122 имени Соколова.

Через пару дней девушке стало лучше. «Она смогла ходить по коридору, гулять по этажу, с радостью общалась с друзьями, которые навестили ее в больнице, – вспоминает мама Анны. – В последний вечер она пожаловалась лишь на поднявшуюся температуру и отсутствие внимания врачей». Утром 7 ноября, когда мама девушки позвонила дочери, ответила соседка Анны по палате. Она рассказала, что у девушки начались судороги, и ее перевели в реанимацию. Женщина бросилась в больницу и была там уже через час, но в реанимацию ее не пустили: не положено. Вскоре матери сообщили, что ее дочь умерла. Через три недели Анне должно было исполниться 20 лет.

«Каждый ставил формальный диагноз»

Ни один из четырех диагнозов не оказался правильным. Вскрытие показало, что к смерти привел стремительно прогрессирующий илеофеморальный тромбоз. Образование тромбов привело к нарушению кровотока, и развитию сердечной и дыхательной недостаточности, которые и стали причиной смерти 19-летней девушки. Судебно-медицинская экспертиза установила, что все медицинские учреждения, в которые обращалась Анна – многопрофильный центр, «Петербургская неотложка», Клиническая больница и больница Пирогова – имели возможность верно определить заболевание пациентки, если бы просто более тщательно провели осмотр. Выяснилось, что в течение нескольких месяцев до болезни девушка принимала гормональные контрацептивы, одним из побочных эффектов которых и была тромбоэмболия. Если бы медики об этом знали, поставить диагноз было бы гораздо проще, и Анну можно было спасти.

«Врачи не проявили никакой настороженности в отношении побочных нежелательных реакций, связанных с регулярным применением препарата, — заявляет мать погибшей девушки. – Каждый просто ставил формальный диагноз, будучи уверенным в том, что у молодой активной девушки не может быть никакого серьезного заболевания».

Два года спустя, в октябре 2017-го, Выборгский районный суд Петербурга признал четыре вышеуказанные клиники причастными к смерти Анны. Медицинские учреждения должны выплатить матери девушки компенсацию морального вреда общей суммой более 4 миллионов рублей: во столько оценили жизнь юной студентки.

«Это, конечно, вопиющий инцидент, — считает д.м.н., член петербургской ассоциации врачей Елена Воронцова. – Я не умаляю вины врачей, которые считали, что у молодой пациентки все «само пройдет», но и всех пациентов прошу внимательнее относиться к собственному здоровью. На приеме у врача рассказывайте все детали, не упускайте ничего, чтобы специалист сделал правильные выводы и поставил диагноз. Это очень важно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *