Переписки в вк

В Интернете больше нет личного пространства.

Наверное, многие из вас задаются вопросом: «Могут ли спецслужбы прочитать мою переписку в Интернете?». Пиковым моментом стала ситуация с разоблачителем американских спецслужб Эдвардом Сноуденом, который на своем примере открыл глаза всему миру на то, что личные данные, переписки и звонки могут просматривать и прослушивать спецслужбы без каких-либо разрешений и постановлений суда.

Давайте разберемся во всем по порядку.

Мобильный телефон

Сноуден показал всем, что телефон – это «лакомый кусочек» для спецслужб многих стран. Они с легкостью могут получить доступ к телефону, отправив на него зашифрованное текстовое сообщение, которое, естественно, не заметит пользователь. После чего на вашем телефоне будет работать «комплект смурфов» (Smurf suite) – набор секретных методов перехвата. Каждый «смурф» выполняет свои функции, в итоге спецслужбы могут отслеживать, кому вы звонили, что вы написали в текстовом сообщении, какие сайты вы посещали, кто у вас в списке контактов, в каких местах вы находились, к каким сетям беспроводной связи подключался ваш телефон. И самое интересное – спецслужбы могут сделать фото с вашего телефона и включить микрофон для прослушивания окружающей обстановки в любое время, независимо от вашего желания.

Стоит сказать, что эти самые «смурфы» – совместная разработка спецслужб нескольких ведущих стран. Конечно, не все страны используют именно «комплект смурфов», но спецслужбы абсолютно в каждой стране имеют свои способы для прослушивания телефонов и в любой момент могут их применить. Вообще говоря, получается, что, получив доступ к вашему телефону, спецслужбы получают доступ ко всей вашей личной жизни.

Конечно, все государства в один голос утверждают: «Деятельность по слежке проходит в рамках строгого правового режима и принципов, гарантирующих, что эта деятельность санкционирована, необходима и пропорциональна». И, скорее всего, они действительно применяют эту технологию только в отношении определенных лиц, и именно ваш телефон сейчас не прослушивается. Но уверяю вас, если ваш телефон начнут прослушивать, вы об этом даже не будете подозревать.

Что касается переписок в социальных сетях, то, конечно, далеко не все спецслужбы могут их открыто читать, но у них точно есть доступ к публикациям, не скрытых в личных сообщениях, а также к информации о том, кто, кому и во сколько отправил сообщение. А в Великобритании, например, переписки в социальных сетях официально признали «внешними коммуникациями», что дало возможность спецслужбам этой страны в прямом смысле читать все сообщения. Этому примеру могут последовать и другие страны.

Однако не стоит забывать, что доступ ко всем перепискам в любой социальной сети есть у владельцев и администраторов самого ресурса. И они уже могут предоставить вашу личную переписку правоохранительным органам по постановлению суда, в котором сказано, что передача такой информации является необходимой для проведения расследования. При этом именно социальная сеть принимает окончательное решение о том, какие конфиденциальные данные могут быть раскрыты в каждом отдельном случае.

Поэтому пока вы можете не беспокоиться за сохранность ваших личных переписок в социальных сетях, если вы не нарушаете закон и не попали «на карандаш» к спецслужбам. Как говорит один из пресс-секретарей Вконтакте:

Если вы торгуете оружием или наркотиками, распространяете детскую порнографию или имеете отношение к организованной преступной деятельности, не пользуйтесь нашим сайтом вообще.

Администрация Facebook и Instagram запретит размещать сообщения о продаже огнестрельного оружия и боеприпасов.

Такое решение было принято в связи с подтвердившейся информацией о том, что некоторыми пользователями Facebook используется как площадка для нелегальной торговли оружием.

Мессенджеры

Похожая ситуация обстоит и с мессенджерами, такими как Viber, WhatsApp, ICQ, Telegram. Владельцы этих приложений предоставляют информацию спецслужбам по их запросу и постановлению суда. Также все переписки проходят через фильтр «нежелательных» слов, а собранные данные направляются прямиком спецслужбам.

В этом плане Telegram является самым защищенным мессенджером от прослушки и слежки , поскольку имеет дополнительную функцию приватного чата с end-to-end шифрованием.

Как заявил создатель Павел Дуров:

Telegram не хранит незашифрованных сообщений, а в случае их удаления с телефонов они пропадают навсегда.

В связи с тем, что власти не могут полностью контролировать переписку в Telegram, он уже был заблокирован в Иране и некоторых регионах Китая.

Вот с программой Skype ситуация обстоит кардинально иначе: компания Microsoft, которая купила Skype в мае 2011 года, снабдила сервис технологией законного прослушивания. И с того момента любого абонента можно переключить на особый режим, в котором ключи шифрования генерируются не на устройстве пользователя, а на сервере. А тот, кто имеет доступ к серверу, может, соответственно, прослушать ваш разговор или прочитать переписку. Такую услугу Microsoft предоставляет не только по постановлению суда, но и просто по запросу спецслужбам многих стран, а не только России.

Также в дистрибутив Skype входит «клавиатурный шпион», который отслеживает наличие «нежелательных» слов в сообщениях, а собранные данные пересылает спецслужбам. Поистине, общение с помощью Skype можно назвать самым доступным для спецслужб каждой страны.

Почта

Что касается электронной почты, то с уверенностью можно сказать, что сканированием почты в том или ином виде занимаются изначально все почтовые сервисы, сортируя письма от спама или подбирая для вас контекстную рекламу по интересам. Передача же информации спецслужбам происходит так же, как и в социальных сетях, по запросу и с обязательным постановлением суда. Однако пользователь все равно об этом не предупреждается и не узнает, когда правоохранительные органы начнут за ним слежку.

Кстати, владельцы почтовых сервисов в разных странах по-разному рассматривают запросы от спецслужб. Например, в 2013 году была опубликована интересная статистика: за полгода Google получила от российских спецслужб 97 запросов данных о пользователях, но частично удовлетворила лишь один! Для сравнения: за то же время было удовлетворено 7,5 тысяч запросов американских служб, а это 88% обращений.

P.S. Стоит заметить, что если ваш трафик проходит по территории какого-либо государства, то в целях безопасности спецслужбы этого государства могут получить доступ к вашей личной информации без каких-либо запросов и постановлений суда.

Вот такой мир свободы. Добро пожаловать в 21 век.

Антитеррористические законы Ирины Яровой и Виктора Озерова уже одобрены Советом Федерации и ждут подписания президентом. Slon Magazine подробно разбирал основные положения этих документов – многие из них направлены на ужесточение контроля за любой перепиской в интернете. Так, с 20 июля 2016 года провайдеров будут штрафовать, если они не предоставят ФСБ информацию, «необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений». Эксперт британского Institute for State Ideologies Антон Меркуров рассказал о том, как эта мера коснется простых людей.
Каких популярных сервисов формально коснется закон?

Закон коснется всех российских компаний, которые так или иначе связаны с передачей и хранением информации. Это операторы сотовой связи, интернет-провайдеры, интернет-компании: от Tele2, о чьем существовании не знают профильные сенаторы, до почты Mail.ru, знакомой каждому. Любой бизнес, который признают организатором распространения информации.

Какое шифрование используется в повседневных средствах общения и как оно работает?

Электронные письма чаще всего передаются в незашифрованном виде, но иногда – по зашифрованным каналам. При этом для хранения на сервере сообщения шифруются. Но в России использование нелицензированных средств криптографии запрещено, значит, спецслужбы вполне могут получить к ним доступ через СОРМ-3. Это касается всех российских сервисов, а на зарубежные никак не влияет.

В мессенджерах все подходят к этому вопросу по-разному. Скажем, Telegram хранит чаты на сервере, это позволяет синхронизировать информацию в приложении между несколькими устройствами. Такое решение оправдано ради удобства. Но любое удобство – уязвимость.

Секретные чаты Telegram не сохраняются на сервере, там применяется шифрование end-to-end (англ., от одного конца до другого; как и в WhatsApp, iMessage, Signal). То есть ключ генерируется на абонентских устройствах при каждом разговоре. Это делает бессмысленными попытки сделать врезку между собеседниками и подслушать. Если не вдаваться в подробности, секретные чаты в Telegram и уж тем более в Google Hangouts наиболее безопасны. Google, например, сразу предупреждает о подозрительной активности, иногда даже указывая, что взлом пытаются осуществить хакеры, за которыми могут стоять государственные власти.

В каком виде и где хранятся ключи в этих сервисах?

Надо понимать, что ключ шифрования и пароль – не одно и то же. Пароль используется, чтобы определить, что в систему входит именно зарегистрированный пользователь. Ключ – один из элементов алгоритма шифрования уже внутри системы, никак не связанный с паролем. И обычно пароли не хранятся в открытом виде, они тоже отдельно зашифрованы.

Ключи, как описано выше, в секретных чатах находятся в устройствах пользователей. В обратном случае, если сообщения хранятся в зашифрованном виде на сервере, там же хранятся и ключи. Но это не всегда облегчает доступ к информации без идентификации абонента. Например, «взлом iCloud», когда утекали фотографии знаменитостей, был все-таки подбором пароля. Никто не взламывал шифрование Apple.

Важнее не то, где хранятся данные, а то, что в большинстве случаев доступ к зашифрованной информации получить нельзя. Если, например, данные удалось перехватить, то на взлом уйдут годы, даже у мощного компьютера.

Может ли владелец сервиса или провайдер сам достать ключ и расшифровать сообщение?

Нет. Получить доступ в большинстве случаев может только сам владелец данных. Если сервис правильно выстроил систему безопасности, то можно пойти только традиционным путем – поменять пароль и войти под видом пользователя. Но и там есть свои нюансы. В целом, так как наших личных данных в Cети стало много: от почты и фотографий до медицинской карты и показателей трекера, – они стали хорошо защищаться. Ведь, по сути, поведение спецслужб сложно отличить от поведения киберпреступников.

Если сервис откажется давать ключи, то как будет выглядеть его блокировка, чтобы провайдеру не пришлось платить штраф?

Нужно наблюдать за реальной практикой применения закона. Если речь идет о региональном провайдере, то до блокировки, скорее всего, не дойдет – такие компании будут искать диалог со спецслужбами или прощаться с бизнесом в пользу других игроков. У зарубежных сервисов есть два пути. Либо пойти навстречу и сохранить лицо Роскомнадзору, как это делает условный Viber, который сразу перенес персональные данные россиян в Россию. Либо просто молча не соблюдать закон.

Можно ли будет обойти такую блокировку и как?

В законе нигде не сказано, что подобные сервисы будут блокироваться на территории России. А говоря о российских сервисах, единственный способ обойти блокировку – выполнить требования и пару раз сходить на поклон в контролирующие органы – там объяснят, что делать.

В Telegram уже заявили, что никому ключи не дадут. Значит, власти просто закроют доступ к адресу, через который приходят/уходят сообщения? И не важно, какая SIM-карта привязана к аккаунту, российская или зарубежная?

Во-первых, блокировать придется не один адрес, а множество. И количество адресов после этого начнет увеличиваться – технических возможностей для этого хватает.

Во-вторых, достаточно будет включить на телефоне VPN (передачу всех данных через посредника за границей), и все усилия по блокировкам окажутся бесполезными. Но это гипотетические размышления, не думаю, что будут реально блокировать.

Смогут ли сервисы или провайдеры придумать механизм, чтобы в Рунете их данные шифровались не так, как в остальном мире?

Количество зашифрованной информации растет, во многих случаях ее расшифровка невозможна либо бессмысленна. Особый русский путь возможен только внутри органов государственной власти и принадлежащих государству компаниях. То есть за пределами Госдумы и «Ростелекома» мир все также подчиняется земным законам. Истории про суверенный интернет к реальности никакого отношения не имеют.

Создать отдельную базу всех сообщений, которые отправили из России или получили в России, чтобы потом отдать ключ от этой базы ФСБ, просто невозможно.

В последнее время тема о контроле интернета и слежке правительства стала на столько востребована, что о ней так или иначе пишут практически каждый день. Практически каждый чих Роскомнадзора России рассматривается под микроскопом, а малейший сбой у какого либо сервиса мигом обрастает конспирологическими теориями о том, как он помешал правительству.

Вспомним наверное самую известную ситуацию в России и соседних странах. Речь идет о борьбе Роскомнадзора с мессенджером Telegram. Как мы знаем, компания отказалась передавать ключи переписок госоргану, после чего началась массовая блокировка IP-адресов, что привело к сбою работы сотен сервисов.

На сайте я не раз обозревал новости, связанные с действиями РКН и их последствиями и изначально считал и считаю, что действовать необходимо было по другому, так как заботясь о безопасности страны и граждан, Роскомнадзор сильно затруднил жизнь многим людям, ибо вместо мессенджера, перестали работать другие сервисы.

И тут же началось: шуточки в перемешку с руганью в адрес РКН, крики о том, что больше нет свободы слово (этот пункт вообще самый забавный, когда люди кричат о том, что нет свободы слова и якобы всех сажают, но при этом их за эти высказывания не кто даже не трогает), митинги с призывами разблокировать то, это.

Самое интересное, что подобная тенденция имеет место быть не только в России и соседних странах, но и во всем мире. Вспомнить хотя бы недавние события с Facebook. Я как человек, наблюдающий за всем со стороны, могу ответственно заявить, что подобная ситуация происходит по всему миру, во всех странах.

Довольно забавно наблюдать, как разные люди искренне считают, что подобное случается только в их стране, что только их правительство следит за ними и т.п. Это далеко не так, и выяснить это легко, просто пообщавшись с разными людьми из других стран (желательно лично, а не по интернету, а то ведь «за нами следят и посадят» ).

Теперь что касается слежки и всего такого. Например всем известно, что при разговоре по телефону, если сказать определенные слова-ключи, начинается запись разговора, которая попадает известно куда. Но почему то не кто не устраивает митинги по этому поводу, все просто знают, что не стоит обсуждать некоторые темы, а лучше все делать при личной беседе.

Так почему же такую бурю возмущений вызывает попытка на официальном уровне дать доступ спецслужбам к переписке в социальных сетях и мессенджерах. Скорее всего дело в том, что пользователей даже не пытаются подробно осведомить о том, для чего это все делается.

Иногда мне кажется, что люди на полном серьезе считают, что их переписку кто то из спецслужб сидит и читает. Неужели и в правду кто то думает, что можно вот так просто перечитать миллионы сообщений за сутки?!

Вспомним такие моменты, что частенько в новостных сводках нам говорят о том, что кого то осудили за какие то сообщения в соц. сетях. А ведь не все эти сообщения были публичные, в качестве доказательства часто берется личная переписка подсудимого. Как же это происходит тогда, ведь в эти моменты не кто не возмущается. Просто спецслужбы самостоятельно способны получить доступ к переписке, например взломав необходимый аккаунт, просто это занимает какое то время и ресурсы.

Так для чего в таком случае на законодательном уровне дают доступ спецслужбам к перепискам? Как было сказано ранее, для получения доступа требуется время и ресурсы, если же соц. сети и мессенджеры сами будут давать доступ по запросу, то это экономит и то и другое. В таком ключе это облегчает жизнь правоохранительным органам, и ускоряет раскрытие преступлений, а в лучшем сценарии даже предотвращает их.

Что же касается Telegram, то тут все намного сложнее. Как утверждают в компании, ключи переписки хранятся у самих пользователей и компания физически не может предоставить их спецслужбам. После чего началась блокировка приложения на территории России, дальше к ней присоединился и Иран. С этого момента началась вся шумиха. Многие считают, что блокировка, можно сказать, не честная, так как мессенджер не может предоставить ключи, а его блокируют.

Но по сути, в таком случае, блокировка пошла не из-за отказа передавать ключи, а из-за невозможности получить доступ к переписке, что подрывает безопасность страны, как бы пафосно это не звучало. Государству не нужен мессенджер, который не получится прослеживать, так как туда быстро сбегутся все, кому есть что скрывать. Именно по этой причине, как мне кажется, началась блокировка, ведь работа спецслужб в разы усложнится, если злоумышленники будут обсуждать свои дела через приложение и ни кто ни как не сможет это увидеть, пока не взломают сам аккаунт, что как было сказано ранее тоже задача, требующая время и ресурсы.

Еще гуляют такие высказывания, что мол, как были теракты до появления Telegram, так они и остались, и что появления подобных приложений ни как не повлияло на ситуацию, в худшую сторону естественно. Но это не так, просто на ситуацию необходимо смотреть с разных углов. Если смотреть с точки зрения обычного обывателя, то да, кажется ну было, условно говоря 10 терактов в год, появился Telegram со своими фишками, количество терактов осталось прежним- 10 в год, и кажется что нечего не изменилось.

Теперь посмотрим с другой точки зрения. Допустим, в год готовилось 50 терактов, спецслужбы тратили, условно говоря, 100 единиц ресурсов на их предотвращение, и по итогам, 40 удается предотвратить, а 10 все же случается. Теперь появляется некий мессенджер, который скрывает переписку пользователей, им начинают активно пользоваться террористы. Готовится так же 50 терактов, вот только теперь в связи с выше сказанными обстоятельствами, спецслужбам приходится тратить 200 единиц ресурсов, что бы предотвратить те же 40 терактов из 50.

Понятное дело, что все это условно. Я лишь хотел показать, что смотреть необходимо с разных ракурсов. Нагрузка на службы резко возрастает, и рано или позно они перестанут справляться и тогда трагедий может стать больше. Именно по этой причине подобные инициативы, на вроде Telegram, с его борьбой за свободу интернета, пытаются задавить в зародыше.

Думаю из выше сказанного становится ясно, что я за то, что бы у спецслужб был полный доступ к перепискам пользователей. Поймите правильно, я вполне понимаю, что мая переписка с друзьями не кому не нужна, я не делюсь там какой бы то ни было личной информацией, или провокационной, не обсуждаю преступления и все такое. Я вполне осознаю, что если я что то написал, это не значит, что уже через пять минут мое сообщение прочтет какой нибудь ФСБ’шник или ЦРУ’шник.

Но так же я вполне осознаю, что если было совершено преступление, и есть какие то доказательства в переписке, то я буду рад, если правоохранительные органы получат к ней доступ в самое кратчайшее время. Или если готовится теракт, спецслужбы узнаю о месте и времени его проведения через личную переписку террориста. Именно по этой причине я за доступ.

Михаил Петров — в прошлом главный инженер самого посещаемого портала Рунета — сообщил о возможной альтернативе «ВКонтакте».

Новая социальная сеть, по его словам, гарантирует безопасность и отсутствие какого-либо контроля со стороны государства, пишет sobesednik.ru .

На своей странице Михаил Петров заявил о доступности переписки не только сотрудникам ФСБ, но и мобильным операторам. Среди последних Михаил Петров выделил Мегафон, чье качество работы в этом году заметно ухудшилось.

К слову, стоит отметь вчерашний сбой в работе «ВКонтакте». У пользователейисчезли сообщения, фотографии, записи на «стене», возникали затруднения с «лайками» и комментариями. Некоторое время сайт Vk.com вовсе перестал отвечать на какие-либо запросы. Причина, как уверяет пресс-секретарь социальной сети Георгий Лобушкин , -аномальная жара: «По предварительным данным неприятности начались в момент выхода из строя охлаждающего оборудования серверной одного из центров обработки данных ВКонтакте в Ленинградской области. После этого произошло аварийное отключение части серверов».

Петров обещает пользователям безопасную перспективу: будто бы его сводные братья Павел и Николай Дуровы осенью запустят новую социальную сеть. О ее предстоящем появлении бывший сотрудник «ВКонтакте» высказывается эмоционально и многообещающе: «Из подробностей: нет отслеживания следов точки входа — айпи выделенных и статичных, нет ссылок на облако юзера и его файлов, невозможность прочитать переписку даже разработчикам сервиса. И вообще — наша новая соцсеть — это прототип будущего государства».

Михаил Петров не является участником проекта, но рекламирует его и не исключает дальнейшего сотрудничества. По словам Петрова, новая социальная сеть станет революционной: «Смысл сети — мировая революция против существующего диктата власть предержащих над народом».

Впрочем, сам Павел Дуров в комментарии Tjournal опроверг информацию о возможном запуске сети этой осенью или даже ее разработки: «Михаил не имеет отношения к нашей с Николаем команде. Что касается новых проектов, то мы не начинали активную работу над ними, так как на повестке остаются серьезные задачи в рамках Telegram».

После своего ухода из «Вконтакте», произошедшего 21 апреля 2014 года, Павел Дуров в комментарии для блога TechCrunch заявил о своих планах начать разработку новой мобильной социальной сети. Сейчас его главным проектом является Telegram – мессенджер с девизом «Верните обратно наше право на приватность».

25 апреля 2014 года о своем уходе из «Вконтакте» заявил Михаил Петров, раннее возглавлявший дата-центр «Ицвой», где находился видео и фотоконтент пользователей «ВКонтакте».

Программа OpenGsm Pro-X как для Android, так и для iPhone, позволяет вести отслеживание переписки в контакте. На скриншоте представлен пример переписки через приложение VK на андроид и iPhone.

Важно! Чтобы мониторинг переписки ВК работал, на телефоне должно быть установлено официальное приложение VK, которое распространяется только от vk.com! Другие приложения сторонних разработчиков наша программа не отслеживает.

Мониторинг вк

Все сообщения вконтакте выгружаются в раздел «Чаты» — «VK Chat» и группируются в «блоки диалогов» по имени собеседника.

Важно! Чтобы удалить ненужную переписку с сервера, просто нажмите на синий крестик, расположенный под каждым «блоком диалога». Вы также можете осуществлять поиск по выгруженным вк сообщениям, для этого есть форма поиска, расположенная сверху.

Как читать переписку вк

Для того, чтобы читать переписку вк, просто нажмите на «блок диалога». Откроется переписка, в которой отображаются: имена участников переписки, дата и время полученных или отправленных сообщений.

Важно! При чтении переписки ВК не отображаются передаваемые фотографии и видео, только текстовая информация!

Неравные среди равных

Широкое распространение интернета изменило мир раз и навсегда — сеть, в частности, сделала общедоступными многие вещи, раньше считавшиеся прерогативой ограниченного круга профессионалов. Одной из таких вещей стало распространение информации, которым теперь может заниматься любой желающий, и для этого совершенно не обязательно регистрироваться в качестве СМИ. Новостями ежедневно делятся миллионы пользователей соцсетей, а сотни тысяч блогеров сделали написание постов и публикацию видео своей работой.

Реклама

Общедоступность информации, многообразие ее источников, возможность увидеть происходящее своими глазами в прямом эфире из любой точки земного шара – невероятное, удивительно достижение современных технологий, сделавшее жизнь людей полнее и интереснее. Но это торжество свободы слова и эйфория от мира без границ имеют и оборотную сторону.

Да, здорово, что теперь новость может создать или распространить каждый, но нередко по сети со скоростью лесного пожара разлетаются сведения, не соответствующие действительности. Из-за поспешно опубликованных слухов рушатся карьеры и репутации, под угрозой оказываются многомиллионные бизнес-проекты, возникают теории заговоров и масса других неприятностей, ведущих к самым серьезным последствиям. А положить им начало может один случайный (или спланированный, так тоже случается) пост в соцсети.

«Я считаю, что между блогерами и СМИ нужно ставить знак равенства, потому что у нас есть блогеры, «тиражи» которых в разы, если не в десятки раз больше, чем у традиционных СМИ. И тогда совершенно непонятно, почему у СМИ есть только обязанности, а у блогеров есть только права. Это не совсем корректно, мягко говоря. Тем более, что у нас есть пример знатной блогерши Бони (хотя не хочется ее пиарить), которая совершенно безнаказанно несет полную ересь, и почему-то закон о фейковой информации к ней еще ни разу не был применен. Это тоже достаточно неправильно. У нас пенсионерка, которая переслала в мессенджере какую-то фейковую ерунду, уже теперь платит по 30 000 рублей, а теперь и куча примеров штрафов по 100 000 рублей, а популярная блогер-инфлюенсер несет все, что ей бог на душу положит, и никаких проблем», — говорит член Общественной палаты РФ Александр Малькевич.

Директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров (АППСиМ) Владимир Зыков также согласен, что между блогерами и СМИ есть очень много общего, однако существуют и отличия, отмечает он.

«Между блогерами и СМИ в какой-то степени можно поставить знак равенства, но нужно понимать, что журналисты подчиняются закону о СМИ, а у блогеров нет возможности официально направлять информационные запросы министерствам и другим государственным структурам. Точнее, такая возможность есть, но они получат ответ в течение 30 дней, а журналисты, согласно законодательству — в течение 7 дней. Чаще всего журналисты в обязательном порядке запрашивают комментарий у второй стороны описываемых событий, дать ей возможность высказаться, а блогерам этого делать совершенно не обязательно. Блогеры могут использовать ненормативную лексику в своих постах, чего не могут себе позволить журналисты. Блогерам, в отличие от медиа, не нужна возрастная маркировка. Опять же, блогеры могут публиковать любой контент эротического характера, а СМИ не могут себе этого позволить», — поясняет он.

Доверяй, но проверяй

Ситуация с распространением информации, не соответствующей действительности, наиболее остро наблюдается в интернете – ни одна бумажная газета или традиционное радио не способны распространить контент с такой скоростью, как сеть. К сожалению, это происходит не только с подлинными новостями, но и с сообщениями, лживыми от первого до последнего слова.

«Вопрос с фактчекингом сложный. Я считаю, что проводить его, конечно, должны все – и блогеры, и площадки, где они публикуются. Это в идеале. Другое дело, что часть блогеров сознательно вводит в заблуждение людей, чтобы хайпануть на теме. И подумать, каким образом вводить эти инструменты на площадках, должны сами площадки в рамках саморегулирования, которое мы и предложили в Общественной палате РФ», — говорит Александр Малькевич.

Владимир Зыков полагает, что от роли распространителя фейков не застрахован никто: ни блогеры, ни СМИ, ни рядовые пользователи соцсетей и мессенджеров. По его словам, чаще всего дело не в злонамеренности, а, напротив, в доверчивости людей, в их неспособности отличить хорошо замаскированную ложь от правды, и, конечно, в желании первыми рассказать об интересном событии.

«И блогерами, и СМИ движет единственная цель: они слышат какую-то информацию, которая является бомбовой или потенциально бомбовой, и хотят ее опубликовать. Чаще всего это просто погоня за трафиком, за тем, чтобы быть первым, поэтому проверке фактов не всегда уделяется должное внимание. Конечно, есть блогеры, которые имеют злой умысел в части публикации недостоверного контента, но есть и те, кто просто публикует непроверенные сведения. Это очень сложная история, не всегда есть возможность быстро провести фактчекинг, а время и для журналистов, и для блогеров очень важно», — поясняет Зыков.

По его словам, определение злонамеренности – всегда очень сложный вопрос, и именно поэтому проводить различие между фейками и правдой должно государство. «Всегда очень сложно понять, какая из двух сторон говорит правду – ведь фактически ложь это тот же фейк. Если один сосед говорит что-то против другого, а другой утверждает, что это вранье, то как определить, кто из них честен? Это не всегда очевидно», — говорит он.

Проблемы с выведением на чистую воду злоумышленников кажется сложной и члену Общественной палаты РФ Александру Малькевичу — по его словам, дело в том, что все постоянно друг на друга кивают и не торопятся брать ответственность на себя.

«Я сегодня выступал на большом онлайн-семинаре и приводил в пример так называемого доктора Леонарда Колдуэлла, ролики которого собирают миллионы просмотров на YouTube. При этом элементарный фактчекинг показывает, что это вообще сценический псевдоним этого товарища. Он даже о себе несет какую-то ахинею: рассказывает, что он коуч, 8 миллионов человек приходили на его тренинги, но он запрещен, он написал бестселлеры, но их нет в списках статистики. Поэтому, конечно, какой-нибудь наш блогер скажет: так вот же, я прочитал, что Колдуэлл – это просто чародей 21 века, вот же он там сам о себе у себя на сайте пишет, поэтому у меня злого умысла не было, и вообще, все вопросы к YouTube. Есть такая проблема», — признает эксперт.

Барбра Стрейзанд как эффект и проблема

Еще одна трудность, связанная с тиражированием информации, не соответствующей действительности — так называемый эффект Стрейзанд. Это социальный феномен, выражающийся в том, что попытка изъять определенную информацию из публичного доступа приводит лишь к ее более широкому распространению. Американская звезда Барбра Стрейзанд в полной мере ощутила его действие на себе, когда потребовала через суд удалить фотографию побережья, на которой, в числе прочего, оказался ее дом. И чем настойчивее актриса старалась избавить от снимка, тем на большем числе интернет-сайтов он появлялся. Аналогичным образом обстоит ситуация со многими фейк-ньюз.

В тоже время глава АППСиМ Владимир Зыков, уверен, что о фактах обнаружения недостоверной или деструктивной информации необходимо говорить, так как молчанием проблему не решить. Люди должны знать, что их нередко обманывают, и только в этом случае со временем им станет легче отличать правду от лжи.

«В сети работает определенная психология: когда люди подписываются на кого-то, они впускают его в круг своих доверенных лиц. Условно говоря, в соцсети вы читаете своих друзей, плюс тех, на кого вы подписались – в результате вы можете проникнуться к блогеру симпатией, посчитать, что он ваш друг, что он вас не обманет, принести ему свои деньги, и так далее. Далеко не все преступные схемы очевидны обычным людям. Мне кажется, что об этом нужно писать и рассказывать, потому что без этого люди не станут более образованными. Другой вопрос, что люди все равно до последнего не будут верить, что их кто-то может обмануть, что это произойдет с ними. Чаще всего люди доверчивы. О проблеме нужно говорить, о ее участниках нужно рассказывать. Если этого не делать, то и победить ее не удастся», — уверен Зыков.

На общих основаниях

Желание каким-то образом структурировать и упорядочить работу российских блогеров появилось у государства уже давно, однако до настоящего момента все попытки сделать это заканчивались неудачей.

Так, в 2014 году в силу вступил закон №97-ФЗ, который вводил реестр популярных блогеров, обязанных перед публикацией проверять информацию на предмет возможных нарушений законов, а также не распространять фейки. По сути, блогеры несли ответственность наравне со СМИ, но не были наделены их правами. Поэтому вполне закономерно, что в 2017 году реестр блогеров был отменен из-за своей неэффективности. Александр Малькевич полагает, что закон о блогерах необходимо вернуть, скорректировав его текст под условия современных реалий.

«Закон, который был принят в 2014 году, должен, конечно, быть переписан, и его надо вернуть. Я очень много раньше выступал в регионах на медиафорумах с местными журналистами, и все возмущаются, именно потому, что у них только одни обязанности, а у блогеров – только права. Все контролирующие структуры их безостановочно песочат, а блогеры, наоборот, пишут «Читайте только нас, у нас правда», а СМИ все врут. Это проблема. Нет законодательных требований к размещению рекламы в блогах. Многие подписчики не догадываются, что читают рекламные посты, а за рубежом государство стремится установить с блогерами регламентированные отношения, и как раз особое внимание уделяется рекламе. Не может быть так, что инфлюенсер с 5 миллионами подписчиков впаривает какую-то ерунду, а люди на голубом глазу на это ведутся», — уверен член Общественной палаты.

Но при этом, подчеркивает Малькевич, государство должно быть партнером, а не цензурой. Именно поэтому, как говорит эксперт, проводятся и будут проводиться мероприятия при самом активном участии Общественной палаты, чтобы найти приемлемое решение, чтобы само сообщество блогеров предложило какие-то конкретные шаги, в которых они сами нуждаются, и участвовало в выработке тех нормативных актов, которые поспособствуют нормализации этого рынка.

Директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров (АППСиМ) Владимир Зыков считает, что блогерам нужно дать возможность использовать более слабую форму регулирования, нежели у СМИ. «Например, сегодня есть самозанятые люди, и есть ИП — здесь должно быть то же самое. В России есть СМИ и должны быть блогеры. Нужно дать тем блогерам, которые работают с властью и новостями, возможность, например, отправлять запросы и аккредитовываться на мероприятия, но вместе с правами получить и обязанности, если они того хотят», — излагает свою позицию эксперт.

По его словам, это должен быть комплекс тщательно продуманных мер. Полиция должна начать ловить не тех, кто делает репосты, а тех, кто реально обманывает людей. Заниматься умышленным обманом должно стать страшно и опасно, а сегодня обманывать можно практически безнаказанно, сетует Зыков. Блогеры должны получать что-то взамен решения о регистрации, это должно стать выгодно. «Наказание для блогера должно нести какие-то последствия: чтобы он не просто потерял лицензию, от которой ему не горячо и не холодно, а чтобы он потерял что-то еще. Чтобы он понимал, что у него есть какие-то реальные риски, в том числе финансовые, причем не 100 рублей, а существенные», — резюмирует эксперт.

Ирина, здравствуйте.

Да, действительно, ребенок имеет право на личное пространство, в которое нельзя входить никому без разрешения, даже родителям. Читать переписку, соответственно, читать без разрешения ребенка нельзя.

Я понимаю вас, вам хочется уберечь ребенка от бед и проблем, все проконтролировать, но это утопия. Это невозможно. Оберегая дочь от собственных решений, вы не даете ей жить, получать свой опыт, «набивать руку в решении проблем» и т.д.

Научитесь доверять своему ребенку. Выстраивайте отношения с девочкой так, чтобы она хотела обсуждать с вами сокровенное. Нарушая личные границы ребенка вы тут же становитесь опасным взрослым, который неаккуратен в отношениях, не уважает чувства оппонента, готов ломать и рушить ради удовлетворения своих интересов.

Посмотрите на ситуацию со стороны. Вы тревожитесь, боитесь за ребенка. Причины нет, есть только шанс для того, чтобы ситуация развернулась так, как вы предполагаете. К слову других исходов масса, но вас тревожит только этот. Что вы делаете? Врываетесь на территорию ребенка, ломаете «заборы», нарушаете правила.

Только прошу, если сейчас ловите себя на чувстве вины, не стоит. Просто верните себе ответственность за свой поступок.

Итак, что нужно сделать? Поговорить с ребенком. Расскажите о своих чувствах, поделитесь своими мыслями и тревогами. Позвольте ребенку дать обратную связь, возможно, ее будет достаточно, чтобы успокоиться. Если нет, предложите дочери заключить договор, в котором будут расписаны правила и санкции. Важно, чтобы и вы, и ваша дочь дали добровольное согласие на выполнение каждого пункта, иначе это насилие. Установите правила, которые помогут вам оставаться в спокойствии, например, чтобы дочь всегда была дома до 20 часов. Установите санкции, например, лишение части карманных денег. У вас тоже должны быть обязательства, например, вы не можете читать личную переписку дочери. Санкция всегда должна быть соизмерима «провинности». То есть, «наказание» должна придумать дочь. Что ее восполнит после такого проступка. Вы придумываете санкции на случай, если нарушит правила она. И вот так вы сможете вновь обозначить личные границы каждой из вас.

Вообще, нужно начать с уважения к эмоциям ребенка, с принятия своих чувств и эмоций. С осознанного поведения. Например, ваш страх того, что дочь свяжется с плохой компанией. Напишите несколько вариантов самый страшных исходов события. А теперь по несколько вариантов вашего поведения на тот или иной исход. Это подарит вам уверенности в собственных силах или покажет, что страхи ваши не имею под собой никакого реального основания.

Уверена, вы воспитали мудрую девочку, которая сама не даст себя в обиду и внимательно следит за своей безопасностью. Если это не так, помогите наверстать упущенное. Помните, ребенок не должен соответствовать вашим ожиданиям и может жить иначе, не так как вы. Поэтому и выборы может делать другие.

Ольга Дорохова,
психолог сайта «Я — родитель»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *