Пилипенко Юрий Сергеевич адвокат

Фото: aprso.fparf.ru

Глава государства одобрил принятые в осеннюю сессию парламента поправки в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Тем самым дан старт реформе российской адвокатуры, у которой есть как ярые сторонники, так и жесткие критики. Среди главных изменений, затронувших как адвокатов, так и их клиентов, введение гонорара успеха. Это условие соглашения, согласно которому размер или выплата доверителем вознаграждения адвокату ставится в зависимость от результата оказания им юридической помощи. Но главный вопрос: что дальше?

Legal.Report внимательно следил за судьбой знакового документа с момента его появления. Напомним, что первоначальный вариант «законопроекта Клишаса» был раскритикован как самим адвокатским сообществом (читайте об этом на Legal.Report и ), так и рабочей группой по совершенствованию процессуального законодательства, созданной распоряжением администрации президента РФ (ее возглавляют председатель законодательного комитета Госдумы Павел Крашенинников и секретарь пленума Верховного суда РФ Виктор Момотов).

После многочисленных дискуссий часть наиболее противоречивых поправок была исключена. Например, не нашла поддержки скандальная норма о «закрепощении» адвокатов путем установления 5-летнего запрета на перемену палаты после получения статуса. Остальные новеллы, по словам Крашенинникова, «многократно обсуждались и дорабатывались», и в итоге был достигнут определенный компромисс. В целом же глава думского комитета назвал закон «тяжелым».

В документе действительно осталось очень много «тяжелых» моментов. «Подпункт «б» пункта 4 статьи 1 законопроекта, который вопреки указаниям на его антиконституционность был принят (…), содержит в себе вызвавшую ужас во всем адвокатском сообществе поправку о запрете на судебное представительство тем, кто был лишен статуса «по неблаговидным причинам», — поделился своим мнением с L.R Дмитрий Гололобов, приглашенный профессор университета Вестминстер, российский адвокат и английский солиситор. «По сути, это является опосредованным извращенным введением «адвокатской монополии» в ее особо невыгодной для адвокатов форме. «Нелицензированные» юристы могу спокойно ходить в суды до того невообразимо далекого момента, когда будет введена нормальная монополия на профессиональное судебное представительство, а изгнанные адвокатской бюрократией из «адвокатского рая» неугодные будут лишены куска хлеба. «Допущенные к столу» адвокатской элиты «кролики», разумеется, заведут свою разбитую шарманку о том, что, дескать, «адвокатское сообщество справедливо и просто так никого не выгоняет», — считает юрист.

Кстати, и полноценная «адвокатская монополия», возможно, не за горами. Казалось бы, похороненную тему недавно реанимировал премьер Дмитрий Медведев в ходе встречи с представителями адвокатского сообщества. Решение по концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи обещают принять к середине будущего года.

В итоге в окончательной редакции предусмотрены следующие изменения:

— Вводятся гонорары успеха. Это условие соглашения, согласно которому размер или выплата доверителем вознаграждения адвокату ставится в зависимость от результата оказания им юридической помощи. Уточняется, что гонорары успеха не могут применяться в случаях оказания юридической помощи по делам об административных правонарушениях и уголовным делам.

— В качестве первого этапа квалификационного экзамена на получение статуса адвоката вводится единое тестирование, которое будет проводиться с использованием единой автоматизированной информационной системы, обеспечивающей анонимную проверку результатов.

— Устанавливается, что совет Федеральной палаты адвокатов (ФПА) определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению с использованием автоматизированной информационной системы. По мнению авторов поправок, такое распределение дел направлено на борьбу с так называемыми карманными адвокатами, снижение коррупционных рисков и более равномерное распределение нагрузки.

— В случае лишения статуса адвоката решением совета адвокатской палаты субъекта РФ по отдельным «неблаговидным основаниям» данные лица не смогут осуществлять представительство в судах, за исключением случаев законного представительства. Всего таких оснований четыре: вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, нарушение адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката, а также незаконное использование и (или) разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом юридической помощи.

Отметим, что это изменение было предложено ко второму чтению Крашенинниковым. Оно вызвало возмущение в адвокатском сообществе. По предложению депутата Валерия Гартунга («Справедливая Россия») поправка была вынесена на отдельное голосование. Гартунг пояснил, что новелла нарушает несколько статей Конституции, и назвал ее фактическим запретом на профессию. «Эту поправку принимать ни в коем случае нельзя», — возмутился парламентарий. Однако коллеги его не поддержали.

Спорная норма вызвала вопросы и в ходе обсуждения поправок в Совфеде. «Запрет на судебное представительство — это пожизненное?» — поинтересовался Вячеслав Мархаев, сенатор от Иркутской области. Клишас пояснил, что пожизненный запрет не соответствовал бы Конституции.

Конкретизируются положения о возможности приостановления статуса адвоката на основании личного заявления. Предусматривается, что на адвоката, статус которого приостановлен, распространяется действие Кодекса профессиональной этики адвоката. В случае приостановления статуса на основании заявления статус возобновляется по решению совета на основании личного заявления адвоката — не ранее чем через 1 год и не позднее чем через 10 лет после приостановления.

Уточняются процедуры формирования адвокатских образований (адвокатское бюро, коллегия адвокатов). Так, действующее требование о 5-летнем стаже адвокатской деятельности, необходимом для учреждения коллегии адвокатов или адвокатского кабинета, уменьшается до 3 лет.

Уточняются положения о договоре об учреждении коллегии адвокатов, среди обязательных условий появляются новые: порядок и условия приема в коллегию адвокатов новых членов и выхода учредителей (членов) из ее состава, а также порядок распределения имущества, оставшегося после ее ликвидации.

Уточняются требования к учреждению адвокатского бюро. Уставом адвокатского бюро может быть предусмотрено образование постоянно действующего коллегиального органа бюро, контролирующего деятельность его исполнительных органов, а также выполняющего другие функции, возложенные на него уставом. Среди обязательных условий партнерского договора появляются новые: порядок и условия приема в коллегию адвокатов новых членов и выхода из нее учредителей (членов), а также порядок распределения имущества, оставшегося после ее ликвидации.

Устанавливается обязанность адвокатских палат субъектов РФ и Федеральной палаты адвокатов вести интернет-сайты с обязательным размещением годовой финансовой отчетности, информации о решениях совета адвокатской палаты и сделках, в совершении которых имеется заинтересованность членов совета адвокатской палаты.

Предусматриваются новации в части формирования совета ФПА. Так, численность совета увеличена с 30 до 33 человек. На Всероссийском съезде адвокатов при очередной ротации членов совета ФПА адвокаты получают право предлагать новые кандидатуры (сейчас все кандидатуры в состав совета ФПА предлагает президент адвокатской палаты после рассмотрения и утверждения советом). При ротации членов совета адвокатской палаты субъектов РФ также предусматривается право адвокатов, участвующих в собрании (конференции), предлагать новые кандидатуры в состав совета.

Закрепляется полномочие совета палаты адвокатов о досрочном прекращении полномочий вице-президентов по представлению президента палаты.

Закрепляется положение о возможности избрания президента палаты адвокатов (Федеральной и региональной) на третий и последующий сроки путем голосования на собрании (конференции) адвокатов. Лицо выдвигается решением совета. При этом адвокаты, участвующие в собрании, вправе предложить иных кандидатов на эту должность из числа членов совета.

Изменена процедура формирования квалификационных комиссий, создаваемых для приема квалификационных экзаменов. Предусматривается, что в состав квалификационной комиссии от адвокатской палаты не будет входить президент палаты, а также члены совета палаты. Председатель избирается простым большинством голосов.

В части дисциплинарного надзора устанавливается, что президент ФПА вправе возбудить дисциплинарное дело в отношении адвоката, занимающего выборную должность в палате субъекта РФ, и передать его в Комиссию по этике и стандартам с дальнейшим рассмотрением советом ФПА. В отношении «рядовых» адвокатов сохраняется действующий порядок, при котором президент ФПА возбуждает дело и передает его в соответствующую палату.

Кроме того, закон об адвокатской деятельности дополняется новой статьей 37.2 «Рассмотрение дисциплинарного дела в ФПА», в соответствии с которой вводится возможность лица, статус адвоката которого прекращен решением совета адвокатской палаты субъекта РФ, обжаловать указанные решения в ФПА. Комиссия по этике и стандартам в течение месяца дает мотивированный отказ или принимает жалобу к рассмотрению. При этом комиссия вправе истребовать дело из адвокатской палаты субъекта РФ, затем рассматривает дело в течение месяца и направляет заключение в совет ФПА. По результатам рассмотрения совет ФПА оставляет решение без изменения, либо изменяет решение самостоятельно, либо отменяет решение.

Срок вступления закона в силу устанавливается с 1 марта 2020 года, за исключением отдельных положений, для реализации которых потребуется более длительный период:

— использование автоматизированной информационной системы для определения адвокатов — защитников по назначению, а также ограничение адвокатов, статус которых прекращен, в праве осуществлять представительство предлагается вводить с 1 марта 2021 года;

— использование единой автоматизированной информационной системы в рамках квалификационного экзамена — с 1 марта 2022 года.

Обвиняется в:

Коррупции, круговой поруке, сознательном нарушении госграницы Украины.

Один из самых статусных адвокатов России последовательно играет по понятиям путинской системы. Его публичные высказывания выдержаны в системно-либеральном ключе, но факты говорят о неслучайности его нахождения на адвокатском Олимпе. При участии Пилипенко в руководстве федеральной палаты адвокатов степень управляемости и спецслужбистской инфильтрации адвокатского сообщества достигла угрожающей степени.

За ширмой респектабельного профессора и буржуа скрывается человек, отражающий многие пороки действующей политической системы. Именно Юрий Пилипенко в 2017 году распорядился проверить действия адвоката Сергея Жорина на соответствие Кодексу профессиональной этики. Напомним, что этот адвокат распространил сведения о роскошной свадьбе дочери краснодарской судьи Елены Хахалевой, обошедшейся ей в два миллиона долларов. Кроме того, сообщалось, что диплом Хахалевой, полученный ею в Тбилисском государственном университете, поддельный.

Другой скандал был связан с информацией, что Федеральная палата адвокатов (ФПА) арендует в Москве на Сивцевом Вражке помещение, которое отчасти принадлежит Юрию Пилипенко. Опубликовавший ее глава Адвокатской палаты Удмуртии Дмитрий Талантов оказался в опале — руководство ФПА заявило о прекращении любой переписки с ним и отказалось отвечать на запрос. Позднее Пилипенко признал конфликт интересов, но никакой санкции за это не последовало.

В июне 2016 года Юрий Пилипенко принимал участие в организации и выступал на Первом всероссийском конгрессе молодых адвокатов в Ялте, в связи с чем попал в украинский список «Миротворца” за сознательное нарушение госграницы Украины с целью проникновения в аннексированный Крым, участие в пропагандистских мероприятиях России против Украины, участие в попытках легализации аннексии АР Крым и организацию нарушения госграницы Украины иностранными гражданами.

Как однажды сказал Юрий Пилипенко, он не претендует на место героя, и «единственный герой — президент страны”. Пилипенко же остается пользоваться всеми благами нынешней системы, не заботясь о своей репутации, достоинстве и профессиональной этике.

Владимир Плигин. Фото: пресс-служба Ассоциации юристов России

В распоряжении L.R оказалась последняя версия концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Как следует из документа, адвокатская монополия в России все-таки появится. Грядущие изменения на рынке юруслуг, изменения законодательства и перспективы профессиональных лоббистов комментирует председатель Ассоциации юристов России Владимир ПЛИГИН.

— Владимир Николаевич, расскажите о ходе подготовки концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Там действительно предусматривается установление адвокатской монополии?

— В настоящее время разработка проекта концепции завершена. С 2025 года представительство во всех судебных инстанциях будут осуществлять только адвокаты. Кроме того, предлагается только адвокатам и адвокатским образованиям оставить право оказывать юридическую помощь на возмездной основе. Однако и в том и в другом случае сделан ряд исключений. Например, сохранится возможность ведения предпринимательской деятельности по вопросам типового характера, сопряженным с применением права в определенных сферах. Предлагается не распространять положения концепции на штатных юрисконсультов, арбитражных управляющих, законных представителей граждан, близких родственников и так далее.

— АЮР поддерживает идею адвокатской монополии?

— Ассоциация юристов России заинтересована в том, чтобы были достигнуты цели, обозначенные в рамках концепции. Речь идет, в первую очередь, о повышении уровня защиты прав и законных интересов граждан. В этой части мы, несомненно, поддерживаем те предложения, которые содержатся в концепции. Я надеюсь, что она будет утверждена распоряжением правительства РФ. Для начала реализации можно установить адвокатскую монополию для представления интересов в Верховном суде, а также в кассационных и, возможно, апелляционных судах. Но такие решения, безусловно, требуют достижения консенсуса в юридическом сообществе. Со своей стороны могу гарантировать, что АЮР даст оценку проекту концепции и примет участие в мероприятиях по ее обсуждению. Мы также будем активно взаимодействовать с Министерством юстиции РФ на всех стадиях ее рассмотрения и утверждения в правительстве.

— Что можно еще рассказать о концепции? Кстати, тот документ, который есть у нас, – это действительно она?

– Да, это и есть проект. Получился достаточно объемный документ. Авторы углубленно подошли к пониманию проблем, с которыми сталкивается юридическое сообщество, а также внимательно изучили мировой опыт. Так, в концепции представлен краткий обзор, каким образом профессиональные юридические услуги оказываются в странах с развитыми правовыми системами. Приоритетами целей регулирования рынка профессиональных услуг заявлены, прежде всего, соблюдение прав и основных свобод человека и, соответственно, повышение уровня защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Мне представляется это крайне важным и принципиальным, учитывая, что только судами ежегодно рассматривается около 30 миллионов дел различных категорий. Исход большинства таких дел кардинально влияет на судьбы людей. Поэтому цена ошибки очень высока, а формальный подход зачастую влечет негативные правовые последствия.

Собственно говоря, основные положения концепции ориентируются на обозначенные приоритеты как на методологическую основу. В документе анализируется российский рынок правовых услуг, представленный профессиональными адвокатами и теми, кто действует в нерегулируемом поле. Конечно, сложно точно определить, сколько всего людей участвует в оказании юридической помощи. Особенно в тех случаях, когда мы имеем дело с нерегулируемой «серой» зоной. Юристы из «серой» зоны находятся в условиях минимального правового регулирования. Они не связаны какими-то этическими категориями, правилами профессиональной этики. В отличие от тех же адвокатов, к которым применяется ряд специальных требований. Понятно, что бывают случаи, когда возникают жалобы на действия адвокатов. И они носят далеко не единичный характер. Но у стороны, интересы которой защищаются, есть представление о том, к кому в таких случаях обращаться за помощью и поддержкой. Существуют ФПА и палаты адвокатов субъектов РФ, которые дают возможность обжаловать не устраивающие стороны решения.

— Сообщалось, что решение по проекту концепции правительство примет уже в середине этого года. У вас есть понимание, когда будет утвержден документ?

— Я не готов говорить о сроках. В любом случае адвокатская монополия — это не дело завтрашнего дня. В концепции прописана определенная этапность реформы юридической отрасли. Очевидно, что многие проблемы невозможно решить одномоментно. Необходимо создать дополнительные условия для того, чтобы юристы имели возможность сдать экзамены по упрощенной процедуре и поступить в адвокатуру. Кроме того, предлагаются существенные изменения по совершенствованию законодательства об адвокатуре, которые расширили бы количество организационно-правовых форм, в которых может работать адвокатура. Давали бы возможность адвокатам работать по трудовому договору. Выстраивали бы новые взаимоотношения в рамках юридического бюро. Предусматривается максимально комфортный переходный период для вступления в адвокатуру юристов, не обладающих статусом адвоката. А также для транзита существующих юридических фирм в адвокатские образования.

— Вы упомянули о необходимости совершенствования законодательства в целях реализации положений концепции. В связи с этим как вы оцениваете принятые недавно поправки в закон об адвокатуре? В профессиональном сообществе они вызвали, скажем так, неоднозначную реакцию…

— Инициаторами этих изменений стали сами адвокаты. Говорят о том, что это было сделано с подачи руководства адвокатских палат. Это не так. Начнем с того, что очень длительный период в закон об адвокатуре не вносились изменения. Было важно добиться привычки работать в соответствии с ним, и она родилась. В какой-то момент настало время внедрять более гибкие механизмы, связанные с организацией адвокатской работы. Наконец, решился принципиальный для адвокатов вопрос, связанный с легализацией гонорара успеха. Мне кажется, что это решение поддержано всем профессиональным сообществом. Такой механизм обеспечивает прозрачность деятельности адвокатов, позволяет избегать рисков. Например, таких как обвинение в мошенничестве.

Деликатным вопросом стало положение о запрете на судебное представительство лицам, лишенным адвокатского статуса по неблаговидным причинам. Например, за нарушение кодекса профессиональной этики. Но, во-первых, эта норма давно уже работает в случае с уголовными адвокатами. А во-вторых, поверьте, лишение статуса в ходе дисциплинарного производства — это достаточно редкое явление в адвокатском сообществе. И применяется только в самых крайних случаях. Это либо вопиющий совершенно непрофессионализм, либо предательство клиента. Что-то явно из ряда вон выходящее! Например, на практике встречались случаи, когда адвокаты создавали с подзащитными совместные предприятия. Приведу такую статистику. Ежегодно квалифкомиссиями адвокатских палат рассматривается около пяти тысяч дисциплинарных производств. По их итогам лишаются адвокатского статуса в среднем 300 человек. Примерно 120 из них обжалуют решение в суде. Удовлетворяется только 20–25 жалоб. И есть, судя по всему, примерно 1000 человек, которые не удовлетворены этой нормой закона.

— В свое время журнал «Форбс» включил вас в топ рейтинга самых влиятельных депутатов-лоббистов. Вы также известны как сторонник легализации законодательного консалтинга. Почему, по вашему мнению, в стране до сих пор не принят соответствующий закон?

— Слово «лоббизм» в нашей стране практически приравняли к понятию «раздача взяток». Но я считаю, что лоббистская деятельность крайне важна. Закон о лоббировании в свое время даже включили в программу, связанную с противодействием коррупции. Если ты имеешь дело с профессиональным лоббистом, у которого есть знания и который может составить представление о решении того или иного вопроса в конкретной области, — это всегда очень важно. Либо законодатель, если мы говорим о лоббировании на уровне законодательства, сам должен быть профессиональным специалистом. Либо он все равно должен пользоваться мнением экспертов, заинтересованных групп. Это же нормальный процесс выравнивания интересов в обществе. С другой стороны — это столкновение интересов. И если оно реально дает какое-то решение, которое проводится в соответствии с действующими конституционными процедурами, — это хорошо. Общество — это склеивание интересов. Поэтому я считаю, что мы должны такую деятельность легализовать. Она интересна. Понятно, что я здесь рисую образ идеального лоббиста. Ряд лоббистов не заинтересованы в регулировании этой деятельности. Им комфортно в «серой» зоне, где нет обязательств ни отчитываться, ни платить налоги.

— А есть ли какие-то подвижки в вопросе легализации?

— Эта тема будет обсуждаться на Петербургском юридическом форуме в текущем году. Мы проведем отдельный круглый стол. Посмотрим, какой будет отклик.

— Президент по итогам заседания Совета по развитию гражданского общества (СПЧ) рекомендовал Верховному суду РФ рассмотреть вопрос о расширении составов преступлений, дела о которых подсудны присяжным. Глава ВС на днях заявил, что компетенцию судов присяжных можно распространить на все категории особо тяжких дел и «предпринимательские» статьи УК, если в них нет гостайны. Как вы относитесь к усилению роли присяжных?

— Первое. Если вырастет число составов, которые передаются судам присяжных, — это даст очень высокий профилактический эффект. Доверие к судам присяжных высоко, они очень часто принимают решение о вынесении оправдательных приговоров. Это, безусловно, сыграет дополнительную роль с точки зрения формирования доверия к суду. И второе. Это сыграет свою положительную роль с точки зрения правового воспитания общества в целом. Но вместе с тем нужно понимать, что будет много сложностей. А в целом ряде случаев даже само формирование коллегии присяжных может вызывать определенные вопросы. У меня были консультации по одной из территорий. Там все так или иначе связаны родственными или личными отношениями. Поэтому ты не можешь сформировать коллегию, которая могла бы занять объективную позицию. В целом ряде субъектов есть собственные исторические, национальные и прочие традиции. Например, там четвероюродный брат все равно считается братом. В этом случае теоретически можно передавать дела судам присяжных в других регионах. Но это тоже довольно большая проблема. Поэтому, конечно, нужно поднимать позитивные вещи из практики. И смотреть, каким образом это развивать.

НАША СПРАВКА

Владимир Плигин родился 19 мая 1960 года в деревне Игнатово Междуреченского района Вологодской области. В 1982 году окончил Ленинградский государственный университет (ЛГУ) им. А. А. Жданова. Известно, что руководителем защиты диплома был будущий мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Кандидат юридических наук. В апреле 1993 года основал юридическую фирму. С 1996 года — член Московской областной коллегии адвокатов. В 2003-м стал депутатом Государственной думы РФ, год спустя возглавил комитет по конституционному законодательству и государственному строительству. Заслуженный юрист РФ (2011 год). Советник председателя Госдумы РФ. В декабре 2019 года был избран председателем Ассоциации юристов России.

Пилипенко Юрий Сергеевич

Юрий Сергеевич Пилипенко осуществляет адвокатскую деятельность с 1991 года. Является адвокатом Адвокатской палаты Московской области.

С 2005 года – вице-президент ФПА РФ. В январе 2015 г. – избран Президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, в декабре 2018 года – переизбран на второй срок.

Будучи вице-президентом, а затем президентом ФПА РФ Ю.С. Пилипенко внес огромный вклад в становление и развитие российской адвокатуры как единой независимой самоуправляемой профессиональной корпорации, обеспечивающей гарантированные Конституцией РФ права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, судебную защиту и доступ к правосудию.

Пилипенко Ю.С. активно участвовал в реформировании отечественной адвокатуры в связи с принятием ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в создании и становлении Федеральной палаты адвокатов РФ, Адвокатской палаты Московской области, в разработке корпоративных правовых актов, регулирующих деятельность адвокатского сообщества по вопросам бесплатной юридической помощи, а также в принятии важных решений, направленных на развитие адвокатуры.

Будучи избранным на пост президента ФПА РФ, проявил ряд важных инициатив по расширению взаимодействия ФПА РФ с государственными органами, общественными объединениями адвокатов, сообществом не имеющих адвокатского статуса юристов, правозащитными организациями, цель которого – повышение роли адвокатуры как института гражданского общества.

Вносит значительный вклад в развитие взаимодействия ФПА РФ с комитетами Государственной Думы и Совета Федерации ФС РФ по вопросам совершенствования действующего законодательства и правоприменительной практики. Представители ФПА РФ регулярно участвуют в работе конференций и круглых столов, по итогам которых профильные комитеты палат парламента готовят рекомендации по развитию соответствующих сфер правовой системы, направленных на обеспечение и защиту прав, свобод и интересов граждан и юридических лиц, их доступа к правосудию.

Организация:

Общероссийская негосударственная некоммерческая организация «Федеральная палата адвокатов Российской Федерации»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *