Пленум 58 ОСАГО

Очень полезное разъяснение для всех, кто имеет счастье (или несчастье) быть заемщиком банковского кредита, а равно для тех, кто собирается стать таковым, сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда пересматривала итоги спора гражданина и страховой фирмы.
История, многим знакомая. Человек взял в банке кредит на покупку машины и оплатил положенную по закону страховку. Но потом гражданин сделал все, чтобы выплатить кредит как можно быстрее. И это у него получилось.
После полного погашения кредита гражданин потребовал расторжения страхового договора и возврата ему оставшихся денег. Страховая фирма отказалась это делать. Суды, куда пошел вчерашний заемщик, дружно встали на сторону страховщиков. Пришлось гражданину дойти до Верховного суда. Там жалобу изучили и сказали, что гражданин прав, а суды — нет.

Верховный суд начал разъяснение с закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации». В этом законе сказано следующее: страхованием являются отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, которые сформировали страховщики из уплаченных страховых премий.

По этому закону страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого и проводится страхование. Страховым случаем в законе названо свершившееся событие, предусмотренное договором. Вывод Верховного суда: страховой случай, в отличие от событий, не являющихся таковыми, должен быть предусмотрен договором страхования и порождать обязанности страховщика заплатить. Событие, которое не влечет обязанностей страховщика платить, страховым случаем не является.

По той самой 958-й статье Гражданского кодекса договор страхования прекращается до наступления срока, на который он заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось «по обстоятельствам иным, чем страховой случай».

Страхователь вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала. При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, перечисленным в 958-й статье, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. При досрочном отказе страхователя от договора уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Из всех перечисленных норм Верховный суд делает такой вывод: перечень обстоятельств, влекущих досрочное прекращение договора страхования, исчерпывающим не является. Если по условиям договора страхования после погашения кредита страховое возмещение не подлежит выплате по причине отсутствия долга, с которым связан размер страхового возмещения, то досрочное полное погашение прекращает возможность наступления страхового случая, поскольку любое событие, в том числе и формально предусмотренное договором, не повлечет обязанность страховщика сделать страховое возмещение. И договор страхования прекращается досрочно в силу закона.

Эти нормы, подчеркивает Верховный суд, не были учтены районным судом, который сослался только на то, что возврат страховой премии не предусмотрен договором. Это «существенная ошибка», сказал высокий суд, которая повлияла на вывод. Апелляция к отказу райсуда добавила, что по условиям договора страхования возможность наступления страхового случая при досрочном погашении кредита не прекратилась. И с таким выводом не согласился Верховный суд. Он сказал, что это «существенные нарушения установленных законом правил толкования договора».

Верховный суд напомнил про свой пленум (номер 49 от 25 декабря 2018 года). Там было подчеркнуто, что условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить одной из сторон «извлекать преимущество».

В Гражданском кодексе есть статья 431. Там говорится, что при неясности условий договора толкование должно идти в пользу контрагента стороны, которая готовила договор. И пока не доказано иное, такой стороной были те, кто профессионально готовил договор. Этот момент, подчеркнул Верховный суд, и не учла апелляция.

Досрочное полное погашение кредита прекращает возможность наступления страхового случая
В нашем случае договор страхования заключался в связи с кредитным договором. А истец — потребитель банковской услуги — кредита и услуги страхования, которую предоставил ответчик. При этом ответчик — профессионал в страховании, который разработал и утвердил условия страхования по программе «Защита заемщика автокредитов». Он же заполнил и выдал гражданину полис. Верховный суд подчеркнул, что местные суды не обратили внимания на то, что в деле нет графика платежей, не обсуждались условия договора страхования, не давалась им оценка.
Суд отменил все решения по делу и велел спор пересмотреть с учетом своих разъяснений.
Текст: Наталья Козлова
Российская газета — Федеральный выпуск № 129(8183)

Верховный суд РФ опубликовал 48-страничный обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности автовладельцев. Документ утвержден президиумом суда 22 июня.

ВС изучил вопросы, которые поступали из судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также обобщил отдельные материалы судебной практики, связанные с ОСАГО. В итоге ВС пришел к выводу, что суды в основном рассматривали дела по искам потерпевших в ДТП к страховщикам о взыскании страховой выплаты, об оспаривании размера выплаченной суммы, о взыскании санкции за несоблюдение срока направления мотивированного отказа в выплате, о взыскании неустойки за нарушение срока выплаты, о взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего.

Кроме того, с июня 2016 года вступил в силу закон от 2 марта 2016 года № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ». Им введен обязательный досудебный порядок урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений, к которым относятся и споры о суброгации (переходе к страховщику, выплатившему возмещение, права требовать компенсацию с лица, ответственного за ущерб, причиненный страхователю – прим. редакции). Для обеспечения единообразных подходов ВС выработал правовые позиции по 29 проблемным аспектам разрешения данных споров. В обзоре даются толкования по процессуальным вопросам, страховому договору, суброгации, страховой выплате и ответственности страховщика.

Разбирая одно из дел, ВС отмечает, что при отсутствии хотя бы одного из условий для прямого возмещения убытков (например, отсутствии контактного взаимодействия между транспортными средствами) заявление о страховой выплате подается в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда.

Автовладелец обратился в суд с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец указал, что в результате ДТП его автомобилю были причинены механические повреждения по вине водителя трактора, принадлежащего ООО «В». Последний, нарушив правила перевозки груза, залил горячим битумом крышу автомобиля истца, лобовое стекло, передний бампер, капот и переднею правую дверь.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ч. 1 ст. 927 ГК РФ, ст. 1, абзаца второго пункта 1 ст. 12, п. 1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО и пришел к обоснованному выводу о том, что у страховой компании отсутствовали обязательные условия для удовлетворения требований истца о прямом возмещении убытков. Вред причинен в отсутствии контактного взаимодействия между автомобилем истца и трактором. При этом суд правильно указал, что при отсутствии хотя бы одного из условий для прямого возмещения убытков, предусмотренных пунктом 1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО, заявление о страховой выплате подается в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда. (По материалам судебной практики Оренбургского областного суда, Седьмого арбитражного апелляционного суда).

С полным текстом обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, можно ознакомиться .

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции

Фото: ТАСС, Игорь Акимов

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.

Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.

Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.

Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.

Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».

Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.

Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 29 января 2015 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», проект которого обсуждался на заседании Пленума, состоявшемся 18 декабря 2014 г. под председательством В.М.Лебедева — Председателя Верховного Суда Российской Федерации. С докладом выступил секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.Момотов, с содокладом — судья Верховного Суда Российской Федерации Н.А.Ксенофонтова. В.В.Момотов отметил, что в настоящее время действует Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в котором сформулированы основные правовые категории, определен характер правоотношений, подпадающих под действие Закона, и который стал базовым для последующих правовых актов, регулирующих правоотношения в этой сфере. Редакция данного Федерального закона неоднократно изменялась. Последние важные изменения были внесены Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 223-ФЗ. Значительное увеличение парка транспортных средств в стране за последнее десятилетие делает Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» крайне важным. От его грамотного и ясного толкования, единой судебной практики при применении зависит уровень социальной напряженности, возникающей в судебных конфликтах между страховыми организациями и страхователями. Обширная практика применения законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств показала, что в судебной практике возникает достаточно много вопросов, требующих разъяснения. Важность данного проекта постановления заключается еще и в том, что впервые Пленумом Верховного Суда Российской Федерации обсуждаются в едином правовом акте вопросы, возникающие в практике как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов. Некоторые разъяснения, предлагаемые разработчиками проекта, обладают характером универсальных правовых позиций для всей судебной системы государства, что создаст необходимые условия правовой определенности и будет способствовать единообразию судебной практики в стране. Положения, изложенные в проекте постановления Пленума, были проработаны рабочей группой, в состав которой входили судьи Верховного Суда Российской Федерации, представители Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, Роспортебнадзора, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, Всероссийского союза страховщиков, Росстрахнадзора, общественных объединений страхователей, ведущих научных учреждений. Проект неоднократно обсуждался в составах Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по административным делам, Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации. Практика применения законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств показала, что многие положения Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» нуждаются в разъяснениях. Именно поэтому данное постановление так ожидаемо судами и позволит сформировать единую судебную практику. Проект предлагает четкую и ясную терминологию, а также системный подход в освещении возникающих в судебной практике проблем, его положения содержат разъяснения по сложным вопросам как процессуального, так и материального права. В содокладе Н.А.Ксенофонтовой основное внимание было уделено разъяснениям, касающимся применения положений закона к спорам с участием юридических лиц и предпринимателей. При этом она отметила, что проект постановления касается применения законодательства, регулирующего один из самых распространенных в гражданском обороте видов правоотношений — по использованию транспортных средств, в которые ежедневно вступает, пожалуй, самое большое число субъектов — граждан, индивидуальных предпринимателей, юридических лиц. В проекте нашли отражение как уже сформировавшаяся практика рассмотрения споров, возникающих в сфере обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в том числе с участием предпринимателей и юридических лиц, так и новые положения законодательства об обязательном страховании. Выступивший в прениях по докладу заместитель председателя Калининградского областного суда В.Ю.Мухарычин подчеркнул, что в связи с произошедшей массовой автомобилизацией населения количество споров, вытекающих из договоров ОСАГО, имеет устойчивую тенденцию к увеличению. Например, если в 2013 году районными, городскими судами, мировыми судьями области, которую он представляет, рассмотрено 914 дел по искам потерпевших к страховым компаниям в сфере страхового возмещения, то по итогам шести месяцев 2014 года их количество уже составляет 679. В основном это иски сторон по договорам обязательного страхования гражданской ответственности. Подобное положение с увеличением числа таких споров, видимо, складывается по стране в целом. Возникновение в правоприменительной практике существенного количества правовых вопросов требует их разъяснений на уровне Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В связи с этим выступающий отметил несомненную актуальность проблематики, на разрешение которой направлен проект постановления Пленума, активно обсуждавшийся судьями Калининградского областного суда на стадии его разработки. Обсуждаемый вариант проекта правильно и удобно структурирован, дает ответы на большинство возникающих в настоящее время вопросов правоприменения по рассматриваемой тематике, затронутые правовые позиции раскрыты понятно и четко. Заведующий отделом гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор А.В.Габов отметил, что проект постановления подробно обсуждался на заседании Научно-консультативного совета. Свои замечания, большая часть которых учтена, представил Институт законодательства и сравнительного правоведения. Проект является своевременным и актуальным документом. К числу особенно положительных моментов относится четкое определение случаев, когда на отношения, возникающие из договора обязательного страхования ответственности владельцев автотранспорта, распространяются нормы Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». Здесь дано соответствующее разъяснение об отношениях с профессиональными объединениями страховщиков в связи с компенсационными выплатами. Выступающий отметил, что проект постановления написан хорошим языком, его положения являются ясными и непротиворечивыми, что, безусловно, будет способствовать правильному и быстрому рассмотрению судами дел. Такое постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации сыграет свою положительную роль в формировании единообразной практики. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации С.Г.Кехлеров в целом поддержал проект постановления, отметив, что прокуроры, как правило, в делах этой категории, к сожалению, не участвуют. Внесенный на обсуждение Пленума проект затрагивает очень чувствительные стороны взаимоотношений между страховщиком и потерпевшим. Эти вопросы в основном решаются судом. Очень важно, что в проекте содержится ряд положений, направленных именно на защиту прав потерпевших. В первую очередь, это касается права выбора суда потерпевшим, права выбора способа возмещения ущерба — в натуральном виде или путем денежной выплаты. Сам факт наличия страхового полиса обязывает страховщика нести ответственность. В прениях по докладу выступили также судья Арбитражного суда Уральского округа Е.Г.Сирота и заместитель председателя суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры И.М.Юрьев. В работе Пленума приняли участие В.А.Поневежский — полномочный представитель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Верховном Суде Российской Федерации, А.А.Клишас — председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, Д.В.Аристов — заместитель Министра юстиции Российской Федерации. _____________

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *