Право сингапура

Знаменитый реформатор Ли Куан Ю: мифы и реальность Дмитрий Мельников 27.06.2014

Находившегося более тридцати лет у власти, премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю называют великим человеком, умнейшим политиком и грамотным экономистом, который сделал свою страну одним из центров деловой активности мира. Да, история не изобилует примерами, когда лидер крошечного, да вдобавок ко всему еще и островного государства, словно по мановению волшебной палочки, смог бы сотворить подобное «чудо».

Поэтому методы, которые использовал этот один из самых знаменитых политических долгожителей XX века для достижения поставленных целей, скрупулезно изучают. Стараются понять, не совершил ли он ошибок. Вглядываются в сверкающую «сингапурскую витрину» и хотят увидеть, что за ней скрывается.

Для наших сограждан это имеет еще и вполне практическое значение. Ведь значительная часть российских либералов возвела Ли Куан Ю в ранг великого экономического гуру, опыт которого должен быть в обязательном порядке применен в нашей стране. Приведу наугад один из панегириков в адрес бывшего премьера: «Эффективно работающее правительство, способное управлять социально-экономической трансформацией и развитием страны, развивать необходимую инфраструктуру, обеспечивать политическую стабильность, предсказуемость ситуации, справедливую юридическую систему, условия для развития бизнеса».

Либералы явно видят в Ли своего единомышленника, а потому призывают лидеров нашей страны стать его российским «аватаром». Так было, например, на исходе президентского срока Дмитрия Медведева осенью 2011 года. Тогда газета «Ведомости», сетуя, что наша «политическая система остается лишь «чуть» приоткрытой, в то время как «появился рынок и формируется средний класс», призывала будущего президента повести Россию по пути Сингапура. Намек вполне понятен: дайте побольше власти бизнесменам, уберите ограничивающие их законодательные правила, и все будет в порядке. Тогда вот мы точно станем, по выражению Александра Вертинского, «бананово-лимонным» государством. Ведь смог же Сингапур, практически не располагающий никакими природными ископаемыми, достичь небывалого расцвета.

Между строк легко читается: давайте отдадим углеводороды, железо, древесину и драгоценные металлы в руки иностранцев, потому что сами всеми этими богатствами распоряжаться не умеем.

Увы, идея не нова, ее нам пытались «впарить» еще в позднеперестроечные времена – тогда, правда, брали за образец для подражания маленькую Голландию.

В случае с Сингапуром все сложнее и проще одновременно. Проще, потому, что все славословие в адрес Ли Куан Ю базируется на его автобиографической книге «Сингапурская история». Сложнее — потому что нам каждый раз тыкают в глаза картинки сияющих небоскребов и данные о высоком уровне жизни этого государства.

Пожалуй, самый излюбленный тезис о Сингапуре гласит: эта страна начинала практически с нуля, без природных ресурсов, а сумела добиться очень многого. Верно, природных богатств у этой бывшей британской колонии практически не было. Однако отсутствие последних с лихвой перекрывают несколько факторов, о которых либералы либо умалчивают, либо предлагают считать их малозначащими.

Самое существенное преимущество, сыгравшее на руку Ли Куан Ю — это само географическое положение города-государства, второе такое уникальное место на земном шаре вряд ли можно отыскать. Сингапур располагается в узком проливе, через который идет существенная часть всей мировой торговли – практически все морские перевозки из Азии в Европу или Африку обязательно осуществляются через данную «державу». Еще в древнем Риме отмечали наличие на месте этого островного государства торговой точки, где были как товары из западных стран, так и из восточных. Значит, дело отнюдь не в трудолюбивых китайцах, составляющих костяк населения этой страны: потомки Конфуция в те времена еще не успели расселиться в государствах Юго-Восточной Азии. Чрезвычайно выгодным географическим расположением это место пользовалось затем и в Средневековье.

Затем сюда пришли «хозяйственные» англичане, которые, помимо Сингапура, сумели прибрать к рукам еще несколько выгодных точек по всему миру – Гибралтар, Суэцкий канал, пролив Босфор, который они часто и назло России контролировали через подвластную им Турцию.

Бизнес здесь нехитрый: только взимай деньги за плавание кораблей в твоих водах. Удачным здесь будет и сравнение с действиями украинских властей, которые много лет кряду пытались истребовать с России деньги за то, что наши суда проходят Керченским проливом.

Уникальное местоположение позволяет Сингапуру вести бойкую транзитную торговлю. Крупнотоннажные суда из Европы, доставляющие груз в адрес нескольких заказчиков в Азии, могут просто оставить его в этом городе, затем он будет отправлен отсюда уже кораблями поменьше, например, в какой-нибудь порт региона. Налицо экономия времени для европейцев, и заработок для азиатов.

Поставить здесь точку — значит преднамеренно упростить ситуацию. Удачное расположение города-государства отнюдь не сводится к одним лишь этим факторам. Начиная с пятидесятых годов прошлого века там начали получать солидные дивиденды, выполняя роль перевалочной базы военных грузов для стремившихся утвердиться на азиатском континенте американцев. Колоссальные суммы пришли туда за счет крупномасштабных поставок каучука в период Корейской войны 1950-1953 годов. Роль этой бывшей британской колонии еще более возросла в годы агрессии США во Вьетнаме. Оно и понятно: Сингапур стал практически единственным транспортным узлом, через который Пентагон имел возможность осуществлять перевалку вооружений и военной техники. Это обстоятельство, конечно, не ускользнуло от внимания Ханоя. Когда в 1977 году зашла речь о нормализации отношений между двумя государствами, вьетнамское руководство даже затребовало от Сингапура компенсацию за фактическое участие в войне, унесшей миллионы жизней. Понятно, что Ли Куан Ю с «благородным негодованием» отверг эти предложения.

Однако географические преимущества бывшего британского владения на этом не ограничиваются. Если копнуть поглубже, можно обнаружить немало интересных фактов. Например, согласно признаниям все того же Ли Куан Ю, в семидесятые годы многочисленные мелкие суда из близлежащих территорий Индонезии прибывали в Сингапур, где выменивали морепродукты и сырье на бытовую электронику, одежду и иной ширпотреб, которые в большом количестве мог предложить этот город-государство. Насколько легальной была подобная торговля, Ли не сообщает. Можно лишь уверенно говорить о том, что подобный порядок вещей приносил немалые дивиденды сингапурцам, нежданно-негаданно заимевшим крупный рынок сбыта своего ширпотреба. Насколько выгоден такой меновой тип торговли, можно судить по финнам, буквально шокированным от того, что в конце восьмидесятых годов Москва неожиданно, вместо бартера, перешла к общепринятым нормам торговли за свободно конвертируемую валюту.

Не следует также, вопреки всем уверениям либералов, верить, будто Ли Куан Ю досталось нищее и разоренное государство, а он, как великий политик, превратил его в «азиатский рай». Австралийский исследователь Родни Кинг, живший в этой стране, написал книгу «Чудо Сингапура. Миф и реальность». Так вот, он доказывает: город-страна стал бы процветающим бизнес-центром и без Ли Куан Ю, любой образованный государственный деятель на его месте также сумел бы использовать благоприятный географический фактор для привлечения иностранных инвестиций. Да ведь и после обретения независимости город не был нищим, он представлял собой крупнейший порт в Азии с самой современной в то время инфраструктурой. Так что, когда бывший премьер-министр рассказывает о том, как он создал процветающее государство, то ему следует, в первую очередь, говорить о «заслугах» британских колонизаторов.

При этом никто не собирается умалять достоинств Ли Куан Ю, проводившего весьма жесткую политику. И – человека умного, между прочим, внимательно изучавшего опыт Советского Союза. Поэтому, как пишет сам бывший премьер, он поощрял своего старшего сына, нынешнего премьера, Ли Сяньлуна, учить русский язык.

А сам Ли Куан Ю признавал: «Могу утверждать, что наше экономическое развитие и индустриализация протекали успешно, потому что мы занимались планированием».

Умный и дальновидный политик постарался умело использовать достававшиеся Сингапуру богатства. Например, после ухода англичан в начале семидесятых годов экономика островного государства заметно «просела», едва ли не на двадцать процентов, ведь значительную часть ВВП давали английские военные базы.

В этих непростых условиях Ли нашел палочку-выручалочку, ею стали контейнерные перевозки. Положительный эффект превзошел все ожидания: за счет ускоренной обработки грузов удалось резко увеличить пропускную способность порта. Эта нехитрая уловка помогла жителям острова обогнать по совокупным показателям ряд крупнейших советских портов.

Стоит оговориться: богатая инфраструктура, доставшаяся Сингапуру в наследство от англичан, может рассматриваться как еще один подарок судьбы. Прежде всего — это крупнейший порт и прилегающая к нему инфраструктура в виде доков, складов, подъездных путей, железной дороги, идущей вглубь материка. Новые хозяева смогли использовать доки в качестве судоремонтных заводов, извлекая из этого очень неплохую прибыль. Мало того, эти производственные мощности использовались новыми властями и в качестве залога при получении кредитов и займов: сингапурцы сумели привлечь иностранных инвесторов для того, чтобы те уже в начале семидесятых приступили к реализации проектов по развитию производств на бывших английских военных объектах. Еще одно наследство – военно-воздушная база королевских ВВС, из которой затем вырос ставший знаменитым на весь мир аэропорт Чанги.

Вот так начинаешь понимать, что «богатое наследство» — куда более привлекательная точка отсчета для развития экономики, нежели обладание природными ресурсами. Ведь для разработки недр требуются деньги. Так что ни о каком выживании, о котором говорит Ли Куан Ю, не может быть и речи.

К тому же в стране неплохой уровень образования населения. Богатые китайцы, со временем занявшие господствующее положение в Сингапуре, сумели заставить английские колониальные власти открыть несколько учебных заведений. «Во время британского владычества Сингапур был региональным центром образования», — пишет Ли. В городе действовал даже университет Малайи, дававший образование на английском языке. В противоположность этому в университете Наньян преподавали на китайском. «Китайцы в Сингапуре смотрели на малайцев сверху вниз», – признаётся Ли Куан Ю, будучи сам выходцем из этой привилегированной этнической группы.

Здесь требуются пояснения. Все блага просвещения были предназначены по большей части для этнических китайцев, начавших селиться на этих землях с легкой руки англичан еще в начале XIX века. На них держалась подавляющая часть торговли и функции сбора налогов среди коренных жителей. Это вело к концентрации капитала в их руках и нарастанию столкновений с местным населением, которое со временем попадало во все возрастающую зависимость от китайцев.

Город-государство стал одним из немногих, если не единственным местом, где китайцы смогли практически полностью подчинить себе местное население. Распространенный стереотип первых десятилетий существования Сингапура сводится к тому, что малайцы всегда исполняют роль прислуги.

Наверно, высокий образовательный уровень и стал одной из предпосылок, сыгравших роль в выборе крупнейших американских транснациональных корпораций. Возьмем хотя бы «Хьюлетт-Паккард», компанию, разместившую инновационное в то время производство полупроводников в Сингапуре в самом конце шестидесятых годов. Возможно, приход американских корпораций стал платой за использование страны в качестве перевалочного пункта вооруженных сил США. С другой стороны, особого выбора у американцев не было: столь дисциплинированную и относительно дешевую рабочую силу вряд ли можно найти в других уголках планеты. В любом случае, уже с начала семидесятых годов крошечный город-остров по объему инвестиций практически сравнялся с намного превосходящей его территориально и по людским ресурсам Малайзией.

Еще одна мера, позволившая подняться стране – политика протекционизма. Ли без обиняков пишет о введении мер «для защиты произведенных в Сингапуре автомобилей, холодильников, кондиционеров, радиоприемников, телевизоров и магнитофонов». Однако мера эта применялась гибко. Например, когда руководство города-государства решило, что необходимо зазвать на местный финансовый рынок иностранный банковский капитал, тут же были приняты «щадящие» меры.

Одним из секретов сингапурской «кухни» стало тесное взаимодействия с американцами в их глобальной игре на ослабление конкурентов. В 1975 году, в результате отмены властями протекционистских барьеров, разорился сборочный автозавод, принадлежавший фирме «Мерседес-Бенц». В восьмидесятые обанкротилось высокотехнологичное предприятие немецкой же фирмы «Роллей»…

Еще одна знаменитая сингапурская «фишка» – оффшоры. Компанию здесь зарегистрировать можно довольно быстро, и, надо сказать, к подобным услугам прибегает довольно значительная часть нашего бизнес-сообщества. А в последние несколько лет там прячут свои «нажитые непосильным трудом» и богатые граждане самой населенной страны мира. Но опять-таки случай с Дмитрием Медведевым, который, в ходе своего официального визита в Сингапур, введя свои данные в электронную систему, зарегистрировал таким образом свою фирму, должен рассматриваться лишь как пиар-акция. На самом деле все несколько сложней, хотя, как бы там ни было, этот бизнес приносит немалые доходы.

Есть и еще один, не слишком скрываемый источник богатств островного государства: отдающие сильным душком сомнительные операции по привлечению зарубежных активов. Речь не идет о поощрении иностранных вкладов, этим занимается большинство банков мира. Речь о другом: в конце девяностых годов Джакарта жаловалась, что банкиры города-государства «поощряли индонезийцев держать свои деньги» в Сингапуре. Примерно в то же время там нашла убежище группа беглых индонезийских банкиров, в выдаче которых на родину для судебного разбирательства было отказано. Возможно, подобные упражнения с чужими деньгами и стали одной из причин масштабного финансового кризиса, разразившегося в Юго-Восточной Азии в 1997-1998 годах и начавшегося, как это ни странно, именно в Индонезии.

Сингапур делал деньги, где только можно. В декабре 2002 года стало известно, что Багдад смог получить от сингапурской компании «Ким Аль-Халей» более 4500 тонн боевого отравляющего вещества «Ви-Экс», зарина, прекурсоров горчичного газа и производственное оборудование.

Если санкции мешают зарабатывать – тем хуже для санкций: государство продолжает поддерживать активные связи с Северной Кореей. Некоторые компании, зарегистрированные в этом мегаполисе, закупают товар в третьих странах «для себя», на самом же деле груз перенаправляется в КНДР.

Еще один кирпичик стабильности Сингапура – его военная политика. Государство-остров является одновременно еще и крепостью. Военная доктрина являет собой подобие израильской: суметь за счет применения хорошо обученной армии, а в «час икс» и с привлечением натренированных резервистов численностью до полумиллиона человек, отразить натиск куда более мощных враждебных соседей. Ничего удивительного: немалый вклад в создание военной машины Сингапура внесли израильские военные советники, присутствие которых поначалу не афишировалось, все они числились мексиканцами. Именно в обладании несоразмерной военной мощи — в пропорции к численности населения — и кроется одна из причин того, что сингапурцы позволяют себе «вольности» в отношениях с соседями. Как это было продемонстрировано в случае с претензиями Индонезии.

Вот она, сумма факторов, которые обеспечили стремительное развитие Сингапура, дали старт социальным программам и созданию туристической инфраструктуры. Ныне там ежегодно бывает шесть-восемь миллионов туристов, этот показатель даже выше, нежели население всей этой небольшой «державы». Главное в этих условиях – методы управления страной.

Тут, к огорчению наших либералов, следует сказать, что стиль «дедушки Ли» местами смахивает на авторитарный, подразумевающий строгую ответственность за совершенные проступки.

Не будем заострять внимание на запрете жевательной резинки или практикуемых телесных наказаниях, это лишь легкая «шершавость» политического монолита. Его основа, как признавал Ли еще осенью 1991 года, это политическая стабильность, без чего «невозможно проведение политических реформ». Кстати говоря, легендарный сингапурский политик пенял Михаилу Горбачеву именно за то, что последний Генеральный секретарь ЦК КПСС начал преобразования в экономике после того, как разворошил политический улей.

Стабильность эта достигается разными средствами, главное из них — контроль над средствами массовой информации. Любой человек, державший в руках главную газету страны «Стрэйтc таймс», сразу поймет, что имеет дело с типичным официозом, абсолютно лояльным к местной власти. Ли признался, что практически с самого начала своего нахождения у кормила власти был намерен «проводить решительную политику по отношению к прессе, отстаивавшей иностранные, интересы». «Иностранцы не должны были владеть газетами в Сингапуре, это была наша политика, и мы о ней заявили открыто», — данные высказывания азиатского политического долгожителя были воплощены в жизнь в виде законодательных ограничений на «приватизацию» прессы. И в этом вся суть политики Ли Куан Ю применительно к «гласности» и права на получение информации. Российские либералы, восхваляющие творца «сингапурского чуда», одновременно требуют некоей абстрактной «свободы печати» в нашей стране, именуя ее «тоталитарной»…

Так что контролируемые властью средства массовой информации позволяют ей с порога отметать все обвинения в свой адрес. Немалую роль играет здесь и судебная система, всякий раз выносящая решения в пользу власти. А ведь самого Ли обвиняли в коррупции неоднократно, начиная с семидесятых годов.

Ему же приписывают следующий ответ на вопрос о методах, с помощью которых ему удалось побороть коррупцию: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что».

Несколько министров, уличенных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, покончили жизнь самоубийством, или бежали из страны. Среди них были и давние соратники премьер-министра. Так что слова насчет «трех друзей» не были сотрясанием воздуха. Скажем, пойманный с поличным министр национального развития Де Цзинван после серьезного «разбора полетов» у премьер-министра вернулся домой и повесился.

Сейчас в России о Сингапуре принято говорить с придыханием. Это рай на земле, где решены все социальные проблемы, законы неукоснительно соблюдаются сверхсознательными гражданами, преступности нет и в помине, одним словом – не жизнь, а бесконечное красочное лазерное шоу, перемежаемое шопингом…

Да, наказания за мелкие прегрешения иначе как драконовскими не назовешь: за переход улицы в недозволенном месте можно схлопотать штраф в 500 сингапурских долларов (один сингапурский доллар – около 28 рублей), существуют еще несколько десятков мер воздействия за подобные мелкие правонарушения.

Теперь — о социальных проблемах. Сразу бросается в глаза очень большой разрыв между верхним и нижним пределами вознаграждения за проделанную работу: менеджер в не самой крупной компании может получать около семи тысяч «зеленых», а квалифицированные рабочие — почти в семь раз меньше. В других развитых азиатских странах дела обстоят совсем наоборот. По данным аналитиков, Сингапур по уровню равномерного распределения национального богатства очень недалеко ушел от известной своими контрастами Мексики.

Много лестного можно услышать и о пенсионной системе этой страны. Но скажите, как получается, что средний размер пенсии в этом «эдеме» не превышает и двухсот пятидесяти долларов (сумма, попросту говоря, смехотворная для тамошнего заоблачного уровня цен).

На фоне заявлений о полном и окончательном решении проблем с преступностью недоумение вызывают объявления о наборе для работы в Сингапуре девушек с красивой внешностью: их берут в бары для так называемой консумации. Говоря понятнее, их зарплата будет зависеть от того, сколько спиртного они навяжут клиентам заведения, очаровывая их своим внешним видом. О том, что подобная деятельность часто сочетается с древнейшей профессией, наверное, говорить излишне. Цель – привлечение туристов, и здесь о нарушении законов власти забывают.

Активно пытаются доказать, что в Сингапуре практически искоренен бич современного социума — наркомания. В качестве аргументов приводят и то, что в отношении обвиняемого автоматически применяется презумпция виновности – бедняге следует доказать, что он не является распространителем «дури», иначе высшая мера гарантирована. Утверждается также, что наказание может последовать даже за крайне незначительную дозу. Заставляют усомниться в этом два факта. Первый: город-государство находится на пересечении основных маршрутов наркотрафика. Второй: употребление «дурмана» является своеобразной культурной традицией китайского общества. Наверно, поэтому люди, побывавшие в Сингапуре, нет-нет, да и рассказывают о не слишком приятных встречах с наркоманами, а также о том, что во многих общественных местах развешены плакаты, предупреждающие о пагубности баловства «зельем». Все это явный признак того, что в империи Ли это зло все еще не отправлено на свалку истории.

Еще один камень в огород созданного Ли Куан Ю государства — межэтнические противоречия. Согласно официальной версии, в этой сфере тишь да гладь. Но истинное положение вещей скрывать становится все трудней и трудней. Буквально недавно, в декабре 2013 года, произошли столкновения между индийскими рабочими и местными силами правопорядка. Можно, конечно, представить это как единичное явление, но на самом деле, еще двадцать лет назад в городе происходили жестокие побоища между китайскими и малайскими бандами.

Пример Сингапура подтверждает библейскую мудрость: не сотвори себе кумира. Быстро вырасти на «благах», оставленных вчерашними колонизаторами, видимо, не так уж и сложно при наличии, как говорится, политической воли.

Ли Куан Ю воочию доказал, что твердая власть только способствует быстрому развитию государства.

А о том, насколько комфортно живется сингапурцам, красноречиво свидетельствует тот факт, что, согласно проведенным там опросам общественного мнения, более половины жителей этой страны хотели бы уехать из нее навсегда. Жить в Сингапуре попросту дорого. Цена пребывания в «азиатском раю» для многих его земных обитателей чересчур высока.

Согласно данным организации, с центральным офисом в Гонконге — Political and Economic Risk Consultancy (PERC), Сингапур является 2-й страной в Азии с самым низким уровнем риска для жизни в 2010 году. Эффективная, прозрачная и чрезвычайно прочная правовая система Сингапура стала ключевым фактором для страны, и в следствии это создало огромный рост за последние несколько лет.

В то время, как большинство считают Сингапур страной правил и границ, называя его «прекрасным городом» (с большими штрафами за засорение, жевательную резинку, курение в общественных местах, и, простите, «несмыв» туалета после использования и т.д.), он также считается для многих наций очень безопасным местом для проживания и ведения бизнеса. Сингапур имеет один из самых низких уровней преступности в мире.

Будучи бывшей британской колонией, правовая система Сингапура основывается на английском общем праве. Все сингапурские граждане равны в глазах закона, независимо от их расы, религии и вероисповедания. Законодательство Сингапура основано на четырех столбах – Конституция, законодательство, подзаконные акты и правовые решения, принимаемые судьями.

• Конституция закрепляет основные права личности. Она также включает в себя основные принципы и основные рамки для трех органов власти государства:

  1. исполнительной (состоит из президента, премьер-министра и других министров по делам правительства, которые являются подотчетными парламенту);
  2. законодательной (состоит из президента и парламента с его законодательными органами, ответственного за законодательство), а также
  3. судебной (различные суда, которые действуют независимо от исполнительной или законодательной власти).

• Законодательство или нормативные акты написаны в законе, принятые парламентом Сингапура или другими органами, которые имели полномочия принимать такие законы в прошлом в Сингапуре.

• Вспомогательные законы или подзаконные акты, которые были приняты парламентом Сингапура, государственным учреждениям или государственным комитетам.

• Закон, на основании которого принимается решение, является основополагающим. Например, закон о праве собственности, договорное право.

Понимание судебной системы Сингапура

Главный судья (Chief Justice), назначаемый президентом Сингапура, является главой судебной власти Сингапура.

Судебная власть Сингапура состоит из Верховного суда и нижестоящих судов.

Верховный суд (Supreme Court) Сингапура занимается гражданскими и уголовными делами и разделяется на Апелляционный суд (Court of Appeal) и Верховный суд (High Court).

Нижестоящие суды состоят из окружных судов, магистральных судов, судов по делам несовершеннолетних, коронерских судов и трибуналов мелких претензий. Высший Окружной судья является главой нижестоящих судов. Важно, чтобы вы знали, какой суд подходит вам больше всего, когда вы подаете на кого-то в суд или судитесь в настоящее время.

Апелляционный суд в Сингапуре

Как и предполагает его название, Апелляционный суд (как он называется в Сингапуре Court of Appeal) рассматривает апелляции на решения Высшего суда (High Court) по гражданским и уголовным делам. Он состоит из главного судьи и апелляционных судьей, которые сидят в Апелляционном суде.

Апелляционный суд обычно состоит с трех судьей (главного судьи и двух судьей Апелляционного суда). Однако, в некоторых случаях, могут присутствовать более чем три судьи.

Высший суд Сингапура

Он состоит из Главного судьи (Chief Justice) и судей Верховного суда (High Court), которые могут в некоторых случаях включать Апелляционного судью или экспертов для оказания помощи в некоторых случаях) которые составляют Высший суд (High Court). Обычно все слушания проводятся перед одним судьей.

Верховный суд Сингапура рассматривает уголовные и гражданские дела, а также апелляции на решения окружных судов и магистральных судов. Кроме того, он рассматривает дела, касающиеся вопросов адмиралтейства, ликвидации компаний, банкротства и приложений для приема адвокатов и юристов.

Верховный суд имеет компетенцию общего надзора, и также, он занимается рассмотрением любых гражданских или уголовных дел во всех нижестоящих судах.

В общем, Высший суд Сингапура занимается вопросами, где стоимость предмета иска превышает SGD 250 000 (сингапурских долларов). Он обладает юрисдикцией для всех правонарушений, совершенных в Сингапуре, а также, некоторых случаях, занимается преступлениями, совершенными за пределами Сингапура.

Верховный суд Сингапура рассматривает уголовные дела, в которых наказание предусматривает смертную казнь или более чем 10 лет тюремного заключения.

Нижестоящие суды Сингапура

Нижестоящие суды Сингапура состоят из окружных судов, магистральных судов, судов по делам несовершеннолетних, коронерских судов и трибуналов мелких претензий. Старший Окружной судья Сингапура (Senior District Judge) несет общую ответственность за управление нижестоящими судами.

В последние годы также были созданы и другие суды, которые были добавлены к нижестоящим судам, такие как: Суд по семейным делам — Family Court, Ночной суд — Night Court, Суд сообщества — Community Court, Шариатский суд — Syariah Court и суд по ДТП — Traffic Court.

Окружной суд Сингапура

Гражданские дела с иском на сумму более чем 60000 SGD, но не более чем на 250 000 SGD заслушиваются в районном суде Сингапура.

Этот суд также может заслушивать дела о преступлениях, где термин максимального срока лишения свободы составляет 10 лет или меньше или которые являются наказуемыми только штрафом.

Лицо, совершившее это преступление в Сингапуре, может быть приговоренное к следующему:

(а) лишению свободы сроком на 7 лет;
(b) внесению штрафа до 10000 SGD;
(c) наказанию палками до 12 ударов;
(d) обязательному посещению реформаторского обучения или
(e) комбинации вышеперечисленных решений.

Магистратские суды Сингапура

Гражданские дела с участием претензий, которые не превышают 60 000 SGD, рассматриваются магистратским судом. Этот суд также имеет компетенцию к лишению свободы сроком от 3-х лет или меньше или правонарушений, наказуемых только штрафом.

Он может приговорить лицо максимум на 2 года или наложить штраф в сумме 2000 SGD либо дать наказание в виде 6 ударов палкой максимум.

Суд по делам несовершеннолетних в Сингапуре

Суд по делам несовершеннолетних — Juvenile Court в Сингапуре занимается конкретными преступлениями, совершенные «детьми» (до 14 лет) или «молодыми людьми» (14-16 лет).

Он охватывает дела сферы родительского контроля (Beyond Parental Control), аресты несовершеннолетних и дела СРО — Care & Protection Order.

Коронерский суд Сингапура

Этот суд проводит расследования любых случаев связанных со смертью, которая возникает в случаях:

а) наступившей внезапно или неестественным образом или
(b) путем применения насилия;
(c) если неизвестны обстоятельства, при которых наступила смерть.

Подозреваемые в самоубийстве, ДТП и промышленной аварии, а также смерти в тюрьме являются некоторые общие примеры.

Коронер является частью нижестоящих судов, которые будут проводить расследования при содействии полиции.

Трибунал по мелким претензиям в Сингапуре

Трибунал по мелким претензиям — Small Claims Tribunal Сингапура имеет дело с резолюцией мелких претензий между потребителями и поставщиками, контрактами, вытекающими из продажи товаров или предоставлением услуг и аренды жилых помещений, не более чем на 2 года.

Трибунал обладает юрисдикцией для рассмотрения исков, сумма которых не превышает 10 000 SGD, но, которые могут быть повышенными до 20000 SGD в некоторых случаях.

Все претензии должны быть поданы в течение одного года спора и обеим сторонам обычно не нужно предоставлять адвоката.

Трибунал возглавляется судьями, которые назначаются президентом по рекомендации Верховного судьи — Chief Justice.

Суд по семейным делам Сингапура

Суд по семейным делам — Family Court Сингапура занимается усыновлениями, разводами, проблемами детей, разделом имущества супругов, личной защитой заказов, резолюцией и совместными конференциями (посредничеством), супругами и содержанием ребенка, насилием в семье и исполнением решений шариатского суда — Syariah Court.

Вечерний суд Сингапура

Эти суды работают две ночи с понедельника по пятницу после 6 вечера в интересах общественности, чтобы справиться с большим объемом регулированных случаев. В первую ночь суд занимается повестками и уведомлениями, которые выданные различными департаментами, такие как Housing and Development Board, Городские Органы Реконструкции — Urban Redevelopment Authority Сингапура, Совет Центрального Резервного фонда — Central Provident Fund Board, Реестр компаний и предприятий — Registry of Companies and Businesses.

Во вторую ночь суд занимается преступлениями, связанными с ДТП, принесенные дорожной полицией и регулирования органом Land Transport Authority Сингапура.

Суд сообщества Сингапура

Суд сообщества (Community Court) Сингапура рассматривает дела, связанные с несовершеннолетними правонарушителями (от 16 до 18 лет), а также с правонарушителями, имеющими психические расстройства, разрешает соседские споры, случаи самоубийств, случаи насилия в семье, правонарушения с и по отношению к животным, случаи которые связаны с разрешениям межрасовых вопросов, а также рассмотрение отдельных случаев, связанных с правонарушителями в возрасте 65 лет и выше.

Шариатский суд в Сингапуре

Шариатский суд (Syariah Court) управляет и дает разрешение на вступление в брак, а также на развод между сторонами, которые являются мусульманами или теми, кто состоит в браке в соответствии с положениями мусульманского права (Muslim Law).

Суд по делам ДТП Сингапура

Суд по делам ДТП Traffic Court заслушивает и пытается раскрыть дорожные происшествия, которые принесены дорожной полицией, так хорошо, как органы транспорта земли Land Transport Authority.

Виды закона и судов в Сингапуре

Общее право Сингапура

Общее право является унаследованным от Великобритании, и является важным аспектом правовой системы Сингапура. Сингапурское общее право характеризуется практикой судебных процедур. Иными словами закон создается путем судебных решений, вынесенных судами.

В этой связи судьи требуется передать дело с его мотивами (или постановляющую часть для принятия решения), высшему суду, той же иерархии.

Таким образом, в Сингапуре, заключение постановляющей части решения, в решениях Апелляционного суда (Court of Appeal) Сингапура являются строго обязательными для Сингапурского высшего суда (Singapore High Court), окружного суда (District Court) и суда магистратов (Magistrates’ Court).

Основные части Законодательства Сингапура, особенно договорное право, право справедливости и доверия, право собственности и деликатное право, в значительной степени были изменены судьями, хотя некоторые аспекты теперь, в некоторой степени, были изменены в Уставе.

Уголовное право Сингапура

Уголовное право Сингапура (Singapore’s Criminal Law) в значительной степени имеет законодательный характер, напрямую связывающий его с Уголовным кодексом (Penal Code) Сингапура.

Уголовный кодекс предусматривает перечень преступлений, а также расшифровку каждого из преступлений, которые перечислены в его 24 главах как минимум, а также, за каждым из них следует как максимум наказание. Уголовный кодекс был первоначально основан на Индийском законодательстве.

Со временем, он был изменен и заменен на Уголовно-процессуальный кодекс — Criminal Procedure Code, который основан на правах, касающихся уголовных процедур в Англии.

Все уголовные преступления согласно Уголовному кодексу и другим законам расследуются согласно Уголовно-процессуальному кодексу — Criminal Procedure Code. Уголовные дела в Сингапуре передаются в Высший суд (High Court) и Апелляционный суд (Court of Appeal).

Верховный суд Сингапура рассматривает:

• Судебные разбирательства уголовных преступлений в его первоначальной юрисдикции;
• Апелляции на решения нижестоящих судов;
• Пересмотр уголовного дела и вопросы, которые были рассматриваемы нижестоящими судами;
• Вопросы права, вынесены на рассмотрение Верховного суда за посредством особых случаев, представленных в нижестоящих судах.

Апелляционный суд Сингапура рассматривает:

• Апелляции против решений, принятых Верховным судом (High Court) Сингапура в осуществлении его первоначальной уголовной юрисдикции;
• Вопросы права, зарезервированные для его рассмотрения с уголовным делам, рассматриваемых Высшим судом Сингапура в его юрисдикциях — апелляционной или контрольной.

Уголовные дела в Сингапуре могут рассматриваться также в Суде по уголовным вопросам — Criminal Mentions Court. Обвиняемое лицо должно присутствовать на слушании в таком суде, где происходит вынесение официального приговора для подсудимого. П

реступнику должно быть предъявлено обвинение в течение 48 часов после его ареста и предварительного заключения.

Существует две упомянутые юстиции, одна занимается делами в случаях районных арестов (District Arrest Cases), а другая — случаями арестов магистратов (Magistrates Arrest Cases).

Преступления, которые могут рассматриваться High Court, подпадают под категорию капитальных и случаев без капитала (т.е. наказание смертной казнью). Суд ведется под председательством судьи.

Также присутствуют сотрудники из соответствующих правоохранительных органов и правительственных учреждений.

Обвинение (данные преступления) производится для лица/лиц, которые совершают преступления, которые признаны виновными, они также могут требовать судебного разбирательства или ходатайствовать об отсрочке в другую дату. Уголовные процессы обычно включают пресудебные конференции.

Суд следит за ходом расследований и другими шагами, предпринятые в рамках подготовки судебного разбирательства. Эти конференции не являются открытыми для общественности.

Предварительные запросы – чтобы определить, имеются ли достаточные доказательства совершения обвиняемых для проведения судебного разбирательства в высоком суде — открыты для публики.

Надлежащие разбирательства также открыты для общественности в большинстве случаев.

Если обвиняемый должен быть судимым, он будет находиться в тюрьме до даты суда.

Залог в Сингапуре возможен только по усмотрению Верховного суда.

Гражданский суд Сингапура

В общем, Высший суд Сингапура (High Court) занимается вопросами, где стоимость предмета иска превышает 250 000 сингапурских долларов (подписано) Окружной суд — District Court занимается любыми делами, для которым сумма иска не превышает 250,000 SGD и магистратский суд (Magistrates’ Court) занимается делами, где сумма иска не превышает 60 000 сингапурских долларов (подписано).

Small Claims Tribunal – Трибунал по мелким вопросам Сингапура имеет дело с любыми претензиями, не превышающими 10 000 SGD (или до 20 000 SGD, где обе стороны согласны в споре) споры, возникшие из контракта по продаже товаров или предоставление услуг, или там, где есть повреждения имущества (за исключением аварий автотранспортных средств).

Спор о резолюции и решения для бизнеса

Прежде чем вы идете в суд важно учитывать тот факт, что это может быть дорогим, а также длительным процессом.

Большинство коммерческих споров урегулируются вне судебной системы путем процедуры посредничества и арбитража.

Посредничество в спорах в Сингапуре

Сингапурский центр посредничества (SMC — Singapore Mediation Centre) является некоммерческим органом, который готовит и выбирает группу нейтральных посредников, с целью помощи сторонам для урегулирования споров мирным путем.

Посредники являются уважаемым персоналом в правовых или других профессиональных областях, которые, при содействии адвоката с каждой стороны, помогают сторонам вести переговоры и достичь практического решения, которое приемлемо для всех.

Решение, которое принято сторонами и посредником только помогает им; он не решает проблему за них. 90% случаев решаются в течение одного рабочего для SMC и они, как сообщается, сохранили значительную стоимость и время.

Посредническая плата начинается от 900 SGD на партию в день. SMC при необходимости проводит также нейтральные оценки (объективное мнение эксперта отрасли, когда стороны достигли тупика в переговорах).

• Департамент трудовых ресурсов (Labour Relations Department) Сингапура от Министерства трудовых ресурсов (Ministry of Manpower) Сингапура помогает решить трудовые споры мирным путем, через посредничество.

• Центр посредничества и ассоциации потребителей Сингапура (Consumers Association of Singapore — CASE) помогает урегулировать споры между потребителем и их бизнесом.

• eAlternative Dispute Resolution является инициативой нижестоящих судов Сингапура, для сторон в целях транзакции электронной торговли, для урегулирования своих споров в Интернете. Споры включают потребителей и договорные вопросы, права интеллектуальной собственности между предприятиями (B2B), потребителями (C2C) или для обеих сторон (B2C, C2B).

• Резолюционный центр разрешения споров в финансовой индустрии(Financial Industry Disputes Resolution Centre — FIDREC) является доступным, беспристрастным и независимым центром для потребителей, чтобы урегулировать их споры с финансовыми учреждениями.

• Сингапурский институт геодезистов и оценщиков (Singapore Institute of Surveyors and Valuers — SISV) является посредником, для решения споров связанных с недвижимостью и строительством.

• DisputeManager.com -это Интернет-портал, который помогает разрешать все споры через онлайн посредничество, нейтральные оценки, медом электронной системы или Сингапурской региональной резолюционной службой (Singapore Domain Name Dispute Resolution Service — SDRP). Стороны могут регистрировать свои случаи онлайн, а также организовать видео конференции, Интернет чаты и т.д. на этом веб-сайте.

Арбитраж в Сингапуре

В отличие от посредничества, арбитраж имеет обязательную юридическую силу. Это похоже на поход в суд, за исключением того, что вы не занимаете место в зале суда, и не является открытым для общественности.

Арбитр будет принимать решение сам, независимо от соглашения сторон.

Центр международного арбитража Сингапура (Singapore International Arbitration Centre — SIAC) обрабатывает арбитражные дела в Сингапуре. SIAC может решить практически любые гражданские дела, кроме вопросов уголовного и семейного права. Согласно Нью-йоркской конвенции арбитражных решения проводятся в более чем 120 странах.

Арбитражный сбор в Сингапуре включает в себя: административный сбор, плату арбитрам и плату юристу, которая зависит от квантового спора и стажа арбитров. SIAC группа имеет перечень свыше 190 правовых и промышленных экспертов на выбор или стороны могут выбрать их собственных арбитров.

• Сингапурская палата морского арбитража (Singapore Chamber of Maritime Arbitration — SCMA) предлагает урегулирования морских споров путем арбитража, как самый надежный и эффективный способ.

• Посредническая/арбитражная законная схема — Law Society Mediation/Arbitration Scheme Сингапура общества помогает сторонам прийти к соглашению путем посредничества, следуя арбитражу.

Урегулирование споров при помощи судебной системы Сингапура

Обычно бизнес споры рассматриваются в гражданских суда (Civil Courts) Сингапура. Вы также можете обратиться в Высший суд, Окружной суд, Суд магистратов или Суд по мелким тяжбам в зависимости от объема и характера вашего иска.

Существуют и другие специализированные суды, такие как Трибунал авторского права — Copyright Tribunal и суд по трудовым спорам — Labour Court.

Трибунал по авторским правам в Сингапуре

Трибунал по авторским правам — Copyright Tribunal Сингапура помогает урегулировать споры между владельцами авторских прав и пользователями авторских материалов.

Суд по трудовым спорам Сингапура

Суд по трудовым спорам — Labour Court занимается вопросами между работодателями и работниками, в случаях, когда они не могут быть решены путем посредничества или примирения.

Полезные факты, которые стоить помнить о судовых процедурах Сингапура

• Лицо, которое подает иск, является истцом.
• Лицо, касательно которого предъявлен иск, является ответчиком.
• В зависимости от природы и суммы претензии в иске, он подается в соответствующий суд.
• Если обвиняемый желает урегулировать претензии, не оспаривая их, он может связаться с истцом или адвокатом истца для внесудебного урегулирования.
• Если нет, суд установит дату слушания обеих сторон, для оценки всех свидетельств и доказательств.
• В этом деле также может иметь место внесудебное урегулирования всех проблем.
• После постановления судебного решения оно приходит к исполнению.
• Если стороны отказываются от выполнения, суд может выдать приказ о конфискации и продажи предметов спора. Это позволяет утверждающей партии конфисковать активы и продавать их, чтобы восстановить компенсацию истцу.
• Решение суда может быть оспорено путем апелляции в Высший суд.

Мы помогаем вам разобраться не только с судебной системой Сингапура, но и с организацией жизни и бизнеса в Сингапуре. По всем вопросам прошу обращаться по электронной почте info@offshore-pro.info.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *