Правовое регулирование закупок осуществляется

УДК: 346.21

ТОРМОЗОВА Екатерина Дмитриевна магистрант, кафедра управления государстренными муниципальными закупками, Москва, Россия akademus07@rambler.ru

ОСОБЕННОСТИ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗАКУПОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Нормативно правовое регулирование закупочной деятельности в современной России включает в себя целый ряд документов, ключевым из которых является Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Во исполнение данного закона принят и еще подлежит принятию ряд подзаконных нормативных актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти. В статье представлен далеко не полный перечень основных вопросов правового регулирования контрактной системы в сфере закупок, что во многом объясняется неразработанностью данного направления.

SPECIFICS OF NORMATIVE LEGAL REGULATION IN PROCUREMENT OF THE CONTEMPORARY RUSSIA

Ключевые слова: закупки, документы, контрактная сис- Keywords: procurement, instruments, contract frame-

тема, нормативно-правовое регулирование, государст- work for, legal regulation, public and municipal needs,

венные и муниципальные нужды, исполнительная the Executive power, normative regulations. власть, нормативные акты.

С вступлением в силу 1 января 2014 г. 44 — ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» именно этот документ стал ключевым нормативным правовым актом Российской Федерации, регулирующим вопросы закупочной деятельности в части планирования и прогнозирования закупок товаров, работ, услуг; определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей); заключения гражданско-правового договора, предметом которого являются поставка товара, выполнение работы, оказание услуги, от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, а также бюджетным учреждением либо иным юридическим лицом в предусмотренных законом случаях; особенностей исполнения контрактов; мониторинга и аудита в сфере закупок товаров, работ, услуг; контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд .

Согласно ст.2 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ, Бюджетного кодекса РФ и состоит из данного федерального закона и других федеральных законов, регулирующих соответствующие отношения. При этом нормы права, содержащиеся в других федеральных законах и регулирующие указанные отношения, должны соответствовать Закону о контрактной системе.

В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, Президент РФ, Правительство РФ, федеральные органы исполнительной власти, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» вправе принимать нормативные правовые акты, регулирующие отношения, указанные в ч.1 ст.1 Закона о контрактной системе.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в соответствии со своей компетенцией в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, принимают правовые акты, регулирующие отношения, указанные в части 1 статьи 1 закона (ч.3 ст.2 Закона о контрактной системе). Данные правовые акты должны соответствовать нормативным правовым актам, указанным в ч.ч. 1, 2 ст.2 Закона о контрактной системе .

Одним из важных подзаконных актов, принятых для реализации Закона о контрактной системе, является постановление Правительства РФ от 26.08.2013 № 728, которым установлено, что :

— федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд является Минэкономразвития России;

— федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление контроля в сфере закупок и согласование применения закрытых способов определения поставщиков, является ФАС России (в сфере государственного оборонного заказа — Рособоронза-каз).

В рамках общих положений о функционировании контрактной системы закон предусматривает, что в целях информационного обеспечения контрактной системы в сфере закупок создается и ведется единая информационная система. Порядок функционирования единой информационной системы, требования к технологическим и лингвистическим средствам единой информационной системы устанавливаются Правительством РФ, но на настоящий момент указанные порядок и требования не установлены.

При регулировании вопроса о применении национального режима при осуществлении закупок (ст.14 44-ФЗ), закон предусматривает в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты внутреннего рынка Российской Федерации, развития национальной экономики, поддержки российских товаропроизводителей право Правительства Российской Федерации устанавливать запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ, услуг, соответственно выполняемых, оказываемых иностранными лицами, и ограничение допуска указанных товаров, работ, услуг для целей осуществления закупок. Постановлением Правительства РФ от 24.12.2013 № 1224 установлен запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства, за исключением случаев, когда производство таких товаров, выполнение работ и оказание услуг на территории Российской Федерации отсутствуют или не соответствуют требованиям государственных заказчиков.

Глава 2 Закона о контрактной системе регулирует вопросы планирования закупок и определяет, что планирование закупок осуществляется посредством формирования, утверждения и ведения планов закупок и планов-графиков (ст.16 44-ФЗ).

Часть 1 статьи 18 44-ФЗ предусматривает, что обоснование закупки осуществляется заказчиком при формировании плана закупок, плана-графика и заключается в установлении соответствия планируемой закупки целям осуществления закупок, определенным согласно Закону о контрактной системе, а также законодательству Российской Федерации и иным нормативным правовым актам о контрактной системе в сфере закупок. Порядок обоснования закупок и форма такого обоснования устанавливаются Правительством РФ.

Для осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд немаловажное значение имеет установление требований к закупаемым заказчиком товарам, работам, услугам (в том числе предельной цены товаров, работ, услуг) и (или) нормативных затрат на обеспечение функций государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами, муниципальных органов, то есть нормирование в сфере закупок.

Статья 22 Закона о контрактной системе посвящена понятию начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), которые с соблюдением требований закона определяются (обосновываются) следующими методами :

— методом сопоставимых рыночных цен (анализа рынка);

— нормативным методом;

— тарифным методом;

— проектно-сметным методом;

— затратным методом.

Правительство РФ вправе установить для отдельных видов, групп товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд исчерпывающий перечень источников информации, которые могут быть использованы для целей определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), а также вправе определить сферы деятельности, в которых при осуществлении закупок устанавливается порядок определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и федеральные органы исполнительной власти, Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом», уполномоченные устанавливать такой порядок с учетом положений закона (ч.ч. 19,22 ст.22 44-ФЗ).

На основании ч.20 ст.22 Закона о контрактной системе в целях оказания помощи заказчикам, уполномоченным органам, уполномоченным учреждениям в определении и обосновании начальной (максимальной) цены контракта при осуществлении закупок с использованием конкурентных способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей), цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) приказом Минэкономразвития России от 02.10.2013 № 567 утверждены методические рекомендации по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

На основании ст.33 ЗКС Правительством РФ принято постановление от 17.10.2013 № 929 «Об установлении предельного значения начальной (максимальной) цены контракта (цены лота), при превышении которого не могут быть предметом одного контракта (одного лота) лекарственные средства с различными международными непатентованными наименованиями или при отсутствии таких наименований с химическими, группировочными наименованиями», содержание которого достаточно полно раскрыто в наименовании документа.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Закон о контрактной системе подробно регулирует вопрос заключения контракта, включая положения, которые подлежат включению в контракт. Особый интерес представляют контракты жизненного цикла (определены постановлением Правительства РФ от 28.11.2013 № 1087 «Об определении случаев заключения контракта жизненного цикла»).

Согласно постановлению Правительства РФ от 28.11.2013 № 1087 контракты жизненного цикла заключаются, в том числе, при :

— выполнении работ по проектированию и строительству объектов инфраструктуры метрополитена, внеуличного транспорта и городского наземного электрического транспорта;

— выполнении работ по проектированию и строительству уникальных объектов капитального строительства;

— закупке железнодорожного подвижного состава, транспортных средств метрополитена, внеуличного транспорта и городского наземного электрического транспорта.

Глава 4 Закона о контрактной системе посвящена, в частности, мониторингу закупок (определены понятие и цели), однако порядок его осуществления должен определяться Правительством РФ, равно как требования к содержанию и порядку, срокам подготовки сводного аналитического отчета, который должен обобщать результаты мониторинга закупок по итогам каждого года и представляться Минэкономразвития России в Правительство Российской Федерации.

Статьями 99-104 Закона о контрактной системе урегулированы вопросы осуществления контроля в сфере закупок. Контроль в сфере закупок осуществляется в отношении заказчиков, контрактных служб, контрактных управляющих, комиссий по осуществлению закупок и их членов, уполномоченных органов, уполномоченных учреждений, специализированных организаций, операторов электронных площадок (ч.2 ст.99 44-ФЗ). Перечень органов контроля, уполномоченных осуществлять контроль в сфере закупок, определен частью 1 статьи 99 Закона о контрактной системе. Закон выделяет также ведомственный контроль в сфере закупок, общественный контроль, а также контроль в сфере закупок, осуществляемый заказчиком.

Таким образом, структура нормативных правовых актов РФ, регулирующих сферу закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, включает в себя несколько федеральных законов, ключевым из которых является Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Во исполнение данного закона принят и еще подлежит принятию ряд подзаконных нормативных актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Акимов Н.А., Сергеев В.Е. Организационное прогнозирование как одно из условий развития контрактной системы в сфере закупок // Фундаментальные исследования. — 2014. — №9.

2. Гладилина И.П., Сергеева С.А. Общественное обсуждение и общественный контроль закупок // Самоуправление. — 2013. — №12. — С. 13-15.

3. Дегтев Г.В. Международный опыт государственных закупок // Современные проблемы науки и образования. -2013. — № 6.

4. Сергеева С.А. Контракты жизненного цикла в сфере закупок товаров, работ, услуг // Самоуправление. — 2013.

— №3. — С. 20-22.

1. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

2. Действие настоящего Федерального закона распространяется на юридические лица, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами) в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

3. Отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, регулируются настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержатся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации.

5. К регулируемым настоящим Федеральным законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

6. Решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

При отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Комментарий к Ст. 1 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Законодательство о несостоятельности (банкротстве) представляет собой сложную систему правовых норм, содержащихся не только в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», но и в некоторых других нормативных правовых актах.

Основанием системы правового регулирования несостоятельности (банкротства) являются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) индивидуальных предпринимателей (ст. 25) и юридических лиц (ст. 65); Кодекс не включает в себя норм, регламентирующих несостоятельность (банкротство) граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, однако отсутствие позитивного регулирования данных правоотношений не означает запрета на осуществление такого регулирования другими федеральными законами.

Круг содержащихся в ГК РФ правовых норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) участников имущественного оборота, не исчерпывается названными статьями. К числу таких норм, непосредственно регламентирующих эти правоотношения, должны быть отнесены положения о том, что в случаях, когда стоимость имущества юридического лица, являющегося коммерческой организацией (за исключением казенного предприятия) либо действующего в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в порядке, предусмотренном ст. 65 ГК, т.е. путем признания его банкротом (п. 4 ст. 61); о субсидиарной ответственности лиц, которые имеют право давать обязательные для должника — юридического лица указания либо иным образом определять его действия, за доведение должника до банкротства (п. 3 ст. 56, п. 2 ст. 105); об очередности удовлетворения требований кредиторов при ликвидации юридического лица, поскольку в соответствии со ст. 65 ГК при несостоятельности (банкротстве) юридического лица требования кредиторов удовлетворяются в очередности, предусмотренной ГК на случай ликвидации юридических лиц (ст. 64). Правда, последнее положение (об очередности удовлетворения требований кредиторов, предусмотренной ст. 64 ГК) ныне по существу исключено из состава законодательства о банкротстве, поскольку Закон о банкротстве установил новую очередность удовлетворения требований кредиторов (п. 4 ст. 134), отличную от той, которая определена в названной статье ГК. В связи с коллизией п. 1 ст. 64 ГК и п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что изменение очередности удовлетворения требований кредиторов при несостоятельности должника не затрагивает установленную п. 1 ст. 64 ГК очередность удовлетворения требований при ликвидации юридических лиц, не связанной с банкротством <*>. Данное разъяснение означает, что при несостоятельности (банкротстве) юридических лиц п. 1 ст. 64 ГК, устанавливающий очередность удовлетворения требований кредиторов, не подлежит применению.
———————————
<*> См.: п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N 4.

Кроме того, многие нормы ГК РФ, хотя и не затрагивающие непосредственно вопросы банкротства, имеют определяющее значение для решения целого ряда ключевых вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) юридических лиц. Речь идет о положениях, регулирующих, например, организационно-правовые формы юридических лиц, право собственности и иные вещные права, обязательственные правоотношения, вопросы ответственности за нарушения обязательств, порядок заключения, изменения и расторжения договоров и др.

И все же законодатель, принимая Гражданский кодекс Российской Федерации, учитывал, что правовое регулирование правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве) субъектов гражданских правоотношений, невозможно без специального законодательства, детальнейшим образом регламентирующего все вопросы, связанные как с материально-правовыми, так и с процессуальными аспектами этих отношений. Данное обстоятельство послужило причиной включения в ГК общей отсылочной к специальному законодательству нормы(п. 3 ст. 65): «Основания признания судом юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) участников имущественного оборота центральным нормативным правовым актом является Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», при подготовке и принятии которого обнаружилось в целом стремление обеспечить по возможности исчерпывающее регулирование соответствующих отношений. Вместе с тем в ряде случаев это оказалось невозможным в силу специфики некоторых групп правоотношений, требующих излишне детальной регламентации, выходящей за рамки предмета регулирования данного Закона. В связи с этим в подобных ситуациях допускается принятие иных федеральных законов и других нормативных правовых актов. Однако следует обратить внимание на то, что все указанные случаи, а также уровень соответствующего нормативного акта прямо обозначены в тексте Закона о банкротстве.

2. Комментируемая статья включает в себя положения о предмете регулирования Закона о банкротстве, сфере его действия по субъектам, соотношении данного Закона с другими федеральными законами и актами международного частного права.

3. Предметом регулирования Закона о банкротстве признается весь комплекс отношений, возникающих в связи с неплатежеспособностью граждан и юридических лиц как участников имущественного оборота. Прежде всего определяются критерии и внешние признаки несостоятельности (банкротства), которые для арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве должника, являются основанием для применения к должнику соответствующих процедур, предусмотренных Законом о банкротстве: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство. Следует обратить внимание на то, что, в отличие от ранее действовавшего Закона о банкротстве 1998 г., теперь не предусмотрена возможность добровольного объявления должником о своей несостоятельности (банкротстве).

Специфической чертой предмета правового регулирования Закона о банкротстве является включение в него наряду с материально-правовыми нормами большого числа норм, относящихся к процессуальному законодательству. Дело в том, что в соответствии со ст. 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации <*> дела о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными Законом о банкротстве. Принимая во внимание значительное своеобразие такой категории дел, как дела о несостоятельности (банкротстве), законодатель включил в текст Закона о банкротстве большое число норм, регламентирующих порядок их разрешения арбитражным судом. Основная часть специальных правил, посвященных порядку рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве), сосредоточена в главе III Закона о банкротстве «Разбирательство дел о банкротстве в арбитражном суде» (ст. ст. 32 — 61). Однако круг процессуальных правил этим не исчерпывается: в тексте Закона, в других его главах, имеется немало иных процессуальных норм, регламентирующих действия арбитражного суда и участников дела о банкротстве применительно к отдельным процедурам несостоятельности должника. Причем указанные процессуальные нормы применяются в приоритетном по отношению к правилам, помещенным в главе III Закона о банкротстве, порядке (см. комментарий к ст. 32).
———————————
<*> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

4. Пункт 2 комментируемой статьи кардинальным образом изменил сферу действия законодательства о банкротстве, значительно расширив круг организаций, которые могут быть признаны банкротами.

Ранее круг юридических лиц — должников, попадавших в сферу действия Закона о банкротстве 1998 г., определялся указанным Законом на основании и в строгом соответствии с п. 1 ст. 65 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.

Таким образом, в роли должника, в отношении которого могло быть возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), выступала любая коммерческая организация, за исключением казенного предприятия: хозяйственное товарищество (полное или коммандитное), хозяйственное общество (с ограниченной ответственностью, с дополнительной ответственностью или акционерное), производственный кооператив, государственное или муниципальное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения.

Особым образом решался вопрос в отношении унитарных предприятий, не находящихся в государственной или муниципальной собственности. Речь идет об индивидуальных (семейных) частных предприятиях, а также об иных унитарных предприятиях, созданных хозяйственными товариществами и обществами, общественными и религиозными объединениями, объединениями, благотворительными фондами и т.п., созданными до введения в действие главы IV части первой ГК РФ (до 8 декабря 1994 г.). Как известно, согласно ст. 5 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» <*> существование таких унитарных предприятий, не основанных на государственной или муниципальной собственности, допускалось до 1 июля 1999 г., однако к указанным предприятиям применялись нормы ГК РФ об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления, т.е. казенных предприятиях. Поэтому унитарные предприятия, не основанные на государственной или муниципальной собственности, так же как и казенные предприятия, не могли быть признаны несостоятельными (банкротами). При недостаточности имущества у таких унитарных предприятий их кредиторы имели право предъявить свои требования к собственникам их имущества, несущим в этом случае субсидиарную ответственность по обязательствам предприятий.
———————————
<*> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302.

Из числа некоммерческих организаций несостоятельными (банкротами) могли быть признаны лишь те из них, которые действовали в организационно-правовой форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда. Банкротство иных некоммерческих организаций исключалось.

Теперь же в соответствии с п. 2 комментируемой статьи действие Закона о банкротстве распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

При этом не утрачивает актуальности вопрос о целесообразности расширения круга юридических лиц, которые могут быть подвергнуты банкротству, за счет целого ряда некоммерческих организаций: ассоциаций и союзов юридических лиц, общественных организаций, торгово-промышленных и т.п., — которые не занимаются предпринимательской деятельностью.

6. Регулирование несостоятельности (банкротства) граждан, в том числе не являющихся индивидуальными предпринимателями, должно осуществляться в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве (глава X). Нормы о банкротстве граждан подлежат применению и в случае несостоятельности крестьянских (фермерских) хозяйств, а также индивидуальных предпринимателей.

Вместе с тем, если речь идет о гражданах, не являющихся индивидуальными предпринимателями («потребительское банкротство»), новый Закон о банкротстве (п. 2 ст. 231) заменил четкую формулировку Закона 1998 г. о том, что положения Закона о банкротстве в отношении их вступят в силу лишь после внесения в текст ГК РФ статьи о банкротстве граждан, не являющихся предпринимателями, и введения ее в действие (ст. 185 Закона о банкротстве 1998 г.), нормой о том, что «положения о банкротстве граждан вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении изменений и дополнений в федеральные законы». Поэтому и после введения в действие нового Закона о банкротстве на первом этапе положения о банкротстве граждан по-прежнему подлежат применению лишь в отношении индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.

Законодатель посчитал необходимым в целях обеспечения прав и законных интересов граждан придать положениям о несостоятельности (банкротстве) граждан особое значение по отношению к иным федеральным законам: если федеральные законы, принятые после введения в действие Закона о банкротстве, будут изменять правовое регулирование отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан, их применение будет возможным только после внесения соответствующих изменений в текст Закона о банкротстве.

7. Закон о банкротстве (п. п. 4 — 6 ст. 1) определяет соотношение содержащихся в нем норм и положений международного частного права.

Основополагающие принципы соотношения внутреннего законодательства и международного частного права установлены Конституцией Российской Федерации, согласно которой «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ст. 15).

В п. 4 комментируемой статьи содержится положение, которое позволит предотвратить возможные коллизии международного и национального законодательства. Вопрос решается в пользу международного права: в случае противоречий между российским законодательством о банкротстве и международным договором Российской Федерации приоритет будут иметь правила международного договора.

8. Положение о том, что Закон о банкротстве подлежит применению также к отношениям с участием в качестве кредиторов иностранных лиц, если иное не предусмотрено международным договором (п. 5 комментируемой статьи), означает, что в сфере отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) российских должников, за иностранными кредиторами закрепляется безусловный (т.е. не требующий взаимности со стороны государства иностранного лица) национальный режим, который не может быть менее благоприятным, чем режим для российских физических и юридических лиц.

9. Признание решений судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) в соответствии с международными договорами Российской Федерации, а при отсутствии таковых — на началах взаимности может иметь значение, например, в ситуации, когда на территории Российской Федерации имеется имущество иностранного юридического лица (его представительства), в отношении которого состоялось решение суда иностранного государства о несостоятельности (банкротстве), и данное имущество включено в конкурсную массу должника. При наличии международного договора обращение взыскания на это имущество будет производиться в порядке, этим договором установленном. При отсутствии международного договора данный вопрос должен решаться на началах взаимности. Необходимость правил, содержащихся в п. 6 комментируемой статьи, особенно очевидна в случае, когда на имущество иностранного лица, признанного судом иностранного государства банкротом, одновременно будут претендовать и российские кредиторы, не заявившие о своих требованиях в процессе рассмотрения дела о банкротстве в суде иностранного государства.

Поскольку в результате расширения международной торговой и инвестиционной деятельности часто возникают случаи, когда юридические и физические лица имеют активы в нескольких государствах, что в случае их банкротства требует координации и сотрудничества для наблюдения за активами и делами несостоятельного должника, Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) был подготовлен Типовой закон о трансграничной несостоятельности. Указанный Типовой закон был рекомендован государствам для его инкорпорации в национальные законодательства (резолюция 52/158 Генеральной Ассамблеи ООН от 15 декабря 1997 г.).

Поэтому регулирование отношений, связанных с трансграничной несостоятельностью, должно осуществляться путем принятия отдельного федерального закона на основе указанного Типового закона о трансграничной несостоятельности.

Главная → Статьи → Заключение предварительного договора не свидетельствует об осуществлении закупки

Можно ли считать заключение заказчиком предварительного договора закупкой по Федеральному закону от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд”?

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон № 44-ФЗ) закупкой товара, работы, услуги для обеспечения государственных или муниципальных нужд является совокупность действий, осуществляемых в установленном данным законом порядке заказчиком и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Закупка начинается с определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершается исполнением обязательств сторонами контракта. В случае, если в соответствии с Законом № 44-ФЗ не предусмотрено размещение извещения об осуществлении закупки или направление приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), закупка начинается с заключения контракта и завершается исполнением обязательств сторонами контракта.

Действие Закона № 44-ФЗ распространяется на отношения, касающиеся заключения лицами, перечисленными в п.п. 5-7 ст. 3 Закона № 44-ФЗ (заказчиками), гражданско-правовых договоров (за исключениями, установленными этим законом), предметом которых являются поставка товара, выполнение работы, оказание услуги (в том числе приобретение недвижимого имущества или аренда имущества) в интересах заказчика.

Результатом исполнения обязательств, предусмотренных предварительным договором, является не приобретение товара (работы, услуги), а заключение основного договора (ст. 429 ГК РФ), поэтому, как нам представляется, заключение предварительного договора не свидетельствует о начале осуществления закупки. Косвенное подтверждение этому можно обнаружить в судебной практике (смотрите постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2016 № 11АП-15016/16). В связи с этим заключение указанного в вопросе договора, по нашему мнению, формально не противоречит не только ГК РФ, но и Закону № 44-ФЗ. Однако нельзя исключить возможность иной оценки таких действий со стороны антимонопольного органа.

Кроме того, нужно учитывать, что, поскольку заключение предварительного договора влечет обязанность сторон заключить в будущем основной договор на определенных условиях, заказчик, заключивший предварительный договор, принимает на себя обязательство по заключению основного договора с уже определенным заранее конкретным лицом, что повлечет неиспользование предусмотренных законодательством конкурентных процедур при приобретении товаров, работ, услуг. Согласно же п. 4 ст. 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции” запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов.

Следовательно, заключение заказчиком предварительного договора может быть квалифицировано как нарушение антимонопольного законодательства и повлечь за собой ответственность, предусмотренную ст. 14.32 КоАП РФ (косвенно данный вывод подтверждается решением УФАС по Ульяновской области от 14.10.2016 № 13493/04-2016).

Кроме того, как мы полагаем, в связи с заключением предварительного договора у заказчика не возникает безусловного обязательства заключить с контрагентом основной договор на условиях, предусмотренных предварительным. Это представляется очевидным применительно к случаям, когда для осуществления закупки необходимо проведение конкурентных процедур, поскольку контракт по результатам проведения таких процедур заключается с их победителем, а не с тем лицом, с которым ранее был заключен предварительный договор. В случаях же, когда закупка может быть осуществлена у единственного контрагента, основной договор принципиально может быть заключен с контрагентом по предварительному договору без нарушения положений Закона № 44-ФЗ. Для этого, разумеется, закупка должна быть в первую очередь предусмотрена планом и планом-графиком закупок. Однако в отсутствие правоприменительной практики по заданному вопросу мы не можем однозначно оценить ни возможные неблагоприятные последствия, которые могут наступить для учреждения в связи с заключением указанного в вопросе договора, ни то, будет ли такой договор в случае возникновения спора рассматриваться судом в качестве основания для понуждения учреждения или другой стороны предварительного договора к заключению основного договора.

Ответ подготовил: Ложечникова Елена, эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Контроль качества ответа: Александров Алексей, рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Свежие новости цифровой экономики на нашем канале в Телеграм

Решили участвовать в торгах?
Получите электронную подпись (ЭЦП) для торгов и торговых площадок в надежном удостоверяющем центре. Оставить заявку >>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *