Правовой режим водного фонда

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • понятие и состав земель лесного фонда;
  • • особенности правового режима земель лесного фонда и лесных участков;
  • • особенности государственного управления в сфере использования и охраны земель лесного фонда;
  • • понятие и состав земель водного фонда;
  • • особенности правового режима водопокрытых земель и земель, занятых гидротехническими сооружениями;
  • • порядок определения границ земель водного фонда;
  • • особенности перевода земель водного фонда в другие категории;
  • • понятие земель запаса и особенности их правового режима;

уметь

  • • разграничивать лесные и земельные правоотношения;
  • • определять соотношение и разграничивать земельное и водное законодательство;
  • • разграничивать водные и земельные правоотношения;
  • • отличать земли запаса от фонда перераспределения земель;

владеть навыками

• использования терминологии лесного нрава, водного права.

Общая характеристика правового режима земель лесного фонда

Земли лесного фонда занимают самую большую площадь среди всех категорий земель, составляющую 64,8% земельного фонда РФ. Согласно ст. 101 ЗК РФ к землям лесного фонда относятся лесные земли и нелесные земли. Лесные земли предназначены для выращивания, рационального использования и воспроизводства лесов. Они могут быть покрыты лесной растительностью, а также временно не покрыты ею, но предназначены для ее восстановления – вырубки, гари, редины, пустыри, прогалины, площади и др. К нелесным землям лесного фонда относятся предназначенные для нужд лесного хозяйства земли, занятые просеками, дорогами, болотами и другими неудобными для использования землями. Границы земель лесного фонда определяются в соответствии с земельным и лесным законодательством, а также законодательством о градостроительной деятельности.

Земли лесного фонда согласно ст. 23 ЛК РФ состоят из лесничеств и лесопарков, которые также могут располагаться на землях обороны и безопасности, населенных пунктов, особо охраняемых природных территорий, если на этих категориях земель расположены леса. Лесничества и лесопарки являются основными территориальными единицами управления в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов.

Правовой режим земель лесного фонда определяется исходя из подразделения лесов, расположенных на землях лесного фонда, по назначению на защитные леса, эксплуатационные леса и резервные леса.

К защитным лесам относятся леса, которые подлежат освоению в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов с одновременным использованием лесов при условии, если это использование совместимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями.

С учетом особенностей правового режима защитных лесов ст. 102 Л К РФ устанавливает следующие виды указанных лесов:

  • 1) леса, расположенные на особо охраняемых природных территориях;
  • 2) леса, расположенные в водоохранных зонах;
  • 3) леса, выполняющие функции защиты природных и иных объектов: а) леса, расположенные в первом и втором поясах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения; б) защитные полосы лесов, расположенные вдоль железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, автомобильных дорог общего пользования, находящихся в собственности субъектов РФ; в) зеленые зоны; г) лесопарковые зоны; д) городские леса; е) леса, расположенные в первой, второй и третьей зонах округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов;
  • 4) ценные леса: а) государственные защитные лесные полосы; б) противоэрозионные леса; в) леса, расположенные в пустынных, полупустынных, лесостепных, лесотундровых зонах, степях, горах; г) леса, имеющие научное или историческое значение; д) орехово-промысловые зоны; е) лесные плодовые насаждения; ж) ленточные боры; з) запретные полосы лесов, расположенные вдоль водных объектов; и) нерестоохранные полосы лесов.

К особо защитным участкам лесов относятся:

  • 1) берегозащитные, почвозащитные участки лесов, расположенных вдоль водных объектов, склонов оврагов;
  • 2) опушки лесов, граничащие с безлесными пространствами;
  • 3) лесосеменные плантации, постоянные лесосеменные участки и другие объекты лесного семеноводства;
  • 4) заповедные лесные участки;
  • 5) участки лесов с наличием реликтовых и эндемичных растений;
  • 6) места обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных;
  • 7) другие особо защитные участки лесов.

В защитных лесах и на особо защитных участках лесов запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями. Особо защитные участки лесов выделяются в защитных, эксплуатационных и резервных лесах.

Эксплуатационные леса подлежат освоению в целях устойчивого, максимально эффективного получения высококачественной древесины и других лесных ресурсов, продуктов их переработки с обеспечением сохранения полезных функций лесов. В эксплуатационных лесах допускаются все виды использования лесных участков, предусмотренные ЛК РФ.

К резервным лесам относятся леса, в которых в течение 20 лет не планируется осуществлять заготовку древесины. В резервных лесах осуществляются авиационные работы по охране и защите лесов. На лесных участках, имеющих общую границу с населенными пунктами и объектами инфраструктуры, осуществляются меры пожарной безопасности и тушение лесных пожаров.

Допускается использование резервных лесов без проведения рубок лесных насаждений. Проведение рубок лесных насаждений в резервных лесах возможно только после их отнесения к эксплуатационным лесам или защитным лесам, за исключением случаев проведения рубок лесных насаждений в резервных лесах при выполнении работ по геологическому изучению недр и заготовке гражданами древесины для собственных нужд. Отнесение лесов к резервным лесам, установление и изменение их границ осуществляются органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий, определенных в соответствии со ст. 81–84 ЛК РФ.

Лесные участки являются недвижимым имуществом. Согласно ст. 93 ЛК РФ право собственности и другие вещные права на лесные участки, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимое имущество. Согласно ст. 7 ЛК РФ лесным участком является земельный участок, границы которого определены в соответствии со ст. 67, 69, 92 ЛК РФ. Проанализировав указанные статьи ЛК РФ, можно сделать вывод, что под лесным участком понимается земельный участок, границы которого определены в процессе проведения лесоустройства.

Лесоустройство включает в себя:

  • 1) проектирование лесничеств и лесопарков;
  • 2) проектирование эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, а также особо защитных участков лесов;
  • 3) проектирование лесных участков;
  • 4) закрепление на местности местоположения границ лесничеств, лесопарков, эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов и лесных участков;
  • 5) таксацию лесов;
  • 6) проектирование мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов.

Проектирование эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов осуществляется в целях подразделения лесов на виды по целевому назначению и выделения особо защитных участков лесов. При проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков. Государственный кадастровый учет лесных участков осуществляется в соответствии с Законом о кадастре недвижимости.

Лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности. Формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством (ст. 8 ЛК РФ). Распоряжение лесными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами исполнительной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления в соответствии с земельным законодательством (ст. 10 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации»).

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ земли лесного фонда находятся в федеральной собственности. Отнесение земель к землям лесного фонда и перевод земель лесного фонда в земли иных категорий осуществляются в порядке, установленном земельным и лесным законодательством РФ. Особенности перевода земель лесного фонда, занятых защитными лесами, или земельных участков в составе таких земель в земли других категорий регулируются ст. 11 Закона о переводе земель. Перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, или земельных участков в составе таких земель в земли других категорий разрешается в случае:

  • 1) организации особо охраняемых природных территорий;
  • 2) установления или изменения границ населенных пунктов;
  • 3) размещения объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов:
  • 4) создания туристско-рекреационных особых экономических зон.

На Закон о переводе земель ссылается и ст. 9 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ, предусматривающая, что земли, на которых расположены ранее созданные в целях освоения лесов поселки в границах земель лесного фонда, подлежат переводу в земли населенных пунктов. Запрещается размещение садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан на землях лесного фонда, а также предоставление лесных участков гражданам для ведения дачного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства (ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ).

Использование земель лесного фонда. Статья 4 ЛК РФ определяет круг субъектов – участников лесных отношений, которыми являются: Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, граждане и юридические лица. От имени Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в лесных отношениях участвуют органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления в пределах своих полномочий, установленных нормативными правовыми актами.

Земли лесного фонда могут предоставляться в пользование для:

  • 1) заготовки древесины;
  • 2) заготовки живицы;
  • 3) заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов;
  • 4) заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений;
  • 5) осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства;
  • 6) ведения сельского хозяйства;
  • 7) осуществления научно-исследовательской деятельности, образовательной деятельности;
  • 8) осуществления рекреационной деятельности;
  • 9) создания лесных плантаций и их эксплуатации;
  • 10) выращивания лесных плодовых, ягодных, декоративных растений, лекарственных растений;
  • 11) выращивания посадочного материала лесных растений (саженцев, сеянцев);
  • 12) выполнения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых;
  • 13) строительства и эксплуатации водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений и специализированных портов;
  • 14) строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов;
  • 15) переработки древесины и иных лесных ресурсов;
  • 16) осуществления религиозной деятельности;
  • 17) иных видов, определенных в соответствии с ч. 2 ст. 6 ЛК РФ.

Леса могут использоваться для одной или нескольких целей, если иное не установлено ЛК РФ, другими федеральными законами.

Право общего пользования лесами возникает на основании ст. 11 ЛК РФ, закрепляющей право граждан свободно и бесплатно пребывать в лесах и для собственных нужд осуществлять заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов, а также недревесных лесных ресурсов. При этом граждане обязаны соблюдать правила пожарной безопасности в лесах, правила санитарной безопасности в лесах, правила лесовосстановления и правила ухода за лесами. Гражданам запрещается осуществлять заготовку и сбор грибов и дикорастущих растений, виды которых занесены в Красную книгу РФ, красные книги субъектов РФ, а также грибов и дикорастущих растений, которые признаются наркотическими средствами в соответствии с Федеральным законом от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Посещение гражданами лесов может быть ограничено в целях обеспечения: пожарной безопасности и санитарной безопасности в лесах, а также безопасности граждан при выполнении работ. Запрещение или ограничение пребывания граждан в лесах по другим основаниям, не предусмотренным ст. 11 ЛК РФ, не допускается. Пребывание граждан в лесах в целях охоты регулируется лесным законодательством и законодательством в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

Лица, которым предоставлены лесные участки, не вправе препятствовать доступу граждан на эти лесные участки, а также осуществлению заготовки и сбору находящихся на них пищевых и недревесных лесных ресурсов. Предоставленные гражданам и юридическим лицам лесные участки могут быть огорожены только в случаях, предусмотренных ЛК РФ.

Согласно ст. 71 ЛК РФ лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются юридическим лицам в постоянное (бессрочное) пользование, аренду, безвозмездное срочное пользование; гражданам – в безвозмездное срочное пользование и в аренду.

В постоянное (бессрочное) пользование и безвозмездное срочное пользование лесные участки предоставляются в соответствии с ЗК РФ, если иное не предусмотрено ЛК РФ. Например, в случае если федеральными законами допускается осуществление переработки древесины и иных лесных ресурсов федеральными государственными учреждениями, лесные участки, находящиеся в государственной собственности, могут предоставляться этим учреждениям для указанной цели в постоянное (бессрочное) пользование (ч. 2.1 ст. 46 ЛК РФ). В безвозмездное срочное пользование лесные участки предоставляются религиозным организациям для осуществления религиозной деятельности, на таких участках допускается возведение зданий, строений, сооружений религиозного и благотворительного назначения (ст. 47 ЛК РФ). Гражданам лесные участки могут предоставляться в безвозмездное срочное пользование в виде служебных наделов в соответствии с ЗК РФ и ЛК РФ (ст. 10.2 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ).

В аренду лесные участки предоставляются в соответствии с ЛК РФ. К договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные ГК РФ, если иное не установлено ЛК РФ. По договору аренды лесного участка арендодатель предоставляет арендатору лесной участок для использования в целях, установленных ст. 25 ЛК РФ. Объектом аренды могут быть только лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и прошедшие государственный кадастровый учет.

Договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на срок от 10 до 49 лет. В случае использования лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства (ст. 36 ЛК РФ) договор аренды лесного участка заключается на срок от 20 до 49 лет. Лесные участки предоставляются юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства на основании охотхозяйственных соглашений, заключенных в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и договоров аренды лесных участков.

При использовании земель лесного фонда для выполнения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых (ст. 43 ЛК РФ); строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов (ст. 45 ЛК РФ); заготовки древесины на лесных участках, предоставленных юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям для использования лесов в соответствии со ст. 36, 43–45 ЛК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 74 ЛК РФ), договор аренды лесного участка заключается на срок до 49 лет.

В случаях использования лесов для строительства и эксплуатации водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений и специализированных портов (ст. 44 ЛК РФ) и переработки древесины и иных лесных ресурсов (ст. 46 ЛК РФ) договор аренды лесного участка заключается на срок от 1 года до 49 лет.

Срок договора аренды лесного участка определяется в соответствии со сроком разрешенного использования лесов, предусмотренным лесохозяйственным регламентом. Арендатор, надлежащим образом исполнивший договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по истечении его срока имеет преимущественное право на заключение договора аренды на новый срок. Договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора, за исключением случаев:

  • 1) осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства; выполнения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых; строительства и эксплуатации водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений и специализированных портов; строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов (ст. 36, 43–45 ЛК РФ);
  • 2) реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов;
  • 3) заготовки древесины на лесных участках, предоставленных юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям для использования лесов в соответствии со ст. 43–46 ЛК РФ.

При заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменение условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон не допускается. Исключение из этого правила предусматривает ч. 7 ст. 53.7 ЛК РФ: в случае если осуществление мероприятий по ликвидации чрезвычайной ситуации, возникшей вследствие лесных пожаров, или последствий этой чрезвычайной ситуации повлекло за собой существенное изменение обстоятельств, из которых стороны договора аренды лесного участка исходили при заключении такого договора, он может быть изменен или расторгнут.

Заключение договоров аренды лесных участков, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов РФ, муниципальной собственности, осуществляется соответственно органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий, определенных в соответствии со ст. 81-84 ЛК РФ.

Лесной кодекс РФ вводит понятие «лесная декларация», иод которой понимается заявление об использовании лесов в соответствии с проектом освоения лесов (ст. 26). Лесная декларация подается ежегодно в орган исполнительной власти, которым лесные участки предоставлены в постоянное (бессрочное) пользование или в аренду. Форма лесной декларации, порядок ее заполнения и подачи утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в настоящее время – Федеральным агентством лесного хозяйства.

Граждане, юридические лица осуществляют заготовку древесины на основании договоров аренды лесных участков, а в случае осуществления заготовки древесины без предоставления лесного участка – договоров купли-продажи лесных насаждений. Граждане осуществляют заготовку древесины для целей отопления, возведения строений и иных собственных нужд на основании договоров купли-продажи лесных насаждений.

По договору купли-продажи лесных насаждений осуществляется продажа лесных насаждений, расположенных на землях, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Купля-продажа лесных насаждений осуществляется в соответствии с ЛК РФ. К договору купли-продажи лесных насаждений применяются положения о договорах купли-продажи, предусмотренные ГК РФ, если иное не установлено ЛК РФ. В договоре купли-продажи лесных насаждений указывается местоположение лесных насаждений и объем подлежащей заготовке древесины. Срок действия договора купли-продажи лесных насаждений не может превышать 1 год.

Договор купли-продажи лесных насаждений заключается по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора, за исключением случаев осуществления мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов (ст. 19 ЛК РФ); заготовки гражданами древесины для собственных нужд (ст. 30 ЛК РФ). Граждане заключают договоры купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд в порядке, установленном органами государственной власти субъектов РФ.

При заключении договора купли-продажи лесных насаждений по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора изменение условий аукциона на основании соглашения сторон договора или по требованию одной из его сторон не допускается. Заключение договоров купли-продажи лесных насаждений, расположенных на землях, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов РФ, муниципальной собственности, осуществляется соответственно органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий.

Согласно ч. 1 ст. 78 ЛК РФ договоры аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, договоры купли-продажи лесных насаждений заключаются по результатам аукционов, проводимых путем повышения начальной цены предмета аукциона (начального размера арендной платы или начальной цены заготавливаемой древесины). В случае если договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, не заключен в соответствии с ч. 1 ст. 78 ЛК РФ, допускается проведение аукциона, по результатам которого заключается договор аренды такого лесного участка, предусматривающий начало срока внесения арендной платы по истечении первых пяти лет срока договора аренды лесного участка.

Организатором аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений является продавец права на заключение таких видов договоров либо действующая на основании договора с этим продавцом специализированная организация. Продавцами права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений выступают органы государственной власти, органы местного самоуправления в соответствии со ст. 81–84 ЛК РФ.

Организатор аукциона не менее чем за 60 дней до дня проведения аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка или не менее чем за 15 дней до дня проведения аукциона по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений должен опубликовать извещение о проведении аукциона в периодическом печатном издании, определяемом высшим органом исполнительной власти субъекта РФ или главой муниципального образования, на территории которого расположен лесной участок, а также разместить это извещение на официальном сайте высшего органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления в сети «Интернет». Информация о проведении аукциона должна быть доступна для ознакомления всем заинтересованным лицам. Сведения, которые должно содержать извещение о проведении аукциона, перечень документации, подготовленной организатором аукциона, основания для отказа в допуске к участию в аукционе и другие подробности, касающиеся организации и порядка проведения аукциона, перечислены в ст. 79–80 ЛК РФ.

Использование лесов в Российской Федерации является платным. Согласно ст. 94 ЛК РФ за использование лесов вносится арендная плата или плата по договору купли-продажи лесных насаждений.

Размер арендной платы определяется на основе минимального размера арендной платы. При использовании лесного участка с изъятием лесных ресурсов минимальный размер арендной платы определяется как произведение ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и объема изъятия лесных ресурсов на арендуемом лесном участке. При использовании лесного участка без изъятия лесных ресурсов минимальный размер арендной платы определяется как произведение ставки платы за единицу площади лесного участка и площади арендуемого лесного участка (ст. 73 ЛК РФ). Для аренды лесного участка, находящегося в федеральной собственности, собственности субъекта РФ, муниципальной собственности, ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и ставки платы за единицу площади лесного участка устанавливаются соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления.

Плата по договору купли-продажи лесных насаждений, за исключением платы по договору купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд, определяется на основе минимального размера платы. Минимальный размер платы по договору купли-продажи лесных насаждений определяется как произведение ставки платы за единицу объема древесины и объема подлежащей заготовке древесины. Ставки платы за единицу объема древесины, заготавливаемой на землях, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов РФ, муниципальной собственности, устанавливаются соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления. Плата по договору купли- продажи лесных насаждений для собственных нужд определяется но ставкам, устанавливаемым органами государственной власти субъектов РФ.

Оценка лесов (оценка лесных участков и оценка имущественных прав, возникающих при использовании лесов) осуществляется в соответствии с Законом об оценочной деятельности.

Согласно ст. 9 ЛК РФ право постоянного (бессрочного) пользования лесными участками, право ограниченного пользования чужими лесными участками (сервитут), право аренды лесных участков, а также право безвозмездного срочного пользования лесными участками возникают и прекращаются по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, законодательством РФ о концессионных соглашениях и земельным законодательством, если иное не предусмотрено ЛК РФ. Использование лесов может быть приостановлено только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Приостановление использования лесов в случаях, предусмотренных КоАП РФ, осуществляется в судебном порядке. В иных случаях приостановление использования лесов осуществляется органами исполнительной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий в соответствии с федеральными законами.

Мероприятия по охране, защите, воспроизводству лесов осуществляются органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий или лицами, использующими леса. Невыполнение гражданами, юридическими лицами, осуществляющими использование лесов, лесо- хозяйственного регламента и проекта освоения лесов в части охраны и защиты лесов является основанием для досрочного расторжения договоров аренды лесных участков, договоров купли- продажи лесных насаждений, а также для принудительного прекращения права постоянного (бессрочного) пользования лесным участком или права безвозмездного срочного пользования лесным участком.

В случаях если осуществление мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов, расположенных на землях, находящихся в государственной или муниципальной собственности, не возложено па лиц, использующих леса, органы государственной власти, органы местного самоуправления размещают заказы на выполнение работ по охране, защите, воспроизводству лесов путем проведения торгов в порядке, установленном Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». При размещении заказа на выполнение работ по охране, защите, воспроизводству лесов одновременно осуществляется продажа лесных насаждений для заготовки древесины. В этих целях заключается договор, в котором содержатся элементы государственного или муниципального контракта на выполнение работ по охране, защите, воспроизводству лесов и договора купли-продажи лесных насаждений.

  • Государственный (национальный) доклад о состоянии и использовании земель в 2009 году. М., 2010. С. 8.
  • См. Порядок подготовки и заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, и Форму примерного договора аренды лесного участка, утвержденные приказом Федерального агентства лесного хозяйства от 26.07.2011 № 319.

Резолютивная часть определения объявлена 29 ноября 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 6 декабря 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Поповой Г.Г.,

судей Грачевой И.Л., Киселевой О.В.,

при участии представителя заместителя прокурора Республики Мордовия Ружицкой И.Н. (служебное удостоверение),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Республике Мордовия, Республике Марий Эл, Чувашской Республике и Пензенской области (далее — Территориальное управление) на решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 10.07.2017, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2017 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.04.2018 по делу N А39-7480/2015, установила:

заместитель прокурора Республики Мордовия (далее — Прокурор) в интересах Российской Федерации в лице Территориального управления обратился в Арбитражный суд Республики Мордовия с иском к администрации Лямбирского муниципального района Республики Мордовия (далее — Администрация) и открытому акционерному обществу «Птицефабрика «Атемарская» (далее — Общество) о признании недействительной (ничтожной) сделкой договора аренды от 05.10.2011 N 120 земельных участков с кадастровыми номерами 13:15:0205003:471 и 13:15:0205003:458, расположенных соответственно примерно в 4000 м по направлению на юго-восток от дома 93 по улице Центральная села Атемар Лямбирского района Республики Мордовия и в 650 м по направлению на юг от дома 109 по улице Синюши села Атемар Лямбирского района Республики Мордовия, и понуждении к освобождению земельных участков и расположенных на них водных объектов.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Верхне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов в лице отдела водных ресурсов по Республике Мордовия, федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» в лице филиала по Республике Мордовия (далее — Учреждение).

Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 25.04.2016, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2016, в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.11.2016 решение суда первой инстанции от 25.04.2016 и постановление апелляционного суда от 28.07.2016 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Мордовия.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 10.07.2017, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2017 и постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.04.2018, в удовлетворении иска отказано.

Территориальное управление, ссылаясь на существенное нарушение судами трех инстанций норм материального и процессуального права, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре указанных судебных актов в кассационном порядке.

Определением от 26.10.2018 судьи Верховного Суда Российской Федерации Поповой Г.Г. жалоба Территориального управления вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель Прокурора поддержал доводы жалобы, просил отменить обжалуемые судебные акты и удовлетворить требования Прокурора.

Администрация заявила ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ее представителя, просила оставить судебные акты без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Общество, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своего представителя в суд не направило, Верхне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов в лице отдела водных ресурсов по Республике Мордовия и Учреждение заявили ходатайства о рассмотрении дела без их участия.

В соответствии со статьей 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) неявка надлежащим образом извещенных лиц не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Поповой Г.Г., выслушав объяснения Прокурора, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, правопредшественники Общества (птицефабрика «Атемарская», государственное унитарное предприятие Республики Мордовия «Птицефабрика «Атемарская», совхоз «Искра», государственное сельскохозяйственное предприятие «Искра»), являлись обладателями права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком с кадастровым номером 13:15:02 05 общей площадью 41 560 000 кв.м из земель сельскохозяйственного назначения для ведения сельского хозяйства, расположенным в селе Атемар Лямбирского района Республики Мордовия, предоставленного на основании решения Малого Совета Лямбирского районного Совета народных депутатов Мордовской ССР от 18.12.1992 N 139 и решения Администрации от 19.01.1999 N 208 (свидетельство о государственной регистрации права от 29.12.1999 серии АА N 100947); права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком с кадастровым номером 13:15:02 05 01:0003 общей площадью 43 170 000 кв.м из земель сельскохозяйственного назначения для сельскохозяйственного использования, расположенного там же, предоставленного на основании решения Лямбирского районного Совета депутатов Республики Мордовия от 26.01.2001 N 74 (свидетельство о государственной регистрации права от 04.05.2001 серии 13 АА N 726238).

По заявлению правопредшественника Общества — государственного унитарного предприятия Республики Мордовия птицефабрика «Атемарская» — главой Администрации 25.01.2005 вынесено постановление N 5, действующее с учетом изменений, внесенных постановлением главы Администрации от 26.04.2005 N 52, право постоянного (бессрочного) пользования на указанные земельные участки переоформлено, за счет данных участков сформированы 11 земельных участков, которые были переданы Администрацией Обществу в аренду на основании 11 договоров аренды.

Постановлением главы администрации Атемарского сельского поселения Лямбирского района Республики Мордовия от 04.03.2008 N 10 утвержден проект границ земельного участка площадью 45 028 кв. м из земель сельскохозяйственного назначения в кадастровом квартале 13:15:02 05 001 с разрешенным использованием «для размещения пруда»; местоположение участка: Республика Мордовия, Лямбирский муниципальный район, примерно в 650 м по направлению на юг от дома 109 по улице Синюши села Атемар.

Учреждение 17.09.2009 поставило на кадастровый учет указанный земельный участок площадью 45 028 кв.м из земель сельскохозяйственного назначения с видом разрешенного использования «для размещения пруда» с присвоением ему кадастрового номера 13:15:0205003:458.

Также 01.07.2011 Учреждение поставило на кадастровый учет земельный участок с кадастровым номером 13:15:0205003:471 площадью 27 548 158 кв.м из земель сельскохозяйственного назначения с видом разрешенного использования «для сельскохозяйственного производства», местоположение — примерно 4000 м на юго-восток относительно ориентира, расположенного за пределами земельного участка: дом 93 по улице Центральная села Атемар Лямбирского муниципального района Республики Мордовия.

На основании постановления главы Администрации от 05.10.2011 N 791 Администрация (арендодатель) и Общество (арендатор) в этот же день заключили договор N 120 аренды земельного участка с кадастровым номером 13:15:0205003:458 площадью 45 028 кв.м для размещения пруда, и с кадастровым номером 13:15:0205003:471 площадью 27 548 158 кв.м для сельскохозяйственного производства.

Согласно пункту 2.1 договора срок аренды установлен с 05.10.2011 по 05.10.2060.

Передаточный акт сторонами не оформлялся, поскольку земельные участки из фактического владения Общества не выбывали.

Договор аренды зарегистрирован в установленном законом порядке 26.10.2011.

В ходе проведения прокурорской проверки установлено, что на участке с кадастровым номером 13:15:0205003:471 площадью 27 548 158 кв.м расположен водный объект — пруд, образованный с помощью водонапорного сооружения (плотины) с водосбросным сооружением на реке Атемарка, а также русло реки Атемарка и ее притоки.

Примерно 80 процентов земельного участка с кадастровым номером 13:15:0205003:458 площадью 45 028 кв.м расположено под зеркалом пруда, образованного с помощью водонапорного сооружения (плотины) с водосбросным сооружением на правом притоке реки Атемарка (ручей без названия).

Указав на то, что передача органом местного самоуправления Обществу в аренду земельных участков водного фонда, в границах которых находятся водные объекты, отнесенные к федеральной собственности, не соответствует действующему законодательству, нарушает права Российской Федерации и интересы неопределенного круга лиц, Прокурор обратился в Арбитражный суд Республики Мордовия с иском по настоящему делу.

Отказывая в иске, суды трех инстанций исходили из следующего.

Право аренды спорных участков получено Обществом в результате исполнения обязанности по переоформлению права постоянного (бессрочного) пользования землей, возложенной на него пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 137-ФЗ); право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками подлежало переоформлению независимо от того, для какой цели были предоставлены земельные участки; пруды уже находились на земельных участках, предоставленных правопредшественникам Общества на праве постоянного (бессрочного) пользования. При таких обстоятельствах суды посчитали, что Общество правомерно получило земельные участки, занятые прудами, в аренду.

Руководствуясь статьями 5, 6, 12 Водного кодекса Российской Федерации (далее — ВК РФ), статьями 606, 607 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статьями 77, 79, подпунктом 3 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), суды посчитали, что нарушение Обществом требований ВК РФ об обязательном оформлении прав на водопользование водным объектом, расположенным на землях сельскохозяйственного назначения, не влечет за собой недействительности договора аренды земель сельскохозяйственного назначения, заключенного в порядке переоформления прежнего землепользования — постоянного (бессрочного) пользования; само по себе нахождение в границах земельного участка водного объекта или его части не свидетельствует о невозможности предоставления такого земельного участка в аренду.

Также суды пришли к выводу, что спорные земельные участки относятся к землям, государственная собственность на которые не разграничена, поэтому согласно пункту 10 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, орган местного самоуправления как уполномоченное лицо обоснованно распорядился спорными земельными участками сельскохозяйственного назначения.

Судебная коллегия считает, что суды трех инстанций при рассмотрении иска Прокурора в интересах Российской Федерации в лице Территориального управления неправильно применили нормы материального и процессуального права и не учли следующего.

Согласно пункту 3 статьи 129 ГК РФ земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах.

В соответствии со статьей 4 ВК РФ водное законодательство регулирует водные отношения. Имущественные отношения, связанные с оборотом водных объектов, определяются гражданским законодательством в той мере, в какой они не урегулированы данным Кодексом.

Как следует из статьи 27 ЗК РФ, оборот земельных участков осуществляется исходя из положений гражданского законодательства и данного Кодекса.

В силу статьи 1 ВК РФ водный объект это — природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима; водный режим — изменение во времени уровней, расхода и объема воды в водном объекте.

Водотоки (реки, ручьи, каналы), водоемы (озера, пруды, обводненные карьеры, водохранилища) являются поверхностными водными объектами, которые состоят из поверхностных вод и покрытых ими земель в пределах береговой линии (статья 5 ВК РФ).

Согласно части 1 статьи 8 ВК РФ водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 данной статьи.

Пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами (часть 1 статьи 8 ВК РФ).

Таким образом, исходя из совокупного толкования приведенных положений статей 1, 5, 8 ВК РФ, в собственности субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц могут находиться только пруды (состоящие из поверхностных вод и покрытых ими земель в пределах береговой линии), обладающие признаками изолированности и обособленности от других поверхностных водных объектов, то есть не имеющие гидравлической связи с иными водными объектами.

Если пруд не обособлен и не изолирован от других поверхностных водных объектов и имеет с ними гидравлическую связь, он относится к собственности Российской Федерации, в том числе в случае, когда пруд образован на водотоке (реке, ручье, канале) с помощью водонапорного сооружения.

В силу пункта 1 статьи 102 ЗК РФ к землям водного фонда относятся земли: 1) покрытые поверхностными водами, сосредоточенными в водных объектах; 2) занятые гидротехническими и иными сооружениями, расположенными на водных объектах.

На землях, покрытых поверхностными водами, не осуществляется образование земельных участков (пункт 2 статьи 102 ЗК РФ).

Из приведенных норм права следует, что пруды состоят из поверхностных вод и покрытых ими земель в пределах береговой линии, поэтому если водный объект относится к федеральной собственности, то его составная часть — покрытая поверхностными водами земля в пределах береговой линии также является федеральной собственностью.

При этом земельный участок как объект земельных отношений не формируется и в этом качестве не может быть предоставлен в аренду. В пользование предоставляется водный объект на основании договора водопользования или решения о предоставлении водного объекта в пользование (статья 11 ВК РФ).

В силу статьи 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Следовательно, если орган местного самоуправления, уполномоченный на распоряжение землями, государственная собственность на которые не разграничена, предоставил в аренду хозяйствующему субъекту земельный участок земель водного фонда, покрытый поверхностными водами пруда, находящегося в федеральной собственности, такая сделка является недействительной (ничтожной) в силу статьи 168 ГК РФ, поскольку противоречит требованиям статей 1, 5, 8 ВК РФ, статьи 102 ЗК РФ, статьи 209 ГК РФ, нарушает права Российской Федерации и посягает на публичные интересы неограниченного круга лиц.

При этом не имеет правового значения предоставление Обществу спорных земельных участков на праве постоянного (бессрочного) пользования, поскольку формирование земельных участков, постановка их на кадастровый учет и заключение спорного договора аренды осуществлялось в 2009-2011 годах в период действия приведенных норм Земельного кодекса Российской Федерации и Водного кодекса Российской Федерации, разграничивающих собственность на водные объекты.

Кроме того, действовавший до 01.01.2007 Водный кодекс Российской Федерации 1995 года также закреплял федеральную собственность на водные объекты. В силу статьи 35 Водного кодекса Российской Федерации 1995 года все водные объекты, а также обособленные водные объекты (замкнутые водоемы), не находящиеся в муниципальной собственности, собственности граждан и юридических лиц, являются федеральной собственностью, а согласно статье 32 этого Кодекса предметом права собственности на водные объекты выступает водный объект в целом.

В данном деле Прокурор и Территориальное управление обосновали иск тем, что на переданном в аренду земельном участке с кадастровым номером 13:15:0205003:471 расположен водный объект — пруд, образованный с помощью водонапорного сооружения (плотины) с водосбросным сооружением на реке Атемарка; на земельном участке с кадастровым номером 13:15:0205003:458 — пруд, образованный с помощью водонапорного сооружения (плотины) с водосбросным сооружением на правом притоке реки Атемарка (ручей без названия).

По мнению Прокурора и истца, данные обстоятельства свидетельствуют о том, что спорные пруды не обособлены и не изолированы от других поверхностных водных объектов, имеют гидравлическую связь с другими поверхностными водными объектами — рекой Атемаркой, которая является правым притоком реки Тавла, впадающей в реку Инсар; перечисленные водотоки относятся к Верхневолжскому бассейновому округу, являются частью речного бассейна реки Волга до Куйбышевского водохранилища и внесены в государственный водный реестр; спорные пруды и указанные иные водные объекты входят в единую гидрографическую сеть река Атемарка — река Тавла — река Инсар — река Алатырь — река Сура — река Волга — Каспийское море. При таких обстоятельствах Прокурор и истец посчитали, что спорные пруды находятся исключительно в федеральной собственности, а Администрация не вправе была распоряжаться частью водных объектов и передавать в аренду земли водного фонда, покрытые поверхностными водами.

В качестве доказательств приведенных доводов Прокурор представил в материалы дела акты проверки по уточнению границ спорных земельных участков от 21.12.2015, схематический чертеж и обмер границ участков от 21.12.2015, координаты прудов на местности, сопоставление границ земельных участков и прудов, координаты береговой линии прудов, фототаблицы водных объектов, заключение Верхне-Волжского бассейнового водного управления от 22.12.2015, генеральный план и правила землепользования и застройки Атемарского сельского поселения Лямбирского муниципального района Республики Мордовия, утвержденные решением Совета депутатов Атемарского сельского поселения Лямбирского муниципального района Республики Мордовия от 24.07.2012 N 39.

Между тем, в нарушение статьи 71 АПК РФ, суды первой и апелляционной инстанций указанные доводы и документы не исследовали и не дали им надлежащей оценки.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия считает, что решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 10.07.2017, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2017, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.04.2018 приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права, при неполном исследовании обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, поэтому указанные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное; рассмотреть вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, осуществляющей в соответствии с пунктом 5.4.1 Положения о Федеральной службе по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23.07.2004 N 372, государственный учет поверхностных вод и ведение государственного водного кадастра в части поверхностных водных объектов; исследовать и оценить представленные в материалы дела доказательства в их совокупности; правильно применив нормы материального и процессуального права, принять законное и обоснованное решение.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 10.07.2017, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2017, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.04.2018 отменить.

Дело А39-7480/2015 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Мордовия.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Г.Г. Попова
Судья И.Л. Грачева
Судья О.В. Киселева

Библиографическое описание:

Вода, так же как и земля, животный и растительный мир, лес, недра, является природным ресурсом, имеющим высокую экономическую и, безусловно, экологическую ценность. Вода, как основа всего органического, в отличие от иных природных ресурсов абсолютно необходима для существования человека. Согласно статистическим данным общий объем объектов водного фонда в России составляет около 1455 млн. км3, среди которых более 2,5 млн. рек, более 2 млн. озер, чуть меньше 1 млн. болот. Несмотря на такое разнообразие водных объектов и тот факт, что вода — возобновляемый и предполагающий повторное использование ресурс, пригодных для водозабора объектов водного фонда в России все же недостаточно . В силу этих обстоятельств, согласно действующей Конституции вода (наряду с землей и иными природными ресурсами) в Российской Федерации должна охраняться и использоваться рационально («как основа жизни и деятельности народов»).

Современное российское законодательство устанавливает преимущественно федеральную собственность на водные объекты. Согласно ст. 8 Водного кодекса РФ собственность субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц возможна лишь на пруды и обводненные карьеры. Пруд и обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту РФ, муниципальному образованию, физическому либо юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта РФ, муниципального образования, физического либо юридического лица за исключением указанных водных объектов, находящихся на территориях двух и более субъектов федерации или на земельных участках, прямо отнесенных законодательством к федеральной собственности (лесные участки в составе земель лесного фонда; земли, предоставленные для нужд Вооруженных Сил РФ и др.). Остальные водные объекты, как поверхностные, так и подземные, находятся в собственности Российской Федерации.

Обозначив пруд и обводненный карьер единственными объектами права региональной, муниципальной и, что безусловно актуально для современного этапа экономического развития нашего государства, частной собственности, законодатель не дает их определений. Между тем, необходимость легальных дефиниций указанных понятий обусловлена особым правовым режимом пруда и обводненного карьера: эти водные объекты, являясь недвижимым имуществом, составляют часть земельного участка и неразрывно связаны с ним, они могут отчуждаться в соответствии с гражданским и земельным законодательством (ч. ч. 3 и 4 ст. 8 ВК), т. е. быть объектами имущественных отношений. Кроме того отсутствие определений данных понятий в законодательстве дает возможность их произвольного толкования, что может привести к незаконному отчуждению, в частности в собственность физических и юридических лиц, иных водных объектов, отличных от прудов и обводненных карьеров. По мнению Сивакова Д. О., в силу названного пробела в водном законодательстве, приватизации могут быть подвергнуты озера и малые водохранилища, а в местах дачного строительства возможны произвольная запруда и присвоение частей ручьев и речек . По данным Росводресурсов, в Московской области зафиксированы даже случаи приватизации вместе с земельными участками водозаборных скважин в сельской местности . На необходимость четких и ясных определений соответствующих понятий указывает и профессор Боголюбов С. А. . Подобные недостатки понятийного аппарата по нашему мнению должны быть в итоге разрешены на законодательном уровне.

Стоит отметить, что термины «пруд» и «обводненный карьер» появились в водном законодательстве России сравнительно недавно. В Водном кодексе РФ 1995 г. использовалось понятие обособленного водного объекта, который, будучи предметом гражданского оборота, являлся объектом приватизации, купли-продажи, дарения, мены, залога и т. д. (в ст. 11 ВК 1995 г. предусматривалось, что обособленные водные объекты относятся к недвижимому имуществу и являются составной частью земельного участка, а положения водного законодательства применяются к обособленным водным объектам в той мере, в какой это не противоречит законодательству гражданскому). Согласно ст. 1 ВК 1995 г. под обособленным водным объектом (замкнутым водоемом) понимался небольшой по площади и непроточный искусственный водоем, не имеющий гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами. Настоящая правовая конструкция предавалась критике, отмечались ее несовершенство и условность. Указывалось, что такие признаки данных водных объектов, как замкнутость и непроточность, по своей сути, идентичны, а отсутствие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами геологически практически невозможно. Даже если водоем прямо не связан с рекой, не исключена его косвенная гидравлическая связь с поверхностными водами через подземные горизонты и родники. В свою очередь, несовершенство правовых формулировок влекло за собой трудности правоприменения: на практике были попытки недобросовестных физических и юридических лиц приватизировать и иные водоемы. В обсуждавшихся новых редакциях Водного кодекса предполагалось, с одной стороны, установить в законодательстве пределы по площади и удалении от поселений обособленных водных объектов, находящихся в частной собственности физических и юридических лиц, а с другой — расширить (а может быть, и исключить) понятие обособленного водного объекта . В конце концов, согласно ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» данная формулировка была изъята из земельного и гражданского права. Законодатель пошел по пути прямого указания на разновидности водоемов, которые могут находиться в частной собственности (пруды и обводненные карьеры), но решить проблему произвольного присвоения иных видов поверхностных водных объектов, как мы выяснили, так и не удалось.

Ст. 5 Водного кодекса 2006 года относит пруды и обводненные карьеры к поверхностностным водным объектам — водоемам, тем самым ограничивая данные понятия от рек, ручьев и каналов (обозначены в кодексе как водотоки), а также от родников и гейзеров (природные выходы подземных вод). Тем не менее, озера и водохранилища ВК РФ также относит именно к водоемам. Несмотря на то, что согласно пунктам «в» и «к» части 1 статьи 72, части 2 статьи 76 Конституции РФ вопросы владения, пользования и распоряжения водными ресурсами и водное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, законодательство субъектов, как и законодательство федеральное, не дает признаков водоемов, могущих находиться в региональной, муниципальной и частной собственности. В нормативно-правовых актах республик, краев, областей, автономных округов и автономной области каких-либо отличий прудов и обводненных карьеров от других поверхностных водных объектов не находим. Лишь в Законе Республики Ингушетия «Об использовании и обеспечении безопасности водных ресурсов Республики Ингушетия» в определении поверхностного водного объекта указан признак — состояние замедленного водообмена, характерный между тем не только для прудов, обводненных карьеров с одной стороны и озер, водохранилищ — с другой, но и для болот, которые по ВК РФ водоемами не являются. Таким образом, потенциальные возможности для появления коррупционной составляющей в правоприменении водного законодательства в отношении объектов права собственности связаны с отсутствием в Водном кодексе Российской Федерации критериев различия пруда и обводненного карьера именно от озера и водохранилища.

Итак, как было указанно выше, термины «пруд» и «обводненный карьер», несмотря на значимость для правоприменителя, в российском законодательстве не определены. В ГОСТ 19179–73 «Гидрология суши. Термины и определения» находим два определения пруда: пруд — мелководное хранилище площадью не более 1 кв. км; пруд-копань — небольшой искусственный водоем в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей . Так как основная трудность заключается в дифференциации прудов и обводненных карьеров от озер и водохранилищ, приведем определения последних, указанные в государственном стандарте 1975 года (в ВК РФ они также отсутствуют). Озеро — естественный водоем с замедленным водообменом; водохранилище — искусственный водоем, образованный водоподпорным сооружением на водотоке с целью хранения воды и регулирования стока. Проанализировав указанные дефиниции, можно сделать следующие выводы: 1) основным отличием озера от пруда и водохранилища является искусственное происхождение последних; 2) понятия пруда и водохранилища достаточно схожи. Некоторое совпадение терминов «пруд» и «водохранилище» отмечает и сам законодатель, указывая, что разница между ними чисто количественная . Действительно, количественный критерий отчетливо просматривается и в обоих определениях пруда, содержащихся в ГОСТ 19179–73: небольшой водоем; мелководное хранилище, площадью не более 1 кв. км. Исходя из этого, можно предположить, что площадь водохранилища должна как минимум превышать 1 кв. км. Однако ст. 65 Водного кодекса предусматривает существование водохранилищ с акваторией менее 0,5 квадратного километра. Следовательно, так называемый количественный критерий не может быть решающим для дифференциации настоящих видов водоемов.

Исследуя понятия «пруд» и «водохранилище», все же можно выделить ряд особенностей, индивидуализирующие эти водные объекты. Так пруд — мелководное хранилище, тогда как водохранилище полноводно. Назначение пруда — накопление и хранение воды для различных хозяйственных целей и нужд (полив, рыборазведение, водопой скота и т. д.). Водохранилище предназначено для хранения воды для нужд гидроэнергетики, судоходства, лесосплава, орошения, водоснабжения, обводнения, рыбного хозяйства, а также многолетнего регулирования стока. Регулирование стока реки водохранилищем происходит путем функционирования плотины или напорного гидроузла .

Между тем в ГОСТ 19179–73 указано по сути две разновидности пруда — непосредственно пруд и пруд-копань. Непосредственно пруд представляет собой мелководное хранилище, то есть малое водохранилище глубиной не более 3–5 метров. Так Котухов С. А. и Соболева Ю. В. в Комментарии к Водному кодексу отмечают, что пруды образуются путем перегораживания плотиной небольшого водотока . Данное умозаключение, по нашему мнению, прямо подтверждено п. 3 ч. 4 ст. 5 ВК РФ, который предусматривает определение береговой линии пруда и водохранилища по нормальному подпорному уровню воды. Согласно ГОСТ 26775–97 «Габариты подмостовые судоходных пролетов мостов на внутренних водных путях», нормальный подпорный уровень воды — наивысший проектный подпорный уровень верхнего бьефа (часть водного объекта, примыкающая к гидротехническому сооружению), который может поддерживаться в нормальных условиях эксплуатации гидротехнических сооружений; подпорный уровень — уровень воды, образующийся в водотоке или водохранилище в результате подпора; подпор — подъем уровня воды, возникающий вследствие преграждения или стеснения русла водотока или изменения условий стока подземных вод . Таким образом, подпорный уровень воды может быть лишь в водоемах, образованных водоподпорным сооружением (плотиной, дамбой, запрудой и т. д.), а именно в прудах и водохранилищах. Пруды можно осенью спускать, а весной снова наполнять водой. Совершенно по-иному устроен пруд-копань, который располагается в специально выкопанном углублении на поверхности земли и никаким образом от водотока не зависит. Следовательно, водохранилище и пруд всегда тесно связаны с другими водными объектами: первое — с рекой или большим озером, второй — с малой рекой, ручьем. Пруд-копань же внешне полностью автономен, что конечно не исключает его косвенную гидравлическую связь с другими поверхностными водоемами через подземные воды. Таким образом, основные отличия пруда от водохранилища: сравнительно малая глубина (мелководность) и предназначенность для хозяйственных нужд собственника. Характерной чертой пруда-копани является отсутствие наземной гидравлической связи с другими видами водных объектов.

ВК РФ содержит лишь одно из двух понятий (пруд/пруд-копань), имеющихся в ГОСТ 19179–73, а именно — пруд, а значит должен допускать связь водного объекта, находящегося в частной собственности, с другими, в том числе с теми, которые могут принадлежать лишь федерации. Однако это не так. Согласно части 2 ст. 8 Водного кодекса, в частной собственности могут находиться лишь пруды, расположенные на земельных участках, принадлежащих на праве собственности физическому или юридическому лицу. Так как пруды, как мы выяснили, гидрологически связаны с малыми водотоками, то земельные участки, на которых они расположены, должны прямо прилегать к рекам и ручьям, то есть к федеральным водным объектам общего пользования, чего быть не может.

По нашему мнению, было бы логично включить в п. 3 ч. 1 ст. 5 Кодекса, перечисляющий виды водоемов, и термин «пруд-копань», а также дополнить указанным понятием п. 2 ч. 4 ст. 5, то есть определять границу (береговую линию) пруда-копани аналогично границе реки, ручья, канала, озера, обводненного карьера — по среднемноголетнему уровню вод в период, когда водные объекты не покрыты льдом. Кроме того мы считаем более правильным обозначить (наряду с обводненным карьером) объектом права региональной, муниципальной и частной собственности не созданный путем перегораживания водотока пруд, а замкнутый искусственный водоем — пруд-копань (что потребует внесения изменений в ряд законов и подзаконных нормативно-правовых актов), и соответственно включить в ст. 1 ВК РФ определение этого понятия, учтя его существенные признаки (антропогенное происхождение, мелководность, обособленность, предназначенность для хозяйственных нужд собственника). Водный кодекс Республики Беларусь, например, содержит определения обоих понятий: пруд — искусственный водоем площадью водного зеркала до одного квадратного километра (за исключением технологических прудов рыбоводных хозяйств), созданный путем перегораживания плотиной малых рек, ручьев, временных водотоков или обвалования территории вне русла (в понижениях рельефа, на равнинных участках местности, в искусственных выемках); пруд-копань — небольшой искусственный водоем в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей. Стоит отметить, что указанные дефиниции достаточно удачны, так как они точно отражают существенные гидрологические, морфометрические и физико-географические признаки названных водных объектов.

Кроме пруда в собственности субъектов РФ, муниципальных образований, физических и юридических лиц могут находиться, как мы отмечали выше, и обводненные карьеры. Между тем в ГОСТ 19179–73, включающем обязательные для применения в документации всех видов, учебниках, учебных пособиях, технической и справочной литературе определения основных понятий в области гидрологии суши, термин «обводненный карьер» отсутствует. То есть водное законодательство фактически ввело совершенно новое понятие, не употребляемое в гидрологии, не дав ему определения и не обозначив его существенных признаков. В энциклопедиях, словарях и учебных пособиях находим лишь однотипные определения понятия «карьер». Согласно «Горной энциклопедии» карьер есть совокупность выемок в земной коре, образованных при добыче полезных ископаемых открытым способом . Глубина и площадь карьера может быть незначительной (например, при добыче песка, глины, гравия) или весьма значительной (например, при добыче угля или руды). Так что же тогда есть карьер обводненный? Согласно словарю русского языка, составленному институтом лингвистических исследований РАН, причастие обводненный — от глагола обводнить, то есть «обеспечить водой путем устройства каналов, водохранилищ, прудов, колодцев и т. п»., а также «увеличить запас воды в каком-либо водоеме» . Другими словами, обводненный карьер есть ни что иное как карьер, заполненный водой. Таким образом, обводненный карьер — искусственный водоем, представляющий собой выемку в земной коре, образованную при добыче полезных ископаемых открытым способом и заполненную водой.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что находиться в собственности субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц могут только водоемы, обладающие рядом отличительных гидрологических, морфометрических и физико-географических признаков. По нашему мнению, таковыми признаками, прежде всего, являются искусственное происхождение и замкнутость (непроточность, отсутствие поверхностной гидравлической связи с иными поверхностными водными объектами), а также в меньшей степени — мелководность и малая площадь (до 1 кв. км.). Приведенным признакам в должной мере соответствуют пруд-копань (замкнутый искусственный мелководный водоем площадью до одного квадратного километра в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей) и обводненный карьер (замкнутый искусственный водоем, представляющий собой выемку в земной коре, образованную при добыче полезных ископаемых открытым способом и заполненную водой). По нашему мнению названные дефиниции, в случае их прямого указания в законе, а также предложенные нами изменения отдельных положений Водного кодекса Российской Федерации могли бы в должной мере способствовать решению проблемы идентификации водных объектов, могущих являться объектами имущественного оборота.

Литература:

Статья 132. Понятие и состав земель водного фонда

Землями водного фонда признаются земли, занятые водоемами (реками и приравненными к ним каналами, озерами, водохранилищами, прудами и другими внутренними водоемами, территориальными водами), ледниками, болотами, водохозяйственными сооружениями для регулирования стока, располагаемыми на водоисточниках, а также земли, выделенные под водоохранные полосы указанных водных объектов и зоны санитарной охраны водозаборных систем питьевого водоснабжения.

Примечание

Статья 133. Право собственности на земли водного фонда

1. Земли водного фонда находятся в государственной собственности.

2. Земельные участки из состава земель водного фонда, занятые водохозяйственными сооружениями (оросительные и дренажные системы) межрайонного (областного) и межхозяйственного (районного) значения, а также ирригационными сооружениями, обслуживающими земельный участок одного хозяйствующего субъекта, могут находиться в частной собственности граждан и негосударственных юридических лиц Республики Казахстан в случае отчуждения из государственной собственности указанных сооружений.

3. Земельные участки под водохозяйственными сооружениями, перечисленными в пункте 2 настоящей статьи, обслуживающими двух или более собственников земельных участков или землепользователей, предоставляются им на праве общей собственности или общего землепользования.

Примечание

Статья 134. Выделение земель под водоохранные зоны и полосы по берегам водоемов

1. По берегам рек, озер, водохранилищ, каналов, внутренних вод, ледников, болот местными исполнительными органами выделяются земельные участки под водоохранные зоны и полосы.

Земельные участки под водоохранные зоны и полосы по берегам водных объектов не выделяются на землях особо охраняемых природных территорий и государственного лесного фонда.

2. Пользование земельными участками, включенными под водоохранные зоны и полосы, осуществляется в соответствии с требованиями водного законодательства Республики Казахстан.

Примечание

Статья 135. Предоставление земельных участков из состава земель водного фонда

Земельные участки из состава земель водного фонда, за исключением водных объектов, входящих в состав земель особо охраняемых природных территорий и государственного лесного фонда, могут быть предоставлены во временное землепользование местными исполнительными органами по согласованию с уполномоченным государственным органом в области использования и охраны водного фонда, водоснабжения, водоотведения физическим и юридическим лицам для нужд сельского, лесного, рыбного, охотничьего хозяйства, размещения объектов по использованию возобновляемых источников энергии и других целей, не противоречащих основному целевому назначению земельного участка.

Примечание

Статья 136. Порядок использования земель водного фонда

Использование земель водного фонда осуществляется в порядке и на условиях, установленных настоящим Кодексом и водным законодательством Республики Казахстан.

Статья 136-1. Порядок перевода земель водного фонда в земли других категорий

1. Перевод земель водного фонда в земли других категорий, за исключением водных объектов, входящих в состав земель особо охраняемых природных территорий и государственного лесного фонда, производится в случаях естественного или искусственного исчезновения или уменьшения размеров водного объекта и изъятия земель водного фонда для государственных нужд.

2. Решение о переводе земель водного фонда в земли других категорий, за исключением водных объектов, входящих в состав земель особо охраняемых природных территорий и государственного лесного фонда, принимается местным исполнительным органом области, города республиканского значения, столицы.

Решение о переводе земель водного фонда в земли других категорий или об отказе в переводе земель водного фонда в земли других категорий принимается на основании заключения специальной комиссии, создаваемой местным исполнительным органом области, города республиканского значения, столицы из числа депутатов местного представительного органа, представителей территориальных подразделений уполномоченных органов в области охраны окружающей среды, использования и охраны водного фонда, управления земельными ресурсами.

Примечание

Основные источники публикуемых текстов нормативных правовых актов: газета «Казахстанская правда», база данных справочно-правовой системы Adviser, Интернет-ресурсы online.zakon.kz, adilet.zan.kz, другие средства массовой информации в Сети. Хотя информация получена из источников, которые мы считаем надежными и наши специалисты применили максимум сил для выверки правильности полученных версий текстов приведенных нормативных актов, мы не можем дать каких-либо подтверждений или гарантий (как явных, так и неявных) относительно их точности. Компания «КАМАЛ-Консалтинг» не несет ответственности за любые последствия какого-либо применения формулировок и положений, содержащихся в данных версиях текстов нормативных правовых актов, за использование данных версий текстов нормативных правовых актов в качестве основы или за какие-либо упущения в текстах публикуемых здесь нормативных правовых актов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *