Преступления против личности

Здоровье является естественным благом и ценностью человека, передается ему генетически и относится к важнейшему объекту уголовно-правовой охраны. Право на охрану здоровья — одно из основных прав человека, закрепленное и гарантированное Конституцией РФ.

Согласно ст. 41 Конституции РФ это право обеспечивается гражданам бесплатной медицинской помощью, оказываемой государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения, финансированием федеральных программ охраны и укрепления здоровья населения, развитием государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения и т.п.

Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека и иными законодательными актами, в частности, уголовным законом, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья*(141). Причинение вреда здоровью человека является одним из наиболее распространенных видов преступлений против личности. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью отнесено законом к категории тяжких преступлений, а при наличии отягчающих обстоятельств — к разряду особо тяжких преступлений (ст. 15 УК).

Преступления против здоровья в Уголовном кодексе 1996 г. (ст. 111-125), так же как и в предыдущем Кодексе 1960 г., находятся в одной главе (16) с преступлениями против жизни. Конкретное содержание преступлений против здоровья рассматривается в последующих разделах, применительно к каждому преступлению. Общим же для них является то, что Уголовный кодекс 1996 г. отказался от использования традиционного для российского законодательства понятия «телесные повреждения», заменив его на «вред здоровью», при этом понятие «вред здоровью человека» в уголовном законе не раскрывается. Его помогает определить наука уголовного права на основе положений п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденных приказом Минздрава России от 10 декабря 1996 г. N 407 и согласованных с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ.

В специальной литературе давно дискутировался вопрос о понятии «телесные повреждения» и «вред здоровью».

Одни ученые исключали из понятия существовавшего тогда в законе термина «телесные повреждения» нанесение ударов, побои, истязания*(142); другие полагали, что к телесным повреждениям нельзя относить не только удары, побои и иные насильственные действия, но и действия, нарушающие целостность тканей, связанные с кровоизлиянием (например, царапины, прокусы), если они не вызывают общего расстройства здоровья человека*(143); третьи признавали нанесение ударов, побоев и иных насильственных действий причиняющими вред здоровью, однако не относили эти действия к телесным повреждениям, так как причиненный ими вред не может быть определен судебным экспертом*(144).

Изменение терминологии с «телесных повреждений» по Уголовному кодексу 1960 г. на «вред здоровью» в Кодексе 1996 г. не поставило точку в споре о понятии и содержании » вреда здоровью». в специальной литературе по-прежнему высказываются различные взгляды на понятие «вред здоровью». В целом, соглашаясь с позицией законодателя об изменении термина «телесные повреждения» на » вред здоровью», авторы Комментария к Уголовному кодексу РФ под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева считают, что далеко не всякий вред здоровью, даже если он возник от воздействия факторов внешней среды, можно рассматривать как телесное повреждение*(145).

Отдельные авторы ко вреду здоровью относят все деяния данной группы преступлений, кроме истязаний и побоев*(146). Поэтому правильное установление понятия и содержания вреда здоровью актуально и в настоящее время.

Как указывалось выше, вред здоровью раскрывается наукой уголовного права на основе положений медицины. Так, согласно п. 2 Правил от 10 декабря 1996 г. N 407 под вредом здоровью человека следует понимать либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

Следовательно, вред здоровью человека может заключаться: а) в причинении телесного повреждения, объективно вызвавшего нарушение анатомической целости органов или тканей организма человека или расстройство их физиологических функций; б) в том или ином заболевании, включая реактивные психические и невротические расстройства, наркоманию, токсикоманию, венерические или профессиональные заболевания, вследствие заражения одного человека от другого; в) в особом патологическом состоянии, например, шок, кома различной этиологии, гнойно-септические состояния и т.п. Побои, мучения и истязания не составляют какого-либо вида повреждений и являются особым способом посягательства на здоровье человека. Следует учитывать, что побои, удары и иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, всегда связаны с определенными изменениями в клетках и тканях организма и всегда наносят определенный вред здоровью. В большинстве случаев побои и удары характеризуются многократностью причинения, т.е. нанесением определенного их числа одновременно (в одно время, одному и тому же лицу).

К преступлениям против здоровья законодатель относит и такие деяния, которые непосредственно не причиняют вреда здоровью, непосредственно на него не воздействуют, но ставят в опасное состояние именно здоровье и жизнь человека. К таким преступлениям относятся угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК); принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК); незаконное производство аборта (ст. 123 УК); неоказание помощи больному (ст. 124 УК); оставление в опасности (ст. 125 УК). В юридической литературе стало традицией рассматривать данную группу преступлений за пределами преступлений против здоровья, порой не давая этому какого-либо обоснования, оставляя без анализа и упоминания объект преступлений*(147), а если и называя, то лишь как право на здоровье человека*(148).

С такой позицией вряд ли можно согласиться. Преступления этой группы носят смешанный характер, поскольку при их совершении опасности подвергаются как жизнь, так и здоровье человека в равной мере. Окончательный результат преступлений может быть различным: при изъятии органов, например, могут наступить и смерть человека, и вред здоровью различной степени тяжести; угроза убийством может окончиться и причинением вреда здоровью вплоть до психических расстройств, и телесным повреждением. Поэтому вполне обоснованно названную группу преступлений следует относить к преступлениям против здоровья, что находит подтверждение в законодательстве. Такая позиция получила поддержку и в юридической литературе*(149).

Кроме того, некоторые преступления из этой группы, например, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК), с объективной стороны совершаются путем психического воздействия на потерпевшего, что не противоречит понятию вреда здоровью, вытекающему из Правил от 10 декабря 1996 г. N 407, на которое возможно воздействие различными факторами внешней среды, в том числе и психическими. Законодатель к преступлениям против здоровья относит и такие деяния, объективная сторона которых не только не сопряжена с психическим воздействием на потерпевшего, но и характеризуется отсутствием насилия как такового, хотя и причиняется вред здоровью человека, например, заражение венерической болезнью (ст. 121 УК), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК).

Поэтому в уголовно-правовом смысле причинение вреда здоровью другого человека можно определить как противоправное умышленное или неосторожное деяние, заключающееся в нарушении анатомической целостности или физиологических функций тканей и органов человека или организма в целом, либо причиняющее ему физическую боль, а также ставящее в опасность здоровье человека.

Таким образом, преступления против здоровья, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, можно подразделить на четыре группы:

а) причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ст. 111-115, 118 УК);

б) побои и истязание (ст. 116, 117 УК) как преступления, сопряженные с совершением неоднократных насильственных действий;

в) преступления, не сопряженные с насилием, но ставящие в опасность здоровье человека (ст. 121, 122 УК);

г) преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека (ст. 119-120, 123-125 УК).

Родовым объектом анализируемых преступлений, а также и непосредственным, является здоровье другого человека как определенное физиологическое состояние организма конкретного лица, каким бы оно ни было. Поэтому посягательство на любое здоровье человека, влекущее ухудшение его состояния, следует рассматривать как преступление против здоровья. При этом не имеют значения возраст потерпевшего, наличие у него каких-либо биологических качеств (заболеваний, расстройств), учитывается фактическое состояние здоровья потерпевшего в данное время.

Посягательство на собственное здоровье, например членовредительство с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы, рассматривается как другое преступление, а не преступление против здоровья, поскольку виновный посягает на другой объект — порядок прохождения военной службы. Такое деяние образует самостоятельный состав преступления (ст. 339 УК).

Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением случаев, когда такое согласие и действия направлены на достижение социально полезных целей. Например, по Закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. трансплантация органов (тканей) допускается исключительно с согласия живого донора*(150). Такое согласие имеет значение лишь при соблюдении всех условий, предусмотренных законом. В частности, изъятие органов и (или) тканей у живого донора допустимо, если его здоровью, по заключению врачебной комиссии, не будет причинен значительный вред.

Здоровье ребенка может быть объектом преступных посягательств уже во время родов.

Таким образом, объектом уголовно-правовой охраны от этих преступлений является чужое здоровье любого человека, независимо от фактического его состояния и возраста.

В современной специальной литературе мнения на объект уголовно-правовой охраны преступлений против здоровья не вызывают каких-либо расхождений, исследователи в основном придерживаются одной точки зрения, что объект этих посягательств — здоровье человека. В литературе 50-70-х гг. по вопросу об объекте данной группы преступлений ученые придерживались различных точек зрения*(151).

Объективная сторона причинения вреда здоровью может выражаться как в действии, так и в бездействии (что значительно реже), при этом большинство составов соответствующих преступлений сконструированы в статьях Кодекса по типу материальных. Это означает, что обязательными признаками объективной стороны преступлений против здоровья являются указанные в законе преступные последствия в виде вреда здоровью и причинная связь между действиями (бездействием) и последствием.

Причинение вреда здоровью всегда есть результат противоправного деяния, прямо указанного в законе как преступление. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, при задержании лица, совершившего преступление, а также в условиях обоснованного риска, при отсутствии признаков превышения допустимых пределов всех этих мер правомерно и не влечет уголовной ответственности. Не является преступлением также причинение вреда здоровью другого человека в процессе спортивных состязаний, если при этом были соблюдены все установленные для данного вида спорта правила и меры безопасности. Если причинение вреда здоровью связано с умышленным нарушением правил с целью совершить преступление, то ответственность наступает на общих основаниях.

Согласие или просьба потерпевшего (о чем говорилось выше), по общему правилу, не исключает преступность причинения вреда здоровью, однако это обстоятельство может быть учтено при назначении наказания виновному.

Небольшая группа преступлений (те, которые указаны в четвертой группе) сконструирована по типу формальных составов. Стало быть, объективная их сторона выражается в выполнении указанных в законе действий и не требует наступления каких-либо последствий.

Способы причинения вреда здоровью различаются физическим, механическим и психическим воздействием на потерпевшего. Место, время, орудия и средства, а также способ причинения вреда здоровью, по общему правилу, для квалификации значения не имеют. Однако в некоторых составах такой объективный признак, как способ, является квалифицирующим обстоятельством (п. «б», «в» ч. 2 ст. 111, п. «д» ч. 2 ст. 117 УК).

Тяжесть причиненного вреда здоровью определяется судебно-медицинским экспертом и оценивается следователем и судом исходя из Правил от 10 декабря 1996 г. N 407. В соответствии со ст. 79 УПК проведение экспертизы для установления тяжести и характера вреда здоровью является обязательным. В случае неполноты, неточности или необоснованности заключения возможно назначение повторной или дополнительной более квалифицированной экспертизы (ст. 81 УПК).

С субъективной стороны причинение вреда здоровью по большинству составов характеризуется умышленной формой вины, однако возможно и по неосторожности. При этом умысел может быть как прямым, так и косвенным, когда виновный сознает, что в результате его действий причиняется вред здоровью другого человека, и желает этого либо сознательно допускает. Умысел при причинении вреда здоровью по разновидности может быть конкретизированным и неконкретизированным. При конкретизированном умысле ответственность определяется направленностью умысла, например, если виновный желал причинить тяжкий вред здоровью, а причинил средней тяжести вред, ответственность должна наступать как за покушение на причинение тяжкого вреда здоровью. При неконкретизированном умысле ответственность наступает за фактически причиненный вред.

Преступление, предусмотренное ст. 118 УК, совершается только в результате неосторожной формы вины, а деяния, указанные в ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124 УК, совершаются с двумя формами вины: в отношении действий наличествует умысел, а последствия наступают в результате неосторожности.

Субъектом преступлений против здоровья является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного законом за конкретные преступления. Так, субъектом причинения тяжкого вреда (ст. 111 УК) и средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК) может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 20 УК), а за остальные преступления против здоровья ответственность наступает с 16 лет. Три состава преступления предусматривают наличие специального субъекта (ч. 2 и 4 ст. 118; ч. 4 ст. 122 УК), так как деяния совершаются вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Это могут быть водитель автомобиля, лица, отвечающие за соблюдение правил по технике безопасности, санитарно-эпидемиологических правил (ч. 2 и 4 ст. 118 УК), медицинские работники (ч. 4 ст. 122).

2. Убийство при отягчающих обстоятельствах

В ч. 2 ст. 105 устанавливается уголовная ответственность за убийства при отягчающих обстоятельствах. К таковым законодатель отнес 12 видов квалифицированных убийств.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда в Постановлении от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», по п. «а» ч.2 ст. 105 квалифицируется убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены одновременно или с небольшим разрывом во времени. Единство умысла является тем признаком, на основании которого отдельные преступные действия могут быть сгруппированы в один состав. Об умысле на совершение убийства двух и более лиц может свидетельствовать общий мотив (например, при совершении хищения с охраняемой территории происходит убийство сотрудников охраны, чтобы они не пресекли преступные действия).

В ходе расследования по уголовному делу об убийстве двух и более лиц может быть установлено, что умысел обвиняемого охватывал и иные квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 105: совершение убийств с особой жестокостью, общеопасным способом, из корыстных или хулиганских побуждений. Кроме того, убийства могут быть совершены группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. В этих случаях обвинение предъявляется не только по п. «а» ч. 2 ст. 105, но и с указанием на другие квалифицирующие признаки.

Характерной особенностью субъективной стороны убийства двух и более лиц является разнообразие умысла: все убийства могут быть совершены с прямым умыслом (например, после совершения разбойного нападения происходит убийство потерпевших, чтобы скрыть преступление) или же первое убийство совершается с прямым умыслом, а последующие — с кос-венным (например, желая убить человека, закладывают взрывное устройство в его автомобиль, и в результате взрыва погибает не только жертва, но и случайные прохожие).

По п. «б» ч. 2 ст. 105 квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Под выполнением общественного долга подразумевается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Под воспрепятствованием правомерному осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга понимаются умышленные действия (бездействие), направленные на прекращение трудовой или общественной деятельности потерпевшего.

По п. «б» ч. 2 ст. 105 квалифицируются убийства лиц, не имеющих специального должностного статуса. Ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа наступает по соответствующим статьям УК (277, 295,317).

В п. «в» ч. 2 ст. 105 содержится ссылка на два квалифицирующих признака убийства. При этом один из них касается особенностей личности потерпевшего — заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а второй связан с совершением не только убийства, но и другого преступления — похищения человека.

По п. «в» ч. 2 ст. 105 УК (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Кроме того, к беспомощному состоянию может быть отнесено состояние алкогольного или наркотического опьянения, а также наркотической абстиненции, в силу которых лицо не могло оказать сопротивления убийце.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК. Вместе с тем необходимо учитывать, что совершение обвиняемым похищения человека может служить промежуточным этапом для последующего убийства. В таких случаях умысел охватывается рамками п. «в» ч. 2 ст. 105.

Пункт «г» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Особенностью состава этого преступления является то, что посягательство осуществляется на жизнь женщины и на развитие вынашиваемого ею плода.

Квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 105 возможна при условии заведомого знания виновного о беременности потерпевшей. Это знание должно быть достоверным; о его достоверности могут свидетельствовать внешние признаки, а также иные данные (например, убийца является родственником потерпевшей, которому известно, что она ждет ребенка). Если виновный не владеет достоверной информацией о беременности потерпевшей, то он не может быть привлечен к ответственности по этому виду убийства.

Пункт «д» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство, совершенное с особой жестокостью. Для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что в умысел виновного входили особо жестокие действия.

К особой жестокости можно отнести те случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

Пункт «е» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за совершение убийства общеопасным способом. В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается, что под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. Для признания способа убийства общеопасным необходимо установить орудия и средства, с помощью которых оно было совершено. К убийствам, совершенным общеопасным способом, относятся убийства, совершенные путем взрыва, поджога, применения источников повышенной опасности, выстрелов в толпу, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди, организации автомобильной аварии и др.

Опасность для жизни других людей должна быть реальной, но факт причинения им вреда не имеет значения для квалификации действий виновного по этому пункту. Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, то содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105, по п. «а» ч. 2 ст. 105.

По п. «е» ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Россия — многонациональная страна; при этом в ее северокавказских регионах (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня, Северная Осетия) распространены обычаи кровной мести.

Кровная месть подразумевает стремление виновного отомстить некоему лицу и членам его семьи за ранее нанесенную ими обиду. Опасность кровной мести состоит в том, что в соответствии с этим обычаем обязанность мстить переходит из поколения в поколение, вне зависимости от времени возникновения обиды.

Пункт «ж» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство, совершенное в соучастии: группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, но без предварительной договоренности, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинял ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица). В обоих случаях действия соучастников оцениваются как соисполнительство.

Предварительный сговор на убийство должен состояться до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Он подразумевает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц о совершении убийства. Этот вид убийства предполагает как соисполнительство соучастников, так и распределение между ними ролей, наличие, наряду с соисполнителями преступления, организаторов, подстрекателей или пособников убийства. В этом случае действия соучастников следует квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105.

По п. «ж» ч. 2 ст. 105, организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Характерной чертой убийств, совершенных организованной группой, является планирование преступления, приискание его орудий, распределение ролей между соучастниками убийства.

Пункт «з» ч. 2 ст. 105 — убийство из корыстных побуждений, по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом — является уточненным вариантом п. «а» ст. 102 УК РСФСР. Корыстный мотив является общим для этих трех видов убийств, но с небольшими изъятиями: при бандитизме у членов банды могут быть иные побуждения для убийства (например, совершение убийства одного из членов банды, решившего из нее выйти, для устрашения других участников).

Убийство из корыстных побуждений — достаточно традиционный для российского законодательства вид убийства. Под корыстными побуждениями понимаются цели получения материальной выгоды для виновного Или иных лиц. Материальная выгода может выражаться в получении движимого и недвижимого имущества потерпевшего или прав на его получение (например, по тендеру), денег, либо, наоборот, состоять в избавлении от каких-то материальных затрат (долговых обязательств, оплаты услуг, уплаты алиментов и др.).

Для квалификации действий обвиняемого как совершения убийства из корыстных побуждений необходимо установить возникновение цели получения материальной выгоды до начала лишения потерпевшего жизни. В тех случаях, когда убийство совершается по другим мотивам (ревность, месть, личная неприязнь), а обнаружение и завладение имуществом происходит после убийства, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 и ст. 158 УК.

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения от третьего лица (оно может быть признано подстрекателем или организатором убийства в зависимости от содеянного). Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой (162), вымогательство (163) или бандитизм (209). Убийства, совершенные при разбое, вымогательстве или бандитизме, могут характеризоваться косвенным умыслом, если побудительной причиной здесь выступала корыстная цель (например, потерпевший оказал активное сопротивление, в ходе которого и был убит). Убийства, сопряженные с бандитизмом, но лишенные корыстной цели (например, физическое устранение члена банды, заподозренного в сотрудничестве с правоохранительными органами), совершаются с прямым умыслом.

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам об убийстве» указано, что по п. «и» ч. 2 ст. 105 следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Хулиганские побуждения характеризуются не только явным неуважением к обществу, но и противопоставлением своего поведения нормам общепринятой морали, общественного порядка, а также особым цинизмом и, особой дерзостью. Вместе с тем выраженность этих побуждений такова, что внешне эти поступки воспринимаются как немотивированные (например, виновный, находящийся в состоянии опьянения, останавливает незнакомого человека, а в ответ на полученное замечание наносит ему телесные повреждения, от которых наступает смерть потерпевшего).

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 ноября 2007 г. «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Таким образом, не может квалифицироваться как убийство из хулиганских побуждений убийство, совершенное в ссоре или в драке, в тех случаях, когда их зачинщиком выступил потерпевший. Действия обвиняемого в зависимости от направленности умысла должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 или ч. 4 ст. 111. Если же конфликт спровоцировал обвиняемый, чтобы использовать это как повод для убийства, то здесь надлежит применять п. «и» ч. 2 ст. 105.

Пункт «к» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за совершение убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

Убийство с целью скрыть другое преступление совершается в тех случаях, когда другое преступление уже совершено или подготавливается и потерпевшему об этом известно. При этом степень оконченности этого преступления не имеет значения для квалификации действий обвиняемого. Степень тяжести другого преступления также для этого не важна. Например, при совершении квартирной кражи виновный убивает вернувшегося хозяина квартиры и скрывается с места происшествия.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления предполагает, что второе деяние еще только готовится и для реализации преступного умысла необходимо создание условий, в которых его совершение будет оптимальным. Например, чтобы оказать давление на лицо, у которого вымогается имущество, убивается его близкий родственник.

Отличительной чертой п. «к» ч. 2 ст. 105 в этой части является отсутствие иных мотивов для убийства (корыстные, хулиганские и пр.). В связи с этим взаимоисключена квалификация одних и тех же действий одновременно по п. «з», «и», «к» ч. 2 ст. 105.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений. При этом действия обвиняемого квалифицируются по совокупности: по п. «к» ч. 2 ст. 105, а равно по соответствующим частям ст. 131 или 132 УК. Таким образом, убийство, сопряженное С изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, также может мотивироваться и желанием сокрыть содеянное, и в этом случае оно совершается с прямым умыслом. В некоторых других случаях умысел может быть косвенным (например, в ходе изнасилования виновный душил потерпевшую, но безразлично относился к тому, может ли она от этого умереть).

Пункт «л» ч. 2 ст. 105 содержит такой квалифицирующий признак, как совершение убийства по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Ненависть или вражда подразумевает неприятие виновным политической, идеологической, национальной, расовой, социальной принадлежности или вероисповедания потерпевшего, в связи с которым он совершает убийство.

Политическая ненависть или вражда имеет место, когда преступление совершается в отношении политического противника (представителя политической партии). При идеологической ненависти виновный может исповедовать иную идеологию, чем принятая в государстве (например, фашизм). Национальная или расовая ненависть или вражда имеет в настоящее время много прецедентов в преступлениях, совершаемых на межэтнической почве. Национальная вражда или ненависть основывается на неприязни некоей исторически сложившейся общности людей, объединенных единством территории, языка, экономических и культурных традиций. Раса как общность людей в качестве объединяющих признаков имеет главным образом признаки физиологического характера (цвет кожи, разрез глаз, форма черепа и пр.). Представители одних рас могут принадлежать как к одной, так и к разным национальностям (например, европеоидная раса насчитывает несколько сотен национальностей). Расовая ненависть или вражда, таким образом, — понятие более широкое, нежели национальная ненависть. При религиозной ненависти речь идет о противоположных религиозных конфессиях (преступления сатанистов). Враждебное отношение к представителям социальной группы может быть проиллюстрировано на примере таких преступлений, как избиение бомжей подростками.

Специальный мотив по п. «л» ч. 2 ст. 105 помогает установить не только обстоятельства совершения преступления, но и его конечную цель. В тех случаях, когда умыслом виновного охватывалось также, например, разжигание национальной розни, провоцирование массовых беспорядков и пр., его действия требуют дополнительной квалификации по ст. 212, 282 УК. Если же эти действия являлись средством совершения убийства, дополнительная квалификация не нужна, в том случае, если кроме убийства не наступило других общественно опасных последствий.

Умысел по п. «л» ч. 2 ст. 105 может быть только прямым, это объясняется специальным мотивом преступления.

По п. «м» ч. 2 ст. 105 уголовная ответственность наступает за убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего. Характер использования органов и тканей потерпевшего не влияет на квалификацию действий обвиняемого по этому пункту ст. 105. Убийство может быть совершено с целью последующей трансплантации органов потерпевшего иным лицам, с целью промышленной переработки органов или тканей для изготовления лекарств; наконец, убийство может быть совершено человеком — каннибалом или фетишистом, и органы убитого могут использоваться в соответствующих целях.

Субъектами убийства, предусмотренного п. «м» ч. 2 ст. 105, могут быть медицинские работники, а также иные лица, убивающие потерпевшего с целью использования его органов или тканей. Данное преступление характеризуется прямым умыслом.

Диспозиция ч. 2 ст. 105 допускает наличие в действиях одного и того же лица нескольких квалифицирующих признаков, например совершение лицом с особой жестокостью убийства из корыстных побуждений. Позиция Пленума Верховного Суда — в этом случае квалифицировать убийство по всем пунктам, под которые подпадают действия обвиняемого, но назначать наказание не по каждому пункту, а непосредственно за убийство с учетом наличия нескольких квалифицирующих признаков.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Введение

Глава 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ИХ СИСТЕМА И ВИДЫ

§ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против личности

§ 2. Система и виды преступлений против личности

Глава 2. ПОНЯТИЕ, ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ

§ 1. Преступления против жизни в истории российского уголовного законодательства

§ 2. Понятие, общая характеристика преступлений против жизни

§ 3. Убийство без смягчающих и отягчающих обстоятельств – простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ)

§ 4. Убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ)

§ 5. Дифференциация ответственности и проблемы совершенствования конструкции состава умышленного убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ

Глава 3. УБИЙСТВО ПРИ СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

§ 1. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ)

§ 2. Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ)

§ 3. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ)

Глава 4. ИНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ

§ 1. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)

§ 2. Доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ)

Глава 5. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ

§ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против здоровья

§ 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья

Глава 6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРИЧИНЯЮЩИЕ ВРЕД ЗДОРОВЬЮ РАЗЛИЧНОЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ

§ 1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)

§ 2. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ)

§ 3. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при наличии смягчающих обстоятельств (ст.ст. 113, 114 УК РФ)

§ 4. Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ)

§ 5. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ)

§ 6. Зарубежное уголовное законодательство о преступлениях, причиняющих вред здоровью

Глава 7. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ, СОПРЯЖЕННЫЕ С СОВЕРШЕНИЕМ НЕОДНОКРАТНЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

§ 1. Побои (ст. 116 УК РФ)

§ 2. Истязание (ст. 117 УК РФ)

Глава 8. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СТАВЯЩИЕ В ОПАСНОСТЬ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА, НЕ СОПРЯЖЕННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ НАСИЛИЯ

§ 1. Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ)

§ 2. Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ)

Глава 9. ИНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СТАВЯЩИЕ В ОПАСНОСТЬ ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ)

§ 2. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ)

§ 3. Незаконное проведение искусственного прерывания беременности (ст. 123 УК РФ)

§ 4. Неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ)

§ 5. Оставление в опасности (ст. 125 УК РФ)

Глава 10. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ, ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ

§ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против свободы, чести и достоинства личности

§ 2. История развития российского законодательства о преступлениях против свободы, чести и достоинства личности

§ 3. Похищение человека (ст. 126 УК РФ)

§ 4. Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ)

§ 5. Торговля людьми (ст. 127.1 УК РФ)

§ 6. Использование рабского труда (ст. 127.2 УК РФ)

§ 7. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (ст. 128 УК РФ)

§ 8. Преступления против чести и достоинства личности

Глава 11. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ

§ 1. Общая характеристика

§ 2. Изнасилование (ст. 131 УК РФ)

§ 3. Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ)

§ 4. Иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Приложения

Библиографический список

Заключение диссертации по теме «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право», Абельцев, Сергей Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (основные выводы и предложения)

Осуществленное исследование позволило получить некоторые научные результаты, имеющие теоретическое и прикладное значение. На этой основе автор формулирует выводы и предложения, которые представлены в тексте диссертации. Основные из них, а также положения научного характера, отличающиеся новизной, обозначены в настоящем заключении. Кратко они выглядят следующим образом.

1. Необходимо выделять в особую группу наиболее общественно опасные, тяжкие и распространенные насильственные преступления против личности. Это — убийства, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью и изнасилования. Онй являются родственными, у них криминологически однородный феномен. При этом преступления делятся на следующие группы (так называемая внутренняя классификация: преступления, при совершении которых насилие является элементом мотивации; преступления, где насилие выступает в виде средства достижения цели, то есть инструментальное насилие.

Особую группу составляют корыстные насильственные преступления против личности. Однако, когда одновременно проявляются и другие мотивы, выделяются те преступления, где доминирует, или господствует, именно корыстный мотив.

2. Такие насильственные преступления против личности, как убийство, причинения тяжкого вреда здоровью и изнасилование, представляют собой особую систему преступного насилия. При совершении указанных преступлений насилие выступает в двух ипостасях: является элементом мотивации и средством достижения цели. Общее увеличение организованных начал в насильственных преступлениях против личности приводит к тому, что все чаще фиксируется полимотивация, в системе которой господствует корысть, и использование инструментального насилия. При этом еще более расширяется социальное содержание насилия, если иметь в виду такие виды социальных явлений, как убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и изнасилования. Такая оценка позволяет приблизить уголовно-правовой анализ к криминологическому исследованию, в соответствии с которым не только субъект преступления и объект посягательства, но также мотив (корысть) и средство достижения цели (насилие) во многом определяют степень и силу противодействия. Порождается психология «корыстного насильника». Активно развиваются процессы проявления корыстных и насильственных форм поведения. Ситуация в стране начинает складываться так, что корысти и насилию отдается приоритет. Происходит определенного рода социальная деформация.

Появляется ориентация на то, что преступление без корыстной цели и без насилия как средства достижения этой цели, бессмысленно. Появляется диктат корысти и насилия.

3. Исследуя корыстные мотивы насильственных преступлений против личности, следует, прежде всего выделять тип убийцы — особый тип преступника. Отсюда, по сходству и различиям, — другие социальные типы: лица, совершающие причинение тяжкого вреда здоровью, и лица, совершающие изнасилование. При этом рассматриваемые преступления (убийство, причинение вреда здоровью и изнасилования) можно анализировать и с профилактической точки зрения: с одной стороны как однородную в известном смысле совокупность деяний; с другой стороны, как отличающиеся друг от друга поведенческие акты. Последнее обстоятельство, связанное с типологией преступников, конкретизирует объект профилактического воздействия — личность.

Однородным преступлениям против личности, мотивы которых корыстные, а средства достижения цели — насилие, соответствуют однотипные преступники, или схожие социальные типы. Здесь всегда обнаруживаются черты и свойства личности общего порядка, входящие в характеристику преступника как социального типа. Выделяется главное — устойчивость способов поведения личности довлеющие мотивы этого поведения. Из этого можно получить более детализированную характеристику личности преступника. Для индивидуальной профилактики это имеет большое практическое значение. Осуществляя профилактику, необходимо иметь в виду, что преступление, совершенное определенным образом, когда сочетались корысть и насилие, не только дает возможность судить о «почерке» преступника, его индивидуальной манере, характерных свойствах личности, но и указывает на особенности социаль-ного типа. При этом «следы» преступления, будь то убийство или изнасилование, могут свидетельствовать о принадлежности преступника к определенному «классу»: опытный, неопытный, случайный, злостный профессионал и т.д. Совершая преступление, преступник оставляет на месте происшествия своего «печать». Все это должны принимать во внимание практические работники, осуществляющие профилактику (предотвращение, пресечение) убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилования, занимающиеся также раскрытием этих преступлений, их расследованием. Почти все проблемы при этом конкретизируются.

4. Повышенную опасность представляют так называемые сопряженные деяния против личности, среди которых привлекают внимание две группы: изнасилования, сопряженные с убийством; изнасилования, сопряженные с причинением тяжкого вреда здоровью. Первые в числе всех изнасилований составляют 6%, а вторые — 11%. Более всего такая сопряженность касается сферы быта и досуга. Для сферы экономики это практически не характерно.

Около 10 % изнасилований связаны с побоями и истязаниями (ст. 116 и ст. 117 УК России). Эта «сопряженность» также характерна для сферы быта и досуга.

Особую группу насильственных преступлений против личности составляют сексуальные убийства и сексуальные причинения тяжкого вреда здоровью, когда эти деяния связаны не с изнасилованием, а именно с действиями сексуального характера и развратными действиями (ст. ст. 132-135 УК России). В числе убийств таких «сопряженных преступлений» 8 %, а в числе причинений тяжкого вреда здоровью — 14 %. Эти преступления также характерны для сферы быта и досуга. В их числе выделяются серийные сексуальные убийства. Для лиц, совершающих такие убийства наиболее типична фигура сравнительно молодого мужчины, средний возраст которого 35-40 лет.

5. Изнасилования, в отличие от убийств и причинений тяжкого вреда здоровью, — преступления только мужчин и совершаются они только в отношении женщин. Это в 6-7 случаях из 10 — групповые преступления; чем моложе преступники, тем чаще изнасилования совершаются в группе, и тем эти группы активнее. Здесь действует принцип: что трудно или боязно сделать одному, тем легче и не страшно сделать двум и более лицам. Этот принцип должен учитываться при выявлении лиц, склонных к изнасилованию, и оказанию на них профилактического воздействия.

Что касается групповых убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, в какой-то мере и изнасилований, то главный вопрос не в количественном составе группы, а в качественном: какие лица объединили свои усилия, насколько они сплочены и организованы, на что ориентированы и каковы их планы. Оказывая профилактическое воздействие на преступную группу, внимание должно быть сосредоточено не только на отдельных членах группы и их индивидуалистических и эгоистических проявлениях, но и на групповом эгоизме. Исследования показали, какими бы ни были индивидуальные мотивы участников групп, совершающих убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и изнасилование, всегда существует и групповой мотив. Господствующим всегда остается групповой (общий) мотив, когда интересы участников преступления совпадают. Это как бы согласованный мотив. А господствующим мотивом, по нашим данным, чаще всего является корыстный мотив. Очевидно существует общая групповая корыстная потребность. Господствующий в группе мотив выступает как обязательная для всех программа действий, ведущих к конкретной цели. При групповых убийствах, причинениях тяжкого вреда здоровью, в известной мере и при изнасилованиях, на первый план выступает корыстная цель, а средством ее достижения является насилие. С криминологической точки зрения, такие группы представляют интерес как специфические объекты профилактического воздействия.

6. Корыстный мотив порождается в связи с тем или иным соблазном, страстью к приобретению, наживе, добыче, личной эгоистической выгоде вообще. Отсюда и понятие преступлений с корыстной мотивацией. При господствующей роли корыстных мотивов совершается 82 % убийств, 75 % причинений тяжкого вреда здоровью, 50 % изнасилований. Но это не только страсть к приобретению и наживе, но и стремление к извлечению выгоды в широком смысле слова. Имеется в виду, что в основе действий и поступков преступников лежат корыстные побуждения, связанные не только с деньгами, ценностями, имуществом, но и с получением блага иного характера. С этим часто связан и такой мотив. как месть: из зависти, ревности, ненависти, личной неприязни, за измену, предательство, оскорбление, унижение достоинства, систематические издевательства и т.д. Личная месть, месть за кого-то. Месть как единовременный, разовый мотив и длящаяся месть, вынашиваемая в течение продолжительного времени. Даже при господствующей роли мести как мотива, она в 40 % связана с корыстной целью при убийствах, в 28 % — при причинениях тяжкого вреда здоровью и в 7 % — при изнасилованиях. Относительно же этих преступлений автор выделяет прямой мотив, который всегда конкретен и легко наблюдаем, и косвенный мотив (подспудный), тайный; при совершении одного и того же преступления одновременно могут действовать прямой и косвенный мотивы. Когда между рождением мотива и преступлением почти нет (или соврем нет) временного интервала, то этот мотив можно назвать ситуативным. Автор выделяет также латентные (скрытые) мотивы, а также безмотивные преступления. По мнению автора, нет и не может быть такого мотива, как хулиганские побуждения, с помощью с которого прикрываются невы-являемые истинные мотивы. Ссора, драки и т.п. также не могут быть мотивами. Многие убийства, например, мотивами которых были признаны хулиганские побуждения, ссора, драка, были совершены как реакция на угрозу, шантаж, оскорбление и т.д., что является истинным мотивом.

7. Преступная корысть — особое состояние личности и цель поведения криминальной направленности. По нашим данным, такая корысть переплетается с другими мотивами и определяет их суть при убийствах — в 82 % случаев, причинениях тяжкого вреда здоровью — в 75 %, а при изнасилованиях — в 45 % случаев. Обычно это касается преступников с устойчивыми отрицательными свойствами личности, рецидивистов. Устойчивой преступной направленности соответствуют корыстные мотивы: при убийствах — в 90 % случаев, при причинениях тяжкого вреда здоровью — в 82 % и при изнасилованиях — в 55 % случаев. И другая характерная черта: систематичность совершения преступлений в том числе и против собственности), причем с применением насилия. обычно сопровождаемого жестокостью. Главная «криминальная фигура» здесь — это корыстная личность. Между насильственным преступлением и корыстной личностью преступника существует тесная сущностная связь. Здесь тесно связаны между собой преступное насилие и преступная корысть.

8. Преступления против личности, основными свойствами которых являются корысть и насилие, развиваясь, порождают себя, выступая своей собственной причиной. С этим связано и то, что сплачивается уголовная среда, в которой среди всех мотивов преступного поведения доминирует, или господствует, корысть, получает распространение криминальное насилие как средство достижения корыстной цели. Это соответствует корыстно-насильственной направленности преступности в целом. Корыстная активность характера для 90 % наиболее распространенных преступлений, а насилие для 75 %. Появляется множество социально-психологических проблем, связанных с тем, что на членов общества влияет то, что корыстная потребность сравнительно легко удовлетворяется с помощью насилия. В обществе закрепляются соответствующие формы поведения.

9. Мотивы поведения (действия или бездействия) заложены в самой личности. Многие преступления против личности, особенно убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и изнасилования, совершаются, когда в человеке проявляются повышенная активность, нервная возбудимость, эмоциональность и «ситуативное мышление». Этому способствует пьянство и алкоголизм, наркомания. Здесь существует связь и с нервно-психическими заболеваниями (в рамках вменяемости). Над всем этим «возвышаются» личность преступника и мотивация преступного поведения. Что касается убийств, причинений тяжкого вреда здоровью и изнасилований, то их мотивы приводят в действие всю систему их причин и условий. Первичным элементом системы причин рассматриваемых преступлений выступает именно мотивация соответствующего поведения. Исследования показывают, что все мотивы убийств, например, какими бы они ни были, в итоге смещаются в сторону корысти. Другие мотивы при этом не исчезают, а «группируются» вокруг корысти. Это в известной мере касается также причинений тяжкого вреда здоровью и изнасилований. Корысть — «ядро» всех мотивов преступного насилия. Указанные преступления против личности являются выражением корысти и насилия.

10. Все мотивы насильственных преступлений против личности аккумулируются в трех проявлениях: стремление к удовлетворению потребности в материальных благах; стремление к удовлетворению половой страсти (это относится только к изнасилованию и другим преступлениям сексуального характера) и стремление к удовлетворению потребности в насилии. У лиц, совершающих указанные преступления, в том числе убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и изнасилования, мотивация базируется на исходной цели и конкретно направлена на нарушение уголовно-правового запрета. Эта исходная цель достигается с помощью насилия. При этом корыстный мотив имеет двойную подоплеку: когда он является неотъемлемой чертой личности, идет изнутри, представляет собой свойство личности; когда он является агрессивной реакцией на материальные блага, на жизнь и здоровье человека, его права и свободы, честь и достоинство. Преступная корысть в любом случае является реакцией на такие «раздражители», как выгода. Этот мотив — корысть — регулирует направленность действий преступника, а процесс реализации преступного замысла соответственно мотивированных действий — стремление к удовлетворению потребности в насилии. С корыстным мотивом личности преступника связаны средства достижения преступной цели и способ преступления.

11. Преступное корыстное поведение реально существует прежде всего в форме особого мотива, а мотив в данном случае означает личную причину корыстного поведения. Насилие же выступает в роли средства достижения корыстной цели преступления.

12. Характер насилия как средства достижения цели преступления, мотивом которого является корысть, самый разнообразный: от побоев и истязания до лишения жизни человека. Поэтому, когда изучается понятие насилия, то оно рассматривается не только как средство достижения цели, но и как способ преступления. Наиболее важным является изучение связи насилия с мотивом деяния.

Для криминологии, как и для уголовного права, исходной точкой анализа корней насилия служит мотив преступления. Потому и существует тесная связь между корыстным мотивом и криминальным насилием.

13. Особо следует выделять корыстную преступность — совокупность соответствующих преступлений. Из этого вытекают и понятия корыстных форм и преступного поведения.

Нами проблема рассматривается в следующем плане.

Узкое понятие корысти. Это — традиционное понятие; корысть — это страсть к приобретению, наживе, добыче, стремление (соответственно потребности) к извлечению материальной выгоды в широком смысле слова.

Широкое понятие корысти. В данном случае корыстные побуждения могут быть направлены на получение и нематериальной выгоды, а просто к полезному для себя результату.

Отсюда и классификация, в соответствии с которой выделяются две основные группы насильственных преступлений против личности: преступления, совершаемые с корыстной целью; преступления, не связанные с корыстной целью.

Кроме того, классификация позволила выделить еще и такие группы преступлений: преступления, цель которых направлена на незамедлительное удовлетворение корыстной страсти; преступления, цель которых направлена на отдаленное удовлетворение корыстной страсти; прямая корыстная цель, то есть преступление, где корыстная цель ярко выражена; косвенная корыстная цель, то есть преступление, где корыстная цель наличествует опосредованно; латентная корыстная цель, то есть преступления, где корыстная цель скрыта, завуалирована и недоступна обычному наблюдателю.

14. Корыстный мотив — это осознанное побуждение. Такое побуждение является свойством личности, возникающей на основе соответствующих потребностей. Они осознаны самой личностью.

Преступная корысть — это состояние личности преступника, которое ведет к получению личной выгоды, к полезному для себя результату (преступному результату). Такой мотив, направленный на удовлетворение корыстной страсти, есть побуждающая к преступному действию (или бездействию) сила, и это всегда осознанный мотив.

Ведя речь о корыстной цели преступления против личности, будь то убийство или изнасилование, следует иметь в виду, что личность делает свои корыстные потребности своей целью, а для ее достижения использует различные средства, в том числе криминальное насилие.

Преступная корыстная цель — значимая для личности преступника цель, ибо она связана с удовлетворением ее потребностей. Здесь роль потребностей доминирующая. ¥

Корыстный мотив насильственных преступлений против личности вполне может быть связан с получением любого блага. Надо иметь в виду конечную цель действия или бездействия преступника, когда он удовлетворяя свои корыстные потребности, совершая убийство или, скажем, изнасилование, в итоге создает для себя удобство, на что была направлена корыстная цель преступления, получает выгоду и блага. Возможно эта цель направлена на отдаленное удовлетворение корыстной страсти, причем не прямо, а опосредованно (косвенно). Желать человек может только то, что приносит ему удовлетворение, а это вовсе не обязательно деньги, ценности и т.п. Преступная цель, связанная с получением удовлетворения, есть двигатель преступного поведения, а цель при этом может быть только корыстная. Корысть может быть единственным мотивом преступления, однако она может проявляться и наряду с другими мотивами. Совершая преступление, преступник, удовлетворяя свои актуальные в настоящее время или потенциальные корыстные потребности, применяя насилие как средство достижения своей цели, устраняет охраняемые законом препятствия. Корысть и насилие выступает в единстве. Центральной, однако, здесь является проблема личности преступника.

15. Мотивация поведения бывает настолько «смешанной», что невозможно оценить роль виновного и роль потерпевшего. Ведь существует связь преступного поведения с виктимным. Указывая на эту связь криминология, учитывая уголовно-правовые требования, «выводит» проблему виктимизации в плоскость социологического анализа.

По данным конкретных социологических исследований основная масса таких насильственных преступлений против личности, как убийст-во, причинение тяжкого вреда здоровью и изнасилование, совершается в отношении лиц, поведение которых виктимизировано.

Виктимизация распределяется среди потерпевших от убийств, причинений тяжкого вреда здоровью и изнасилований не одинаково и неравномерно. Среди потерпевших от убийства лиц с виктимным поведением 72 %, от причинений тяжкого вреда здоровью — 68 % и от изнасилований 92 %. От убийств страдают (жертвы) 9 % несовершеннолетние обоих полов, 6 % стариков (старше 60 лет) обоих полов и 36 % женщин (в возрасте 18-60 лет), мужчин в возрасте 18-60 лет — 49 %. Примерно такие же данные относительно жертв причинений тяжкого вреда здоровью, разница лишь в том, что стариков — 3 %, несовершеннолетних — 12 %. Исследования показали,, что поведение мужчин является более виктимным и у них больше риск стать жертвой указанных преступлений. Что касается изнасилований, то у несовершеннолетних женского пола, как и у женщин в возрасте 18-20 и 21-25 лет риск стать жертвой преступления больше, чем у лиц более старших возрастов. Можно сказать, что это естественно и легко объяснимо. Однако проблема не так уж проста. Укажем лишь на то, что виктимизация проникла глубоко именно в указанных возрастных группах: несовершеннолетние женского пола, женщины в возрасте 18-25 лет. Здесь, как и при убийствах и причинениях тяжкого вреда здоровью, проявляются все виды (формы, типы) вик-тимного поведения: устойчивое (личностное), неустойчивое (ситуативное), пассивное, активное, злостное, агрессивное, провоцирующее.

Автор предлагает «теоретическую схему» виктимологической профилактики. По его мнению необходима статистика жертв преступлений.

Виктимное поведение, как и любое другое, мотивировано. Можно сопоставлять мотивы преступного поведения и мотивы виктимного поведения, однако эта проблема требует самостоятельного исследования.

Представляется, что профилактика виктимного поведения жертв убийств, причинений тяжкого вреда здоровью и изнасилований должна быть тесно связана с оперативно-розыскной деятельностью. Для такой профилактики нужна полная и объективная информация. Несомненно, может оказаться полезной оперативно-розыскная информация.

Преступления против личности — один из наиболее опасных по объекту посягательства видов преступлений.

Преступления против личности — это такие виновные противоправные деяния, которые прямо и непосредственно направлены на причинение вреда человеку, его жизни, здоровью, свободе, чести, достоинству.

УК имеют место 53 статьи, предусматривающих ответственность за данный вид преступлений. Они подразделяются на 5 глав:

преступления против жизни и здоровья: убийство, доведение до самоубийства, побои, истязание и др.;

преступления против свободы, чести и достоинства личности: похищение человека, клевета, оскорбление;

преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности: изнасилование, развратные действия и др.;

преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина: нарушение равноправия граждан, нарушение неприкосновенности жилища и др.;

преступления против семьи и несовершеннолетних: торговля несовершеннолетними, подмена ребенка и др.

Преступления против жизни и здоровья

Посягательства на жизнь и здоровье человека являются одним из наиболее тяжких и опасных преступлений, поскольку они наносят непоправимый (необратимый) вред важнейшим социальным ценностям — жизни человека.

Уголовному законодательству известны следующие преступления против жизни: убийство (ст. 105 УК РФ), убийство матерью новорождённого ребёнка (ст. 106 УК РФ), убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).

Как видно из данного перечня большинство преступлений против жизни — это убийства, к ним примыкают такие преступления, как причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства

Объектом убийства, причинения смерти по неосторожности и самоубийства, являются жизнь человека.

С объективной стороны убийство, причинение смерти по неосторожности и самоубийство могут быть совершены как путём действия, так и бездействия. Действия в этом случае могут выражаться в непосредственном физическом воздействии виновного на потерпевшего (ранение, отравление и т.п.), так и опосредованного психического воздействия (угрозы, неожиданный испуг и т.п.), которые привели к противоправному лишению жизни другого человека или себя.

Смерть может быть причинена и путём бездействия. Это возможно если на виновного специально возлагается обязанность не допустить причинение или наступление смерти (матери в отношении новорождённого ребёнка, водителя в отношении других участников движения, врача в отношении пациента и любого человека, если его жизни угрожает опасность и т.п.).

Субъектом указанных преступлений являются физические, вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста, за исключением статьи 105 УК РФ, субъектами которого выступают лица, достигшие 14-летнего возраста.

Субъективная сторона убийства предполагает умышленную форму вины (прямой или косвенный умысел), когда виновное лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало или сознательно допускало эти последствия, или относилось к ним безразлично.

Преступления против половой неприкосновенности и свободы личности

Разновидностью преступлений против личности являются общественно опасные посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу человека. Такие посягательства наносят вред нормальным взаимоотношениям между полами, сопряжены с насильственным удовлетворением половых влечений, либо с действиями сексуального характера в отношении малолетних или несовершеннолетних лиц. Именно поэтому они нередко называются половыми преступлениями.

Непосредственным объектом преступления выступают отношения, связанные с посягательством на половую неприкосновенность и половую свободу конкретной личности, нарушенные общественно опасным действием.

С объективной стороны все преступления данного вида, совершаются путём действия.

Субъектом указанных преступлений являются физические вменяемые лица достигшие 14 — летнего возраста за изнасилование (ст. 131 У К), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК), за остальные преступления ответственность наступает с 16 — летнего возраста.

С субъективной стороны рассматриваемые посягательства предполагают прямой умысел, мотивы не имеют существенного значения при квалификации преступных действий.

Иные виды преступлений против личности

Глава УК РФ об ответственности за преступления против свободы, чести, достоинства личности вытекает из конституционных положений об охране свободы, чести, доброго имени, достоинства личности (например, статьи 21 — 21 Конституции РФ).

В группу преступлений против свободы личности включены похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар.

Под похищением (ст. 126 УК) понимается завладение человеком против его воли, захват, в результате которого он попадает в распоряжение похитителей

К преступлениям против чести и достоинства личности УК РФ относит «оскорбление” и «клевету”. Согласно ст.130 УК РФ под оскорблением понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Согласно ст.129 УК РФ, клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В отличие от клеветы, при оскорблении не имеет значения соответствует ли действительности отрицательная оценка личности потерпевшего. Уголовная ответственность за клевету и оскорбление предусматривается с 16-летнего возраста.

Преступления, посягающие на конституционные права и свободы человека и гражданина.

Все охраняемые уголовным законом конституционные права и свободы человека и гражданина образуют видовой объект преступления — совокупность конституционных прав и свобод.

Непосредственный объект — конкретное конституционное право или предоставленная законом свобода, на которую посягает конкретное преступление. В ряде составов имеются дополнительные объекты, о которых, применительно к конкретным статьям, речь пойдёт ниже.

Объективная сторона преступлений выражается в действии, реже бездействии. Обязательным признаком нескольких статей (ст.ст. 139, 142 УК) является способ совершения преступления.

Субъектом преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ряде составов преступлений — субъект специальный, например, должностное лицо.

Субъективная сторона преступлений, посягающих на конституционные права и свободы. Они совершаются с прямым или косвенным умыслом, лишь одно преступление (статья 143 УК), может быть совершено по неосторожности — легкомыслию или небрежности.

Мотив преступлений в качестве обязательного признака указан только в статьях 137, 145 УК, в остальных составах его установление не обязательно.

Цель преступления не является обязательным признаком рассматриваемых составов.

Преступления против семьи и несовершеннолетних.

Уголовно-правовое регулирование ответственности и наказания за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, проституцию, бродяжничество, попрошайничество) имеет много общего с регулированием ответственности и наказания за вовлечение в преступление. И в этих случаях речь идёт о посягательствах на интересы правильного развития и воспитания несовершеннолетнего, на права и обязанности родителей или заменяющих их лиц.

Статья 125. Оставление в опасности

Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Потерпевшим признается лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии, лишенное возможности принять меры к самосохранению в силу малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. На момент оставления без помощи лицо должно находиться в опасном для жизни или здоровья состоянии (причины попадания в такую ситуацию могут быть различными). Опасность для жизни или здоровья является не кажущейся, а реальной.

Преступление выражается в бездействии — оставлении без помощи находящегося в опасности потерпевшего.

В статье 125 УК оговорено, на чем основывается необходимость оказывать помощь потерпевшему: виновный был обязан иметь о нем заботу. Наличие такой обязанности предполагается еще до момента возникновения опасности в силу закона или договора (родители обязаны заботиться о детях, а дети — о родителях, частный охранник в силу договора – об охраняемом человеке).

Важное условие уголовной ответственности за бездействие — лицо могло действовать, что непосредственно оговорено в ст. 125 УК: «если виновный имел возможность оказать помощь».

Преступление считается оконченным в момент неоказания помощи нуждающемуся лицу. Обязательной констатации каких-либо последствий для потерпевшего не требуется. Если в результате бездействия наступила смерть потерпевшего либо причинен вред его здоровью, это учитывается при избрании наказания.

Субъективная сторона предполагает заведомость: лицо намеренно, умышленно оставляет без помощи потерпевшего.

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

группой лиц по предварительному сговору;

утратил силу

с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

в отношении заведомо несовершеннолетнего;

в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

в отношении двух или более лиц,

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Преступление посягает на физическую свободу лица. Дополнительным объектом преступления признаются честь, достоинство, здоровье, жизнь, собственность. Потерпевшими могут быть любые лица.

Объективная сторона характеризуется реальным ограничением физической свободы потерпевшего. В отличие от состава похищения в этом случае потерпевшего ограничивают в свободе передвижения вопреки его воле в том месте, где он находился по собственному желанию (закрывают в квартире, в офисе и др.). В составе незаконного лишения свободы отсутствует перемещение потерпевшего в другое место.

Преступление является длящимся и юридически считается оконченным с начала лишения лица свободы передвижения. Продолжительность лишения свободы на квалификацию не влияет.

С субъективной стороны совершается с прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность ограничения личной свободы лица и желает этого. Мотивы и цели могут быть различными.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Ситуация с незаконным лишением свободы может возникнуть в деятельности любого частного охранника, когда при выполнении своих обязанностей, человек может быть незаконно лишен свободы, например, в целях обеспечения безопасности охраняемого лица, ограничения доступа к нему посторонних, охранники блокировали выходы из смежных помещений для третьих лиц, чем незаконно лишили их свободы.

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев

Под собиранием сведений о частной жизни лица понимается похищение или покупка информации, составляющей его личную или семейную тайну. Собирание этих сведений может осуществляться и другими способами: путем слежки, наблюдения, опросов для хранения и использования добытой информации в любых целях без согласия лица, носителя личной тайны.

В тех случаях, когда получение такими способами информации о частной жизни лица связано с нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 137 и ст. 138 УК.

Под распространением помимо воли лица сведений о его частной жизни, составляющих личную или семейную тайну, понимается их сообщение (в устной или письменной форме) другим лицам (хотя бы одному), а также совершение любых других действий, в результате чего информация становится доступной многим.

Преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

В части 2 ст. 137 предусмотрен квалифицирующий признак: использование лицом, виновным в нарушении неприкосновенности частной жизни, своего служебного положения.

В тех случаях, когда использование должностным лицом своего служебного положения при нарушении неприкосновенности частной жизни сопряжено со злоупотреблениями по службе, действия надлежит квалифицировать по совокупности преступлений.

Нарушение неприкосновенности частной жизни может быть связано с нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 138 УК), а также нарушением неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). В случае причинения вреда правам и законным интересам лица, в чью личную жизнь вмешались указанными способами, содеянное охватывается ст. 137, 138, 139 УК.

Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

1. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

3. Незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Это преступление может быть совершено путем незаконного прослушивания телефонных переговоров, ознакомления с перепиской, почтовыми, телеграфными или иными сообщениями, совершаемыми без согласия лица, заинтересованного в соблюдении личной тайны. Незаконными являются такие из перечисленных действий, которые совершаются лицами (в том числе должностными), не уполномоченными на эти действия законодательством Российской Федерации. К таким лицам относятся и частные охранники.

Преступление является оконченным с момента незаконного ознакомления с содержанием телефонного разговора, письма, телеграфного, почтового или иного сообщения (при получении информации незаконным способом), а также с момента сообщения сведений, полученных законным путем, другим лицам.

Преступление может быть совершено только с умышленной формой вины.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Помимо использования служебного положения, ч. 2 ст. 138 предусматривает в качестве квалифицирующего признака использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Частью 3 ст. 138 предусмотрена уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Производство, сбыт (продажа, передача в постоянное или временное использование), а также приобретение в целях сбыта являются незаконными, если они совершаются лицами, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности и не имеющими лицензии на производство, реализацию и приобретение в целях продажи специальных технических средств.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища

1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, — наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет

Примечание. Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Статьей 25 Конституции РФ гарантировано право на неприкосновенность жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

Признаки жилища указаны в примечании к ст. 139. При определении жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, используемых для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц.

Преступление считается оконченным с момента совершения указанного в законе действия.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

В качестве квалифицирующего признака в ч. 2 ст. 139 УК указаны применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью, применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы, а также угроза совершения этих действий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *