Преступные группировки России 2018

После почти 9-летнего рассмотрения судебными инстанциями апелляций на приговор суда первой инстанции капитану были назначены в качестве меры уголовного наказания 1000 часов исправительно-трудовых работ и взыскание штрафа в сумме 50 тысяч долларов в возмещение причиненного ущерба.

Отдельное уголовное дело было возбуждено федеральной прокуратурой против компании-перевозчика (Exxon Shipping Company), владельца танкера (в дальнейшем-компания) и корпорации – грузоотправителя нефти (Exxon Mobil Corporation) (в дальнейшем – корпорация). Причем транспортная компания входила в состав корпорации, т. е. была ее дочерним предприятием.

В соответствии с приговором суда с корпорации и компании совместно в качестве меры уголовной ответственности был взыскан штраф – 25 млн долларов, и, кроме того, в возмещение причиненных убытков они уплатили 100 млн долларов. Эти суммы пошли в доход государства – в федеральный бюджет.

(Источник: Журнал Российского права, 31.03.2008, Уголовная ответственность за экологические преступления в области охраны вод в США)

В январе 2000 г. в воды бухты Гуанабара, на берегу которой расположен бразильский город Рио-де-Жанейро, из трубопровода компании «Петробраз» попало более 1,3 млн литров нефти, что привело к крупнейшей за всю историю мегаполиса экологической катастрофе. Громадное нефтяное пятно площадью до 70 кв. км распространилось по северной части бухты, нанеся колоссальный ущерб всему живому.

Руководство «Петробраза» полностью признало свою вину. На компанию был наложен штраф свыше 25 млн долларов, который полностью был направлен на восстановление экосистемы бухты и возмещение убытков, нанесенных населению прибрежных районов.

По мнению биологов, природе потребуется почти четверть века, чтобы полностью восстановиться от этой экологической катастрофы. Бразильские биологи сравнили масштабы экологического бедствия с последствиями войны в Персидском заливе.
В декабре 2005 г. чиновники Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзора) потребовали от «Евроцемент груп» – крупнейшего производителя цемента, доплатить в бюджет 276,9 млн рублей за излишнее загрязнение окружающей среды.

По данным Ростехнадзора, на шести заводах «Евроцемент груп» было выявлено существенное занижение декларируемого объема выбросов вредных веществ.

Как отметили специалисты, сумма штрафа около 10 млн долларов стала беспрецедентной для всей промышленности. Обычно месячные суммы налогов и штрафов на выбросы в атмосферу не превышали 10 тысяч долларов.

В 2006 г. в Израиле суд оштрафовал компанию «Хайфа-химикалим» на 1 млн 600 тысяч шекелей (1 доллар – около 4 шекелей) за загрязнение окружающей среды. Это своего рода рекорд. Компания уже была оштрафована 30 ноября 2005 г. на 584 тысячи шекелей за загрязнение моря через слив отходов производства в ручей Кишон.

В решении Хайфского окружного суда указано, что представители нефтеперегонного предприятия также признали факты выброса вредных веществ в сентябре и октябре 2003 г., что привело к серьезному загрязнению воздуха в районе Хайфского залива.

В 2005 г. судья постановил, что в случае повторного нарушения экологических норм в течение двух лет комбинат будет обязан выплатить дополнительный штраф в размере 1 млн 600 тысяч шекелей.

В январе 2007 г. Государственное управление по охране окружающей среды КНР наложило на Цзилиньский филиал Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК) штраф в размере 1 млн юаней (около 128 тысяч долларов) за инцидент с загрязнением реки Сунхуацзян (Сунгари).

В соответствии с китайским законодательством ведомства по охране окружающей среды имеют право применять серьезные административные санкции – штраф в размере до 1 млн юаней – к предприятиям, несущим ответственность за особо серьезное загрязнение окружающей среды.

13 ноября 2005 г. на химическом заводе Цзилиньского филиала КННК, производящем аминобензол и бензоилацетон, произошел взрыв, который привел к загрязнению Сунхуацзян опасными химикатами.

В октябре 2007 г. компания British Petroleum согласилась выплатить 373 млн долларов за прекращение расследований манипуляций на пропановом рынке США, взрыва на перерабатывающем заводе в Техасе и протечку газопровода на Аляске.

В рамках так называемой «сделки с правосудием» за прекращение расследований BP заплатила 50 млн долларов за нарушение закона о «Чистом воздухе». По данным следствия, закон был нарушен в 2005 г. в результате взрыва на перерабатывающем заводе в Техасе, где погибли 15 рабочих и более 170 были ранены.

Кроме этого, компанию обязали выплатить 20 млн долларов штату Аляска и Национальному фонду дикой природы за утечку нефти из нефтепровода. Еще 303 млн долларов BP заплатила за намеренные манипуляции ценами на пропан в США в 2004 г.

В июне 2008 г. компанию Boeing Сo. обязали заплатить штраф за загрязнение окружающей среды в размере 500 млн долларов.

По решению суда американские компании Dow Chemical Co. и ныне не существующая Rockwell International Corp (часть активов которой была в 1996 г. приобретена Boeing Co.) были оштрафованы за загрязнение окружающей среды на общую сумму 926 млн долларов.

Оштрафованные компании были подрядчиками Комиссии по атомной энергии США и вели работы на заводе по производству ядерного оружия неподалеку от Денвера в штате Колорадо. В 1989 г. завод, работавший с 1952 г., был закрыт из-за нарушений правил техники безопасности. Незадолго до закрытия завода около 13 тысяч жителей прилегающих к заводу населенных пунктов обратились в суд.

Как говорилось в исковом заявлении, вредные радиоактивные выбросы с территории завода стали причиной резкого падения стоимости принадлежащего им жилья и негативно повлияли на здоровье людей. Dow Chemical Co. была оштрафована на 653 млн долларов, а Boeing Co., юридически признанная ответственной за действия Rockwell International Corp., – на 508 млн. Суд ограничил максимальную сумму выплаты пострадавшим, установив предел в 725 млн долларов. Обеим компаниям было также предписано заплатить штрафные убытки в размере 111 и 89 млн долларов соответственно.

В 2008 г. компании, расположенные на территории США, за загрязнение окружающей среды обязали выплатить более 11,8 млрд долларов штрафов.

Самыми громкими делами управление по охране окружающей среды США (EPA) в 2008 г. стали, в частности, договоренность о сокращении выбросов с энергетической компанией American Electric Power и наложение на нее штрафа в 15 млн долларов, наложение штрафа в 3 млн на тайваньскую компанию Jenn Feng и три американские корпорации за импорт 200 тысяч цепных пил, не отвечающих федеральным экологическим стандартам, наложение штрафа на общую сумму в 4,3 млн долларов на четыре из десяти крупнейших американских строительных компаний – Centex Homes, KB Home, Pulte Homes и Richmond American Homes – за нарушение закона об улучшении качества водных ресурсов.

Кроме того, штраф в 20 млн долларов наложен на одну из крупнейших угольных компаний США Massey Energy Company за сбросы загрязняющих веществ в местные реки. Компания British Petroleum Exploration (Аляска) была оштрафована на 16 млн долларов за два случая утечки топлива.

В феврале 2009 г. компания British Petroleum (ВР) согласилась выплатить почти 180 млн долларов в рамках механизма «сделки» с правительством США по разрешению дела о загрязнении окружающей среды. По данным агентства Associated Press, BP потратит 161 млн долларов на разработку системы контроля за уровнем загрязнения окружающей среды, 12 млн долларов штрафов и еще 6 млн долларов на проект по снижению уровня загрязнения в районе перерабатывающего завода в Техас Сити.

В феврале 2010 г. на сумму 3,089 млрд тенге (20,9 млн долларов) за нанесенный ущерб экологии был оштрафован консорциум Karachaganak Petroleum Operating B.V (KPO). KPO является оператором одного из крупнейших в мире нефтегазоконденсатных месторождений Карачаганак в Западно-Казахстанской области Казахстана.

По данным генеральной прокуратуры Казахстана, в 2008 г. консорциум превысил установленные проектом предельно допустимые выбросы, осуществив «самовольное загрязнение окружающей среды».

В консорциум KPO входят итальянская компания Eni (32,5%), британская BG (32,5%), американский Chevron (20%) и российский «Лукойл» (15%).

Интервью с журналистом Артуром Гурским (Artur Górski) — автором детективов и серии книг-интервью с одним из боссов польских мафиозных группировок, выпустившим книгу «Русская мафия», написанную на основе бесед с представителем российского преступного мира в Польше.

Wprost: Поддерживает ли Путин российскую мафию?

Артур Гурский: Да, а российская мафия поддерживает Путина. Хотя, конечно, остается вопрос, что, собственно, в наше время, представляет собой мафия. С определенностью можно сказать, что выходцы из преступного мира, которые когда-то создавали масштабные мафиозные структуры, сейчас возлагают на президента большие надежды. Достаточно взглянуть на руководство Крыма.

— Вы говорите о руководстве Автономной Республики Крым?

— Сергей Аксенов, председатель партии «Русское единство», выступавшей за присоединение Крыма к России, в молодости был преступником. Он был связан со влиятельной симферопольской группировкой «Сэйлем» (она получила название от кафе, которым владел один из боссов мафии, и в котором собирались члены этой группировки). О преступном прошлом Аксенова пишут не только украинские, а, значит, заведомо относящиеся к нему недоброжелательно источники, но и российская пресса. Он был близким соратником одного из самых видных боссов российской мафии Сергея Воронкова. Тот тоже распрощался с гангстерским прошлым: он возглавлял Союз предпринимателей Крыма, а сейчас руководит крымской Федерацией бокса и владеет несколькими предприятиями.

— То есть Крым взяла под свой контроль российская мафия?

— Если взглянуть, что за люди вошли в крымское руководство, чем они занимались раньше, можно выдвинуть тезис, что вся администрация строится там на основе структур преступных группировок. Это значит, что Путин об этом знает, и, видимо, его это устраивает. Там, где возникают проблемы с политическими лидерами и управленцами, на помощь приходят организованные преступные группировки.

— О связях Путина с мафией начали говорить уже тогда, когда в Крыму появились люди в военной форме без опознавательных знаков. Российский президент дистанцировался от этих событий, говоря, что такую одежду можно приобрести в любом военторге.

— Я не думаю, что это были представители преступного мира. Даже самые умелые гангстеры не смогли бы захватить часть другой страны: такая операция по силам только элитным спецподразделениям, так что это были профессиональные военные. Акцию, однако, могло финансировать не государство, а, например, крупные концерны, компании, представляющие стратегические сектора экономики. Сила спецслужб заключается в том, что они способны устроить любую провокацию.

— Также появлялась информация, что украинские сепаратисты вербуют людей, связанных с преступным миром, в том числе поляков.

— Доказательств того, что сепаратисты набирали в свои ряды преступные элементы, нет, хотя известно, что поляки поддерживали тесные связи с украинскими мафиозными структурами. «Масса» (один из главарей так называемой Прушковской ОПГ, действовавшей в Польше в 1990-х годах, — прим.пер.) рассказывал мне в одном интервью, что представители его группировки ездили с визитом к руководительнице украинской мафии, чтобы предложить ей сотрудничество. Что из этого вышло, не знаю. Лично я сомневаюсь, что у польских преступных сообществ есть потенциал, позволяющий участвовать в российско-украинском конфликте.

— Из Вашей новой книги следует, что украинская и российская мафия вели мирное сотрудничество. Испортились ли их отношения на фоне политических конфликтов?

— Этого мы никогда не узнаем. Предполагаю, что на нижних уровнях сотрудничество продолжается, потому что общие грязные дела никуда не делись. Мне сложно поверить, что украинские командиры не видят, какие возможности открывает перед ними превращение Крыма в своего рода «банановую республику», где можно заработать деньги.

— Вы сказали, что мафиозные структуры, возлагают на Путина надежды. На что именно они надеются?

— Вокруг власти консолидируются в первую очередь так называемые славянские группировки, их волнуют угрозы, исходящие от исламского мира в широком смысле этого понятия. Борьба с джихадизмом стала одной из ключевых задач как для Кремля, так и для мафии. Для нее ислам ассоциируется в первую очередь не с Ближним Востоком, а с Кавказом. На территории бывшего СССР не было более ожесточенных войн, чем войны между славянскими и кавказскими группировками. Вторые постоянно претендовали на то, чтобы обрести в России влияние, это очень закрытые структуры, к которым сложно получить доступ. Им удалось закрепиться в сфере гастрономии и развлечений.

— Твой собеседник Назар по прозвищу «Медведь», представитель российской мафии в Польше, много раз упоминает в ваших разговорах об опасностях, связанных с исламом. Богобоязненные мафиози действительно считают угрозу исламизации реальной или это просто идеологический предлог для развязывания кровавых конфликтов?

— В России и Белоруссии религия вошла в список государственных приоритетов. Если где-то появляется мечеть, рядом строят несколько церквей. Церковные праздники получают статус государственных торжеств. Забавно, что на гербе Минска, в котором есть улица Ленина или Болеслава Берута (Bolesław Bierut) (президент Польши в 1947-1952 годах, — прим.пер.), изображена Богородица.

ГраффитиЭто всего лишь фасад, но борьба в сфере символов идет. Я не буду утверждать, что члены кавказских группировок считают себя воинами ислама и верят в эти идеи так же, как мусульмане в Ираке или на Ближнем Востоке, но религия становится объединяющим фактором. Не следует забывать, что Кавказ — это не только мусульманский Азербайджан и Чечня (которую, впрочем, успешно подчинила себе Москва), но и также, например, православная Грузия, чьи преступные группировки присутствуют на российской территории. Замечу, что Путин не случайно отдал власть в Чечне Кадыровым. Эта семья поддерживала торговые контакты с российскими ОПГ. Возможно, благодаря этому Грозный выглядит сейчас совсем не так как на фотографиях, сделанных после его штурма, а больше напоминает Дубай.

— Белорусские преступные группировки тоже включились в противостояние с Кавказом?

— Белоруссия свернула в другую сторону. Она налаживает отношения с Китаем. Вопреки распространенным представлениям, Лукашенко — довольно независимый политик. При этом китайский капитал становится все сильнее. Неслучайно в Минске появились новые кварталы в «восточном стиле», где дома напоминают пагоды. К белорусскому президенту можно относиться по-разному, но следует отдать ему должное: он обуздал преступность в стране. Если оставить в Минске на улице незапертую машину, никто ее, скорее всего, не украдет. За грабеж и рабой ввели настолько суровые наказания, что преступникам не хочется рисковать. Белорусы чувствуют себя защищенными.

— Герой Вашей книги рассказывает, что российская мафия не хотела иметь ничего общего с наркотиками и проституцией, этими вещами занимались в основном кавказские группировки.

— При этом российская мафия ассоциируется у всех с кокаином и публичными домами. Не знаю, как обойти это противоречие, но мой собеседник, действительно, так заявил. Возможно, одна часть российской мафии и правда придерживалась таких правил, а другая — нет.

— Как выглядела ее внутренняя структура?

— В российской мафии в первую очередь выделяются два противоборствующих лагеря: «воры в законе» и «спортсмены». Первые — это рецидивисты, руководствующиеся довольно специфическим кодексом преступной чести (почему они так называются, они не могут объяснить сами). Вторые — это отнюдь не легкоатлеты или футболисты, а люди, связанные с боевыми искусствами: боксом, кикбоксингом, борьбой. У них был свой кодекс, который во многом не совпадал с тем, которым руководствовались «воры». Эти группы вступали друг с другом в самые кровавые схватки, пока не началась война с Кавказом.

Кроме того, существовали «беспредельщики», то есть те, кто не хотел подчиняться никаким кодексам или правилам. Возвращаясь к теме наркотиков и проституции: «спортсмены» решили, что можно заниматься преступной деятельностью, отказавшись от двух этих позорных элементов. Это не значит, что сами гангстеры не страдали от наркотической зависимости. Многие из них погибли не от пули, а от передозировки.

— Как выглядел специфический кодекс чести «воров в законе»?

— Эти группы появились в эпоху сталинского террора, то есть в конце 1920-х и в 1930-х годах. Тогда массово создавались лагеря: людей свозили на какую-нибудь поляну, обнесенную колючей проволокой, и велели строить. Жизнь была там очень тяжелой, так что заключенные, стремясь как-то справиться с ситуацией, начали создавать группы взаимопомощи. Так появилась организация и культура «воров в законе». После войны они продолжили сопротивляться властному режиму. Члены этого сообщества в основном находились в колониях, которые совсем не похожи на наши тюрьмы: тяжелые условия и изнурительный труд закаляют там характер.

— То есть это были бандиты-оппозиционеры?

— Такими они себя видели. В конце 1980-х польские преступные группировки тоже пользовались общественной поддержкой, ведь они в каком-то смысле боролись с властью, с системой. Люди не доносили на преступников, потому что ненавидели милицию сильнее, чем гангстеров. Возможно, преступные структуры в странах бывшего восточного блока обрели такую силу именно благодаря отношению к ним общества.

«Воры» делали сильный упор на религию. Я имею в виду не татуировки с православными крестами, хотя их, конечно, обязан был иметь каждый, а то, что воровской кодекс в значительной степени опирался на Евангелие.

Настоящий «вор в законе» не убивает, на крадет, чтит отца и мать. Это была двойная мораль: сам он, возможно, не убивал, но обращался за услугами к наемному убийце. Это оставалось в рамках правил, ведь на его собственных руках крови не было. Красть он не мог, но если кто-то сделал это за него, он не видел ничего дурного в том, чтобы присвоить похищенное себе. Польское преступное сообщество тоже пыталось выработать собственную культуру. У них были «воры в законе», а у нас — «братва в короне». Эта традиция в Польше, однако, не прижилась, возможно, потому, что сами уголовники сочли татуированные короны несколько смешными.

— А те молодые мужчины, которые шли в спортивные клубы, заниматься единоборствами, знали, какое будущее их ждет?

— Никто, пожалуй, не записывался на бокс или борьбу случайно. Появление организованных преступных группировок связано с распадом СССР. Разразился экономический кризис, людям пришлось как-то крутиться, чтобы выжить. Для многих преступный путь получения денег стал единственным, какой был им знаком. Зачастую они вставали на него еще в детском возрасте и не задумывались о том, чем занимаются, а просто так жили.

— Как в преступную группировку попал Назар?

— Когда он был подростком, он воспользовался тем, что отец одного его знакомого умел выточить на станке из обычной гайки перстень, казавшийся золотым. Мужчина делал это ради развлечения, но Назар с приятелем придумали, как выпросить у него эти перстни. Потом они шли в оживленное место, на улицу или рынок, и подходили к хорошо одетым людям, делая вид, что случайно нашли украшение и хотят вернуть его владельцу. Каждый, к кому они обращались, не раздумывая заявлял, что перстень принадлежит ему, и давал мальчикам вознаграждение. Назар быстро понял, что люди алчны и ненасытны, а тот, кто сумеет воспользоваться этой алчностью, обретет и власть, и деньги.

— Назар был представителем российской мафии в Польше. Что это значит?

— Он был кикбоксером-чемпионом, выступал за Белоруссию, а одновременно занимал довольно высокое положение в преступной группировке из Минска. В Польшу он приехал в 1990-е, бежав от белорусской полиции, которая уже наступала ему на пятки (хотя есть вероятность, что ему также угрожали «воры в законе»). К нам его привез и окружил заботой друг Анджей Коликовский (Andrzej Kolikowski) по прозвищу «Першинг» — один из боссов польской мафии.

Так Назар стал связным между международными преступными группировками, представителем интересов структур с постсоветского пространства. Он работал для всех, отвечал за логистику и поддерживал контакты с полиций, что позволяло ему улаживать определенные проблемы. Назара приговорили к восьми годам тюрьмы за двойное убийство (отсидел он шесть): российские мафиози вывезли его в лес с известной целью, но у него тоже был пистолет, он их застрелил. Что интересно, полиции моего собеседника сдал «друг» — «Першинг», но Назар его простил. Он считает, что польский гангстер хотел спрятать его от врагов. Когда «Медведь» вышел на свободу, на него начали оказывать давление польские спецслужбы, в конце концов ему дали понять, что он стал персоной нон грата, и ему лучше уехать, но назад вернуться он не сможет. Так Назар и сделал.

— Из рассказов в Вашей книге следует, что российские мафиози в Польше были такими пай-мальчиками: они занимались в основном азартными играми, точнее — игрой в наперстки.

— Это может казаться забавным, но игра в наперстки была очень серьезным бизнесом. За день на блошином рынке в Сломчине можно было заработать на квартиру в Минске. В книге есть прекрасная история о том, как российские уголовники попали с наперстками в Монте-Карло. Там сильные мира сего с удовольствием играли в эту игру, считая ее таким экзотическим явлением. Ставки были гораздо выше, чем на восточноевропейских базарах. Наперстки при этом были сделаны из моркови, чтобы в случае появления в полиции их можно было съесть. Вот такая абсурдная сцена на фоне пейзажей Монако.

— Российская мафия обычно ассоциируется с жесткостью, кровопролитием, а не с наперстками из моркови.

— Это были на самом деле самые жестокие группировки и самые кровавые разборки в мире. Многие гангстеры приобрели опыт в Афганистане: они прошли обучение в армейских рядах, соприкоснулись с войной, со смертью. В 1990-х был один такой год, когда в бандитских разборках погибло 1,5 тысячи человек, то есть каждый день в среднем убивали пятерых. Назар рассказывал, что если у нас самым масштабным событием такого рода стала стрельба в ресторане «Гама» в Варшаве, когда погибли пятеро человек, то у них такое было обыденностью. Сам Назар потерял 50 родственников и знакомых.

Я написал эту книгу, чтобы развеять мифы, связанные с российской преступностью, которые создавались при помощи американского или шире — западного механизма упрощения действительности. Нам казалось, что это только «Солнцевская братва», боссы Могилевич, Михайлов, Япончик, но легенды искажают действительность. Особого внимания заслуживает самая безжалостная группировка — Ореховская. Именно ее члены уничтожили лидеров всех других групп, а в итоге и своих тоже.

Напрашивается вопрос: кто и зачем создал такую организацию? Среди ее главарей были представители КГБ, выпускники элитных вузов, хотя выходцы из спецслужб редко уходили в преступный мир. Может, это власть сама сотворила монстра, чтобы очистить страну от организованной преступности? В то время война между отдельными группировками приобрела такой размах, что пресечь ее традиционными методами было сложно.

— В своей книге Вы начинаете рассказ с того, как Назар приглашает Вас в театр.

— Я очень удивился. Мы в первый раз встретились в Минске, и он предложил пойти на спектакль «Черная Панна Несвижа» о несчастной любви Барбары Радзивилл и короля Сигизмунда II Августа. Общий культурный уровень и интеллект — вот что в первую очередь отличает представителей российской мафии от польских преступников. Многие боссы с Востока прославились тем, что занимаются развитием своих интеллектуальных способностей, играя в шахматы. Победить их нелегко даже гроссмейстеру. Для наших преступных главарей даже шашки — это недостижимая высота.

Польские гангстеры редко владеют иностранным языком (если не считать уголовный жаргон), а среди россиян есть немало полиглотов, людей с высшим образованием. Многие бывшие члены преступных группировок сейчас занимают в России высокие посты в бизнесе, политике, а у нас эти люди до сих пор не могут найти своего места в обычной жизни. Я не хочу превозносить российского «спрута», а просто объясняю, почему ему удалось добиться таких успехов.

— Какие еще есть различия?

— Например, отношение к женщинам. Гангстеры с Востока уважительно относятся к своим партнершам, не хвалятся визитами в публичные дома или любовницами, что в наших преступных кругах было нормой. Назар рассказывает, что для «спортсменов» изнасиловать, принудить к чему-то или просто обидеть женщину было совершенно немыслимо. Кроме того, у них был культ матери. В моей книге описывается такой эпизод: российские боссы вели переговоры с одним молодым банкиром, во время встречи он ответил на телефонный звонок и разразился бранью, прося не мешать ему. Когда мафиози узнали, что бизнесмен разговаривал с матерью, они прервали переговоры и велели ему катиться на все четыре стороны. Логика у них была такая: «Если ты не проявляешь уважения к собственной матери, как тогда ты будешь относиться к нам?»

— В книге идет речь о прошлом, присутствует ли российская мафия в Польше в наши дни?

— Думаю, нет, но сейчас существуют группы, которые интересуются стратегическими отраслями. Достаточно вспомнить одну нашумевшую историю, связанную с сектором энергетики: появились подозрения, что польские политики и лоббисты хотят позволить России обрести у нас влияния. Им это не удалось: спецслужбы прекрасно справились со своей работой (а, возможно, противоположная сторона сама решила отказаться от своих планов). Разные интересы есть, это несомненно.

— Значит, во внешнеполитические игры на самом высоком уровне тоже замешаны мафиози?

— Между политикой, бизнесом и преступлением очень тонкая грань. Порой она совершенно стирается. Так происходит не только в восточноевропейских странах. Если лоббист попадает под суд, а потом слышит приговор, то как его назвать: лоббистом или преступником? Конечно, когда дело скользкое, известный политик сам подставляться не станет, а отправит своих людей, которыми, скорее всего, не будут неопытные невинные ассистенты. В такие операции наверняка замешаны люди, связанные с преступным миром, действующие по поручению сверху, но у мафии (то есть организованных преступных группировок, которые занимаются собственным бизнесом) сейчас другие приоритеты, Польша ее не интересует.

— В Польше нет ничего, что ей нужно?

— Времена изменились, бизнесом занимаются сейчас «белые воротнички». Славянские преступные группировки сосредоточились на других сферах: они борются с джихадизмом и своими кавказскими конкурентами, осваивают Крым и наверняка начинают налаживать контакты с Азией. В этом гангстерском мире мы кажемся себе важными, но, как выясняется, лишь выдаем желаемое за действительное.

1. Дело Николая Аксененко

Когда Россия только-только вступала в эпоху стабильности, стало известно о преследовании бывшего вице-премьера и министра путей сообщения Николая Аксененко. В октябре 2001 года чиновник был вызван в Генеральную прокуратуру, где ему было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий и нецелевом использовании средств железнодорожных предприятий. По версии следствия, Аксененко незаконно тратил на содержание центрального аппарата Министерства путей сообщений прибыль железных дорог, перечисленную в ведомственные фонды образования и здравоохранения.

Как заявили в ГП, действия чиновника нанесли ущерб более чем в 11 млрд рублей. В январе 2002 года премьер-министр Михаил Касьянов в ходе встречи с президентом Владимиром Путиным выступил с предложением об освобождении Аксененко от должности министра. В тот же день президент подписал соответствующий указ. В 2003 году уголовное дело было направлено в суд, однако до приговора дело не дошло. Аксененко умер 20 июля 2005 года в мюнхенской клинике от лейкемии. Его похоронили на территории Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга.

2. Дело Евгения Адамова

В 2005 году в Берне (Швейцария) на основании обвинений в мошенничестве был арестован экс-глава Минатома и бывший советник премьер-министра РФ Евгений Адамов. Обвинения ему предъявили сразу две страны: Россия и США. Американцы завели на бывшего чиновника дело в связи с присвоением около $10 млн, предназначенных для усиления безопасности российских атомных объектов. На родине же Адамова обвинили в неправомерном списании долгов компании Globe Nuclear Services and Supply Limited в размере около $100 млн, а также в соучастии в размывании доли государства в этой компании.

20 февраля 2008 года Замоскворецкий суд Москвы признал бывшего главу Минатома виновным в мошенничестве на сумму свыше $30 млн, а также в превышении и злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшими ущерб на сумму $113 млн. Его приговорили к 5,5 годам колонии общего режима. 68-летний Евгений Адамов был взят под стражу в зале суда. Впоследствии Мосгорсуд дело пересмотрел, приговорив экс-чиновника к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года.

3. Дело «Оборонсервиса»

В 2012 году в России разразился самый громкий коррупционный скандал путинской эпохи. СМИ сообщили о возможных хищениях в Министерстве обороны и связанных с ним коммерческих структурах («Оборонсервис»). Сотрудники этой компании были уличены следователями в махинациях при реализации непрофильных военных активов, в том числе здания «Мосвоенторга». Предварительный ущерб, нанесенный государству, составил более 3 млрд руб. При этом ряд фигурантов были хорошо знакомы с тогдашним министром обороны Анатолием Сердюковым. 6 ноября Путин отправил его в отставку, «чтобы создать условия для объективного расследования».

Самым известным фигурантом уголовного дела стала экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева. Она же — соседка Анатолия Сердюкова. Поговаривали, что он встретил следователей во время обыска в шикарной квартире Васильевой, а на его ногах красовались белые тапочки.

6 декабря 2013 года обвинение в халатности было предъявлено Анатолию Сердюкову, но его преследование прекратили в связи с амнистией. Васильевой суда избежать не удалось — рассмотрение дела против нее и четверых предполагаемых сообщников началось 10 июля 2014 года в Пресненском суде Москвы. В мае 2015 года Васильева была приговорена к пяти годам реального лишения свободы, после чего ее этапировали в колонию во Владимирской области. Однако там она пробыла недолго и уже через 34 дня вышла на свободу.

4. Дело Николая Денина

В сентябре 2012 года стало известно, что МВД подозревает в превышении полномочий губернатора Брянской области Николая Денина. Чиновник от обвинений отмахнулся, заявив, что услышал о них из СМИ. А зря. 9 сентября 2014 года он был отправлен в отставку указом президента РФ Владимир Путина «в связи с утратой доверия». Спустя два месяца против Денина было возбуждено уголовное дело по факту незаконного выделения из резерва администрации области 21,8 млн руб. птицефабрике «Снежка», которой он ранее руководил.

21 мая 2015 года ему было предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями. 19 ноября 2015 года Советский районный суд Брянской области признал Денина виновным, приговорив его к 4 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Экс-губернатор был взят под стражу в зале суда.

5. Дело Евгения Урлашова

В ночь на 3 июля 2013 года сотрудниками подразделения МВД по экономической безопасности был задержан мэр Ярославля Евгений Урлашов. Чиновника обвинили в покушении на вымогательство взятки размером 14 млн рублей. По версии следствия, он вымогал у предпринимателей взятки за содействие. За несколько дней до задержания Урлашов провел митинг против партии «Единая Россия», на котором заявил о намерении участвовать в выборах областного уровня.

Ряд политиков и общественных деятелей назвали преследование чиновника «заказным». Тем не менее, 3 августа 2016 года Кировский суд Ярославля приговорил Урлашова к 12,5 годам лишения свободы. Областной суд оставил решение в силе, в связи с чем полномочия Урлашова в качестве мэра были прекращены. Приговор главе Ярославля стал самым жестким в истории в отношении руководителей российских городов.

6. Дело Александра Хорошавина

Губернатор Сахалина Александр Хорошавин был задержан 4 марта 2015 года на своем рабочем месте сотрудниками московского отдела ФСБ РФ. В его квартирах прошли обыски, в ходе которых, по данным СК, был обнаружен 1 млрд рублей наличными, 800 ювелирных изделий, а также ручка стоимостью 36 млн рублей. Хорошавина обвинили в получении взяток на общую сумму в 522 млн рублей. Следствие считает, что свыше 77 млн рублей он легализовал, зачислив на банковские карты и купив валюту.

25 марта 2015 года Хорошавин, находившийся в СИЗО, был снят с должности указом президента. В ходе прений 28 ноября прокуратура попросила назначить экс-губернатору наказание в виде 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Приговор экс-главе Сахалина будет оглашен 22 января 2018 года.

7. Дело Вячеслава Гайзера

В сентябре 2015 года стало известно об уголовном деле против главы Коми Вячеслава Гайзера. По версии следствия, он являлся одним из руководителей преступного сообщества, которое совершило тяжкие преступления, направленные «на завладение преступным путем государственным имуществом». Помимо Гайзера фигурантами дела являются 10 человек, в том числе его бывший заместитель Алексей Чернов, председатель Госсовета Республики Коми Игорь Ковзель, член Совета Федерации РФ — представитель от правительства Коми Владимир Торлопов. Их обвиняют в создании и участии в преступном сообществе, получении взяток, мошенничестве и легализации имущества, полученного преступным путем.

Гайзер был задержан 19 сентября 2015 года, на следующий день Басманный суд Москвы санкционировал его арест. Через полторы недели Путин подписал указ об отставке чиновника. Сам Гайзер свою вину не признает. Процесс по резонансному делу начался в середине декабря.

8. Дело Никиты Белых

В июне 2016 года пришла новость о задержании одного из самых известных оппозиционных политиков России — губернатора Кировской области Никиты Белых. Его задержали в московском ресторане при получении меченых 100 тыс. евро. Деньги полагались за общее покровительство ряду кировских компаний, а в общей сложности чиновник получил 600 тыс. евро. Вскоре после задержания Белых Владимир Путин снял его с должности губернатора в связи с утратой доверия.

Сам Белых вину не признал. Сомнения в законности уголовного дела выразили ряд знакомых бывшего чиновника. Так, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что речь идет о провокации ФСБ и о том, что «дело носит активно политический характер».

9. Дело Дмитрия Захарченко

Уголовное дело, которое своим размахом и суммами удивило многих. 9 сентября 2016 года оперативниками был задержан полковник МВД РФ Дмитрий Захарченко. Сотрудника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции ведомства заподозрили в получении взятки, злоупотреблении должностными полномочиями и воспрепятствовании правосудию. В ходе обыска в квартире Захарченко найдены $120 млн и 2 млн евро, а у его родственников — 13 квартир, 14 машино-мест в элитных районах Москвы, а также четыре автомобиля, слиток золота весом 500 граммов, часы Rolex и драгоценности. Как сообщал «Росбалт», обнаруженные оперативниками деньги сначала находились у фирм и банков, связанных с РЖД, а потом оказались на депозитах у частных лиц, контролируемых Захарченко.

Источник, знакомый с ситуацией, также рассказывал агентству, что с оперативниками полковник вел себя довольно вызывающе, полагая, что у следствия на него ничего толком нет. Но по ходу дела ситуация стала меняться, и Захарченко заявил, что готов заключить сделку, признать вину в ряде эпизодов получения денег и назвать какие-то новые имена.

10. Дело Алексея Улюкаева

Еще в июне 2016 года на ПМЭФ глава Минэкономразвития говорил о преодолении кризиса, об условиях снятия санкций. А спустя пять месяцев Улюкаева задержали в офисе «Роснефти». Действующего министра «брали» следователи и сотрудники ФСБ по подозрению в получении взятки в 2 млн долларов. По данным следствия, деньги предназначались за выдачу Минэкономразвития заключения, которое позволило «Роснефти» приобрести госпакет «Башнефти». Позднее выяснилось, что инициатором дела стал никто иной, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Именно у него Улюкаев якобы и вымогал деньги.

15 ноября глава Минэкономразвития был снят с должности указом президента. А в августе 2017 года начался открытый судебный процесс над обвиняемым в коррупции экс-министром. Слушания пользовались невероятной популярностью у журналистов — корреспонденты буквально штурмовали здание Басманного суда. Сам процесс разошелся на цитаты — особенно ярким стал мем про «колбасу от Сечина».

Но для Улюкаева все закончилось совсем нерадостно. 15 декабря экс-министра приговорили к 8 годам лишения свободы со штрафом в 130 млн рублей. Защита обжаловала решение суда.

Финансовые преступления в структуре экономических уголовно наказуемых посягательств

В.Ф. ЛАПШИН — начальник кафедры уголовного права и криминологии ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент

В статье анализируется правовое содержание таких категорий, как экономическое преступление и финансовое преступление. На основе проведенного исследования формулируется предложение по обозначению границ объекта экономического уголовно наказуемого посягательства, видов составов и отличительных признаков экономических преступлений и классификации норм гл. 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности». В завершение сформулировано определение категории «финансовые преступления» и предложены классификации данной группы уголовно наказуемых деяний, предусмотренных действующим российским уголовным законом.

Ключевые слова: экономические преступления; финансовые преступления; классификация преступлений в сфере экономической деятельности; финансы; централизованные и децентрализованные денежные фонды; уголовная ответственность.

Financial Crimes in the Structure of Economic Penal Acts

С принятием Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. в науке уголовного права особенно широко стал использоваться термин «экономическое преступление». Тем не менее он не имеет ни официального определения, ни такой дефиниции, с которой согласилось бы большинство ученых. Дать точное и всеобъемлющее толкование экономических преступлений крайне сложно в силу ряда объективно существующих причин1.

Споры о понятии «экономическое преступление» и среди ученых, и среди практических работников спровоцированы в первую очередь самим законодателем. В названии разд. VIII УК РФ, равно как и в гл. 22, официально не определен межродовой (в гл. 22 -родовой) объект, законодатель ограничился лишь указанием на сферу общественных

отношений, в которой совершаются уголовно наказуемые деяния. Следует отметить, что из шести разделов Особенной части УК РФ разд. VIII не имеет прямого указания на межродовой объект, а из девятнадцати названий глав Особенной части указание на родовой объект не содержится в трех: гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», гл. 26 «Экологические преступления» и гл. 28 «Преступления в сфере компьютерной информации».

Думается, что законодатель не решился обозначить межродовой объект разд. VIII УК РФ по ряду причин. Во-первых, преступления против собственности имеют сходный родовой объект с преступлениями против конституционных прав и свобод человека и гражданина, так как право собственности является конституционным. Но, ввиду многообразия

форм собственности и провозглашения в Основном Законе Российской Федерации гарантии равенства и неприкосновенности любой из них, составы преступлений, предусмотренные нормами гл. 21, не включены в гл. 19 УК РФ. В противном случае были бы нарушены соответствующие права и законные интересы коммерческих и некоммерческих организаций (объединений), муниципальных образований, субъектов Российской Федерации и государства в целом. Принимая решение о включении гл. 21 в раздел «Преступления в сфере экономики», законодатель, вероятно, руководствовался положениями ч. 1 ст. 34 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на свободное использование своих возможностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности». Но поскольку имущество находится в гражданском обороте не только в качестве средства экономической деятельности, достаточно сложно разграничить преступления против собственности и экономические преступления как таковые.

Во-вторых, родовой объект преступлений против службы в коммерческих организациях в некоторой степени схож с родовым объектом гл. 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Поэтому думается, что одним из основных критериев, на основании которых производится разграничение составов преступлений названных групп, является специальный субъект. В одном случае это государственный служащий (гл. 30), а в другом — лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой и иной организации: частный нотариус, аудитор, служащий частной охранной или детективной службы (гл. 23).

Таким образом, вопрос установления круга уголовно наказуемых деяний, объединенных понятием «экономические преступления», на сегодняшний день остается открытым. При всем разнообразии имеющихся подходов в странах с рыночной экономикой сущность экономических преступлений состоит в том, что они совершаются руководителями организаций и индивидуальными предпринимателями против государственной экономики, против других субъектов экономической деятельности, служащими организации против самой организации, организациями против потребителей. В зарубежной уголовно-правовой и криминологической литературе они называются преступлениями «белых воротничков» или «преступлениями корпораций».

В странах с плановой, командно-административной экономикой суть экономического преступления сводится в основном к хищению государственного имущества, задействованного в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Очевидно, руководствуясь принципом правового преемства, законодатель в разд. VIII УК РФ предусмотрел общественно опасные посягательства, которые признаются экономическими (хозяйственными) и в советской, и в современной теории уголовного права, хотя некоторые виды хищений, направленные на собственность (кража, грабеж, разбой, уничтожение или повреждение имущества), скорее являются общеуголовными, нежели экономическими преступными посягательствами. Единственным положением, которое ни у кого не вызывает сомнений, является отнесение всех составов преступлений в сфере экономической деятельности (гл. 22) к экономическим преступлениям.

Действительно, любое экономическое преступление связано с осуществлением систематической деятельности, направленной на получение прибыли или иного дохода. Эта деятельность в отличие от общеуголовных посягательств в принципе разрешена действующим законодательством, но осуществляется с нарушением установленных правил. Вследствие этого нарушения она определяется как незаконная, а при наличии всех закрепленных в УК РФ признаков — как преступная. Таким образом, деяния, предусмотренные гл. 21 УК РФ, изначально являются противоправными, а потому вряд ли могут рассматриваться в качестве экономических преступлений3.

Обособление преступлений, предусмотренных ст. 201 -204 УК РФ, в рамках отдельной главы является малообоснованным с теоретической и практической точек зрения. В связи с этим рассмотрение их в качестве экономических преступных посягательств представляется достаточно спорным4.

Относительно системы преступлений в сфере экономической деятельности в литературе высказываются самые разнообразные мнения. Как правило, за основу классификации деяний, предусмотренных гл. 22 УК РФ, принимается объект преступного посягательства, под которым традиционно понимаются охраняемые уголовным законом общественные отношения. Думается, что за все время изучения интересующих нас экономических преступлений наиболее удачные классификации были предложены Б.В. Волженкиным, Л.Л. Кругликовым и М.В. Талан5. Так, Б.В. Волженкин, определяя

родовой объект рассматриваемых преступлений как охраняемую государством систему общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированном на развитие рыночной экономики6, сконструировал достаточно выверенную и обоснованную систему преступлений против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. К сожалению, в настоящее время предложенная им классификация морально устарела ввиду многочисленных изменений и дополнений, внесенных в гл. 22 УК РФ.

Изучение основных видов классификаций преступлений в сфере экономической деятельности заставляет думать, что в основу подобного деяния должен быть положен групповой объект преступления. В случае рассмотрения преступления в сфере экономической деятельности под ним целесообразно понимать охраняемые уголовным законом России общественные отношения, сложившиеся в сферах административноэкономической (управленческой), хозяйственной, монополистической и финансовой деятельности. Исходя из этого, не претендуя на окончательное и единственно верное решение проблемы систематизации преступлений, предусмотренных нормами гл. 22 УК РФ, предлагаю выделить следующие группы экономических преступлений:

1. Административно-экономические (управленческие) преступления (ст. 169-170 УК РФ). Каждое из посягательств данной группы характеризуется совершением незаконных действий должностных лиц органов публичной власти.

2. Хозяйственные, в том числе внешнеэкономические, преступления (ст. 170.1-172, 175, 188-190 УК РФ).

3. Преступления экономического доминирования и недобросовестной конкуренции (ст. 178-184 УК РФ). Под доминирующим положением понимается исключительное положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок иным хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности.

4. В настоящее время можно выделить новую обособленную группу в системе экономических преступлений — инвестиционные преступления (ст. 185-185.6 УК РФ). Данные уголовно-наказуемые деяния совершаются против интересов инвесторов, как правило, в сфере фондового, валютного и товарно-сырьевого рынков. Предметом отдельных монографических научных исследований они еще

не стали, но в настоящее время уже имеются работы, посвященные проблемам правового содержания и квалификации отдельных уголовно наказуемых деяний этой группы7.

5. Финансовые преступления. Финансы традиционно рассматриваются теорией права в двух аспектах: как совокупность централизованных и децентрализованных фондов денежных средств и совокупность общественных отношений по образованию, распределению и использованию указанных фондов. В связи с этим групповой объект финансовых преступлений можно охарактеризовать как общественные отношения, связанные с образованием, распределением и использованием фондов денежных средств.

В зависимости от собственника финансы подразделяются на финансы (централизованные фонды) Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований, государственных внебюджетных фондов и финансы (децентрализованные фонды) различных хозяйствующих субъектов (организация, индивидуальный предприниматель и пр.). Общеизвестно, что деньги и финансы не являются тождественными понятиями. Финансы призваны обеспечить решение различных задач, которые ставятся их обладателем, тогда как деньги не имеют ярко выраженного целевого назначения и рассматриваются в качестве стоимостного эквивалента товара (работы, услуги) и средства платежа. По этой причине под предметом финансовых преступлений целесообразно понимать то имущество (вещи, деньги, ценные бумаги и иные активы) государства, субъектов Федерации, муниципальных образований, которое используется для реализации политических, экономических, социальных и иных программ, а также имущество хозяйствующих субъектов, используемое для достижения целей собственной экономической деятельности. На этом основании проводится разграничение с предметами иных преступлений: имущество должно использоваться в процессе экономической (хозяйственной, предпринимательской) деятельности, а не предназначаться для удовлетворения личных, семейных и иных подобных потребностей.

Признаки экономических посягательств присущи всем финансовым преступлениям. В то же время они имеют следующие специфические особенности:

1) преступная деятельность субъекта связана с образованием, распределением и использованием финансов;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2) экономическая деятельность в подавляющем большинстве случаев легитимна и подконтрольна органам власти, управомоченным физическим и юридическим лицам;

3) отношения между субъектами финансового правоотношения строятся на принципе власти-подчинения, реже — на односторонних правах и обязанностях гражданско-правового характера.

Таким образом, под финансовым преступлением понимается деяние, посягающее на правоотношения по образованию, распределению и использованию финансов государства, субъектов Федерации, муниципальных образований, а также финансов хозяйствующих субъектов. При этом следует помнить, что финансы и деньги не тождественны: финансы (денежный фонд) включают в себя как собственно наличную и безналичную денежную массу, так и остаточную балансовую стоимость всего имущества хозяйствующего субъекта, предназначаемого для использования в процессе осуществления экономической деятельности.

Анализ действующего уголовного законодательства позволяет предложить две классификации финансовых преступлений. В зависимости от вида финансовой деятельности можно выделить общественно опасные посягательства на отношения:

1) образования финансов (ст. 186-187 УК РФ);

2) распределения финансов (ст. 176, 194199.2 УК РФ);

3) использования финансов (ст. 174, 174.1, 177, 191-193 УК РФ).

Все перечисленные нормы УК РФ являются бланкетными, поэтому в качестве основной характеристики группового объекта финансовых преступлений можно предложить отдельные виды правоотношений, возникающие в процессе образования, распределения и использования финансов. Следует иметь в виду, что только положения ст. 194, 198-199.2

Щ ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. подр.: Лапшин В.Ф. Преступления в сфере распределения финансовых ресурсов: вопросы дифференциации ответственности и законодательной техники. Вологда, 2004. С. 6 и далее.

2 См.: Сулейманов С.М. Общая характеристика преступности, посягающей на правильное функционирование потребительского рынка // Российская юстиция. 2008. № 12. С. 18.

4 См. подр.: Лапшин В.Ф. Преступления в сфере распределения финансовых ресурсов. С. 11 и далее.

6 См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 76.

УК РФ не выходят за рамки охраны общественных отношений, регламентируемых Налоговым кодексом Российской Федерации и иными нормативными актами национального налогового законодательства. Очевидно, по этой и ряду иных причин указанные посягательства в научной литературе получили название налоговых преступлений9, или преступлений в сфере налогообложения10.

Все иные деяния данной группы направлены на отношения по образованию, распределению и использованию финансов, которые урегулированы как нормами собственно финансового права, так и нормами источников иных отраслей российской правовой системы. На этом основании можно выделить финансовые преступления, посягающие на отношения:

1) по осуществлению операций (сделок) с денежными средствами и иным имуществом (ст. 174, 174.1 УК РФ);

2) кредитования (ст. 176-177 УК РФ);

3) исключительного права государства на эмиссию денег, государственных ценных бумаг, а также исключительного права хозяйствующих субъектов на выпуск в обращение собственных ценных бумаг и платежных документов (ст. 186-187 УК РФ);

4) возникающие при денежной эмиссии, а равно при наличном и безналичном денежном обращении (ст. 186-187 УК РФ);

5) валютного регулирования и контроля (ст. 191-193 УК РФ);

6) по правильному и своевременному исчислению, удержанию и уплате налогов и сборов (ст. 194, 198-199.2 УК РФ);

7) восстановления платежеспособности должника и защиты интересов кредитора при банкротстве хозяйствующего субъекта (должника) (ст. 195-197 УК РФ).

1 Sm. podr.: Lapshin V.F. Prestuplenija v sfere raspre-

delenija finansovyh resursov: voprosy differenciacii

otvetstvennosti i zakonodatel’noj tehniki. Vologda, 2004. S. 6 i dalee.

4 Sm. podr.: Lapshin V.F. Prestuplenija v sfere raspredelenija finansovyh resursov. S. 11 i dalee.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6 Sm.: Volzhenkin B.V. Prestuplenija v sfere jekonomicheskoj dejatel’nosti po ugolovnomu pravu Rossii. SPb., 2007. S. 76.

7 См., напр.: Смирнов ГК. Ответственность за рейдерство, преступления в сфере учета прав на ценные бумаги и государственной регистрации. М., 2011.

8 См.: Ашмарина Е.М. Современная финансовая система Российской Федерации // Государство и право. 2004. № 6. С. 95.

9 См.: Соловьев И.Н. Налоговые преступления и преступность. М., 2006. С. 9.

10 Кругликов Л.Л., Соловьев О.Г. Преступления в сфере экономической деятельности и налогообложения: вопросы конструирования составов и дифференциация ответственности / Под общ. ред. Л.Л. Кругликова. Ярославль, 2003. С. 145.

8 Sm.: Ashmarina E.M. Sovremennaja finansovaja sistema Rossijskoj Federacii || Gosudarstvo i pravo. 2004. № 6. S. 95.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *