Приговор по ст 260 УК

Статья 75 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей природной среды» предусматривает, что за экологические правонарушения может наступать уголовная ответственность. В Уголовном кодексе Российской Федерации прямо сказано, что его задачей, наряду с охраной прав и свобод человека и гражданина, собственности и общественного порядка, является охрана окружающей среды.

Специальные экологические составы сформулированы в отдельной главе «Экологические правонарушения». Здесь предусматривается уголовная ответственность за следующие экологические правонарушения:

  • нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ; нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов; нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами;
  • нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений; загрязнение вод; загрязнение атмосферы; загрязнение морской среды;
  • нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации; порча земли;
  • нарушение правил охраны и использования недр; незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов; нарушение правил охраны водных биологических ресурсов; незаконная охота;
  • незаконные добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации;
  • уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации;
  • незаконная рубка лесных насаждений;
  • уничтожение или повреждение лесных насаждений;
  • нарушение режима особо охраняемых территорий и природных объектов.

Как показывает судебная практика, в данной сфере самыми распространенными преступлениями являются незаконная рубка лесных насаждений (статья 260 УК РФ), незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (статья 256 УК РФ), уничтожение или повреждение лесных насаждений (статья 261 УК РФ), незаконная охота (статья 258 УК РФ).

Наряду с ответственностью граждан за указанный вид преступления, специальными нормами предусмотрена ответственность должностных лиц, использующих свое служебное положение при совершении преступлений по ч.3 ст. 256, ч.2 ст. 258, п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ. Следует отметить, что к лицам, использующим свое служебное положение, относятся должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также лица, отвечающие требованиям, предусмотренным пунктом 1 примечаний к статье 201 УК РФ.

При назначении наказания лицам, виновным в совершении экологических преступлений, соблюдается принцип индивидуализации, т.е. тщательно выясняется и учитывается совокупность обстоятельств дела: характер допущенных нарушений, данные о личности подсудимого, тяжести последствий, размера причиненного вреда.

В качестве основного наказания предусмотрено лишение свободы сроком до 9 лет, штраф от 300 000 до 3 000 000 рублей, обязательные работы сроком до 480 часов, исправительные работы сроком до 2 лет, принудительные работы – до 5 лет. Также предусмотрено дополнительное наказание в виде штрафа в размере до 3 000 000 рублей, ограничение свободы сроком до 2 лет, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до 7 лет.

Мотивированное определение изготовлено 01 апреля 2019 года Председательствующий Глухих Г.А. Дело № 22-1811/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

29 марта 2019 года г. Екатеринбург

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Стогний И.А.,

судей Михеевой Е.Н., Мироновой Ю.А.,

с участием старшего помощника Свердловского межрайонного природоохранного прокурора Генинга А.А.,

защитника — адвоката Бакина О.А.,

осужденного Бисярина В.А.,

представителей потерпевшего Брюхова В.И., Сердюкова С.В.,

при секретаре Яковщенко Н.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании с применением видеоконференц-связи уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя старшего помощника Свердловского межрайонного природоохранного прокурора Генинга А.А., апелляционной жалобе адвоката Бакина О.А. на приговор Нижнесергинского районного суда Свердловской области от 15января 2019 года, которым

осужден по ч. 3 ст. 30, ч.3 ст. 191.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Бисярину В.А. изменена на заключение под стражу, взят под стражу в зале суда, срок наказания Бисярину В.А. постановлено исчислять с 15 января 2019 года, зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 26 июня 2018 года по 05 июля 2018 года.

Этим же приговором Бисярин В.А. оправдан по ч. 3 ст. 260 УК РФ, уголовное преследование в этой части прекращено.

В удовлетворении гражданских исков отказано.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Михеевой Е.Н., выступления прокурора Генинга А.А., представителей потерпевшего Брюхова В.И., Сердюкова С.В., поддержавших доводы

апелляционного представления, осужденного Бисярина В.А., адвоката Бакина О.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы и просивших об отмене обвинительного приговора, судебная коллегия

установила:

приговором суда Бисярин В.А. признан виновным в покушении на сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины в особо крупном размере в период времени с 21:00 16 октября 2017 года по 01:00 17 октября 2017 года в Нижнесергинском районе Свердловской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Этим же приговором Бисярин оправдан за незаконную рубку лесных насаждений в особо крупном размере на территории Нижнесергинского района Свердловской области в период с 01 июня 2017 года по 17 октября 2017 года.

В судебном заседании Бисярин В.А. вину не признал, от дачи показаний отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель старший помощник Свердловского межрайонного природоохранного прокурора Генинг А.А. просит приговор об оправдании Бисярина В.А. по ч. 3 ст. 260 УК РФ отменить как незаконный и необоснованный, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе. Указывает, что вопреки выводам суда действия Бисярина, связанные с раскряжевкой деревьев на сортименты и их трелевкой к месту вывоза, входят в объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, что подтверждается показаниями свидетелей Г., Т., П., Н., С., Ч., Нг., Тл., детализациями телефонных соединений между Бисяриным, Г. и Т.. Полагает, что судом необоснованно признаны недопустимыми доказательствами протоколы осмотров мест происшествий, проведенные следователем Дець А.В. с участием мастера леса Д., находящимися в родственных отношениях, а также постановления о возбуждении уголовных дел по фактам незаконных рубок на лесных участках. Протоколы осмотров получены на стадии доследственной проверки, уголовные дела возбуждены уполномоченным должностным лицом на основании заявления участкового лесничего Б., акта о лесонарушении и расчета ущерба. При этом мастер леса Д. представителем потерпевшего, гражданским истцом не признавался, изобличающих Бисярина показаний не давал, в связи с чем не усматривается какая-либо заинтересованность следователя Дець А.В. при возбуждении уголовных дел. Окончательная квалификация действий Бисярина, допросы свидетелей, проверки показаний на месте проведены иным следователем Стениным. Этому обстоятельству судом оценка не дана. Кроме того, обращает внимание, что в резолютивной части приговора отсутствует ссылка на норму закона, на основании которой Бисярин оправдан.

В апелляционной жалобе адвокат Бакин О.А. просит приговор в части признания Бисярина виновным отменить как незаконный и необоснованный, постановить оправдательный приговор. Указывает, что судом необоснованно отвергнуты доводы стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра места происшествия от 17 октября 2017 года, протокола осмотра предметов, а также о незаконности возбуждения, приостановления, продления и соединения уголовных дел. Ссылается на то, что судом необоснованно отказано в удовлетворении ряда ходатайств стороны защиты, а именно в допросе свидетелей защиты, оглашении показаний свидетеля обвинения в связи с наличием противоречий, полноценной подготовке к допросу Бисярина, что привело к неверным выводам суда об отсутствии оснований доверять показаниям свидетелей защиты, а также показаниям свидетеля С.. Полагает, что вопреки выводам суда обвинение по ч. 3 ст. 191.1 УК РФ не подтверждается представленными стороной обвинения доказательствами, все доказательства получены с нарушением требований закона, в связи с чем не могут быть положены в основу приговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Бисярина в преступлении, за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании и изложенных в приговоре суда доказательствах, которым дана правильная оценка, в соответствии с требованиями ст.88УПК РФ.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, время, место, способ и иные обстоятельства совершения преступления, в том числе образующие квалифицирующий признак, а также доказательства вины Бисярина, исследованные в судебном заседании, правильно установлены и в приговоре подробно приведены.

Из показаний свидетелей Тл., Нг., Ч. следует, что они видели выезжающий из леса лесовоз, груженный древесиной породы «сосна», за которым следовал автомобиль Бисярина. Когда лесовоз выезжал из леса, Бисярин шел впереди с фонариком, после чего сел в автомобиль и проследовал за лесовозом по направлению к трассе Пермь-Екатеринбург, впоследствии лесовоз был остановлен, разрешающих документов на рубку и вывоз леса не имелось.

Свидетель Т. пояснил, что по просьбе Бисярина и в его сопровождении совершил 10 рейсов по перевозке незаконно срубленной древесины породы «сосна» на пилораму в п. Дружинино. В ходе проверки показаний на месте свидетель Т. подтвердил показания, дополнив, что лес породы «сосна» был приготовлен для погрузки в нескольких местах, Бисярин указал, какой лес необходимо грузить, а какой будет вывозиться следующим рейсом.

О незаконности действий Бисярина пояснил представитель потерпевшего Сердюков, указав, что участок леса в квартале 27 выдела 27 относится к защитным лесам, заготовка древесины запрещена. Указанный участок леса никому в аренду не предоставлялся, санитарные рубки не проводились.

Из показаний свидетеля С. следует, что Т. по указанию Бисярина производил вывозку леса породы «сосна» с мест складирования древесины в п.Дружинино или в п. Лазоревый в ночное или темное время суток.

Свидетель П. подтвердил обращение к нему Бисярина по поводу реализации древесины, неоднократную передачу денег от Неустроева Бисярину, трижды осуществлял денежные переводы на счет матери Бисярина. От Гр. узнал о сумме денежных средств, которую необходимо перевести на счет Бисярина за привезенную древесину объемом около 15 куб.м.

Исходя из детализации телефонных соединений, Бисярин и П. созванивались в июле-августе 2017 года.

Свидетель Г. пояснил, что вместе с Бисяриным в различных лесных участках на срубленных стволах деревьев отмерял длину, Бисярин пилил стволы на сортименты, после чего он (Г.) цеплял стволы к трактору, а Бисярин их трелевал. Указанные показания свидетель Г. подтвердил в ходе проверки показаний на месте.

Вопреки доводам апелляционной жалобы показания свидетелей и представителя потерпевшего подробно приведены в приговоре, дан им анализ и оценка. Оснований не доверять их показаниям у суда не имелось, поскольку они последовательны, согласуются между собой, подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, в том числе: рапортами оперуполномоченных Шипулина и Чечулина о выявлении факта незаконной рубки лесных насаждений породы «сосна» в количестве 20-ти штук в квартале 27-28 Верхнесергинского участкового лесничества, а также задержании груженного древесиной грузового лесовоза под управлением Т. без соответствующих документов на право перевозки леса; заявлением представителя потерпевшего о проведении расследования по факту обнаружения незаконной рубки деревьев в защитных лесах выдела 27 квартала 27 Верхнесергинского участкового лесничества ГКУ СО «Нижнее-Сергинского лесничества»; актом о лесонарушении; протоколами осмотра: участка лесной местности, на котором обнаружены бревна деревьев породы «сосна» длиной по 6 метров в количестве 37 штук, пни деревьев породы «сосна» в количестве 30 штук, грузового лесовоза; заключениями судебных трасологических экспертиз; справкой-расчетом о размере ущерба 533934 рубля; чеками по операциям Сбербанк-онлайн; информацией о движении денежных средств.

В соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ суд первой инстанции, исследовав и оценив все собранные доказательства в совокупности, дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал положенные в основу обвинительного приговора доказательства достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела. В соответствии с требованиями закона каждое из доказательств оценено с точки зрения относимости и допустимости, а совокупность доказательств с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела, при этом,

относимость, достоверность и допустимость положенных в основу приговора доказательств сомнений у суда не вызывает, поскольку они собраны по делу с соблюдением требований ст.ст. 74, 84, 86 УПК РФ.

Согласно требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ в приговоре в части обвинения указаны убедительные мотивы, по которым суд отверг доводы стороны защиты об отсутствии у осужденного умысла на совершение преступления и обоснованно признал их несостоятельными с учетом того, что Бисярин, действуя в целях реализации преступного умысла на сбыт незаконно заготовленной древесины из корыстных побуждений, дал устное указание водителю Торощину транспортировать часть незаконно срубленной древесины на пилораму.

Судом тщательно, посредством анализа фактических обстоятельств и представленных сторонами доказательств, проверялись многочисленные доводы осужденного и его защитника о невиновности Бисярина в совершении этого преступления, с приведением подробных мотивов в приговоре. Своего объективного подтверждения по материалам дела эти доводы не нашли, поскольку по своему существу основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, направлены на переоценку исследованных судом доказательств и не могут служить основанием к отмене или изменению судебного решения о признании Бисярина виновным.

Показания свидетелей Дт., Бр., утверждавших о наличии ссоры между Бисяриным и Г., в связи с чем последний мог оговорить осужденного, как опровергнутые совокупностью исследованных доказательств, правильно оценены судом как направленным на избежание Бисяриным уголовной ответственности за совершенное преступление.

Кроме того, судом обосновано не приняты во внимание показания свидетеля Гч., поскольку в нарушение требований уголовно-процессуального закона при допросе в качестве свидетеля Гч. находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается сведениями о привлечении указанного свидетеля к административной ответственности.

Поскольку доказательства, уличающие осужденного в совершении инкриминированного ему деяния, согласуются между собой и взаимодополняют друг друга, судебная коллегия, соглашаясь с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, находит обоснованным вывод суда о виновности Бисярина в совершении преступления, за которое он осужден, и признает несостоятельными доводы автора апелляционной жалобы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Нарушение права на защиту Бисярина не допущено. Все доводы стороны защиты о признании доказательств недопустимыми разрешены судом, по ним приняты мотивированные решения, не согласиться с которыми судебная коллегия оснований не усматривает.

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств уголовного дела.

Лишены оснований и доводы жалобы о необоснованном отказе судом в удовлетворении ходатайств стороны защиты о допросе и оглашении показаний свидетелей, о подготовке к допросу осужденного. Как видно из протокола судебного заседания, суд первой инстанции разрешил все заявленные стороной защиты ходатайства в соответствии с законом и вынес по ним мотивированные решения.

Таким образом, при изложенных доказательствах в своей совокупности суд, прийдя к правильному выводу о виновности Бисярина и доказанности его вины в инкриминированном деянии, правильно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 191.1 УК РФ как покушение на сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины в особо крупном размере.

Размер ущерба исчислен в соответствии с таксами и методикой соответствующих нормативных актов, порядок расчета проверен судом первой инстанции и обоснованно признан правильным. На основании примечания к ст.191.1УК РФ размер ущерба является особо крупным.

Наказание Бисярину назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

В качестве смягчающих наказание Бисярина обстоятельств суд правильно учел состояние здоровья осужденного и наличие у него заболеваний.

Обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, судом обоснованно признан рецидив преступлений, поскольку Бисярин ранее судим за совершение умышленных тяжких преступлений, судимость за которые не погашена.

Назначенное осужденному Бисярину наказание по своим виду и размеру соответствует санкции ч. 3 ст. 191.1 УК РФ, положениям ч. 3 ст. 66 УК РФ, ч. 2 ст.68УК РФ является справедливым и изменению не подлежит. Назначение наказания в виде лишения свободы в приговоре подробно мотивировано.

Судебная коллегия считает правильным вывод суда об отсутствии исключительных обстоятельств, позволяющих при назначении наказания осужденному применить положения ст.64 УК РФ, ст. 73 УК РФ, ч. 6 ст. 15 УКРФ.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ суд верно определил вид исправительного учреждения и назначил Бисярину отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима с учетом рецидива преступлений и отбывания ранее наказания в виде лишения свободы.

Вместе с тем, приговор в части оправдания Бисярина в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела,

так как выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, в связи с неправильным применением уголовного закона.

В обоснование выводов о невиновности Бисярина в незаконной рубке лесных насаждений суд указал, что обвинение в указанной части либо не подтверждается представленными стороной обвинения доказательствами, либо такие доказательства получены с нарушением требований закона и не могут быть положены в основу приговора.

Кроме того, установив из показаний свидетелей и письменных доказательств факты незаконных рубок лесных насаждений на указанных участках, не усмотрев оснований не доверять показаниям допрошенных свидетелей, суд указал, что доказательством, подтверждающим факт незаконной рубки Бисяриным лесных насаждений в выделе 30 квартала 53 Бардымского лесничества, являются показания свидетеля Г., из которых следует о том, что в его присутствии лично Бисярин осуществил рубку, то есть спиливание от корня примерно 20 деревьев, в остальных случаях, а он выезжал на места незаконных рубок с Бисяриным около 4-5 раз, Г. измерял стволы срубленных деревьев, Бисярин делил их на сортименты, Г. цеплял сортименты к трактору, а Бисярин трелевал.

Действия же по делению уже срубленного ствола на сортименты без установления факта незаконной рубки, по мнению суда первой инстанции, состав преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, не образуют.

Судебная коллегия считает данный вывод суда преждевременным, а постановленный приговор в части оправдания Бисярина не соответствующим требованиям ст. 297 УПК РФ, согласно которым он должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. Данные требования закона судом первой инстанции не выполнены.

В соответствии со ст. 140 УПК РФ уголовное дело возбуждается при наличии повода и основания.

Поводами к возбуждению уголовных дел по фактам незаконных рубок в выделе 1 квартала 90, выделах 30 и 40 квартала 53 послужили заявления лесничего Бардымского участкового лесничества Б.. Основанием для возбуждения уголовных дел явились акты о лесонарушении и расчеты размера причиненного вреда, подписанные также Б.. Решения о возбуждении уголовных дел при наличии повода и основания приняты надлежащим должностным лицом — следователем Дець А.В. в пределах имеющейся у него компетенции.

Суд первой инстанции не учел, что осмотры мест происшествия в выделе 1 квартала 90, выделах 30 и 40 квартала 53 проведены следователем Дець А.В. в присутствии, в том числе мастера леса Д. на стадии доследственной проверки. Мастер леса Д. принимал участие в осмотрах в качестве иного лица, участником уголовного производства по смыслу уголовно-процессуального закона на момент осмотров не являлся, представителем потерпевшего и гражданским истцом по делу не признавался, изобличающих виновного показаний не давал, следственные и процессуальные действия, в том числе предъявление Бисярину обвинения и его допросы, допросы свидетелей, проверки показаний на месте осуществлены иным должностным лицом — следователем Стениным. Указанным обстоятельствам суд оценку не дал, что привело к ошибочному выводу о признании недопустимыми протоколов осмотров мест происшествий в выделе 1 квартала 90, выделах 30 и 40 квартала 53, о признании незаконными возбуждение уголовных дел по этим фактам незаконных рубок и всех следственных действий, проведенных следователем Дець А.В.

Фактически суд первой инстанции, придя к выводу о недопустимости осмотров мест происшествия, признав незаконными возбуждение уголовных дел и все следственные действия, проведенные следователем Дець А.В., установив на основании исследованных доказательств, что незаконная рубка лесных насаждений в выделах, перечисленных в обвинительном заключении, имела место, не дал должной оценки совокупности всех доказательств, исследованных в судебном заседании.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что приговор в части оправдания Бисярина в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе. При этом судебная коллегия также учитывает, что в нарушение положений уголовно-процессуального закона судом первой инстанции основания оправдания Бисярина в приговоре не приведены, о чем справедливо отмечено в апелляционном представлении.

В связи с отменой приговора об оправдании Бисярина в совершении незаконной рубки лесных насаждений в особо крупном размере подлежит отмене приговор и в части отказа в удовлетворении гражданских исков, заявленных представителями потерпевшего, и в части разрешения судьбы вещественных доказательств, перечисленных в абзаце 7 и 8 на странице 42 приговора, которые постановлено уничтожить и вернуть Бисярину А.Н.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, п. 4 ч. 1 ст.389.20УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Нижнесергинского районного суда Свердловской области от 15января 2019года в отношении Бисярина Валерия Александровича изменить.

Отменить приговор в части оправдания Бисярина Валерия Александровича по ч. 3 ст. 260 УК РФ, направив уголовное дело в этой части на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя старшего помощника Свердловского межрайонного природоохранного прокурора Генинга А.А. удовлетворить, апелляционную жалобу адвоката Бакина О.А. оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его провозглашения и может быть обжаловано в кассационном порядке в Президиум Свердловского областного суда.

Председательствующий

Судьи:

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Быковой С.И.,

судей Афанасьевой Т.И., Кулагина А.М.,

с участием прокурора Дороднова А.Г.,

осужденной Боготовой А.П., ее защитника адвоката Сорокина А.В.,

защитника осуждённого Борсова Т.Ш. — адвоката Птицына С.Е.,

при секретаре судебного заседания Ивановой И.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Афанасьевой Т.И. уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Птицына С.Е. и Мартемьяновой М.Н., возражениям государственного обвинителя Проказина А.А. на апелляционные жалобы на приговор Шатковского районного суда Нижегородской области от 22 декабря 2016 года, которым

Борсов ТШ, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый,

Боготова АП, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимая,

признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, и каждому из них назначено наказание в виде лишения свободы на срок 02 года, без штрафа и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью.

В соответствии со ст. 73 УК РФ, назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 01 год.

От назначенного наказания Борсов Т.Ш. и Боготова А.П. освобождены на основании ч. 8 ст. 302 УПК РФ, по п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года №6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» со снятием судимости.

Мера пресечения Борсову Т.Ш. и Боготовой А.П. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Гражданский иск удовлетворён.

Взыскано с Борсова Т.Ш. и Боготовой А.П. солидарно в пользу Департамента лесного хозяйства Нижегородской области в возмещение материального ущерба 4394556 рублей.

Судьба вещественных доказательств по делу разрешена,

Установила:

Приговором Шатковского районного суда Нижегородской области от 22 декабря 2016 года Борсов Т.Ш. и Боготова А.П. осуждены за незаконную рубку лесных насаждений на сумму 4394556 рублей, совершённую в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в период с ноября 2014 года по январь 2015 года в Шатковском районе Нижегородской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционной жалобе адвокат Птицын С.Е. просит приговор суда отменить, вынести в отношении Борсова Т.Ш. оправдательный приговор. В обоснование жалобы указывает, что системный анализ установленных в судебном заседании фактических обстоятельств дела очевидным образом указывает на полное отсутствие в действиях Борсова Т.Ш. состава преступления. Надлежащее и открытое поведение одной из сторон Договора — покупателя (на всём протяжении действия Договора), судом немотивированно расценено как противозаконное, и, наоборот, неправомерные действия другой стороны Договора (в части представления заведомо неверной информации о предмете договора) и контролирующих органов (в части надлежащего контроля за ходом ведения вырубки), послужившие изначально причиной, а в дальнейшем — и следствием исследуемых событий, судом необоснованно проигнорированы и не учтены должным образом при постановлении приговора.

Считает, что установленное в судебном заседании заведомое введение должностными лицами в заблуждение стороны Договора относительно истинного (фактического) состава лесного массива, подлежащего вырубке (сплошной санитарной), и послужило основанием для осуществления таковой, что очевидным образом указывает на отсутствие какого-либо умысла, а значит и состава преступления, в этом случае, у исполнителя Договора со стороны покупателя.

Полагает, что вывод суда о виновности Борсова Т.Ш. в инкриминируемом деянии являет собой результат несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, в том числе данным, характеризующим личность подсудимого; постановлен на основании необоснованных умозаключений и без учёта обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, то есть в условиях существенного нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе адвокат Мартемьянова М.Н. просит приговор судаотменить и вынести в отношении Боготовой А.П. оправдательный приговор. В обоснование жалобы указывает, что с субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается с прямым умыслом, то есть лицо, производящее рубку, должно сознавать общественную опасность своих действий, предвидеть, что ими будет причинён ущерб, и желает наступления этих последствий, тогда как Боготова А.П., напротив, осуществила рубку деревьев на основании договора и умысла на совершение преступного деяния у неё не было. Как показала сама Боготова А.П. в судебном заседании, она не совершала никакого преступления и, срубив деревья породы «сосна» на выкупленной ею делянке, лишь выполняла условия договора № от 20 ноября 2014 года, а именно производила «сплошную (санитарную) рубку», как указано в п. 4 вышеуказанного договора.

Указывает, что в судебном заседании были допрошены многочисленные свидетели (работники лесхоза) и представитель потерпевшей стороны, которые показали, что понятие «сплошной (санитарной) рубки» — означает сплошную рубку всех лесных насаждений на данном участке леса.

Кроме того, указывает, что в материалах уголовного дела имеются доказательства того, что работниками потерпевшей стороны намерено в договоре и в иных разрешительных документах на вырубку деревья породы «сосна» указаны под видом деревьев породы «ель». Считает, что приговор подлежит отмене, так как выводы суда не соответствую фактическим обстоятельства уголовного дела, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и суд не учёл обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Проказин А.А. полагает, что приговор суда в отношении Борсова Т.Ш. и Боготовой А.П. не подлежит отмене и изменению, а апелляционные жалобы — удовлетворению. Указывает, что доводы защиты о соблюдении Борсовым Т.Ш. всех условий Договора купли-продажи лесных насаждений и отсутствия в его действиях состава преступления несостоятельны ввиду того, что опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, как и доводы защиты о том, что в действиях Боготовой А.П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 260 УК РФ.

Боготова А.П. сознательно и умышленно, без правоустанавливающих документов, с целью получения прибыли осуществила незаконную порубку.

Считает, что судом в ходе судебного следствия были тщательно исследованы все доказательства обвинения, которым в приговоре дана должная юридическая оценка, при этом судом указано, по каким мотивам им были приняты доказательства, подтверждающие обвинение, и по каким отвергнуты доказательства защиты.

В суде апелляционной инстанции осуждённые и их защитники доводы апелляционных жалоб поддержали, просили приговор суда отменить, вынести оправдательный приговор в отношении обоих осужденных.

Прокурор просил в удовлетворении апелляционных жалоб защитников отказать, полагая, что приговор является законным и обоснованным.

Проверив материалы уголовного дела, с учётом доводов апелляционных жалоб и возражений, выслушав участников процесса, судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора суда по следующим основаниям.

Согласно ст.ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в строгом соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Указанные требования закона по уголовному делу в отношении Борсова Т.Ш. и Боготовой А.П. были выполнены в полной мере.

В суде первой инстанции ни Борсов Т.Ш., ни Боготова А.П. вину не признали. При этом Борсов Т.Ш. пояснял, что все документы на договор № купли-продажи лесных насаждений оформляла его сожительница Боготова А.П., подписи в договоре от его имени также ставила она. Полагал, что никаких нарушений с их стороны не было.

Боготова А.П., соглашаясь с показаниями Борсова Т.Ш., поясняла, что в 2006-2008г. она была главой КФХ и раз в год на себя выписывала делянку леса, который потом продавали. Затем главой КФХ стал Борсов. После заключения договора купли-продажи лесных насаждений 20.11.2014 года сроком на 1 год, по которому предусмотрена сплошная санитарная рубка деревьев породы ель, берёза, осина, дуб, липа на площади делянки 6,3 га, ей работники лесничества ФИО14 и Свидетель №6 показали местонахождение делянки. Обнаружив, что на делянке растет сосна, не указанная в договоре, она спросила у ФИО14, можно ли ее вырубать, на что тот пояснил, что она может рубить и находившуюся на делянке сосну, что и было сделано.

Вместе с тем доводы осужденных об отсутствии умысла на совершение преступного деяния и заведомое введение их должностными лицами стороны Договора в заблуждение относительно истинного состава лесного массива полностью опровергаются выводами, изложенными в приговоре суда, подтвержденными совокупностью доказательств, которым дан в приговоре подробный анализ и правильная оценка, в том числе с точки зрения относимости и допустимости.

Достоверность доказательств, к числу которых относятся показания представителя потерпевшего Потерпевший №1, свидетелей, письменные материалы, положенные судом в основу обвинительного приговора, у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает.

По смыслу закона, применительно к статье 260 УК РФ незаконной является, в том числе, рубка лесных насаждений или не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников и лиан с нарушением породного или возрастного состава.

Как следует из договора купли-продажи лесных насаждений № от 20.11.2014 года, заключенного между Боготовой А.П., действующей на основании доверенности, выданной главой КФХ Борсовым Т.Ш., и Департаментом лесного хозяйства Нижегородской области, в нем указан точный породный состав и объём вырубаемой древесины; деревья породы «сосна» в данном договоре не указаны, то есть рубке они не подлежали. Соответственно разрешающих документов на проведение рубки деревьев породы «сосна» в квартале № выделе № Шатковского участкового лесничества Шатковского районного лесничества у Борсова Т.Ш. и Боготовой А.П. не было.

Таким образом, осужденными был нарушен породный состав деревьев, разрешенных к вырубке: осуществлена незаконная порубка сосны, не указанной в договоре от 20.11.2014 года.

В приговоре верно отражено, что об отсутствии указания в договоре деревьев породы «сосна» осужденные знали, но сознательно, умышленно, без правоустанавливающих документов, с целью получения прибыли осуществили их незаконную порубку.

Показания Борсова Т.Ш. и Боготовой А.П. по поводу того, что деревья породы «сосна» со слов ФИО14 в договоре были указаны под видом ели, не освобождает Борсова Т.Ш. и Боготову А.П., занимавшихся с 2006 года продажей леса, от уголовной ответственности за совершение незаконной рубки лесных насаждений.

При этом лесничий ФИО14, вопреки утверждению адвоката Птицына С.Е., не являлся стороной по договору купли-продажи и не имел оснований изменять самостоятельно условия договора, т.к. продавцом лесных насаждений выступал Департамент лесного хозяйства Нижегородской области, от лица которого договор был подписан заместителем руководителя Шатковского районного лесничества Потерпевший №1 ввиду нахождения руководителя лесничества Свидетель №4 в отпуске, что следует из показаний Потерпевший №1 и Свидетель №4, их должностных инструкций и приказа о предоставлении отпуска Свидетель №4, осмотренных судом первой инстанции.

Каких либо законных и официально задокументированных способов и обращений в Шатковское районное лесничество с целью получения разрешения на рубку деревьев породы «сосна» ни Боготовой А.П., ни Борсовым Т.Ш. предпринято не было, поэтому разрешений на вырубку сосны им не давалось. ФИО14 не обладал полномочиями по разрешению вырубки деревьев «сосна» на данном участке леса, что следует из должностной инструкции ФИО14, исследованной судом первой инстанции.

В отношении ФИО14 уголовное дело по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ по факту превышения должностных полномочий прекращено в связи с его смертью, что подтверждается копией постановления следователя от 18 июля 2016 года.

Доводы апелляционных жалоб о том, что по указанию Боготовой А.П. выполнялись условия договора № от 20 ноября 2014 года, а именно производилась «сплошная (санитарная) рубка», как указано в п. 4 вышеуказанного договора, противоречит исследованным судом акту проверки и осмотра лесного участка в квартале № выдела № Шатковского участкового лесничества от 28 сентября 2015 года и протоколу осмотра места происшествия от 17 февраля 2016 года, согласно которым установлено, что сплошная рубка деревьев проведена только на площади 0,5 га и только там, где росли деревья сосны, хотя по договору купли-продажи размер участка, подлежащего вырубке, составлял 6,3 га.

Как правильно указано в приговоре, подсудимые не выполнили условия договора о сплошной санитарной рубке лесных насаждений и не имели намерения выполнять эти условия, что свидетельствует об умысле на порубку только деревьев породы «сосна».

Судебная коллегия полностью согласна с выводами суда первой инстанции.

Исходя из плана-корректировки № проведения санитарно-оздоровительных мероприятий в Шатковском районном лесничестве на 4 квартал 2014 года, квартал № выдела № Шатковского участкового лесничества относится к категории защитных лесов — запретным полосам лесов, расположенных вдоль водных объектов.

В результате перечета по пням срубленной древесины породы «сосна» установлено, что всего было незаконно срублено 105 деревьев породы сосна, общим объёмом 288,359 кубических метра.

Согласно Постановлениям Правительства Российской Федерации № 273 от 08 мая 2007 года «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства», от 22 мая 2007 года № 310 «О ставках платы за единицу объёма лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности», от 17 сентября 2014 года № 947 «О коэффициентах к ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов и ставкам платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности», сумма причиненного ущерба установлена в 4394556 рублей, что в соответствии с примечанием к ст. 260 УК РФ относится к особо крупному размеру.

Квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору также нашел полное подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Действия осужденных правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 260 УК РФ, как незаконная рубка лесных насаждений, если это деяние совершено в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Судом исследованы все представленные сторонами доказательства и разрешены по существу заявленные ходатайства, при этом нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, по делу допущено не было.

Высказанный в суде апелляционной инстанции стороной защиты довод о том, что осужденный Борсов Т.Ш. плохо владеет русским языком, являлся предметом рассмотрения суда первой и апелляционной инстанций. Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 13 октября 2016 года постановление суда первой инстанции о возвращении уголовного дела по этому основанию прокурору Шатковского района Нижегородской области было отменено.

Наказание осуждённым назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60-63 УК РФ, с учётом характера содеянного, степени его общественной опасности, роли каждого из осужденных в содеянном, отсутствия смягчающих и отягчающихнаказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семьи, характеризующих данных осуждённых, состояния их здоровья.

Суд в полном объёме мотивировал все вопросы, касающиеся назначения наказания. Оснований не согласиться с видом и размером назначенного наказания у суда апелляционной инстанции не имеется.

Назначенное осужденным наказание не является чрезмерно мягким либо чрезмерно суровым, а является справедливым и соразмерным содеянному.

Оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 и ст. 64 УК РФ не имелось.

Судом правильно применен п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 года № 6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в соответствии с которым осужденные от назначенного наказания освобождены со снятием судимости.

Судьба вещественных доказательств разрешена судом в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

Иск о возмещении причиненного материального ущерба рассмотрен по нормам гражданского законодательства, 4394556 рублей взысканы с причинителей вреда в солидарном порядке в пользу Департамента лесного хозяйства Нижегородской области.

Довод защиты о том, что при взыскании суммы причиненного ущерба не учтена оплата Боготовой А.П. Департаменту хозяйства 65000 рублей по договору № от 20 ноября 2014 года, не может служить основанием для уменьшения суммы иска, поскольку каких-либо ограничений по выполнению условий указанного договора Борсовым Т.Ш. и Боготовой А.П. со стороны Департамента лесного хозяйства Нижегородской области не было.

В связи с изложенным судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

приговор Шатковского районного суда Нижегородской области от 22 декабря 2016 года в отношении Борсова ТШ и Боготовой АП оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Птицына С.Е. и Мартемьяновой М.Н. — без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу немедленно, но может быть обжаловано в порядке главы 47.1 УПК РФ.

Председательствующий:

Судьи:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *