Принудительное исполнение решений связанных с отобранием ребенка

(Нечаева А.)

(«Российская юстиция», N 5, 1998)

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ СУДА ПО ДЕЛАМ,

СВЯЗАННЫМ С ВОСПИТАНИЕМ ДЕТЕЙ

А. НЕЧАЕВА

А. Нечаева, доктор юридических наук.

Споры о детях, связанные с их семейным воспитанием, относятся к числу наиболее сложных. Причин тому много. Одна из них заключается в противостоянии сторон — равных обладателей родительских прав, находящихся обычно в состоянии ожесточенного конфликта.

Противостояние между обладателями прав, предусмотренных семейным законодательством, осложняется еще и потому, что «предметом» глубоких разногласий является ребенок со своими переживаниями, склонностями и привычками, которые тоже нужно учитывать.

Свои трудности возникают и при разбирательстве иска об устранении препятствий к общению с ребенком одного из родителей, близких родственников несовершеннолетнего, чье обращение в суд чаще всего продиктовано невозможностью преодолеть препятствия на пути к ребенку, возникающие по причинам субъективного характера. При разрешении спора о ребенке между его родителями, опекуном (попечителем) и лицами, удерживающими несовершеннолетнего без законных к тому оснований, опять-таки приходится решать судьбу ребенка, которая зависит от совокупности таких обстоятельств, когда выявить, определить интересы ребенка совсем непросто. Множество проблем возникает и при разбирательстве дел о лишении, ограничении родительских прав, когда приходится сталкиваться с трагедией, вызванной тяжелым, подчас неизлечимым заболеванием — алкоголизмом, которое способно убить родительские чувства. Но, с другой стороны, нередко в ребенке, несмотря ни на что, живет любовь к родителям, особенно к матери. И наконец, в делах по отмене усыновления, напрямую связанных с воспитанием детей, далеко не всегда совпадают интересы кровных родителей, органов опеки и попечительства, усыновителей, усыновленного. Возникающий при этом крайне сложный и запутанный клубок отношений бывает нелегко привести в порядок с помощью закона и его требований. По этим причинам много препятствий возникает зачастую на заключительном и не менее ответственном этапе, т. е. в момент исполнения судебного решения. Осуществляется оно в соответствии с требованиями ст. 79 Семейного кодекса РФ по правилам, установленным Федеральными законами от 21 июля 1997 г. — «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», а также иными федеральными законами, регулирующими условия и порядок принудительного исполнения судебных актов.

К числу общих принципиально важных правил, касающихся дел данной категории, относится положение об исполнении решений суда по спорам о детях судебным исполнителем (п. 1 ст. 79 СК РФ, п. 4 ст. 3 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Подмена его, как это нередко бывает, представителем органов опеки и попечительства противоречит закону, а потому недопустима. Поскольку именно судебный исполнитель управомочен на исполнение судебного решения, его требования, направленные на реализацию решения, относятся к числу обязательных (ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», ст. 12 Федерального закона «О судебных приставах»).

Это обстоятельство приобретает особый смысл в делах, связанных с семейным воспитанием детей, когда рассчитывать на добровольное исполнение не приходится. Что же касается места и времени исполнения, то и его определение не относится к малозначительным деталям. Могут возникнуть (и возникают) серьезные проблемы, поскольку речь идет о принудительной передаче ребенка одной из сторон либо изъятии несовершеннолетнего из семьи, отобрании его у родителей, что само по себе чрезвычайно трудно. Вот почему ст. 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не связывает руки судебному исполнителю, разрешая ему исполнять решение суда буквально повсюду, где это удобно, даже на территории, на которую не распространяются его функции. Лишь бы это было целесообразно с точки зрения соблюдения интересов ребенка в столь сложной ситуации. Такое место может быть подсказано родителями, если они спорили о месте проживания ребенка. Но лучше все-таки осуществлять исполнение не в родительском доме, а в нейтральной обстановке — в детском саду, школе, любом другом воспитательном учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта передачи ребенка одному из родителей.

То же самое можно сказать о месте исполнения, когда предстоит отобрать ребенка у лица, лишенного родительских прав либо ограниченного судом в этих правах. Однако в исключительных и не терпящих отлагательства случаях приходится вторгаться в дом родителей, который и становится местом исполнения судебного решения.

Выбор места исполнения при отмене усыновления также зависит как от правил процессуального характера, так и от особенностей конкретного дела.

Не связан судебный исполнитель и со временем совершения исполнительных действий, которые могут совершаться в рабочие дни с 6 до 22 часов по местному времени (п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Но их этого правила делается исключение для случаев, не терпящих отлагательства, или тогда, когда по вине так называемого должника исполнение в другие дни невозможно. Подобного рода исключение допустимо при исполнении решения, связанного с отобранием ребенка у лиц, лишенных родительских прав, ограниченных судом в родительских правах, а также удерживающих ребенка без законных к тому оснований, если они чинят всяческие препятствия исполнению.

По спорам об определении места жительства ребенка использование всякого рода исключений на этот счет нежелательно, поскольку спокойная, не усугубленная торопливостью атмосфера в момент передачи ребенка от одного родителя к другому — одно из условий успешной реализации судебного решения. Но если существует угроза исчезновения ребенка, его переезда по неизвестному адресу, допустимы отступления от общего правила, в том числе касающиеся места и времени исполнения. Но самое лучшее для ребенка, когда стороны (мать и отец несовершеннолетнего) договариваются об удобном для них времени исполнения, что позволяет им сделать ст. 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Такая договоренность может состояться и между лицами, лишенными родительских прав или ограниченными в своих родительских правах судом, и представителем органов опеки и попечительства, выступавшим в качестве истца по делу.

При возврате ребенка родителям, опекуну (попечителю) от лиц, удерживавших несовершеннолетнего без законных к тому оснований, также желательны всякого рода соглашения относительно места и времени исполнения, так как и здесь предстоит крайне тяжелая процедура по изъятию ребенка и передаче его истцу, что надо делать наиболее болезненным для ребенка способом, в том числе прибегая к договоренности относительно места и времени исполнения. Но при этом следует иметь в виду, что всякого рода соглашения относительно места и времени исполнения уже входят в перечень действий, совершаемых для исполнения. А это должно укладываться в сроки, предусмотренные п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об исполнительном производстве», т. е. в двухмесячный срок со дня поступления к судебному исполнителю исполнительного документа. Это общее правило, которое может иметь исключения, о чем говорится в пп. 3 п. 2 ст. 13 того же Закона. Но если передача ребенка для проживания с одним из спорящих родителей может быть растянута по времени, необходимом для создания более или менее благоприятных условий исполнения, то иначе обстоит дело, когда требуется изъятие ребенка, которое чаще всего не терпит отлагательства. В таких случаях в судебном решении должна быть специальная оговорка о немедленном исполнении, что найдет свое отражение в исполнительном документе.

Таковы общие предпосылки для исполнения судебного решения по делам данной категории. Но иногда еще до начала самого сложного момента исполнения, состоящего из передачи ребенка или его изъятия, становится очевидно, что необходима отсрочка (рассрочка) исполнения, например, из-за болезни одной из сторон, временного отсутствия по уважительной причине одного из родителей, представителя органов опеки и попечительства, заболевания ребенка, которого предстоит передать истцу, и т. п. Причем просить об этом могут как стороны, так и судебный исполнитель. Такая просьба адресуется суду, который и решает вопрос по существу. И наконец, не исключается приостановление исполнения. Перечисляя основания приостановления исполнительного производства, ст. 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве» называет и розыск должника, ребенка.

Иногда по делам, связанным с передачей ребенка, его изъятием, обязанная к совершению передачи ребенка сторона исчезает вместе с ним. Это обстоятельство действительно становится непреодолимым препятствием на пути исполнения, которое надо приостанавливать на неопределенный срок. Но если так называемый должник исчезает один, то исполнить решение не составит труда — будь то передача ребенка одному из родителей или на попечение органов опеки и попечительства. Ситуация, правда, может осложниться передачей скрывшимся родителем своего ребенка родственникам и даже знакомым. Тогда при исполнении решения об определении места жительства ребенка необходимо оказать воздействие на лиц, удерживающих несовершеннолетнего без законных к тому оснований. Если подобного рода попытки окажутся безуспешными, не остается ничего другого, как либо приостановить исполнение до розыска родителя — должника, либо составить акт о невозможности исполнения, предложив родителю, которому передан ребенок, просить суд о защите своих родительских прав в соответствии со ст. 68 СК РФ.

Когда же речь идет об изъятии ребенка у лиц, лишенных родительских прав, ограниченных в своих родительских правах, а также лиц, удерживающих ребенка без законных к тому оснований (в том числе у бывших усыновителей), которые скрылись, исполнение производится в их отсутствие с применением всех законных способов обеспечения судебного решения, упомянутых, в частности, в ст. 42 Федерального закона «Об исполнительном производстве», т. е. с помощью работников милиции.

После решения всех вопросов, предшествующих исполнению, наступает само исполнение. Если оно осуществляется в добровольном порядке, то нет проблем. Другое дело, когда предстоит принудительное исполнение. А по делам, связанным с воспитанием детей, чаще всего стороны не склонны к мирному урегулированию спора на любом этапе его разрешения, они до конца противятся возврату ребенка другой стороне, изъятию ребенка из семьи. Тогда исполнение осуществляется по общим правилам с учетом особенностей дела, оказывающих свое воздействие и на исполнение решения суда.

Согласно п. 2 ст. 79 СК РФ принудительное исполнение решений, связанных с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам), должно производиться с обязательным участием органа опеки и попечительства и участием лица (лиц), которому передается ребенок, а в необходимых случаях — с участием представителя органов внутренних дел. Отсюда следует, что в таких случаях судебный исполнитель обязан известить представителя органов опеки и попечительства о месте исполнения, дате и времени, когда его предстоит совершить. Такое требование понятно. Во-первых, представитель органов опеки и попечительства по долгу службы обязан принимать участие в процедуре, имеющей прямое отношение к защите прав ребенка, во-вторых, он может оказать помощь исполнителю квалифицированным советом, рекомендациями, в-третьих, предотвратить действия антипедагогического характера со стороны любых участников исполнения.

При необходимости для разъяснения вопросов, которые могут возникнуть при исполнении, по просьбе сторон или инициативе самого исполнителя может быть привлечен специалист или даже несколько специалистов. Пригласить его или нет — право исполнителя. Но при этом надо учитывать, что в особо сложных случаях его помощниками могут стать, в частности, педагог, воспитатель, детский психолог. И наконец, в число обязательных участников исполнения, по общему правилу, входят стороны. Таковы главные действующие лица принудительного исполнения.

При передаче ребенка для проживания одному из родителей другой обязан вернуть несовершеннолетнего истцу. При этом важно убедиться воочию, как ведет себя каждый из родителей в столь нестандартной ситуации. Агрессия, грубость, неуправляемость ответчика, его нежелание прислушаться к мнению других, полное безразличие к состоянию ребенка — лишнее подтверждение правильности вынесенного решения и необходимости его исполнить. Вялость истца, его неумение найти подход к ребенку могут свидетельствовать о допущенной судом ошибке. В обоих случаях имеет смысл отложить исполнение. Применять к ребенку любого возраста силу при передаче его в такой ситуации для проживания другому родителю судебный исполнитель не вправе. Если же и дальше обстановка не изменится, прямой смысл составить акт о неисполнении и направит его в суд. Семейный кодекс РФ (ч. 2 п. 2 ст. 79) позволяет суду при невозможности исполнения вынести определение о временном устройстве ребенка в воспитательное, лечебное учреждение, либо учреждение социальной защиты населения, или другое аналогичное учреждение. Такая мера промежуточного характера чаще всего позволяет разделить атмосферу, успокоиться родителям и ребенку, после чего легче исполнить решение суда даже в стенах этого учреждения.

При невыполнении без уважительных причин решения суда родитель, обязанный передать ребенка другому родителю, может быть привлечен к ответственности в соответствии со ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве». А это штраф в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда. Причем он удваивается, если и после первоначального наложения штрафа решение все равно не исполняется. Сколько раз можно увеличивать размеры штрафа — закон не определяет. Решение этого вопроса зависит от конкретной ситуации (поведения обоих родителей, их доходов и т. п.). Аналогично положение дел при исполнении судебного решения о возврате ребенка родителям в соответствии со ст. 68 СК РФ, опекуну (попечителю) в соответствии с п. 3 ст. 150 СК РФ. Разница лишь в том, что сторонами здесь будут либо родители (один из них) и лицо, удерживающее ребенка без законных к тому оснований, либо опекун (попечитель), чье право на воспитание подопечного нарушено, и лицо, выступающее в деле в качестве ответчика. Здесь также возможно применение мер ответственности, предусмотренной ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Исполнение решения суда об устранении препятствий к общению ребенка с одним из родителей, близкими родственниками не сводится и не может быть сведено к единичному акту. После того, как суд вынес решение, удовлетворившее исковые требования лица, чьи права нарушаются, открывается путь к реализации этих прав. Процесс этот длится иногда годами. Поэтому участвовать в нем судебный исполнитель практически не может. Вот почему в таких случаях приходится прибегать к помощи и поддержке органов опеки и попечительства. Однако к виновному в нарушении прав родителю также могут быть применены те же меры ответственности. Мало того, при злостном невыполнении решения суда проживающий отдельно родитель, чьи права оказались нарушенными, может просить суд о передаче ему ребенка (п. 3 ст. 66 СК РФ).

Исполнение решения суда о лишении родительских прав, ограничении родительских прав, в свою очередь, тоже не отличается простотой, поскольку связано с изъятием ребенка из семьи, т. е. отобранием у родителей (одного из них), которое наталкивается на сопротивление, противодействие лица, утратившего свои права. Ситуация обычно осложняется и состоянием детей, подлежащих обязательному отобранию. Тем более промедление в таких случаях крайне нежелательно, а разговоры, увещевания неуместны. Вот почему при исполнении таких решений иногда прямой смысл использовать ст. 42 Федерального закона «Об исполнительном производстве», где говорится о взаимодействии судебных исполнителей с работниками милиции. В пределах предоставленных им прав они оказывают содействие в исполнении судебного решения не только потому, что иначе сложно его исполнить, но и из-за существования реальной опасности как жизни, здоровью детей, так и тех, кто пытается их спасти.

В ситуации, возникающий при исполнении судебного решения подобного рода, выходом из положения может быть вызов лица, лишенного родительских прав, а также того, чьи права ограничены судом, например, в отделение милиции, задержание на законных к тому основаниях и т. п. с тем, чтобы парализовать его противодействие исполнению судебного решения. Присутствие такого лица при исполнении вовсе не обязательно, а подчас и нежелательно. Тем более, что его мнение по вопросу устройства детей правового значения не имеет. Главное здесь — бережное отношение к ребенку любого возраста. Поэтому облегчает исполнение подготовленность органов опеки и попечительства к незамедлительному устройству несовершеннолетнего в одно из детских воспитательных, медицинских и иных учреждений. Другими словами, к моменту исполнения на руках у представителя органов опеки и попечительства должны быть все документы, необходимые для устройства ребенка. А лучше всего, если орган опеки и попечительства попытается устроить детей еще до рассмотрения заявленного иска о лишении, ограничении родительских прав.

Обязательное участие представителя органа опеки и попечительства в исполнении судебного решения в отношении лиц, лишенных, ограниченных в родительских правах, также объясняется необходимостью выполнения возложенных на него функций по охране прав детей, в частности ребенка, подлежащего изъятию. Кроме того, представитель этого органа также призван облегчить для несовершеннолетнего процедуру изъятия, помочь исполнителю советом и рекомендациями педагогического характера с тем, чтобы избежать физического насилия по отношению к ребенку.

К отмене усыновления могут стремиться все его участники, в том числе несовершеннолетние, достигшие 14-летнего возраста. Тогда, как правило, не возникает проблем, связанных с передачей ребенка кровным родителям или органам опеки и попечительства. Но если после отмены усыновления бывший усыновитель удерживает его у себя, всячески противится возврату ребенка лицу, обладающему правом на воспитание, возникает более сложная ситуация, сопряженная с необходимостью принудительного изъятия несовершеннолетнего от лиц, которые его удерживают теперь уже без законных к тому оснований. В такой ситуации переплетаются особенности передачи ребенка лицу, чье право на его воспитание подтверждено судом, с принудительным изъятием несовершеннолетнего из семьи, где ему находиться уже нельзя. Поэтому здесь при исполнении используются все возможные средства претворения судебного решения в жизнь, о которых говорилось ранее (в том числе штраф, предусмотренный ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

28 мая 2018

В порядке ст. 80 Семейного кодекса РФ (далее СК РФ) на родителей возложены обязанности по содержанию своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно. В случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Статьей 90 СК РФ определены основания, при наличии которых один из родителей имеет право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от бывшего супруга.

Согласно ст. 51 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», права и обязанности несовершеннолетнего в возрасте до 16 лет осуществляет в исполнительном производстве его законный представитель. Несовершеннолетний в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, являющийся по исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. Судебный пристав-исполнитель вправе в этом случае привлечь для участия в исполнительном производстве законного представителя несовершеннолетнего или представителя органа опеки и попечительства. Несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно.

По имеющимся в деле документам, мать детей в начале 90-х годов по решению суда взыскала с бывшего мужа алименты на содержание общих детей. Но это решение так и осталось на бумаге. Судебные приставы не раз возбуждали исполнительное производство, но отец детей так и не начал платить положенное. Когда же дети подросли и стали совершеннолетними, гражданка в очередной раз обратилась к приставам с заявлением о возбуждении исполнительного производства. Но на этот раз они ей отказали, мотивируя тем, что исполнительный документ не подлежит исполнению, так как гражданскими истцами по взысканию алиментов признаются дети, достигшие совершеннолетия, а не она.

По существующим правовым нормам, права родителей, как законных представителей, прекращаются по достижении детьми 18 лет. При обжаловании гражданкой действий службы судебных приставов предыдущие судебные инстанции исходили из того, что если право несовершеннолетнего ребенка на получение алиментов в полном объеме не было реализовано до этого возраста, то после его наступления он может реализовать его самостоятельно. Местные суды объясняли свое решение тем, что за ребенком, которому причитаются алименты, фактически признается право собственности на эти алименты. Родители в подобных случаях являются лишь распорядителями денег.

Верховный Суд РФ признал, что действующее законодательство не предусматривает основания для замены взыскателя в исполнительном производстве, как достижение совершеннолетия ребенком, на содержание которого взысканы алименты.

В определении Верховного Суда РФ подчеркнуто, что особенностью исполнительных документов о взыскании алиментов является периодический характер платежей. Довод о том, что выплата задолженности по алиментам в пользу родителя прекращается по достижении ребенком совершеннолетия, основан на неправильном толковании норм законодательства. Ведь с должника взыскивается задолженность по алиментам за предыдущие периоды, а не начисляются алименты после достижения ребенком совершеннолетия.

Верховный Суд РФ особо подчеркнул: родитель, осуществлявший содержание ребенка, фактически несет расходы за второго родителя, не исполнявшего соответствующую обязанность. С этой точки зрения такой родитель вправе претендовать на компенсацию своих затрат.

Таким образом, из разъяснений Верховного Суда РФ следует, что взыскание задолженности в этой и аналогичных ситуациях носит компенсационный характер, так как она образовалась тогда, когда дети не достигли совершеннолетнего возраста и мать несла обязанность по их содержанию самостоятельно.

Источник: Прокуратура Тюменской области
Дата создания: 28.05.2018
Дата обновления: 29.05.2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *